Русское студенчество в эпоху перемен

Как пока­за­ли послед­ние собы­тия в Рос­сии и мире, в аван­гар­де про­тестных акций чаще все­го высту­па­ет имен­но моло­дёжь, и преж­де все­го её самая актив­ная и про­грес­сив­но мыс­ля­щая часть — сту­ден­че­ство. А как вели себя рос­сий­ские сту­ден­ты в дру­гую бур­ную эпо­ху нашей исто­рии, на рубе­же XIX и XX веков? Как реа­ги­ро­ва­ли на клю­че­вые собы­тия тех лет — Рус­ско-япон­скую вой­ну, рево­лю­цию 1905 года, Первую миро­вую вой­ну, Фев­раль­скую и Октябрь­скую революцию?

Рас­смот­рим на при­ме­ре глав­но­го вуза стра­ны ─ Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та им М. В. Ломо­но­со­ва, кото­рый до фев­ра­ля 1917 года носил назва­ние «Мос­ков­ский Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства уни­вер­си­тет». Раз­би­ра­ем­ся, чем были недо­воль­ны сту­ден­ты, за что выхо­ди­ли на бар­ри­ка­ды и како­ва их роль в самых мас­штаб­ных собы­ти­ях рубе­жа веков.

«Мос­ков­ский Его Импе­ра­тор­ско­го Вели­че­ства уни­вер­си­тет», рубеж XIX и XX веков

1899 год. Совет землячеств

Одни­ми из пред­вест­ни­ков гроз­ных потря­се­ний 1905 и 1917 годов ста­ли все­рос­сий­ские сту­ден­че­ские демон­стра­ции 1899, 1901 и 1902 годов. Это были пер­вые столь мно­го­люд­ные выступ­ле­ния в Рос­сий­ской импе­рии, где про­те­сту­ю­щие тре­бо­ва­ли демо­кра­ти­че­ских прав и свобод.

Вырос­шие до мас­шта­ба всей стра­ны сту­ден­че­ские бес­по­ряд­ки нача­лись в фев­ра­ле 1899 года. Что ста­ло при­чи­ной? Веро­ят­но, живы были в памя­ти рефор­мы Алек­сандра II и самый либе­раль­ный в исто­рии стра­ны уни­вер­си­тет­ский устав 1863 года. Нико­лай II, пообе­щав сохра­нить само­дер­жа­вие, разо­ча­ро­вал всех, кто меч­тал о кон­сти­ту­ции и пар­ла­мен­те. Несмот­ря на цен­зу­ру, сту­ден­ты всё рав­но под­вер­га­лись воз­дей­ствию неле­галь­ных марк­си­стов, нео­на­род­ни­ков (буду­щих эсе­ров), анар­хи­стов. Для мно­гих геро­я­ми по-преж­не­му оста­ва­лись декаб­ри­сты, наро­до­воль­цы. Сыг­ра­ли роль и эко­но­ми­че­ские неуря­ди­цы, вслед­ствие кото­рых неко­то­рые сту­ден­ты не мог­ли пла­тить за учё­бу и вооб­ще, достой­но жить.

Заба­стов­ки в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те воз­гла­вил Совет зем­ля­честв. Но деле­га­тов в него отправ­ля­ли не зем­ля­че­ства, сооб­ще­ства сту­ден­тов какой-либо губер­нии, а кур­сы, сти­хий­но созда­вав­ши­е­ся круж­ки одно­курс­ни­ков, как тогда гово­ри­ли, «одно­каш­ни­ков». Мно­гих сту­ден­тов отчис­ли­ли и отпра­ви­ли по месту про­жи­ва­ния. Им на два года было запре­ще­но появ­лять­ся в уни­вер­си­тет­ских горо­дах. Но уже осе­нью того же года они все были зачис­ле­ны сно­ва, на свои же кур­сы. Види­мо, им было даро­ва­но про­ще­ния мини­стром внут­рен­них дел, а воз­мож­но, и самим императором.

В 1899 году дви­же­ние сту­ден­тов было сти­хий­ным, сла­бо орга­ни­зо­ван­ным. Не было про­грам­мы дей­ствий. Поэто­му оно быст­ро пошло на спад. 1900 год не был отме­чен вол­не­ни­я­ми сту­ден­тов. Они соби­ра­лись с силами.


1901 год. Политики и академисты

В 1901 году появи­лись и орга­ни­за­ция, и про­грам­ма. Сту­ден­че­ский актив раз­де­лил­ся на два лаге­ря: поли­ти­ков и ака­де­ми­стов. Поли­ти­ки рас­смат­ри­ва­ли сту­ден­че­ство и как пере­до­вой отряд в борь­бе наро­да с само­дер­жа­ви­ем, и в то же вре­мя как угне­тён­ный уни­вер­си­тет­ски­ми началь­ни­ка­ми и про­фес­со­ра­ми класс, спо­соб­ный добить­ся постав­лен­ных целей «сво­ею соб­ствен­ной рукой». Ака­де­ми­сты же счи­та­ли себя частью уни­вер­си­тет­ско­го брат­ства, а в луч­ших, про­грес­сив­ных про­фес­со­рах виде­ли союз­ни­ков в борь­бе за ака­де­ми­че­ские пра­ва и сво­бо­ды как про­тив реак­ци­он­ной поли­ти­ки вла­стей, так и про­тив улич­ных демагогов.

Бес­по­ряд­ки 1901 года вспых­ну­ли сти­хий­но, как и дву­мя года­ми ранее, но сопут­ству­ю­щая им обста­нов­ка в обще­стве была совсем дру­гая. Дви­же­ние вышло на город­ские ули­цы, к нему, как писа­ла про­пра­ви­тель­ствен­ная печать, при­мкну­ли раз­но­чин­цы. В 1899 году сту­ден­ты соби­ра­лись неболь­ши­ми груп­па­ми во дво­ре уни­вер­си­те­та, а в 1901‑м вме­сте с раз­но­чин­ца­ми запо­ло­ни­ли Мохо­вую и Никит­скую воз­ле Мане­жа, в кото­ром содер­жа­лись их аре­сто­ван­ные това­ри­щи, участ­во­вав­шие в преды­ду­щей сход­ке. Вла­сти пошли на уступ­ки. Новый министр про­све­ще­ния Ван­нов­ский полу­чил от Нико­лая II при­каз «без­от­ла­га­тель­но пере­смот­реть учеб­ный строй и в отно­ше­нии к уча­щим­ся про­явить сер­деч­ное попечение».

Поли­тех­ни­че­ский инсти­тут. Сту­ден­че­ская сход­ка. Санкт-Петер­бург. 1900‑е гг.

Уни­вер­си­тет изме­нил­ся, и про­те­сты пошли на спад. Сту­ден­ты сво­бод­но зани­ма­ли ауди­то­рии, что­бы обсу­дить недав­ние собы­тия. Ста­ли про­во­дить­ся кур­со­вые собра­ния, сов­мест­ные сове­ща­ния сту­ден­тов и про­фес­со­ров об общих нуж­дах уни­вер­си­те­та. Сре­ди про­фес­су­ры появи­лись сто­рон­ни­ки уни­вер­си­тет­ской авто­но­мии, спра­вед­ли­во видев­шие в ака­де­ми­стах союз­ни­ков. Ака­де­ми­сты орга­ни­зо­ва­ли «Союз сто­рон­ни­ков уни­вер­си­тет­ской сво­бо­ды», кото­рый дол­жен был объ­еди­нить сту­ден­че­ство в борь­бе за сво­бо­ду для уни­вер­си­те­та «ака­де­ми­че­ски­ми сред­ства­ми и на ака­де­ми­че­ской поч­ве». Поли­ти­ки же обра­зо­ва­ли «Испол­ни­тель­ный коми­тет», зада­чей кото­ро­го была «поли­ти­че­ская моби­ли­за­ция сту­ден­че­ства». У поли­ти­ков был лозунг «Долой само­дер­жа­вие», у ака­де­ми­стов ─ «Долой инспек­цию!». Пер­вым была нуж­на демо­кра­ти­че­ская кон­сти­ту­ция, вто­рым ─ уни­вер­си­тет­ская автономия.

9 фев­ра­ля 1902 года поли­ти­ки и ака­де­ми­сты про­ве­ли общую сход­ку. Поли­ти­ки дума­ли, что ака­де­ми­сты хотят попол­нить их ряды, но поняв, что ошиб­лись, осви­ста­ли оппо­нен­тов и не дали им высту­пить. Всех, кто был на сход­ке, аре­сто­ва­ли и отпра­ви­ли в Манеж, а после пере­ве­ли в пере­сыль­ную Бутыр­скую тюрь­му. На сле­ду­ю­щий день ака­де­ми­стов, как уме­рен­ных, осво­бо­ди­ли. Ака­де­ми­че­ский союз был рас­пу­щен, но само ака­де­ми­че­ское тече­ние не исчез­ло ни сре­ди сту­ден­тов, ни сре­ди про­фес­со­ров. 6 октяб­ря 1902 года было созда­но «Исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ское обще­ство». Оно ста­ло неболь­шой авто­ном­ной тер­ри­то­ри­ей, сво­е­го рода «уни­вер­си­те­том в уни­вер­си­те­те». Там цари­ла сво­бо­да мыс­ли и сло­ва, при­сут­ство­ва­ла высо­кая духов­ная куль­ту­ра, рабо­та­ла либе­раль­но настро­ен­ная про­фес­су­ра. Но уже осе­нью при пере­вы­бо­рах руко­во­дя­ще­го бюро поли­ти­ки про­ве­ли сво­их кан­ди­да­тов с целью раз­ру­шить обще­ство изнут­ри. Вна­ча­ле ака­де­мизм усто­ял, но ценой боль­ших потерь. Собра­ния обще­ства ста­ли завер­шать­ся пени­ем Мар­се­лье­зы, а вско­ре пре­кра­ти­лись вовсе. Буря утих­ла до поры до времени.

Сту­ден­че­ская демон­стра­ция у Казан­ско­го собо­ра. Санкт-Петер­бург. Март 1901 года

1904 год. Первая война в XX веке

В мар­те 1904 года, через два меся­ца после нача­ла Рус­ско-япон­ской вой­ны, на собра­нии меди­цин­ско­го факуль­те­та была сфор­ми­ро­ва­на испол­ни­тель­ная комис­сия по устрой­ству и веде­нию сани­тар­ных кур­сов для ока­за­ния помо­щи боль­ным и ране­ным вои­нам. Тогда боль­шин­ство сту­ден­тов и про­фес­со­ров, пре­по­да­ва­те­лей уни­вер­си­те­та, как и подав­ля­ю­щую часть рос­сий­ско­го обще­ства, охва­тил пат­ри­о­ти­че­ский подъ­ём, они сочув­ство­ва­ли сол­да­там и офи­це­рам, про­ли­вав­шим кровь на полях сражений.

В октяб­ре 1904 года сту­ден­ты и кур­сист­ки (уча­щи­е­ся Выс­ших жен­ских кур­сов) отпра­ви­лись на Яро­слав­ский вок­зал про­во­дить това­ри­щей, кото­рые отправ­ля­лись на фронт доб­ро­воль­ца­ми. На вок­за­ле про­во­жав­ших изби­ли. Источ­ник не назы­ва­ет напа­дав­ших, но, веро­ят­нее все­го, это были так назы­ва­е­мые чер­но­со­тен­цы ─ сто­рон­ни­ки неогра­ни­чен­ной монар­хии, про­тив­ни­ки демо­кра­ти­че­ских пре­об­ра­зо­ва­ний, счи­тав­шие уни­вер­си­те­ты и инсти­ту­ты оча­га­ми кра­мо­лы, а всех уча­щих­ся — бун­та­ря­ми и воль­но­дум­ца­ми. По пово­ду инци­ден­та 15 октяб­ря сту­ден­ты про­ве­ли демон­стра­цию протеста.

Слу­ша­тель­ни­цы Выс­ших жен­ских кур­сов, сту­ден­ты и пре­по­да­ва­те­ли Уни­вер­си­те­та. 1900‑е гг.

1905 год. Первая революция. Студенты впервые на баррикадах

29 янва­ря 1905 года Уни­вер­си­тет­ский совет поста­но­вил воз­об­но­вить заня­тия. Судя по все­му, откры­тие уни­вер­си­те­та было под вопро­сом из-за «Кро­ва­во­го вос­кре­се­нья» в Петер­бур­ге. Было реше­но про­ве­сти кур­со­вые собра­ния с уча­сти­ем адми­ни­стра­ции. 1 фев­ра­ля состо­я­лась сту­ден­че­ская сход­ка, на кото­рой собрав­ши­е­ся потре­бо­ва­ли немед­лен­но­го созы­ва Учре­ди­тель­но­го собра­ния из народ­ных пред­ста­ви­те­лей. Нор­маль­ная рабо­та уни­вер­си­те­та в такой ситу­а­ции были невоз­мож­на, сход­ка реши­ла пре­кра­тить заня­тия до пер­во­го сен­тяб­ря и объ­яви­ла забастовку.

7 фев­ра­ля Совет уни­вер­си­те­та избрал комис­сию из 16 про­фес­со­ров для при­ня­тия необ­хо­ди­мых мер по воз­об­нов­ле­нию нор­маль­ной уни­вер­си­тет­ской жиз­ни. Туда вошли Клю­чев­ский, Умов, Тру­бец­кой и дру­гие либе­раль­ные про­фес­со­ра. 14 фев­ра­ля был обра­зо­ван цен­траль­ный уни­вер­си­тет­ский орган (ЦУО) для управ­ле­ния сту­ден­че­ским дви­же­ни­ем. Участ­ни­ки засе­да­ний Сове­та отме­ча­ли, что нико­гда ещё воз­буж­де­ние уча­щих­ся не дости­га­ло такой силы.

Бар­ри­ка­да во дво­ре Импе­ра­тор­ско­го Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. 1905 год

В авгу­сте 1905 года на сме­ну уни­вер­си­тет­ско­му уста­ву 1884 года при­шли «Вре­мен­ные пра­ви­ла об управ­ле­нии выс­ши­ми учеб­ны­ми заве­де­ни­я­ми мини­стер­ства народ­но­го про­све­ще­ния». Они вер­ну­ли уни­вер­си­те­там неболь­шую авто­но­мию. Долж­ность рек­то­ра вновь ста­но­ви­лась выбор­ной. Ему под­чи­ня­лась инспек­ция. Дела сту­ден­тов дол­жен был рас­смат­ри­вать про­фес­сор­ский дис­ци­пли­нар­ный суд. 7–9 сен­тяб­ря была про­ве­де­на обще­сту­ден­че­ская сход­ка. На неё при­шли свы­ше четы­рёх тысяч чело­век. Собрав­ши­е­ся сно­ва потре­бо­ва­ли созы­ва Учре­ди­тель­но­го собра­ния. 15 сен­тяб­ря под дав­ле­ни­ем сту­ден­тов уни­вер­си­тет­ский Совет раз­ре­шил воз­об­но­вить занятия.

12–15 сен­тяб­ря на тер­ри­то­рии уни­вер­си­те­та свои собра­ния про­во­ди­ли аги­та­то­ры лево­го тол­ка, не име­ю­щие отно­ше­ния к сту­ден­там. Они поль­зо­ва­лись тем, что, соглас­но «Вре­мен­ным пра­ви­лам», уни­вер­си­тет был закрыт для поли­ции. 19 сен­тяб­ря Совет уни­вер­си­те­та при­нял реше­ния хода­тай­ство­вать перед Мини­стер­ством народ­но­го про­све­ще­ния об отмене цир­ку­ля­ра об огра­ни­че­ни­ях при при­ё­ме сту­ден­тов-евре­ев, а так­же об отмене реше­ния о пере­да­че доку­мен­тов сту­ден­тов, отчис­лен­ных за бес­по­ряд­ки, в мест­ные поли­цей­ские управ­ле­ния (по месту про­жи­ва­ния уча­щих­ся). Но столь незна­чи­тель­ные уступ­ки уже не мог­ли удо­вле­тво­рить протестующих.

Вече­ром 21 сен­тяб­ря собра­лась оче­ред­ная сход­ка, на кото­рой так­же при­сут­ство­ва­ло мно­го посто­рон­ней пуб­ли­ки, в том чис­ле рабо­чие, кур­сист­ки, сту­ден­ты дру­гих учеб­ных заве­де­ний. Уни­вер­си­тет вновь был закрыт. Но это лишь ста­ло пово­дом для сле­ду­ю­щей обще­уни­вер­си­тет­ской сход­ки, 22 сен­тяб­ря. На этот раз перед про­те­сту­ю­щи­ми высту­пил сам рек­тор Тру­бец­кой. Он обра­тил­ся к ауди­то­рии со словами:

«Я ска­жу вам здесь не толь­ко как рек­тор и про­фес­сор, но и как обще­ствен­ный дея­тель, что уни­вер­си­тет не может и не дол­жен стать народ­ной пло­ща­дью, как народ­ная пло­щадь не может стать уни­вер­си­те­том, и вся­кая попыт­ка пре­вра­тить уни­вер­си­тет в такую пло­щадь или пре­вра­тить его в место для митин­гов неиз­беж­но уни­что­жит уни­вер­си­тет, как тако­вой. Я взы­ваю к ваше­му здра­во­му смыс­лу. Поду­май­те, как мно­го даёт вам уни­вер­си­тет, и не тре­буй­те невозможного».

Совет уни­вер­си­те­та по пред­ло­же­нию Тру­бец­ко­го упол­но­мо­чил его пред­ста­вить пра­ви­тель­ству сле­ду­ю­щие постановления:

«Совет, при­зна­вая пуб­лич­ные поли­ти­че­ские собра­ния в уни­вер­си­те­те неже­ла­тель­ны­ми и недо­пу­сти­мы­ми, счи­та­ет, что уза­ко­не­ние сво­бод­ных обще­ствен­ных собра­ний и обес­пе­че­ние лич­ной непри­кос­но­вен­но­сти, состав­ля­ю­щие насущ­ную потреб­ность стра­ны и без­от­ла­га­тель­но необ­хо­ди­мые, несо­мнен­но, долж­ны спо­соб­ство­вать ограж­де­нию выс­шей шко­лы от наплы­ва лиц, стре­мя­щих­ся удо­вле­тво­рить эту потребность».

25 сен­тяб­ря Тру­бец­кой ско­ро­по­стиж­но скон­чал­ся в Петер­бур­ге, пря­мо в при­ём­ной мини­стра народ­но­го про­све­ще­ния. Он при­е­хал туда с прось­бой об отмене пунк­та «Вре­мен­ных пра­вил» о допус­ке поли­ции в уни­вер­си­тет. Похо­ро­ны Тру­бец­ко­го на клад­би­ще Дон­ско­го мона­сты­ря 3 октяб­ря пре­вра­ти­лись в манифестацию.

Тол­пы наро­да у Нико­ла­ев­ско­го вок­за­ла про­во­жа­ют гроб с телом кня­зя С. Н. Тру­бец­ко­го. 1905 год

В про­цес­сии участ­во­ва­ло око­ло 50 тысяч чело­век. С 1 по 15 октяб­ря уни­вер­си­тет был открыт. В нём сно­ва про­во­ди­лись поли­ти­че­ские митин­ги, собра­ния не отно­ся­щих­ся к нему проф­со­ю­зов. Что­бы пре­кра­тить эти меро­при­я­тия, уни­вер­си­тет сно­ва закры­ли. Но это, конеч­но, не успо­ко­и­ло сту­ден­тов, а раз­за­до­ри­ло ещё боль­ше. Сто­рон­ни­ки левых, или, как тогда гово­ри­ли, край­них пар­тий, уси­ли­ли своё влияние.

15 октяб­ря, во вре­мя Все­рос­сий­ской стач­ки, про­шёл слух, что чер­но­со­тен­цы идут гро­мить уни­вер­си­тет. 15–16 октяб­ря во дво­ре появи­лись бар­ри­ка­ды. Обо­ро­ну воз­гла­ви­ли сту­ден­ты-боль­ше­ви­ки. Были созда­ны штаб обо­ро­ны и сту­ден­че­ская бое­вая дру­жи­на. 20 октяб­ря дру­жи­на охра­ня­ла рабо­чую мани­фе­ста­цию на похо­ро­нах руко­во­ди­те­ля Мос­ков­ской орга­ни­за­ции РСДРП Бау­ма­на, уби­то­го чер­но­со­тен­ца­ми. Вече­ром уни­вер­си­тет был оцеп­лен поли­цей­ски­ми и жан­дар­ма­ми, но штур­ма не после­до­ва­ло. 25 октяб­ря сту­ден­ты вме­сте с рабо­чи­ми, а так­же «интел­ли­гент­но­го вида пуб­ли­кой», собра­лись боль­шой тол­пой на пере­се­че­нии Боль­шой Брон­ной и Твер­ско­го буль­ва­ра. Дру­гая тол­па направ­ля­лась сюда со Страст­ной площади.

Горо­до­вые ведут аре­сто­ван­ных сту­ден­тов в поли­цей­ский уча­сток. Санкт-Петер­бург. 1905 год

К про­те­сту­ю­щим при­бли­зил­ся отряд жан­дар­мов. В него ста­ли кидать кам­ни и стре­лять из револь­ве­ров. Одним из кам­ней был ранен коман­до­вав­ший жан­дар­ма­ми офи­цер, он упал с лоша­ди, обли­ва­ясь кро­вью. И имен­но ока­зав­ши­е­ся рядом два сту­ден­та под­ня­ли ране­но­го, поса­ди­ли на извоз­чи­ка, и, ограж­дая от натис­ка агрес­сив­ной тол­пы, увез­ли в боль­ни­цу. Эпи­зод пока­зы­ва­ет, что не все сту­ден­ты, даже будучи сто­рон­ни­ка­ми рево­лю­ци­он­ных пре­об­ра­зо­ва­ний, забы­ли о доб­ро­те и состра­да­нии, в том чис­ле и к сво­им врагам.

Цен­траль­ный уни­вер­си­тет­ский орган, Крас­ный крест и бое­вая дру­жи­на оста­ва­лись в уни­вер­си­тет­ском зда­нии до 29 октяб­ря. В этот день с согла­сия адми­ни­стра­ции сюда вошли вой­ска. Заня­тия были пре­рва­ны до 15 янва­ря 1906 года. Цен­траль­ный уни­вер­си­тет­ский орган, Крас­ный крест и сту­ден­че­ская бое­вая дру­жи­на в ночь на 29 октяб­ря по реше­нию Мос­ков­ско­го коми­те­та РСДРП поки­ну­ли университет.

Пер­во­го нояб­ря ЦУО напра­вил откры­тое пись­мо Сове­ту уни­вер­си­те­та с тре­бо­ва­ни­ем воз­об­но­вить заня­тия. Несмот­ря на рево­лю­цию, сту­ден­ты всё рав­но жаж­да­ли учить­ся. В 1905 году к заня­ти­ям в уни­вер­си­те­те явоч­ным поряд­ком в каче­стве воль­ных слу­ша­тель­ниц были допу­ще­ны жен­щи­ны, для кото­рых поступ­ле­ние было затруднено.

Мининг сту­ден­тов око­ло уни­вер­си­те­та по слу­чаю Высо­чай­ше­го Мани­фе­ста «Об усо­вер­шен­ство­ва­нии госу­дар­ствен­но­го поряд­ка». 17 октяб­ря 1905 года

Первая мировая. Университет с народом и страной. Затихли споры

С нача­лом Пер­вой миро­вой вой­ны обще­ство, за исклю­че­ни­ем боль­ше­ви­ков и их сто­рон­ни­ков, вновь спло­ти­лось в еди­ном пат­ри­о­ти­че­ском поры­ве. Уни­вер­си­тет изъ­явил жела­ние предо­ста­вить в каче­стве гос­пи­та­лей все сво­бод­ные поме­ще­ния. Мини­стру народ­но­го про­све­ще­ния была направ­ле­на прось­ба раз­ре­шить сту­ден­там чет­вёр­то­го и пято­го кур­сов нести воен­но-меди­цин­скую служ­бу в кли­ни­ках и лаза­ре­тах, раз­вёр­ну­тых в уни­вер­си­те­те, учеб­ные заня­тия отме­нить до пер­во­го октяб­ря, а экза­ме­ны отло­жить до осо­бо­го рас­по­ря­же­ния. В тече­ние все­го 1915 года в уни­вер­си­те­те функ­ци­о­ни­ро­вал город­ской лаза­рет для ране­ных, откры­тый в сен­тяб­ре 1914 года. Там рабо­та­ли остав­ши­е­ся в обще­жи­тии сту­ден­ты. Они были не толь­ко сани­та­ра­ми и бра­тья­ми мило­сер­дия, но так­же орди­на­то­ра­ми и фельдшерами.

В фев­ра­ле 1916 года уча­щи­е­ся отклик­ну­лись на при­зыв пре­по­да­ва­те­лей поучаст­во­вать в сбо­ре средств на пас­халь­ные подар­ки для сол­дат, сра­жав­ших­ся на пере­до­вой. Сту­ден­ты и воль­ные слу­ша­тель­ни­цы рас­пре­де­ли­ли меж­ду собой рай­о­ны горо­да в зави­си­мо­сти от места житель­ства и выбра­ли из сво­ей сре­ды стар­ши­ну для каж­до­го рай­о­на. Все­го было собра­но 26 650 руб­лей 79 копе­ек. Но не забы­ва­ли в уни­вер­си­те­те и о нау­ке, о науч­ной рабо­те на бла­го фрон­та. В 1916 году груп­па сту­ден­тов под руко­вод­ством извест­но­го учё­но­го, про­фес­со­ра Жуков­ско­го скон­стру­и­ро­ва­ла по пору­че­нию Бюро изоб­ре­те­ний Мос­ков­ско­го воен­но-про­мыш­лен­но­го коми­те­та при­бор для изме­ре­ния высо­ты полё­та аэроплана.

Мас­штаб­ны­ми сту­ден­че­ски­ми выступ­ле­ни­я­ми пер­вые три годы вой­ны отме­че­ны не были. Толь­ко 18–19 октяб­ря 1916 года состо­я­лась двух­днев­ная заба­стов­ка сту­ден­тов меди­цин­ско­го факуль­те­та про­тив гру­бых дей­ствий помощ­ни­ка про­рек­то­ра Моде­сто­ва. Тогда ещё мало кто мог пред­по­ло­жить, что через четы­ре меся­ца про­изой­дут «вели­кие потря­се­ния», и будет сверг­ну­та монархия.


Февраль и октябрь 1917 года

28 фев­ра­ля 1917 года во вре­мя лек­ции сту­дент меди­цин­ско­го факуль­те­та Камин­ский сооб­щил, что в Пет­ро­гра­де нача­лась рево­лю­ция. Рево­лю­ци­он­ная вол­на быст­ро дошла до Моск­вы и пол­но­стью захва­ти­ла уни­вер­си­тет. Там посто­ян­но шли митин­ги. Были созда­ны «Сани­тар­ная орга­ни­за­ция» сту­ден­тов-меди­ков для помо­щи ране­ным, «сту­ден­че­ская мили­ция», выда­вав­шая ору­жие и объ­явив­шая себя неза­ви­си­мой от уни­вер­си­тет­ской адми­ни­стра­ции. Одна­ко неко­то­рые сту­ден­ты, в част­но­сти, физи­ко-мате­ма­ти­че­ско­го факуль­те­та, тре­бо­ва­ли про­дол­жать занятий.

6 мар­та рек­тор Любав­ский докла­ды­вал мини­стру народ­но­го просвещения:

«Уни­вер­си­тет встре­ча­ет пре­пят­ствия для воз­об­нов­ле­ния заня­тий, ибо его ауди­то­рии заня­ты орга­ни­за­ци­ей сту­ден­че­ской мили­ции, кото­рая счи­та­ет себя авто­ном­ной, само­воль­но зани­ма­ет поме­ще­ния, отво­дит их под митин­ги и рек­ви­зи­ру­ет иму­ще­ство. По пору­че­нию Сове­та хода­тай­ствую о при­ня­тии мер по очи­ще­нию ауди­то­рий и неко­то­рых лабо­ра­то­рий от этих орга­ни­за­ций и сборищ».

12 июня мини­стер­ство Народ­но­го Про­све­ще­ния про­ве­ло сове­ща­ние по вопро­сам выс­шей шко­лы с уча­сти­ем пред­ста­ви­те­лей Уни­вер­си­тет­ско­го сове­та. Были при­ня­ты поста­нов­ле­ния об уча­стии сту­ден­тов в комис­си­ях по рас­пре­де­ле­нию сти­пен­дий и посо­бий, осво­бож­де­нию от пла­ты за обу­че­ние и дру­гим вопро­сам. Но такие меры, конеч­но, не удо­вле­тво­ря­ли боль­ше­ви­ков и их сторонников.

Сту­ден­ты пси­хо­нев­ро­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та на пер­во­май­ской демон­стра­ции. 1917 год

В воору­жён­ном вос­ста­нии в Пет­ро­гра­де 25 октяб­ря участ­во­ва­ли в том чис­ле и сту­ден­ты Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, неко­то­рые из них заня­ли при совет­ской вла­сти высо­кие посты. Напри­мер, Васи­лев­ский, сту­дент юри­ди­че­ско­го факуль­те­та, впо­след­ствии был чле­ном ред­кол­ле­гий газет «Прав­да», «Изве­стия». Кед­ров, так­же студент−юрист, вошёл в кол­ле­гию народ­но­го нар­ко­ма­та по воен­ным делам. В вос­ста­нии в Москве в рядах боль­ше­ви­ков так­же были сту­ден­ты, про­фес­со­ра и пре­по­да­ва­те­ли, муж­чи­ны и жен­щи­ны. Напри­мер, сту­дент меди­цин­ско­го факуль­те­та Голуб­ков, пре­по­да­ва­тель физи­ко-мате­ма­ти­че­ско­го факуль­те­та Лепе­шин­ская, про­фес­сор того же факуль­те­та Штерн­берг, выпуск­ник исто­ри­ко-фило­ло­ги­че­ско­го факуль­те­та Лукин и другие.


Конеч­но, в Рос­сий­ской импе­рии было мно­го тако­го, что вызы­ва­ло недо­воль­ство её под­дан­ных, в осо­бен­но­сти моло­дё­жи. Выхо­дя­щие на бар­ри­ка­ды сту­ден­ты дей­стви­тель­но хоте­ли добра для сво­е­го уни­вер­си­те­та, сво­е­го наро­да, сво­ей стра­ны. Но послед­ствия ока­за­лись не таки­ми, как мно­гим из них представлялось.


Источники и литература

1. Днев­ник бес­по­ряд­ков. Газе­та «Рус­ское сло­во». 25 октяб­ря 1905 года.
2. Лето­пись Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та. Том 1. 1755 − 1952. Изда­тель­ство Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, 2004.
3. Мос­ков­ский уни­вер­си­тет 1755 ─ 1930. Юби­лей­ный сбор­ник под редак­ци­ей док­то­ра исто­ри­че­ских наук про­фес­со­ра Л.Ю. Шутова.


Читай­те так­же наш мате­ри­ал «Раб­фак МГУ. От зарож­де­ния до ликвидации».

Поделиться