Ско­ро, в апре­ле, граж­дане Рос­сии пой­дут на изби­ра­тель­ные участ­ки для голо­со­ва­ния по поправ­кам в Кон­сти­ту­цию. В свя­зи с этим мы реши­ли вспом­нить рефе­рен­ду­мы, про­хо­див­шие в нашей стране преж­де. Как ока­за­лось, такой имен­но в Рос­сии был все­го один. Это рефе­рен­дум, про­шед­ший 25 апре­ля 1993 года. Как выяс­ни­лось после, голо­со­ва­ние ниче­го не реши­ло, а толь­ко лишь ухуд­ши­ло ситу­а­цию. Итак, мы реши­ли разо­брать­ся, что это был за рефе­рен­дум и поче­му он провалился.


В каче­стве пре­ди­сло­вия. Алла поёт за референдум:

Что бы ни гово­ри­ли о Бори­се Ель­цине, но это­го чело­ве­ка отли­ча­ло фено­ме­наль­ное везе­ние и поли­ти­че­ское чутьё. Будучи в одном шаге от Полит­бю­ро ЦК, он бро­сил вызов Гор­ба­чё­ву и даже избе­жал репрес­сий. Ему, типич­но­му номен­кла­тур­но­му карье­ри­сту, уда­лось воз­гла­вить демо­кра­ти­че­скую оппо­зи­цию Моск­вы, хотя едва ли он был дис­си­ден­том. Оста­вив поза­ди лиде­ров либе­ра­лов Саха­ро­ва, Попо­ва и Соб­ча­ка, он воз­гла­вил Вер­хов­ный Совет и стал пер­вым пре­зи­ден­том РСФСР. Ины­ми сло­ва­ми, всё у Ель­ци­на до поры до вре­ме­ни полу­ча­лось. 1992 год он встре­тил в крес­ле пре­зи­ден­та, лиде­ра наро­да, и его рей­тинг был непо­мер­но высок. Но толь­ко до поры до времени.

Дело в том, что раз­но­род­ная мас­са сто­рон­ни­ков «царя Бори­са» была с 1988 года по 1991 год скреп­ле­на лишь одним — жела­ни­ем побо­роть КПСС и Гор­ба­чё­ва, о раз­но­гла­си­ях было реше­но забыть. Но недол­го длил­ся роман Вер­хов­но­го Сове­та Рос­сии и Ель­ци­на. Ведь ломать не стро­ить, и 1992 год стал порой ради­каль­ных реформ, кото­рые не сули­ли ниче­го приятного.

Юмор на съезде:

V съезд депу­та­тов ещё верил Ель­ци­ну и его кур­су реформ, дал в октяб­ре 1991 года пре­зи­ден­ту 13 меся­цев на постро­е­ние рыноч­ной эко­но­ми­ки, утвер­дил Его­ра Гай­да­ра как и. о. пре­мье­ра, а пра­ви­тель­ство воз­гла­вил лич­но пре­зи­дент. Карт-бланш был выдан без лимита.

Пер­вым ощу­ти­мым уда­ром по Ель­ци­ну стал неожи­дан­ный отказ съез­да рати­фи­ци­ро­вать Бело­веж­ские согла­ше­ния. Каза­лось бы, рас­пад СССР — это реаль­ность, одна­ко совет­ский по взгля­дам пар­ла­мент не был готов при­нять такое согла­ше­ние. Имен­но VI съезд в апре­ле 1992 года пока­зал, что Совет и его спи­кер Хас­бу­ла­тов вполне могут огра­ни­чить власть Ельцина.

В 1992 году Ель­цин, уже вовсю ощу­тив­ший себя пра­ви­те­лем Рос­сии, пытал­ся выстро­ить аме­ри­кан­скую систе­му вла­сти. Он сам воз­глав­лял пра­ви­тель­ство, ввёл пост вице-пре­зи­ден­та и гос­сек­ре­та­ря, как в США. Борис Нико­ла­е­вич желал решать внут­рен­ние и внеш­ние дела само­дер­жав­но и рас­счи­ты­вал на ско­рое постро­е­ние пре­зи­дент­ской рес­пуб­ли­ки по новой кон­сти­ту­ции и на послуш­ный парламент.

Глас наро­да:

Но вот неза­да­ча. Дей­ство­ва­ла ещё ста­рая совет­ская кон­сти­ту­ция 1978 года, по кото­рой глав­ный орган вла­сти — это Съезд народ­ных депу­та­тов и изби­ра­е­мый им Вер­хов­ный Совет. Таков же был совет­ский прин­цип — во гла­ве все­го Сове­ты, а пра­ви­тель­ство лишь испол­ни­тель воли народ­но­го веча, не более. Съезд и Вер­хов­ный Совет имел функ­ции и зако­но­да­тель­ные, и испол­ни­тель­ные, достав­ши­е­ся от СССР. Сло­жи­лось, как в 1917 году, двоевластие.

В общем-то не было уж так оче­вид­но было, что Ель­цин оста­нет­ся на сво­ем посту до кон­ца сро­ка. Суди­те сами — Съезд был попу­ля­рен, кри­ти­ка пра­ви­тель­ства под­ни­ма­ла рей­тинг Хас­бу­ла­то­ва и Руц­ко­го, вера в совет­ские иде­а­лы была силь­на и на ней игра­ли. Ель­цин сво­и­ми жесто­ки­ми рефор­ма­ми лишь оттал­ки­вал. Поче­му бы не изгнать Бори­са Нико­ла­е­ви­ча и не поста­вить пре­зи­ден­том сво­е­го чело­ве­ка, мари­о­нет­ку и вер­шить всё по-совет­ски? Чем не план?

Более того, Хас­бу­ла­тов и его сто­рон­ни­ки посто­ян­но пере­пи­сы­ва­ли кон­сти­ту­цию, заби­ра­ли власть. Бла­го­да­ря их поправ­кам к нача­лу 1993 года у пар­ла­мен­та было огром­ное коли­че­ство рыча­гов вла­сти, они мог­ли вме­ши­вать­ся во все сфе­ры рабо­ты пра­ви­тель­ства и пре­зи­ден­та лич­но. Новую кон­сти­ту­цию они виде­ли, конеч­но, пар­ла­мент­ской и пре­зи­ден­та виде­ли лишь как сво­е­го слу­гу. Так в лобо­вую столк­ну­лись два прин­ци­па — совет­ско­го и пре­зи­дент­ско­го правления.

Ель­цин послал съезд на… перерыв:

Недо­воль­ство рефор­ма­ми рос­ло, пол­но­мо­чия Ель­ци­на мятеж­ный Совет огра­ни­чи­вал всё стро­же, на сто­ро­ну Хас­бу­ла­то­ва пере­шёл Руц­кой, а Гай­дар терял кон­троль над стра­ной. В декаб­ре 1992 года на VII съез­де слу­чи­лось уже ожи­да­е­мое — Гай­да­ра не утвер­ди­ли пре­мье­ром, а чрез­вы­чай­ные пол­но­мо­чия Ель­ци­на пре­кра­ще­ны. Более того, съезд при­нял закон о пра­ве при­оста­нав­ли­вать ука­зы пре­зи­ден­та по реше­нию парламента.

Решив мир­но разо­брать­ся, Ель­цин пред­ла­га­ет про­ве­сти рефе­рен­дум о дове­рии пре­зи­ден­ту и съез­ду вме­сте с голо­со­ва­ни­ем по новой кон­сти­ту­ции. Его назна­ча­ют на 12 мар­та 1993 года. Пусть народ решит, кому из нас уйти, пусть ска­жет, какие выбо­ры про­во­дить, какие нет.

Одна­ко в мар­те рефе­рен­ду­ма не слу­чи­лось, ибо борь­ба двух вет­вей вла­сти нарас­та­ла. Его то отме­ня­ли, то пере­но­си­ли, то всё ска­ты­ва­лось в ругань с экра­на Пер­во­го и Вто­ро­го кана­лов ТВ. В мар­те 1993 года депу­та­ты съез­да ещё боль­ше огра­ни­чи­ли пра­ва пре­зи­ден­та, кото­рый демон­стра­тив­но не явил­ся на засе­да­ние. Все разо­шлись доволь­ные, но 26 мар­та Хас­бу­ла­тов сроч­но собрал всех сно­ва по очень стран­ной причине.

Ель­цин решил хоро­шень­ко напу­гать Вер­хов­ный Совет в духе стар­ше­класс­ни­ка, шпы­ня­ю­ще­го началь­ную шко­лу. Намек­нуть по-пацан­ски, что если депу­та­ты не пре­кра­тят по-хоро­ше­му, он может и «вре­зать» (люби­мое тогда сло­во Бори­са Нико­ла­е­ви­ча). Мол, может, у вас боль­ше рыча­гов на бума­ге, но сило­вые струк­ту­ры и армия при­над­ле­жат мне, власть я вам не отдам, а вот в Мат­рос­скую тиши­ну могу и поса­дить. Как вы зна­е­те, так и слу­чит­ся, в октяб­ре 1993 года.

Пре­зи­дент 20 мар­та ни с того, ни с сего заявил об «осо­бом поряд­ке управ­ле­ния» стра­ной, при­оста­нов­ке дей­ствия Кон­сти­ту­ции РСФСР и роспус­ке пар­ла­мен­та. Потом выяс­ни­лось, что ника­ко­го ука­за Ель­цин не под­пи­сы­вал, а лишь кош­ма­рил. Съезд пред­при­нял попыт­ку импич­мен­та, одно­вре­мен­но состо­я­лось голо­со­ва­ние об отстав­ке пред­се­да­те­ля Вер­хов­но­го Сове­та Хас­бу­ла­то­ва. Ни то, ни дру­гое пред­ло­же­ние не про­шло. После это­го нако­нец-то все реши­лись 25 апре­ля про­ве­сти уже этот мно­го­стра­даль­ный референдум.

По раз­ным дан­ным, уже тогда Кор­жа­ков и Гра­чёв под­го­то­ви­ли указ о раз­гоне пар­ла­мен­та и аре­сте Хас­бу­ла­то­ва. Ель­цин же упо­вал на народ­ную попу­ляр­ность и верил в рефе­рен­дум, указ этот он под­пи­шет лишь 21 сен­тяб­ря 1993 года.

Борис за нас!

Народ устал уже от митин­гов и в поте лица пытал­ся зара­бо­тать на еду. Впер­вые роди­лись гряз­ные полит­тех­но­ло­гии. Со всех экра­нов ТВ и радио аги­ти­ро­ва­ли за Ель­ци­на, ибо СМИ были под­кон­троль­ны его людям. Вер­хов­но­му Сове­ту сло­ва никто не давал, жур­на­ли­стов застав­ля­ли поли­вать гря­зью Руц­ко­го и Хас­бу­ла­то­ва. Спи­ке­ра обви­ня­ли в алч­но­сти и пьян­стве, нар­ко­ма­нии и раз­вра­те, гене­ра­ла Руц­ко­го — в кор­руп­ции, съезд назы­ва­ли бан­ди­та­ми и махновцами.

Такая вот сво­бо­да сло­ва от Бори­са Николаевича.

Всем гово­ри­ли, что на четы­ре вопро­са надо отве­чать так:

«Дове­ря­е­те ли Вы пре­зи­ден­ту Рос­сий­ской Феде­ра­ции Б. Н. Ель­ци­ну?» — ДА

«Одоб­ря­е­те ли Вы соци­аль­но-эко­но­ми­че­скую поли­ти­ку, осу­ществ­ля­е­мую пре­зи­ден­том Рос­сий­ской Феде­ра­ции и пра­ви­тель­ством Рос­сий­ской Феде­ра­ции с 1992 года?» — ДА

«Счи­та­е­те ли Вы необ­хо­ди­мым про­ве­де­ние досроч­ных выбо­ров пре­зи­ден­та Рос­сий­ской Феде­ра­ции?» — НЕТ

«Счи­та­е­те ли Вы необ­хо­ди­мым про­ве­де­ние досроч­ных выбо­ров народ­ных депу­та­тов Рос­сий­ской Феде­ра­ции?» — ДА

Агит­бри­га­да име­ни Ель­ци­на под управ­ле­ни­ем аст­ро­ло­га Глобы:

Народ так и запом­нил — «Да-Да-Нет-Да», так это и вошло в исто­рию Рос­сии. Удоб­но и про­сто. Тор­же­ство полит­тех­но­ло­гий — может быть, пер­вое в исто­рии стра­ны. Впер­вые все от ста­рых совет­ских арти­стов до ново­мод­ных роке­ров начи­на­ют аги­та­цию на кон­цер­тах, на ТВ. Запе­ла Алла Бори­сов­на, Костя Кин­чев и «Али­са», горой за пре­зи­ден­та высту­пи­ли и Таба­ков, и Абду­лов, и аст­ро­лог Гло­ба пред­ска­зал побе­ду царя Бори­са. Под­пи­сы­ва­ют­ся пись­ма и дают­ся интер­вью, где Совет назы­ва­ют «ежов­щи­ной» и реван­шем ГКЧП. Тон исте­ри­чен: «Не дадим фаши­стам взять власть, толь­ко Ель­цин!» Резуль­та­ты ока­за­лись странными.

За досроч­ные выбо­ры пре­зи­ден­та высту­пи­ла поло­ви­на — 49% изби­ра­те­лей. За то, что­бы пере­из­брать депу­та­тов, выска­за­лись боль­ше — 67%. Буд­то ска­за­ли: кати­тесь вы, Ель­цин да Хас­бу­ла­тов, к чер­тям со сво­и­ми поли­ти­ка­ми! Матч окон­чил­ся де-факто вни­чью. Ель­цин не побе­дил, но и не про­ва­лил­ся. Что каса­ет­ся пер­вых двух вопро­сов, то за дове­рие пре­зи­ден­ту тогда выска­за­лись 58%, а соци­аль­но-эко­но­ми­че­скую поли­ти­ку Ель­ци­на одоб­ри­ли 53% участ­ни­ков голо­со­ва­ния. Ины­ми сло­ва­ми, народ ска­зал что-то непо­нят­ное, а слу­шать его не хотели.

Народ о том, как схо­дил на рефе­рен­дум. «Ель­цин — мужик, “Нау­ти­лус” — сила!»:

А поз­же ока­за­лось всё ещё хуже. Кон­сти­ту­ци­он­ный суд заявил, что этот рефе­рен­дум носит харак­тер кон­суль­та­тив­ный, а не обя­за­тель­ный из-за низ­кой явки. Ины­ми сло­ва­ми, никто нико­му не дол­жен ниче­го, всё оста­ёт­ся как есть. Поэто­му кри­зис про­дол­жил нарас­тать и закон­чил­ся кро­ва­во. А если бы рефе­рен­ду­ма не было, может, каз­на бы сэко­но­ми­ла денеж­ку пен­си­о­не­рам и инва­ли­дам. Такие вот дела…


Экс­клю­зив­ные кад­ры нака­нуне референдума:

И при­ме­ры аги­ток апре­ля 1993 года:

Поделиться