Танковый прорыв

Тан­ки ста­ли важ­ным ору­жи­ем уже в годы Пер­вой миро­вой вой­ны, но свою опре­де­ля­ю­щую роль тан­ки при­об­ре­ли уже в кон­флик­тах после­ду­ю­щих деся­ти­ле­тий, осо­бен­но во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны. Совет­ско­му Сою­зу уда­лось осу­ще­ствить зна­чи­тель­ный про­рыв в тан­ко­стро­е­нии; совет­ские тан­ки ста­ли одним из зало­гов побе­ды в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне.

Раз­бе­рём эво­лю­цию совет­ских танков.


Первый советский пятибашенный

Совет­ская дер­жа­ва с момен­та воз­ник­но­ве­ния ост­ро нуж­да­лась в про­из­вод­стве соб­ствен­ной бое­вой тех­ни­ки, спо­соб­ной про­ти­во­сто­ять на поле боя запад­ным образ­цам. Уже в 1920‑е годы созда­ют­ся пер­вые (и доста­точ­но успеш­ные) лёг­кие совет­ские тан­ки. Самым успеш­ным, пожа­луй, был Т‑18 (МС01), про­из­во­ди­мый с 1926 до 1931 года (все­го было выпу­ще­но поряд­ка тыся­чи машин).

В 1929 году Народ­ный комис­са­ри­ат по воен­ным и мор­ским делам СССР при­нял «Систе­му тан­ко-трак­тор­но­го и авто-бро­не­во­го воору­же­ния Рабо­че-Кре­стьян­ской Крас­ной Армии». Имен­но в струк­ту­ре дан­ной систе­мы утвер­жда­лось деле­ние тан­ко­вых машин на лёг­кие, сред­ние и тяжё­лые. А так­же фор­му­ли­ро­ва­лись чёт­кие пла­ны по кон­стру­и­ро­ва­нию новых машин, кото­рые долж­ны были соот­вет­ство­вать так­ти­ко-тех­ни­че­ским харак­те­ри­сти­кам, опи­сан­ным Систе­мой, и выпол­нять постав­лен­ные ею задачи.

Важ­ней­шее место в спис­ке зани­мал «мощ­ный танк осо­бо­го назна­че­ния». Это и неуди­ви­тель­но: к нача­лу 1930‑х годов для РККА основ­ной про­бле­мой было созда­ние не само­лё­тов или тан­ков сопро­вож­де­ния, а имен­но тяжё­лых тан­ков. Пол­ное отсут­ствие опы­та созда­ния таких машин ста­ло при­чи­ной чере­ды неудач совет­ских инже­не­ров в этом направлении.

После серии проб и оши­бок, пер­вым тяжё­лым «тан­ком про­ры­ва» стал Т‑35, выпу­щен­ный спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ным КБ в 1932 году.

В то вре­мя танк впе­чат­лял сво­и­ми раз­ме­ра­ми, коли­че­ством башен и воору­же­ния. Циф­ру в назва­нии новая маши­на полу­чи­ла в свя­зи с его 35-тон­ным весом. Танк обла­дал сра­зу пятью баш­ня­ми, тре­мя артил­ле­рий­ски­ми ору­ди­я­ми и тре­мя пулемётами.

Уже 1 мая 1933 года Т‑35–1 участ­во­вал в пара­де в Москве, и с это­го момен­та до само­го нача­ла Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны он будет одной из основ­ных «изю­ми­нок» воен­ных пара­дов, про­во­ди­мых в Москве, Ленин­гра­де, Харь­ко­ве и Киеве.

К сожа­ле­нию, дан­ная маши­на фак­ти­че­ски и оста­лась «парад­ной», исполь­зу­е­мой в про­па­ган­дист­ских целях, а не на полях сра­же­ний. Танк имел мас­су недо­стат­ков в ходо­вой части, был сло­жен в экс­плу­а­та­ции, а к кон­цу 1930‑х уже тех­ни­че­ски устарел.

Тем не менее, его идео­ло­ги­че­скую роль пере­оце­нить слож­но. Пер­вый тяжё­лый танк СССР, «маши­на про­ры­ва», пяти­ба­шен­ный монстр, спо­соб­ный созда­вать шквал огня по все­му пери­мет­ру. Неуди­ви­тель­но, что Т‑35 про­дол­жал быть геро­ем пара­дов и геро­и­че­ских пла­ка­тов даже спу­стя деся­ти­ле­тие после сво­е­го выпуска.


Преображение накануне войны

Во вто­рой поло­вине 1930‑х годов была постав­ле­на зада­ча обно­вить «танк про­ры­ва». К это­му вре­ме­ни в мире уже шири­лось пони­ма­ние того, что мно­го­ба­шен­ные сверх­тя­жё­лые тан­ки явля­ют­ся тупи­ко­вой вет­вью раз­ви­тия. Одна­ко, в «Систе­ме РККА» 1929 года, упо­ми­на­е­мой выше, «мощ­ный танк осо­бо­го назна­че­ния» был обя­зан иметь несколь­ко башен. Поэто­му совет­ские кон­струк­то­ры, стре­мясь к сов­ме­ще­нию фор­маль­ных кри­те­ри­ев пла­на с бое­вой эффек­тив­но­стью, пред­ла­га­ли образ­цы трёх- и двух­ба­шен­ных тан­ков. Наи­бо­лее извест­ные из них — СМК и Т‑100, раз­ра­бо­тан­ные в 1937 и 1938 годах.

Несмот­ря на то, что оба тан­ка были весь­ма успеш­ны­ми модер­ни­за­ци­я­ми Т‑35, пре­вос­хо­дя исход­ную маши­ну по основ­ным кри­те­ри­ям, они уже не мог­ли кон­ку­ри­ро­вать с совре­мен­ны­ми запад­ны­ми тан­ка­ми. Наи­бо­лее ясно это ста­ло для руко­вод­ства после бое­вых испы­та­ний опыт­ных образ­цов в Совет­ско-фин­ской войне.

Имен­но на полях сра­же­ний у линии Ман­нер­гей­ма было опре­де­ле­но всё буду­щее раз­ви­тие совет­ских тяжё­лых тан­ков: един­ствен­ным опыт­ным образ­цом, вер­нув­шим­ся с боёв, стал КВ‑1 — един­ствен­ный одно­ба­шен­ный танк про­ры­ва из всех совет­ских наработок.

Танк успеш­но про­шёл испы­та­ния боем: его не мог­ла пора­зить ни одна про­ти­во­тан­ко­вая пуш­ка про­тив­ни­ка. Огор­че­ние воен­ных вызва­ло лишь то, что 76-мил­ли­мет­ро­вая пуш­ка Л‑11 ока­за­лась недо­ста­точ­но силь­ной для борь­бы с ДОТа­ми вра­га. Для реше­ния этой зада­чи в 1940 году был создан экс­пе­ри­мен­таль­ный КВ‑2, воору­жён­ный 152-мил­ли­мет­ро­вой гау­би­цей М‑10, уста­нов­лен­ной в высо­кой башне.

Про­ект был настоль­ко уни­каль­ным для того вре­ме­ни, что сре­ди совет­ских воен­ных ходи­ла леген­да: мол, когда Гит­ле­ру рас­ска­за­ли о такой раз­ра­бот­ке совет­ских кон­струк­то­ров, он посчи­тал её совер­шен­но невоз­мож­ной в реализации.

Имен­но тан­ки серии КВ ста­ли самым мас­со­вым совет­ским тяжё­лым тан­ком за всю Вели­кую Оте­че­ствен­ную вой­ну. Они заслу­жен­но носят имя «ору­дия Победы».

Отдель­ным пунк­том сле­ду­ет отме­тить ещё одно важ­ней­шее дости­же­ние совет­ских кон­струк­то­ров – в 1939 году был раз­ра­бо­тан и внед­рён в про­из­вод­ство пер­вый в Евро­пе дизель­ный тан­ко­вый дви­га­тель В‑2. Будучи 12-цилин­дро­вым четы­рёх­такт­ным дви­га­те­лем V‑образной кон­струк­ции, он раз­ви­вал мощ­ность до 500 лоша­ди­ных сил. Бла­го­да­ря сво­им пер­во­класс­ным пара­мет­рам, был мон­ти­ро­ван почти на все сред­ние и тяжё­лые тан­ки СССР. Инте­рес­но, что эта раз­ра­бот­ка ста­ла осно­вой всей даль­ней­шей эво­лю­ции дви­га­те­лей для бро­не­тех­ни­ки. Его даль­ние «потом­ки» до сих пор уста­нав­ли­ва­ют­ся на рос­сий­скую технику.


От Клима к Иосифу

Несмот­ря на то, что дан­ные маши­ны ста­ли про­ры­вом оте­че­ствен­но­го тан­ко­стро­е­ния, и руко­вод­ство армии, и кон­струк­то­ры пони­ма­ли, что необ­хо­ди­мо даль­ней­шее раз­ви­тие тяжё­лых тан­ков в сжа­тые сроки.

Ста­ра­ясь выпу­стить новые маши­ны как мож­но быст­рее, силы кон­струк­то­ров были сосре­до­то­че­ны в первую оче­редь на модер­ни­за­ции серии КВ.

Одна­ко, испы­та­ния про­то­ти­пов про­тив немец­ких «Тиг­ров» пока­за­ли необ­хо­ди­мость более глу­бо­кой дора­бот­ки. Были вне­се­ны изме­не­ния в кор­пус, была уста­нов­ле­на новая баш­ня, поз­во­ля­ю­щая экс­плу­а­ти­ро­вать 85-мил­ли­мет­ро­вое ору­дие, а так­же дора­бо­та­на бро­не­вая защи­та и короб­ка пере­дач. Новый тяжё­лый танк, полу­чив назва­ние ИС‑1 (Иосиф Сталин‑1), был запу­щен в про­из­вод­ство в октяб­ре 1943 года.

Но самым мощ­ным совет­ским тан­ком Вели­кой Оте­че­ствен­ной, и, пожа­луй, одним из самых луч­ших тан­ков мира того вре­ме­ни, ока­за­лась сле­ду­ю­щая моди­фи­ка­ция, вышед­шая под индек­сом ИС‑2. Серий­ный выпуск был начат спу­стя 2 меся­ца после запус­ка пер­вой моди­фи­ка­ции, в декаб­ре 1943 года.

Кон­струк­то­рам уда­лось не толь­ко укре­пить защи­ту тан­ка, но и уста­но­вить 122-мил­ли­мет­ро­вое ору­дие. Это дела­ло леген­дар­ные немец­кие «Тиг­ры» (кото­рые успеш­но побеж­да­ли серию КВ и боро­лись наравне с ИС‑1) фак­ти­че­ски бес­по­мощ­ны­ми на поле боя. ИС‑2 был спо­со­бен уни­что­жить «Тиг­ров» все­го с несколь­ких выстре­лов, оста­ва­ясь почти неуяз­ви­мым бла­го­да­ря улуч­шен­ной броне оте­че­ствен­но­го танка.

Серия ИС, ока­зав­шись чрез­вы­чай­но эффек­тив­ной на заклю­ча­ю­щем эта­пе вой­ны, была про­дол­же­на и далее.

Напри­мер, танк ИС‑3 полу­чил инно­ва­ци­он­ную для того вре­ме­ни обте­ка­е­мую фор­му баш­ни, ста­но­вясь ещё более неуяз­ви­мым для сопер­ни­ка. Сре­ди тан­ки­стов такая моди­фи­ка­ция полу­чи­ла про­зви­ща «Щука».

Послед­ней моде­лью в серии ИС стал гран­ди­оз­ный ИС‑7, раз­ра­бо­тан­ный в 1947 году и вышед­ший огра­ни­чен­ной сери­ей в 1949 году. Раз­мер ору­дия в «седь­мом Иоси­фе» был дове­ден до 130 мм.

При­ме­ча­тель­но, что, про­де­мон­стри­ро­вав свою эффек­тив­ность, серия ИС про­дол­жа­ла оста­вать­ся на экс­плу­а­та­ции в мир­ное вре­мя вплоть до 1993 года. А в 2014-ом опол­чен­цы Ново­рос­сии «ожи­ви­ли» ИС‑3, сто­яв­ший в виде памят­ни­ка, и исполь­зо­ва­ли его в столк­но­ве­ни­ях с воору­жён­ны­ми сила­ми Украины.


Под­во­дя ито­ги, мож­но отме­тить фено­ме­наль­ную ско­рость эво­лю­ции оте­че­ствен­но­го тяже­ло­го тан­ко­стро­е­ния. Начав «с абсо­лют­но­го нуля» и выпу­стив пер­вый серий­ный танк про­ры­ва в 1931 году, совет­ские кон­струк­то­ры уже через 12 лет суме­ли создать самые мощ­ные тяжё­лые тан­ки мира. Это дока­зы­ва­ет потря­са­ю­щий потен­ци­ал совет­ских инже­не­ров, спо­соб­ных в тяже­лей­ших усло­ви­ях дости­гать самых выда­ю­щих­ся резуль­та­тов. Нам есть, чем гордиться.

Поделиться