Литература для народа. Нелегальные революционные книги 1870‑х годов

Отправ­ля­ясь «в народ», рево­лю­ци­о­не­ры 1870‑х годов бра­ли с собой про­па­ган­дист­скую лите­ра­ту­ру. Она мог­ла быть легаль­ной — про­из­ве­де­ния писа­те­лей Нико­лая Нау­мо­ва, Филип­па Нефё­до­ва и дру­гих, и неле­галь­ной — сочи­нён­ные сами­ми народ­ни­ка­ми попу­ляр­ные бро­шю­ры, в кото­рых соци­а­ли­сти­че­ские и рево­лю­ци­он­ные идеи пре­под­но­си­лись в доступ­ной для кре­стьян фор­ме — сказ­ки, про­кла­ма­ции, сти­хи, исто­ри­че­ские и псев­до­ре­ли­ги­оз­ные произведения.

Бро­шю­ры изда­ва­лись за гра­ни­цей или неле­галь­ны­ми типо­гра­фи­я­ми в Рос­сии (преж­де все­го, типо­гра­фи­ей «чай­ков­цев») под без­обид­ны­ми облож­ка­ми и назва­ни­я­ми с вымыш­лен­ны­ми выход­ны­ми дан­ны­ми и помет­кой «доз­во­ле­но цен­зу­рою». Авто­ра­ми их были Лев Тихо­ми­ров, Сер­гей Степ­няк-Крав­чин­ский, Лео­нид Шиш­ко, Васи­лий Бер­ви-Фле­ров­ский, Алек­сандр Иван­чин-Писа­рев, Сер­гей Подо­лин­ский и дру­гие рево­лю­ци­о­не­ры. Все­го в 1872–1877 годах таких бро­шюр было напе­ча­та­но более двадцати.

«Хож­де­ние в народ». Худож­ник Иван Соко­лов. Конец XIX — нача­ло ХХ века

Ведя про­па­ган­ду в деревне, народ­ни­ки, как пра­ви­ло, сами чита­ли бро­шю­ры кре­стья­нам. Неслу­чай­но мно­гие из них напи­са­ны в фор­ме бесе­ды. Само­сто­я­тель­но неле­галь­ную лите­ра­ту­ру кре­стьяне почти не чита­ли: негра­мот­ные, как пра­ви­ло, отда­ва­ли кни­ги детям или пус­ка­ли их на хозяй­ствен­ные нуж­ды («на цыгар­ки»), гра­мот­ные же — либо не чита­ли вовсе, либо, запо­до­зрив «вред­ное» содер­жа­ние, сооб­ща­ли о кни­гах соот­вет­ству­ю­ще­му начальству.

Неле­галь­ные бро­шю­ры, напи­сан­ные народ­ни­ка­ми для веде­ния про­па­ган­ды, пред­став­ля­ют боль­шую цен­ность для пони­ма­ния идео­ло­гии и миро­воз­зре­ния рево­лю­ци­о­не­ров 1870‑х годов. В них при­чуд­ли­во пере­пле­лись тео­рии Марк­са, Лас­са­ля, Чер­ны­шев­ско­го, Лав­ро­ва, Баку­ни­на, фольк­лор­ные и хри­сти­ан­ские моти­вы, отра­зи­лись пред­став­ле­ния народ­ни­ков о само­дер­жа­вии, капи­та­лиз­ме, рево­лю­ции и пре­крас­ном соци­а­ли­сти­че­ском будущем.


«Где лучше: Сказка о четырех братьях» (Лев Тихомиров, 1873 год)

Четы­ре бра­та — Иван, Сте­пан, Демьян и Лука — с рож­де­ния жили в глу­хом лесу, в мире и согла­сии, не ведая ниче­го об окру­жа­ю­щем мире. Слу­чай­но узнав о суще­ство­ва­нии дру­гих людей, они стал­ки­ва­ют­ся с совер­шен­но новы­ми для них поряд­ка­ми и реша­ют раз­де­лить­ся и отпра­вить­ся на поис­ки луч­шей жиз­ни — на Север, Юг, Запад и Восток. Но вез­де они ста­но­вят­ся сви­де­те­ля­ми страш­ных неспра­вед­ли­во­стей по отно­ше­нию к про­сто­му чело­ве­ку — чудо­вищ­ной бед­но­сти, наси­лия и обма­на со сто­ро­ны мест­но­го началь­ства, куп­цов, духовенства.

Встреч­ные люди объ­яс­ня­ют бра­тьям осно­вы сло­жив­ше­го­ся поряд­ка, один из них даже полу­ча­ет исто­ри­че­ский экс­курс о фор­ми­ро­ва­нии кре­пост­но­го пра­ва и нагляд­ное пред­став­ле­ние о марк­сист­ской тео­рии при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти. Всю­ду бра­тья изум­ля­ют­ся бес­пра­вию кре­стьян и пыта­ют­ся под­нять их на бунт. В резуль­та­те их аре­сто­вы­ва­ют и при­го­ва­ри­ва­ют к каторге.

В пер­во­на­чаль­ном вари­ан­те Тихо­ми­ро­ва сказ­ка закан­чи­ва­лась мрач­но: бра­тья встре­ти­лись на эта­пе в Сибирь и запла­ка­ли. После про­чте­ния «Сказ­ки» «чай­ков­ца­ми» столь без­на­дёж­ный финал было реше­но заме­нить на кон­цов­ку, пред­ло­жен­ную Пет­ром Кро­пот­ки­ным: бра­тья встре­ча­ют­ся по доро­ге в Сибирь, но им уда­ёт­ся бежать, и они отправ­ля­ют­ся обрат­но про­по­ве­до­вать бунт по всей России:

«С той поры они ходят по рус­ской зем­ле, они будят вез­де мужи­ков-кре­стьян, их зовут на кро­ва­вый пир. Они ходят на Юг, на Север, на Восток ходят, на Запад; их никто не зна­ет, не веда­ет, но всяк слы­шит гром­кий голос их; и от голо­са того мужик обод­ря­ет­ся, поды­ма­ет свою голо­ву опу­щен­ную, заки­па­ет в нём кровь клю­чом, и готов он идти за волю свою, за зем­лю и льго­ты кре­стьян­ские. И когда про­све­тят они всех кре­стьян, загу­дит, зашу­мит Русь-матуш­ка, слов­но море синее зако­лы­шет­ся, и пото­пит вол­на­ми могу­чи­ми она всех сво­их лютых недругов».

Пол­ное изда­ние читай­те по ссыл­ке.


«Сказка о копейке» (Сергей Степняк-Кравчинский, 1874 год)

Глав­ный герой сказ­ки, про­стой мужик, выка­пы­ва­ет из-под зем­ли мед­ную копей­ку. Обра­до­ван­ный, он идёт домой, но по пути встре­ча­ет попа и отда­ет ему своё богат­ство. Далее раз­во­ра­чи­ва­ет­ся захва­ты­ва­ю­щий рас­сказ о том, как эта копей­ка цир­ку­ли­ру­ет меж­ду попом, поме­щи­ком и куп­цом, пери­о­ди­че­ски воз­вра­ща­ясь в руки того же мужи­ка. Копей­ка доста­ет­ся она ему тяже­лей­шим тру­дом, и каж­дый раз он вынуж­ден вновь с ней рас­ста­вать­ся. Мужик без­ро­пот­но пере­но­сит свои стра­да­ния, с энту­зи­аз­мом выпол­ня­ет рабо­ту, ува­жи­тель­но отно­сит­ся к сво­им мучи­те­лям. Но одна­жды, в оче­ред­ной раз полу­чив обрат­но свою мед­ную копей­ку, пони­ма­ет, что тру­дит­ся даром, и отка­зы­ва­ет­ся пла­тить попу и поме­щи­ку. Ста­но­во­му не уда­ет­ся спра­вить­ся с мужи­ком, и про­тив него отправ­ля­ют целую роту сол­дат, но и от них мужик убе­га­ет в лес.

Заснув, мужик видит сон — кар­ти­ну свет­ло­го буду­ще­го без поме­щи­ков, куп­цов и чинов­ни­ков. Кре­стьяне сов­мест­но обра­ба­ты­ва­ют при­над­ле­жа­щую им зем­лю, арте­ли сво­бод­но обме­ни­ва­ют­ся про­дук­та­ми, все вопро­сы реша­ют­ся через само­управ­ле­ние. Уви­ден­ное не укла­ды­ва­ет­ся у мужи­ка в голо­ве. Ему кажет­ся, что без поме­щи­чье­го над­зо­ра рабо­тать кре­стьяне будут пло­хо, а при обмене това­ра­ми люди всё рав­но будут обма­ны­вать друг дру­га. Но сопро­вож­да­ю­щий мужи­ка ста­рец раз­ве­и­ва­ет его сомне­ния при помо­щи притч. И когда мужик пол­но­стью уве­ря­ет­ся в спра­вед­ли­во­сти и разум­но­сти поряд­ков пре­крас­но­го буду­ще­го, ста­рец бла­го­слов­ля­ет его идти проповедовать.

Проснув­шись, мужик впа­да­ет в уны­ние: уви­ден­ное буду­щее кажет­ся ему невоз­мож­ным. Но тут он видит, как стая малень­ких пти­чек спа­са­ет­ся от яст­ре­ба, а табун лоша­дей побеж­да­ет вол­ка. «Теперь я знаю, что нам нуж­но мужи­кам делать», — вос­кли­ца­ет он и отправ­ля­ет­ся в странствие.

«Пой­дём же брат­цы во все сто­ро­ны вели­ко­го цар­ства рус­ско­го и будем гово­рить наро­ду, что наста­ла пора под­нять­ся нам про­тив зло­де­ев наших. Пусть каж­дый, до кого дой­дёт голос мой, покля­нёт­ся в серд­це сво­ём про­по­ве­до­вать бра­тьям сво­им всю прав­ду, как апо­сто­лы про­по­ве­до­ва­ли. Пусть каж­дый покля­нёт­ся при­нять муку и смерть за бра­тьев сво­их, как при­ни­ма­ли апо­сто­лы!! И тогда всей зем­лей, как один чело­век, под­ни­мет­ся вся Русь Матуш­ка и ника­кая сила вра­жья не усто­ит про­тив нас! Тогда-то наста­нет на зем­ле цар­ство Божие, цар­ство прав­ды и люб­ви, и не будет на ней пла­ча, ни болез­ней, ни скор­би, ни страданий!»

Пол­ное изда­ние читай­те по ссыл­ке.


«Хитрая механика: правдивый рассказ, откуда и куда идут деньги» (Василий Варзар, 1874 год)

Бро­шю­ра напи­са­на как диа­лог двух рабо­чих, один из кото­рых, Сте­пан, разъ­яс­ня­ет дру­го­му, Андрею, «хит­рую меха­ни­ку» — устрой­ство бюд­жет­но-нало­го­вой систе­мы в Рос­сии. На при­ме­рах из обы­ден­ной жиз­ни Сте­пан рас­ска­зы­ва­ет о тамо­жен­ных пошли­нах, кос­вен­ных и пря­мых нало­гах, под­во­дя сво­е­го изум­лён­но­го собе­сед­ни­ка к тому, что все нало­ги в госу­дар­стве так или ина­че берут­ся из кре­стьян­ско­го кар­ма­на. Это было попу­ляр­ное изло­же­ние рабо­ты Фер­ди­нан­да Лас­са­ля о кос­вен­ных нало­гах, опуб­ли­ко­ван­ной на рус­ском язы­ке в 1870 году.

Но кре­стья­ни­ну из собран­ных с него же нало­гов ниче­го не воз­вра­ща­ет­ся — толь­ко мизер­ная сум­ма на содер­жа­ние народ­ных школ. Все бюд­жет­ные сред­ства тра­тят­ся на армию, дво­рян, чинов­ни­ков и царя — живу­ще­го в рос­ко­ши «пер­во­го поме­щи­ка и фаб­ри­кан­та». От всех этих рас­ска­зов Андрей при­хо­дит в уны­ние, но Сте­пан его при­обод­ря­ет надеж­да­ми на пред­сто­я­щую революцию.

Про­хо­дит неко­то­рое вре­мя, за кото­рое Андрей уже сам начи­на­ет луч­ше раз­би­рать­ся в «хит­рой меха­ни­ке». Его раз­го­вор со Сте­па­ном про­дол­жа­ет­ся, но посвя­щён он уже дру­гой теме — свер­же­нию суще­ству­ю­ще­го поряд­ка и обра­зу буду­ще­го спра­вед­ли­во­го строя. Сте­пан убеж­да­ет скеп­ти­че­ски настро­ен­но­го Андрея, что власть сла­ба и лише­на внут­рен­не­го един­ства, так как постро­е­на лишь на воров­стве и мошен­ни­че­стве: «Вся-то их хит­рая меха­ни­ка вырос­ла из одно­го кор­ня: нико­му не верь; тащи, что смо­жешь; а совесть — к чёр­ту». Един­ствен­ная реаль­ная сила в госу­дар­стве — кре­стьяне и из них же набран­ное вой­ско. Кро­ме того, на помощь кре­стья­нам идёт обра­зо­ван­ная моло­дежь, кото­рая воору­жит их науч­ным знанием.

Андрей про­дол­жа­ет сомне­вать­ся: а что если и при новом поряд­ке опять заве­дёт­ся «хит­рая меха­ни­ка»? Но Сте­пан уве­рен­но отве­ча­ет, что в борь­бе с вра­гом кре­стьяне осо­зна­ют себя бра­тья­ми, и когда все мучи­те­ли будут уни­что­же­ны, то ничто не поме­ша­ет им уста­но­вить свой поря­док — брат­ство и правду:

«Надо, что­бы весь люд пра­во­слав­ный жил меж­ду собой, что бра­тья род­ные; что­бы не было тво­е­го али мое­го, а всё было бы общее — брат­ское; что­бы и тру­дил­ся-то вся­кий, не так как теперь, толь­ко для себя одно­го, а со все­ми сооб­ща, каж­дый по сво­ей силуш­ке, а брал бы сколь­ко каж­до­му нуж­но, ни боль­ше, ни мень­ше. <…> Тогда нече­го мне думать о том, как бы с бары­шом для себя свою силу про­дать… Когда все мы бра­тья, то к чер­ту барыш. А если нет бары­ша, так никто не нако­пит и богат­ства супро­тив дру­го­го. Никто у дру­го­го воро­вать не ста­нет. А без воров­ства — ни бари­ном не сде­ла­ешь­ся, ни кула­ком не будешь, и раз­ле­тит­ся тогда, как дым, всё нынеш­нее зло. Одно сло­во, коли мы, мужи­ки, уста­но­вим про­меж себя брат­ство, то будет прав­да меж­ду нами и не будет той прав­де конца…»

Пол­ное изда­ние читай­те по ссыл­ке.


«Сказка о Мудрице Наумовне», или «Сказка-говоруха» (Сергей Степняк-Кравчинский, 1875 год)

Глав­ный герой сказ­ки в поис­ках прав­ды встре­ча­ет Любу­шу (Любовь), кото­рая при­во­дит его к сво­е­му бра­ту стар­цу Нау­му (Разу­му). Тот отво­дит героя в вол­шеб­ный лес с бабоч­ка­ми (кни­га­ми). Одна из них — Муд­ри­ца Нау­мов­на («Капи­тал» Марк­са) пере­но­сит героя на сво­их кры­льях в Лон­дон. Там перед ним рас­кры­ва­ют­ся жут­кие сце­ны жиз­ни англий­ских рабо­чих. В ужа­се герой пони­ма­ет, что это страш­ное капи­та­ли­сти­че­ское буду­щее ждёт и рус­ский народ. Один из рабо­чих про­па­ган­ди­стов гово­рит глав­но­му герою:

«Ужас­ны муки наро­да наше­го, а о том, до чего дове­дут они вас, даже и поду­мать страш­но! Открой­те же гла­за и взгля­ни­те на про­пасть, перед кото­рой сто­и­те! Вы изба­ви­лись от каба­лы поме­щи­чьей, а ждет вас ещё худ­шая каба­ла — купе­че­ская! Всё отни­мут у вас куп­цы, как у нас отня­ли. Будут они зама­ри­вать вас на сво­ей про­кля­той рабо­те, как нас зама­ри­ва­ют. Поте­ря­е­те вы силу и здо­ро­вье на ней, как мы поте­ря­ли. Под­ни­ми­тесь же, пока не позд­но, пока куп­цы не насо­са­лись вашей кро­ви, пока не окреп­ли они как у нас, пото­му тогда труд­но будет спра­вить­ся с ними».

Рабо­чие соби­ра­ют­ся под­нять вос­ста­ние. Хотя собы­тия по-преж­не­му про­ис­хо­дят в Англии, опи­са­ны они так, буд­то это кре­стьян­ский бунт в рус­ской деревне. Одна­ко ещё до нача­ла вос­ста­ние подав­ля­ют сол­да­та­ми. Друг глав­но­го героя рабо­чий Нико­лай поги­ба­ет у него на руках и перед смер­тью заве­ща­ет ему про­дол­жать борь­бу. Опу­сто­шён­ный герой бре­дёт по лесу, где сно­ва встре­ча­ет Муд­ри­цу Нау­мов­ну, и она пере­но­сит его в Брюс­сель на собра­ние меж­ду­на­род­но­го сою­за рабо­чих (име­ет­ся в виду III кон­гресс Интер­на­ци­о­на­ла 1868 года). Собрав­ши­е­ся рас­ска­зы­ва­ют о сво­их бедах и дого­ва­ри­ва­ют­ся отпра­вить­ся под­ни­мать людей по все­му све­ту про­тив поме­щи­ков, куп­цов и властителей:

«Весь тепе­реш­ний поря­док это — ядо­ви­тое дере­во. Вет­ки на нём — это куп­цы. Ствол — это поме­щи­ки. А корень — это царь. <…> Толь­ко тогда истре­бишь ты его, когда с кор­нем вырвешь его из зем­ли и сожжёшь его до послед­ней веточ­ки и раз­ве­ешь пепел на все четы­ре стороны».

После собра­ния герой реша­ет вер­нуть­ся обрат­но в Рос­сию, так как теперь он зна­ет, что нуж­но делать.

В кон­це сказ­ки автор раз­во­ра­чи­ва­ет перед чита­те­лем образ пре­крас­но­го буду­ще­го — «работ­ниц­кий поря­док», при кото­ром работ­ни­ки — сами себе гос­по­да, про­из­вод­ством вла­де­ют всем миром, про­из­ве­дён­ное рас­пре­де­ля­ют поров­ну, а исполь­зо­ва­ние машин повы­ша­ет про­из­во­ди­тель­ность тру­да, предо­сте­ре­гая от идеи все­об­ще­го деле­жа, кото­рый при­ве­дёт лишь к воз­рож­де­нию нынеш­не­го нера­вен­ства. Автор не оста­нав­ли­ва­ет­ся на эко­но­ми­че­ских выго­дах буду­ще­го поряд­ка, но идёт даль­ше и опи­сы­ва­ет небы­ва­лый взлёт искус­ства и нау­ки и духов­ное пере­рож­де­ние человека:

«Когда ты поплы­вёшь по тече­нию вели­кой реки, то ты уви­дишь, что чем даль­ше плы­вёшь ты, тем она дела­ет­ся всё шире и шире, всё глуб­же и глуб­же, пока не впа­дет нако­нец в бес­ко­неч­ное море.

Тако­во же и буду­щее царство.

Вели­ко сча­стье, кото­рое оно даёт через богат­ство. Ещё боль­ше то, кото­рое дадут людям искус­ства, худо­же­ства и нау­ки. Но это толь­ко вер­хо­вья вели­кой реки. Глу­бо­ки они, но ничтож­на их глу­би­на перед глу­би­ной того бес­ко­неч­но­го моря, в кото­рое впа­да­ет она.

Это море — то сча­стье, кото­рое даёт чело­ве­ку сам чело­век. Ибо истин­но гово­рю тебе, что при­дет вре­мя, когда сами люди пере­ро­дят­ся, когда очи­стят­ся они от всех поро­ков, кото­рые осквер­ня­ют их теперь, и не будет уже на зем­ле ни лжи, ни обма­на, ни оби­ды, ни наси­лия, ни коры­сти, ни зави­сти, ни зло­бы, ни враж­ды! Любовь и прав­да воца­рят­ся на ней и цар­ствию их не будет ни пре­де­ла, ни конца».

Пол­ное изда­ние читай­те по ссыл­ке.


«Внушителя словили» (Александр Иванчин-Писарев, 1875 год)

В деревне ста­ро­ста ловит народ­ни­ка-про­па­ган­ди­ста («вну­ши­те­ля») и соби­ра­ет­ся отве­сти его к ста­но­во­му. Но кре­стьяне заин­те­ре­со­вы­ва­ют­ся новым чело­ве­ком и уго­ва­ри­ва­ют ста­ро­сту его «допро­сить». «Вну­ши­тель» объ­яс­ня­ет кре­стья­нам, что он учит «прав­де». А прав­да заклю­ча­ет­ся в том, что кре­стья­нин всех кор­мит и всех оде­ва­ет, а сам оста­ет­ся ни с чем, а вино­ва­ты в этом поме­щи­ки, куп­цы и началь­ство (вплоть до царя), от кото­рых нуж­но изба­вить­ся. Речи «вну­ши­те­ля» быст­ро нахо­дят отклик у кре­стьян. Толь­ко ста­ро­ста до кон­ца пыта­ет­ся отсто­ять суще­ству­ю­щие поряд­ки, наде­ясь на пра­ви­тель­ство и царя. В ито­ге кре­стьяне отби­ва­ют про­па­ган­ди­ста у ста­ро­сты и помо­га­ют ему бежать.

Текст бро­шю­ры постро­ен как диа­лог, ими­ти­ру­ю­щий живую народ­ную речь:

«— Зна­чит, я так пони­маю, ты себе линию взял вну­шать? — спро­сил Егор.
— Точ­но.
— То-то: я сам сме­каю — поке­ле­ва мужик-то себе в поня­тие не взял… вон ста­ро­ста-то наш — видел? Тоже неско­ро сго­во­ришь…
— Вести­мо, так!.. Вот мы и рас­ки­ну­лись было по раз­ным местам… Хоте­ли…
— Осве­тить?
— Да, да!.. За то и ловят нас, на катор­ге гно­ят, в тюрь­ме мучат…
— Страх их берёт!
— Ещё бы: не рав­но как мужик всю прав­ду раз­ню­ха­ет — что тогда? Мно­го ль, мали ли пой­мёт еже­ли — за дело мож­но! А заар­та­чит­ся, доб­ром не усту­пит и сил­ком впра­ве… Вам что? Разе по прав­де гос­по­да чем вла­де­ют? Разе по прав­де купец в мас­ле ката­ет­ся, а ты..? Разе хозя­е­ва да чинов­ни­ки за тру­ды свои… чьи денеж­ки-то они про­жи­га­ют? Всё у рабо­че­го выбра­но!.. А от царя вам ждать, чтоб он… не сра­ми­тесь луч­ше: царь завсе­гда есть и будет царь бар­ский, купе­че­ский… Самим вам надоть под­нять­ся! Сами отни­ми­те: там всё ваше, награбленное!»

Пол­ное изда­ние читай­те по ссыл­ке.


«Из огня да в полымя, или Вот тебе, бабушка, и Юрьев день!» (Сергей Степняк-Кравчинский, 1876 год)

В бро­шю­ре на осно­ве «Капи­та­ла» Марк­са в соче­та­нии с народ­ни­че­ски­ми воз­зре­ни­я­ми разъ­яс­ня­ет­ся сущ­ность гря­ду­ще­го в Рос­сии капи­та­ли­сти­че­ско­го строя. В 1861 году на сме­ну кре­пост­ни­че­ству при­шёл капи­та­лизм — «нани­ма­тель­ский поря­док». Но дол­го­ждан­ная сво­бо­да ока­за­лась обма­ном: из «каба­лы палоч­ной» мужик попал в «каба­лу голод­ную». Изла­гая тео­рию при­ба­воч­ной сто­и­мо­сти Марк­са, Крав­чин­ский пока­зы­вал, что при доб­ро­воль­ном наём­ном тру­де поме­щик, как и рань­ше, обкра­ды­вал кре­стья­ни­на, заби­рая себе боль­шую часть его тру­да. В чём-то новый поря­док был даже страш­нее ста­ро­го. При кре­пост­ном пра­ве сте­пень экс­плу­а­та­ции кре­стьян зави­се­ла лич­но от поме­щи­ка. Теперь же все поме­щи­ки ста­ли частью еди­ной систе­мы, кото­рая вынуж­да­ет их гра­бить кре­стьян с каж­дым годом всё боль­ше и больше:

«Не люди страш­ны теперь, а самый поря­док. Вот пото­му-то он и ужас­нее ста­ро­го. У чело­ве­ка есть жалость, есть разум. У цело­го же поряд­ка нет ни разу­ма, ни жалости».

«Нани­ма­тель­ский поря­док» гро­зит тру­до­во­му наро­ду Рос­сии всё уве­ли­чи­ва­ю­щи­ми­ся несча­стья­ми и обни­ща­ни­ем. Машин­ное про­из­вод­ство поз­во­ля­ет хозя­е­вам уволь­нять рабо­чих и разо­рять ремес­лен­ни­ков, обра­зуя мас­су про­ле­та­ри­а­та, гото­во­го рабо­тать за пре­дель­но низ­кую пла­ту. Кро­ме того, Рос­сию ждут страш­ные «тор­го­вые погро­мы» — эко­но­ми­че­ские кри­зи­сы. Опи­сы­вая ужа­сы жиз­ни рабо­чих Англии, где новый поря­док уже пол­но­стью вос­тор­же­ство­вал, автор пред­ре­ка­ет рус­ско­му наро­ду те же муки. Одна­ко воз­мож­ность сой­ти с гибель­но­го пути капи­та­ли­сти­че­ско­го раз­ви­тия для Рос­сии ещё остаётся:

«Затем-то и пишу я эту кни­гу, чтоб пока­зать всем, име­ю­щим очи: пусть уви­дят всю страш­ную глу­би­ну тря­си­ны, в кото­рую уже сту­пил рус­ский народ и в кото­рой он уже завяз по пояс. Горе, горе тебе, рус­ский народ, если ты не выско­чишь из неё, а заду­ма­ешь перей­ти на дру­гую сто­ро­ну! Через неё нет пере­хо­да. Гибель, гибель неми­ну­чая ждёт тебя впереди!»

Но что же про­ти­во­по­ста­вить «нани­ма­тель­ско­му поряд­ку»? Мел­кие уступ­ки, кото­рых мож­но доби­вать­ся стач­ка­ми, кар­ди­наль­но не изме­нят ситу­а­цию. Един­ствен­ный путь — бунт и раз­ру­ше­ние все­го нынеш­не­го поряд­ка и уста­нов­ле­ние ново­го — «работ­ниц­ко­го», при кото­ром арте­ли рабо­чих будут всем вла­деть и управлять.

Пол­ное изда­ние читай­те по ссыл­ке.


Боль­шая кол­лек­ция народ­ни­че­ских неле­галь­ных бро­шюр пред­став­ле­на на сай­те Меж­ду­на­род­но­го инсти­ту­та соци­аль­ной исто­рии (Амстер­дам).

О том, какую лите­ра­ту­ру пред­по­чи­та­ли сами народ­ни­ки, мож­но узнать из дру­гой ста­тьи Оль­ги Шемя­ки­ной «Биб­лио­те­ка народ­ни­ка. Что чита­ли рево­лю­ци­о­не­ры 1870‑х годов».

Поделиться