«Нет никакого табу на изучение Чеченских войн»

Новым собе­сед­ни­ком VATNIKSTAN в серии интер­вью про исто­ри­че­ский науч­поп в медиа стал Евге­ний Бузев, соос­но­ва­тель попу­ляр­ных сооб­ществ «Она раз­ва­ли­лась», «Засто­я­лась», «Хун­та экс­пресс». Евге­ний рас­ска­зал про отсут­ствие внят­ной исто­рио­гра­фии о 1990‑х, раз­ви­тие фран­ши­зы сооб­ществ VK и граж­дан­скую вой­ну в Таджикистане.


— Паб­лик «Она раз­ва­ли­лась» появил­ся во вре­мя собы­тий на Укра­ине. Это была затея иссле­до­ва­тель­ская или носталь­ги­че­ская? Мне пона­ча­лу паб­лик напо­ми­нал утя­же­лён­ную вер­сию «Детей 1990‑х».

— Изна­чаль­но иссле­до­ва­тель­ские цели не ста­ви­лись. Это был сугу­бо досу­го­вый про­ект, при созда­нии кото­ро­го не пред­по­ла­га­лось ника­кой попу­ляр­но­сти. Это про­ект мой и мое­го ста­ро­го ещё с Мага­да­на това­ри­ща. У нас у обо­их одно­вре­мен­но были бере­мен­ны жёны и нам при­хо­ди­лось мно­го вре­ме­ни про­во­дить дома. Это был конец 2013 — нача­ло 2014 года, тогда начи­на­ли про­ис­хо­дить собы­тия на Май­дане, мы обме­ни­ва­лись инте­рес­ны­ми фото и видео из Кие­ва, а потом мы обра­ти­ли вни­ма­ние, что мате­ри­а­лы из Кие­ва напо­ми­на­ют теле­ви­зор наше­го дет­ства. Мы нача­ли про­во­дить ана­ло­гии с При­дне­стро­вьем, Кара­ба­хом и собы­ти­я­ми, свя­зан­ны­ми с риж­ским ОМО­Ном. Для удоб­ства обме­на инфор­ма­ци­ей мы сде­ла­ли паблик.

Ника­ких уси­лий по его рас­крут­ке не пред­при­ни­ма­ли. Одна­жды толь­ко появив­шей­ся паб­лик удач­но репост­ну­ло сооб­ще­ство «Соци­аль­ная дра­ма. XX век» с деся­тью тыся­ча­ми под­пис­чи­ков, что каза­лось очень боль­шой циф­рой на тот момент. Затем «Она раз­ва­ли­лась» попа­ла в под­бор­ку изда­ния W‑O‑S. Это дало пер­во­на­чаль­ный старт для раз­ви­тия паб­ли­ка. К годов­щине созда­ния «ОР» о нас напи­са­ла «Афи­ша». «ОР» встал на обка­тан­ные рель­сы и мы нача­ли думать о расширении.

Вопрос носталь­гии вооб­ще не сто­ял. Мы нико­гда не носталь­ги­ро­ва­ли о том, о чём пишут «Дети 1990‑х», мы не вспо­ми­на­ли, какие мы жева­ли жвач­ки. Наша цель заклю­ча­лась в том, что­бы вос­ста­но­вить инфор­ма­ци­он­ную кар­ти­ну того вре­ме­ни. Вооб­ще, все эти носталь­ги­че­ские паб­ли­ки, а‑ля «Дети 1990‑х», меня не при­вле­ка­ли, но зато я вдох­нов­лял­ся сооб­ще­ством «Орбита‑4», кото­рое затем помог­ло нам в рас­крут­ке. Отме­чу так­же, что пер­вым моим паб­ли­ком был не «Она раз­ва­ли­лась», а «Хун­та экс­пресс» (толь­ко он по-дру­го­му назы­вал­ся и тема­ти­ка была немно­го другой).

— А ты сам дипло­ми­ро­ван­ный историк?

— У меня обра­зо­ва­ние исто­ри­че­ское, но моя спе­ци­а­ли­за­ция — исто­рио­гра­фия сред­не­ве­ко­вой Скан­ди­на­вии. Тема­ти­ка и близ­ко не свя­за­на. По спе­ци­аль­но­сти я нико­гда не рабо­тал, не счи­тая прак­ти­ки в шко­ле. Мой тру­до­вой путь был свя­зан с жур­на­ли­сти­кой, не так дав­но я пре­кра­тил этим заниматься.

— Ты бы мог рас­ска­зать, чем зани­ма­ют­ся твои одно­курс­ни­ки с мага­дан­ско­го ист­фа­ка? Мно­го ли кто свя­зал свою карье­ру с историей?

— У нас было две основ­ные темы для исто­ри­ков в Мага­дане — это архео­ло­гия и Даль­строй, часть Гула­га. В прин­ци­пе из моих одно­группни­ков все сде­ла­ли неплохую карье­ру, но не все в исто­ри­че­ской сфе­ре. Гума­ни­тар­ное обра­зо­ва­ние в СВГУ (Севе­ро-Восточ­ный госу­дар­ствен­ный уни­вер­си­тет в Мага­дане. — Ред.) хоро­шее дава­ли. Дру­гое дело, что кад­ры уте­ка­ют из университета.

— Кни­га и паб­лик «Она раз­ва­ли­лась» ста­ли хита­ми. Это обу­слов­ле­но тем, что нет ника­кой внят­ной исто­рио­гра­фии и при­лич­но­го науч­по­па по опи­сы­ва­е­мо­му пери­о­ду? Какие в прин­ци­пе при­чи­ны успеха?

— В первую оче­редь, вырос­ло поко­ле­ние тех, кому 35–40 лет и кто огля­ды­ва­ет­ся назад, пыта­ет­ся ожи­вить что-то в памя­ти, поно­сталь­ги­ро­вать. Но под­рос­ло и дру­гое поко­ле­ние, для кото­рых пери­од 1985–1999 годов инте­ре­сен, пото­му что пре­по­да­ва­ние исто­рии это­го вре­ме­ни абсо­лют­но ника­кое. Редак­тор наше­го изда­тель­ства Поро­шин рас­ска­зы­вал, что пер­вой войне в Чечне посвя­щён один абзац в учеб­ни­ке, где очень рас­плыв­ча­то напи­са­но о кон­сти­ту­ци­он­ном кри­зи­се в рес­пуб­ли­ке. Когда люди видят инфор­ма­ци­он­ные пово­ды, свя­зан­ные с Кады­ро­вым, они не пони­ма­ют, поче­му так выстро­и­лись отно­ше­ния с Чеч­нёй. Им негде най­ти ответ.

Да, отсут­ству­ет исто­рио­гра­фия как кате­го­рия. При­чём на такие темы, на какие, каза­лось бы, долж­но быть мно­го книг. Меня посто­ян­но спра­ши­ва­ют, что почи­тать про Чеч­ню, какую бы кни­гу ты посо­ве­то­вал. Мне нече­го посо­ве­то­вать. Есть мему­а­ры. Есть пара очень пло­хо­го каче­ства ком­пи­ля­ций, да в общем, и всё. Поче­му никто не зани­мал­ся Чеч­нёй, загад­ка. Я не могу объ­яс­нить поли­ти­че­ски­ми при­чи­на­ми. Мы обща­лись с чечен­ца­ми, кото­рые рабо­та­ют в госу­дар­ствен­ных струк­ту­рах. Они с инте­ре­сом чита­ют те мате­ри­а­лы, кото­рые появ­ля­ют­ся у нас в паб­ли­ке. У них нет како­го-либо отторжения.
Облож­ка кни­ги «Она развалилась»

— То есть ника­ко­го табу на изу­че­ние Чечен­ских войн нет?

— На мой взгляд, не суще­ству­ет ника­ко­го табу. Более того, есть ост­рый инте­рес обще­ства к этой тематике.

— Может быть, «яиц» нет у исто­ри­ков нет? Не хотят затра­ги­вать тему, за кото­рую при­дёт­ся «изви­нять­ся».

— Вот не знаю. Мы пла­ни­ру­ем сде­лать кни­гу про Чеч­ню. Но вот вспом­нил, у социо­ло­га Дер­лу­гья­на в кни­ге «Адепт Бур­дье на Кав­ка­зе» в том чис­ле затра­ги­ва­ет­ся Чечен­ская вой­на. Я бы вооб­ще назвал эту кни­гу луч­шей про Кав­каз 1990‑х. Ни перед кем Дер­лу­гьян не изви­нял­ся, хотя он рабо­та­ет в ОАЭ, спо­кой­но его бы там нашли. В исто­ри­че­ском аспек­те ситу­а­ция силь­но демонизирована.

— К вам в ком­мен­та­рии несколь­ко раз при­хо­дил сын Дуда­е­ва. Он предо­став­лял вам какой-то контент?

— Немно­го да. Фото­гра­фии нам давал. Но он неча­сто на связь выхо­дит. Интер­вью с ним админ доволь­но дол­го дела­ет. Вооб­ще к нам пери­о­ди­че­ски при­хо­дят люди име­ни­тые и не очень. Так я позна­ко­мил­ся с бой­цом Риж­ско­го ОМО­На, интер­вью у него брал. Бар­ка­шов к нам в ком­мен­ты при­хо­дил. Это в мем превратилось.

— А у кого бы ты хотел взять интер­вью из пер­со­на­жей 1990‑х?

— Гипо­те­ти­че­ски хотел бы взять интер­вью у гене­ра­ла Гра­чё­ва, с боль­шим инте­ре­сом у Баса­е­ва и Ния­зо­ва. Но они уже мерт­вы. Вооб­ще, меня инте­ре­су­ет тема граж­дан­ской вой­ны в Таджи­ки­стане, хотел бы пооб­щать­ся дей­ству­ю­щи­ми лица­ми это­го конфликта.

— Чем обу­слов­лен инте­рес к собы­ти­ям в Таджи­ки­стане? У вас и в кни­ге есть доволь­но подроб­ная статья.

— Это была самая кро­во­про­лит­ная вой­на на пост­со­вет­ском про­стран­стве, о кото­рой прак­ти­че­ски ниче­го не извест­но. Это «пост­со­вет­ская Руан­да». Если бы Таджи­ки­стан нахо­дил­ся в тра­ди­ци­он­ной сфе­ре инте­ре­сов США, то Гол­ли­вуд бы снял уже десят­ки филь­мов про граж­дан­скую вой­ну в Таджи­ки­стане. Но толь­ко недав­но нача­ли выхо­дить худо­же­ствен­ные кни­ги про эту вой­ну. В общем-то, почти ниче­го и нет. Какие-то видео­ма­те­ри­а­лы мы нахо­ди­ли. Но эти видео суще­ству­ют толь­ко с пода­чи «Народ­но­го фрон­та» Таджи­ки­ста­на, объ­еди­нён­ная оппо­зи­ция ниче­го не снимала.


Вой­на в Таджи­ки­стане — это эпич­ные собы­тия, огром­ное коли­че­ство людей было вовле­че­но, выса­жи­ва­лись вер­то­лёт­ные десан­ты, выре­за­лись целые дерев­ни. Мало суще­ству­ет интер­вью с людь­ми, пере­жив­ши­ми эти собы­тия, в Таджи­ки­стане всё-таки дик­та­ту­ра, хотя есть интер­вью ВВС с таджик­ски­ми жен­щи­на­ми. Они рас­ска­зы­ва­ют ужас: про то, что на КПП оста­нав­ли­ва­ли маши­ны, всех муж­чин рас­стре­ли­ва­ли, жен­щин — наси­ло­ва­ли и застав­ля­ли уби­рать тру­пы. У нас об этих собы­ти­ях никто не зна­ет. Худо-бед­но извест­но про вой­ну в Юго­сла­вии, но собы­тия в Таджи­ки­стане обде­ле­ны вни­ма­ни­ем. Но там, напри­мер, слу­жил пол­ков­ник Квач­ков. Хотя сей­час вышла кни­га Нори­на про кон­флик­ты на пост­со­вет­ском про­стран­стве, в кото­рой в том чис­ле затро­ну­та тема граж­дан­ской вой­ны в Таджи­ки­стане. Кни­гу я купил, но ещё читать не начал. Если же гово­рить про науч­ный вклад нашей кни­ги, то ста­тья Кувал­ди­на как раз вос­пол­ня­ет неко­то­рые про­бе­лы в изу­че­нии вой­ны в Таджикистане.

— Мог­ли бы соста­вить порт­рет чита­те­лей «Она развалилась»?

— Ауди­то­рию паб­ли­ка я могу опи­сать доста­точ­но точ­но, осно­вы­ва­ясь на ста­ти­сти­ке VK. Это муж­чи­ны, в основ­ном за 30. При­чём ауди­то­рия «повзрос­ле­ла» вме­сте с паб­ли­ком, начи­на­ли с 25 лет. Зача­стую это люди интел­ли­гент­ных офис­ных про­фес­сий. Они некон­сер­ва­тив­ных поли­ти­че­ских взгля­дов с широ­ким кругозором.

— А суб­куль­тур­ный эле­мент какую роль играет?

— Конеч­но, лич­но­сти созда­те­лей и адми­нов ока­зы­ва­ют силь­ное вли­я­ние на паб­лик. Да, мы с дру­гим соос­но­ва­те­лем паб­ли­ка вышли из суб­куль­тур­ной сре­ды, зани­ма­лись в том чис­ле поли­ти­че­ским акти­виз­мом, мы левых взгля­дов. Пона­ча­лу я ста­рал­ся дистан­ци­ро­вать­ся от это­го, но затем я понял, что каж­дый админ (а сей­час в адми­нах пол­то­ра десят­ка чело­век) вкла­ды­ва­ет часть сво­ей инди­ви­ду­аль­но­сти в паб­лик. Мы, наобо­рот, нача­ли куль­ти­ви­ро­вать этот элемент.

— Как реа­ги­ру­ют люди на появ­ле­ние под­бо­рок песен панк-артистов?

— Ника­ко­го оттор­же­ния не воз­ни­ка­ет. Люди к это­му доволь­но быст­ро при­вык­ли. Сама идея тема­ти­че­ских дней воз­ник­ла так: один из наших адми­нов посто­ян­но «постил мно­го Чеч­ни» (это была типич­ная жало­ба поль­зо­ва­те­лей), и я решил в один момент сде­лать тема­ти­че­ский день Таджи­ки­ста­на, как ответ на эти пре­тен­зии. Пона­ча­лу такие под­бор­ки вызы­ва­ли недо­уме­ние, никто не мог понять, поче­му сего­дня посты толь­ко про Азер­бай­джан или Алба­нию. Посте­пен­но люди при­вык­ли. Уже никто не воз­му­ща­ет­ся. Те, кому это неин­те­рес­но, про­сто про­ма­ты­ва­ют лен­ту. Порой быва­ет, что нахо­дишь узкую тему, про­ра­ба­ты­ва­ешь её, а она мало кому интересна.

— Какие, напри­мер, инте­рес­ные темы «не зашли»?

— Азер­бай­джан пло­хо захо­дит, хотя Азер­бай­джан — это вто­рая по инте­рес­но­сти после Таджи­ки­ста­на стра­на на тер­ри­то­рии быв­ше­го СССР. Если Таджи­ки­стан был «пост­со­вет­ской Руан­дой», то Закав­ка­зье было «пост­со­вет­ской Латин­ской Аме­ри­кой». Азер­бай­джан в 1990‑е глот­нул несколь­ко госу­дар­ствен­ных пере­во­ро­тов, вой­ну, сепа­ра­тизм (поми­мо кара­бах­ско­го, были талыш­ский и лез­гин­ский сепа­ра­тист­ские дви­же­ния). Поче­му-то совсем неин­те­рес­на вой­на в Абха­зии. Хотя, каза­лось бы, эта тема совсем не замал­чи­ва­ет­ся. С дру­гой сто­ро­ны, быва­ет наобо­рот. Мне вот неин­те­рес­ны собы­тия 19 авгу­ста в Москве, но это вызы­ва­ет огром­ное вни­ма­ние ауди­то­рии, кото­рая, прав­да, часто пута­ет собы­тия авгу­ста 1991 года и октяб­ря 1993 года.

— Как фор­ми­ро­ва­лась коман­да админов?

— Я обра­щал вни­ма­ние на людей, кото­рые актив­но писа­ли в «пред­лож­ку». Мы пере­пи­сы­ва­лись, если не вызы­ва­ли друг у дру­га ника­ко­го оттор­же­ния, я пред­ла­гал сотруд­ни­че­ство. Посте­пен­но выра­бо­тал­ся костяк адми­нов. На самом стар­те я кинул клич в поис­ках адми­на. Отклик­нул­ся маль­чиш­ка из Вла­ди­во­сто­ка. Он до сих пор адми­нит «ОР», хотя уже вырос, в инсти­ту­те учит­ся. На дан­ный момент наши адми­ны живут в Рос­сии, Укра­ине, Лит­ве, Эсто­нии, Сер­бии и США. Мос­ков­ская часть «админ­ки» регу­ляр­но встре­ча­ет­ся. С неко­то­ры­ми ребя­та­ми я креп­ко сдружился.

Евге­ний Бузев

— А как ты позна­ко­мил­ся с соав­то­ра­ми кни­ги — Дмит­ри­ем Окре­стом и Ста­ни­сла­вом Кувалдиным?

— С Дмит­ри­ем Окре­стом позна­ко­мил­ся через общих дру­зей. А с Кувал­ди­ным на Фейс­бу­ке: уви­дел в репо­сте какую-то его ста­тью. Она мне очень понра­ви­лась, а мне для одно­го медий­но­го про­ек­та был нужен поло­но­вед. После это­го мы нача­ли общать­ся. А уже когда встал вопрос о напи­са­нии кни­ги, кан­ди­да­ту­ра Кувал­ди­на при­шла в голо­ву одной из пер­вых — он не толь­ко дипло­ми­ро­ван­ный исто­рик, но и журналист.

— У вас уже сфор­ми­ро­ва­лась сет­ка исто­ри­че­ских паб­ли­ков. Как она назы­ва­ет­ся? Обще­при­ня­то­го назва­ния, так пони­маю, нет.

— Я пла­ни­рую све­сти и офор­мить воеди­но. Для себя наши паб­ли­ки назы­ваю «Места памя­ти». Это цита­та из Пье­ра Нора, пред­ста­ви­те­ля фран­цуз­ской шко­лы анна­лов. «Место памя­ти» очень удач­но выра­жа­ет суть про­ек­та. Кон­цеп­ция Пье­ра Нора мне очень понра­ви­лась. Но я с ней позна­ко­мил­ся уже после того, как появи­лись наши паб­ли­ки. Я так назвал канал в Теле­гра­ме.

— Как фор­ми­ру­ет­ся кон­цеп­ция паб­ли­ков? У вас они очень разношёрстные.

— Не все паб­ли­ки созда­ны мной. У нас фак­ти­че­ски суще­ству­ет фран­ши­за. Часть паб­ли­ков дела­ли дру­гие люди, они про­сто при­со­еди­ня­лись к наше­му сооб­ще­ству. Это каса­ет­ся «Проб­ко­во­го шле­ма» и «Неча­ев­щи­ны».

Сле­ду­ю­щим паб­ли­ком после «Она раз­ва­ли­лась» был «Засто­я­лась». Это было прак­ти­че­ское реше­ние. В поис­ках кон­тен­та попа­да­лись мате­ри­а­лы, кото­рые отно­си­лись к бреж­нев­ской эпо­хе. Выки­нуть было жал­ко, а раз­мы­вать рам­ки «ОР» не хоте­лось. Потом был пре­об­ра­зо­ван паб­лик «Хун­та экс­пресс», кото­рый кон­цеп­ту­аль­но стал похож на «Она раз­ва­ли­лась», но толь­ко для стран тре­тье­го мира. Затем уже фор­ми­ро­ва­ние исто­ри­че­ско­го кон­тен­та ста­ло на про­мыш­лен­ные рель­сы. Я изу­чаю раз­лич­ные точ­ки вхо­да кон­тен­та, нью­сдже­кинг (реак­цию на акту­аль­ные ново­сти; дали срок Белых — мы выло­жи­ли фото моло­до­го Белых). Это очень помо­га­ет в рас­крут­ке. Гру­бо гово­ря, мы изу­ча­ем спрос.

Послед­ний про­ект, кото­рый появил­ся, — это канал в Теле­гра­ме chaosss_drugs. Мы ори­ен­ти­ро­ва­лись исклю­чи­тель­но на инте­рес чита­те­ля: нар­ко­ти­ки — тема инте­рес­ная, им посвя­ще­но гро­мад­ное коли­че­ство теле­грам-кана­лов, но нет ни одно­го про исто­рию нар­ко­ти­ков. Канал очень хоро­шо рас­кру­тил­ся, за три неде­ли боль­ше двух тысяч подписчиков.


— В соци­аль­ных сетях в исто­ри­че­ских обсуж­де­ни­ях пол­но чок­ну­тых агрес­сив­ных людей. С чем ты это связываешь?

— Это вопрос соци­аль­ных сетей как тако­вых и рос­сий­ско­го обще­ства в целом. Если бы мы сде­ла­ли паб­лик в «Одно­класс­ни­ках» (кста­ти, он у нас будет), то мы бы там уви­де­ли ещё боль­ше агрес­сив­ных людей. У нас очень стро­гая поли­ти­ка банов на «ОР» — сей­час заба­не­но око­ло двух тысяч чело­век. Баним мы навсе­гда. Баним за мело­чи. Ника­кой сво­бо­ды сло­ва у нас нет. Пона­ча­лу, когда я паб­лик толь­ко созда­вал, я с кем-то посто­ян­но спо­рил, нико­го не банил. Но потом я понял, что в раз­го­во­рах с чок­ну­ты­ми ты теря­ешь мно­го вре­ме­ни, ниче­го им не дока­зы­вая, я эту поли­ти­ку сме­нил. Вто­рой момент: у меня есть какие-то свои убеж­де­ния и иде­а­лы — парень, если тебе они не нра­вят­ся, ты можешь про­сто про­мол­чать. Мы созда­ли сре­ду обще­ния, не харак­тер­ную для VK. Ска­жем, мы не допус­ка­ем гомо­фоб­ные и сек­сист­ские выска­зы­ва­ния. Навер­ное, мы един­ствен­ный нете­ма­ти­че­ский паб­лик с такой прин­ци­пи­аль­ной пози­ци­ей. Мы, преж­де все­го, созда­ём ком­форт­ную сре­ду для людей, с кем нам было бы при­ят­но общаться.

— Вопрос про моне­ти­за­цию. Рекла­мо­да­тель неохот­но идёт в медиа, свя­зан­ные с исто­ри­ей. Как ты дума­ешь, почему?

— Не ска­зал бы, что совсем рекла­мо­да­тель не идёт. Он идёт не так хоро­шо, как хоте­лось бы. На VK появи­лась систе­ма для моне­ти­за­ции «реклам­ная сеть», в кото­рой есть опре­де­лён­ные кри­те­рии. Этим кри­те­ри­ям доволь­но слож­но соот­вет­ство­вать исто­ри­че­ско­му паб­ли­ку. Я не смог под­клю­чить ни один исто­ри­че­ский паб­лик. С рекла­мы на VK при­хо­дит все­го несколь­ко тысяч руб­лей в месяц. Но бла­го­да­ря «ОР» я сде­лал неплохую карье­ру как SMM-спе­ци­а­лист, что мож­но счи­тать, навер­ное, ком­мер­че­ским успе­хом. Я боль­ше верю в созда­ние в рам­ках сооб­ществ неко­ей общей сквоз­ной темы, кото­рую мож­но было бы моне­ти­зи­ро­вать. При этом я могу кон­ста­ти­ро­вать, что в паб­ли­ках на VK сидит вполне пла­тё­же­спо­соб­ная ауди­то­рия, это 30+, с усто­яв­шей­ся рабо­той и семьёй. Актив­но обра­ща­ют­ся не реклам­ные агент­ства, а медиа. У нас был спец­про­ект со «Сно­бом». Пери­о­ди­че­ски рас­кру­чи­ва­ем малые медиа, с кем-то по бар­те­ру, с кем-то за день­ги, с кем-то за нема­те­ри­аль­ные цен­но­сти. Рабо­та­ем с «ОВД-Инфо», «Спектр-Прес­сом» и дру­ги­ми изда­ни­я­ми. Отча­сти это свя­за­но с тем, что я сам из медий­ной среды.

— Ты писал для «Сно­ба», «Фур­фу­ра» и дру­гих изда­ний. Насколь­ко потреб­ность в текстах тема­ти­ки «Она раз­ва­ли­лась» есть в медиа?

— Огром­ная потреб­ность в текстах суще­ству­ет. Ещё ряд изда­ний ко мне обра­щал­ся, но у меня физи­че­ски не хва­та­ло вре­ме­ни. Совсем недав­но вышел блог «Футу­рист» с пред­ло­же­ни­ем сде­лать мате­ри­ал про кон­соль­ные игры 1990‑х. В основ­ном мы инте­рес­ны бла­го­да­ря боль­шой нара­бо­тан­ной медиа-базе источ­ни­ков по пери­о­ду, в кото­рых мы хоро­шо ориентируемся.

— Как эта база нара­ба­ты­ва­лась? Поиск pdf-архи­вов на торрентах?

— Чисто эмпи­ри­че­ским путём. Сей­час, допу­стим, для меня не соста­вит тру­да най­ти тот или иной файл. Я хоро­шо раз­би­ра­юсь в циф­ро­вых архи­вах. Из дей­стви­тель­но сто­я­щих, напри­мер, я мог бы назвать хоро­ший немец­кий архив OSA, там есть архив рос­сий­ско­го теле­ви­де­ния нача­ла 1990‑х. На сай­те «Ель­цин-цен­тра» выло­же­ны под­шив­ки несколь­ких изда­ний. Когда ты этим зани­ма­ешь­ся, ты посте­пен­но нара­ба­ты­ва­ешь навык, где искать тот или иной материал.

Облож­ка сооб­ще­ства «Она развалилась»

— А какие паб­ли­ки ещё бы ты хотел делать?

— Мне инте­рес­на тема­ти­ка пират­ства. Очень мно­го все­го выхо­ди­ло по этой теме, но нет ниче­го внят­но­го на VK. Тео­ре­ти­че­ски хотел бы паб­лик про XVII век. Но не хва­та­ет ресур­сов. Ресур­сов едва хва­та­ет на то, что есть. Малей­ший сбой — уже сооб­ще­ство простаивает.

— Поче­му ниче­го не сде­ла­ли про 1917 год?

— Не вывез­ли. Опять же ресур­сов очень мно­го. Были пла­ны делать тема­ти­че­ские посты про собы­тия Фев­раль­ской рево­лю­ции в раз­ных реги­о­нах, но не полу­чи­лось. Но у нас ско­ро будет тема­ти­че­ский день ком­му­низ­ма и тогда мы что-то такое сделаем.

— У вас появил­ся сайт. Буде­те туда выкла­ды­вать контент?

— У нас пока сайт выпол­ня­ет роль визит­ки. Я не верю в сайт как медиа-носи­тель, я счи­таю, что сай­ты уже не акту­аль­ны. Мне бли­же кросс-плат­фор­мен­ный под­ход, что­бы люди в удоб­ной для них соци­аль­ной сети или мес­сен­дже­ре мог­ли бы про­чи­тать мате­ри­ал. Сайт как визит­ка нужен, но я хочу, что­бы люди с сай­та при­шли ко мне в соци­аль­ные сети, а не наобо­рот, как это дела­ет боль­шин­ство. Есть попу­ляр­ные медиа, у кото­рых вооб­ще нет сай­та. «Лен­тач» тот же самый. Я хочу сде­лать исто­ри­че­ское медиа без сайта.

— Будем завер­шать интер­вью. Хотел бы, что­бы ты поре­ко­мен­до­вал худо­же­ствен­ные филь­мы, кото­рые наи­луч­шим обра­зом отра­жа­ют эпо­ху 1985–1999 годов.

— Мой самый люби­мых фильм худо­же­ствен­ный — это «Мама, не горюй». Я высо­ко оце­ни­ваю фильм по сце­на­рию Адоль­фы­ча «Чужая». А вот «Бри­га­ду» я не люб­лю. Слиш­ком она кар­тон­ная. Что каса­ет­ся Чеч­ни, то сто­ит посмот­реть «Чисти­ли­ще», хоть идео­ло­ги­че­ски этот фильм для меня непри­я­тен. Я бы реко­мен­до­вал посмот­реть всю «пере­стро­еч­ную чер­ну­ху», филь­мы из этой кате­го­рии мож­но бес­ко­неч­но пере­чис­лять. Эти филь­мы отлич­но отра­жа­ют дух эпо­хи. Выде­лил бы ещё недав­ний фильм «Тес­но­та».

— …И пять аль­бо­мов рус­ских групп, кото­рые бы отра­жа­ли ту же эпоху.

— Азъ — «Клас­со­вая нена­висть». Пур­ген — «Убей пре­зи­ден­та» (прав­да, это не совсем аль­бом, это сбор­ник). Граж­дан­ская обо­ро­на — «Верш­ки и Кореш­ки». Любой аль­бом «Ком­би­на­ции» и любом аль­бом «Мира­жа». Три панк-аль­бо­ма, важ­ных для мое­го фор­ми­ро­ва­ния, и два — попсы, кото­рая была фоном.

Поделиться