История комиксов в России. «Царь-книга», лубки и летучие листки — это комиксы?

Пол­ки книж­ных мага­зи­нов всё боль­ше попол­ня­ют­ся комик­са­ми и гра­фи­че­ски­ми рома­на­ми — в том чис­ле оте­че­ствен­ных авто­ров. Одна из самых гром­ких пре­мьер года — уже тре­тья экра­ни­за­ция «Май­о­ра Гро­ма» от ком­па­нии Bubble. По это­му пово­ду VATNIKSTAN запус­ка­ет цикл Пет­ра Поле­щу­ка об исто­рии комик­сов в Рос­сии: от допет­ров­ских вре­мён через СССР и до наших дней. В этом выпус­ке про­не­сём­ся по исто­рии XIII–XIX веков и выяс­ним, были ли в Рос­сии комик­сы до того, как они появи­лись в Америке.


Иссле­до­ва­те­ли до сих пор спо­рят, суще­ству­ют ли само­быт­ные рос­сий­ские комик­сы. В Япо­нии, напри­мер, есть ман­га, кото­рая что на уровне визу­аль­ном, что на уровне тема­тик и спо­со­бов рас­про­стра­не­ния на рын­ке замет­но отли­ча­ет­ся от аме­ри­кан­ских комик­сов. В Рос­сии до сих пор нет сво­е­го вида комик­сов, кото­рый полу­чил бы соб­ствен­ное назва­ние и уни­каль­ный почерк. С дру­гой сто­ро­ны, бри­тан­ские комик­сы тоже не отли­ча­ют­ся соб­ствен­ным назва­ни­ем — и тем не менее обла­да­ют уни­каль­ны­ми чер­та­ми. Так или ина­че, но спор об оте­че­ствен­ных комик­сах про­бле­ма­ти­зи­ру­ет их про­ис­хож­де­ние. Даже если усло­вить­ся, что в Рос­сии есть свои комик­сы, то что брать за точ­ку стар­та? Иссле­до­ва­те­ли отве­ча­ют на вопрос по-разному.

Не будем зани­мать какую-либо сто­ро­ну и обра­тим­ся к самым ран­ним образ­цам визу­аль­но­го искус­ства. Про­то­ти­пы совре­мен­но­го комик­са видят ещё в допет­ров­ской эпо­хе, а имен­но в житий­ной иконе, руко­пис­ных исто­ри­че­ских лето­пи­сях и лубках.


Житийная икона

Житий­ны­ми ико­на­ми назы­ва­ют те, в кото­рых по цен­тру изоб­ра­жён свя­той, а на в отдель­ных клей­мах рас­по­ло­же­ны сюже­ты из его жиз­ни. Их нача­ли писать в Рос­сии в кон­це XIII — нача­ле XIV века. Мно­гие рас­смат­ри­ва­ют житий­ные ико­ны как осо­бое явле­ние наци­о­наль­но­го мас­шта­ба — что и поз­во­ля­ет в первую оче­редь видеть в них про­об­раз гра­фи­че­ских рома­нов. Важ­но отме­тить, что ико­ны писа­ли и в визан­тий­ской куль­ту­ре, но всё же на Руси попу­ляр­ность этой ико­ны была дей­стви­тель­но огромной.

Житий­ные ико­ны весь­ма габа­рит­ные — око­ло 42 на 54 сан­ти­мет­ра. Раз­мер обу­слов­лен фор­ма­том, посколь­ку изоб­ра­же­ния в клей­мах долж­ны лег­ко читать­ся. Может пока­зать­ся, что житий­ные ико­ны мак­си­маль­но дале­ки от совре­мен­ных комик­сов. Но на самом деле они раз­де­ля­ют один и тот же прин­цип: обыч­ное изоб­ра­же­ние пере­ста­ёт быть про­сто «кар­тин­кой» тогда, когда в нём нали­че­ству­ет сто­ри­тел­линг. Так и в житий­ных ико­нах сюже­ты рас­по­ло­же­ны в хро­но­ло­ги­че­ском поряд­ке — а зна­чит, есть опре­де­лён­ный поря­док чте­ния, пря­мо как в комик­се. Тра­ди­ци­он­но повест­во­ва­ние в житий­ных ико­нах начи­на­ет­ся в верх­нем левом углу и далее раз­ви­ва­ет­ся в клей­мах — свер­ху вниз сле­ва напра­во, игно­ри­руя образ в среднике.

Илия Про­рок в пустыне с жити­ем и деи­су­сом. Ико­на вет­хо­за­вет­но­го про­ро­ка Илии, напи­сан­ная в кон­це XIII — нача­ле XIV века. В клей­мах пред­став­ле­ны важ­ней­шие собы­тия из жиз­ни Илии, опи­сан­ные в биб­лей­ских кни­гах (3‑я Цар. 17 — 4‑я Цар. 2)

На клей­мах ико­ны изоб­ра­же­на жизнь свя­то­го, а так­же чуде­са, кото­рые про­изо­шли после его смер­ти. При этом напи­сан­ный по цен­тру свя­той трак­ту­ет­ся как побе­ди­тель, пре­одо­лев­ший раз­лич­ные испы­та­ния, тогда как клей­ма — сво­е­го рода венок славы.

Житий­ная ико­на и комикс делят не толь­ко базо­вый сто­ри­тел­линг. Когда мы смот­рим на ико­ну и стра­ни­цы комик­са, то перед нами одно­мо­мент­но пред­ста­ют несколь­ко вре­мен­ных отрез­ков, а наш глаз может пере­клю­чать­ся меж­ду ними в про­из­воль­ном поряд­ке (прав­да, нару­шая сюжет­ную струк­ту­ру). Точ­но такой же хро­но­топ суще­ству­ет и в совре­мен­ных комиксах.

Но есть и суще­ствен­ная раз­ни­ца. Глав­ная функ­ция комик­са — пере­дать зри­те­лю сце­ну опре­де­лён­ной исто­рии. У ико­ны же функ­ции гораз­до шире — это в первую оче­редь свя­щен­ный образ, кото­рый при­ня­то почитать.


«Царь-книга» (Лицевой летописный свод, 1568—1576)

Эта огром­ная руко­пис­ная кни­га была созда­на в XVI веке по при­ка­зу царя Ива­на Гроз­но­го. Писа­лась она для обу­че­ния детей из цар­ской семьи, поэто­му был создан толь­ко один экзем­пляр. Сло­во «лице­вой» в назва­нии сво­да озна­ча­ет «иллю­стри­ро­ван­ный», с изоб­ра­же­ни­ем «в лицах» — имен­но эту харак­те­ри­сти­ку мно­гие и вос­при­ни­ма­ют как пере­се­ка­ю­щу­ю­ся с комиксами.

Фраг­мент Лице­во­го сво­да Ива­на Гроз­но­го, Царь-книга

Кни­га состо­ит из 10 томов, кото­рые укра­ше­ны более чем 16 тыся­ча­ми мини­а­тюр. Все вре­ме­на и все наро­ды, имев­шие пись­мен­ность, отра­же­ны в десят­ках книг собра­ния. Для сво­е­го вре­ме­ни это была самая мону­мен­таль­ная, изло­жен­ная в кар­тин­ках исто­рия. Кни­гу соста­вил свя­ти­тель Мака­рий — один из самых обра­зо­ван­ных людей эпо­хи, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Руси. Помо­га­ли Мака­рию луч­шие пис­цы и ико­но­пис­цы сто­ли­цы, в том чис­ле Алек­сей Ада­шев — вое­во­да и при­бли­жён­ный царя Ива­на Гроз­но­го. Един­ствен­ный ори­ги­наль­ный экзем­пляр Сво­да хра­нит­ся раз­дель­но, в трёх местах: в Госу­дар­ствен­ном исто­ри­че­ском музее (тома 1, 9, 10), биб­лио­те­ки Рос­сий­ской ака­де­мии наук (тома 2, 6, 7) и Рос­сий­ской наци­о­наль­ной биб­лио­те­ки (тома 3, 4, 5, 8)

Отно­сит­ся ли «Царь-кни­га» к комик­сам — вопрос весь­ма про­ти­во­ре­чи­вый. Тем не менее иссле­до­ва­те­ли назы­ва­ют «Царь-кни­гу» в чис­ле услов­ных родо­на­чаль­ни­ков — не в послед­нюю оче­редь из-за визу­аль­но­го богат­ства рабо­ты. Хотя при этом в ней отсут­ству­ет прин­цип сто­ри­тел­лин­га, харак­тер­ный для тех же икон.

Кри­ти­ка подоб­ной выбор­ки оче­вид­на: ясно, что в «Царь-кни­ге» хотят видеть про­об­раз совре­мен­но­го комик­са не столь­ко из-за сходств фор­ма­тов, сколь­ко из-за ста­тус­но­сти сво­да — един­ствен­но­го в миро­вой исто­рии. Таким обра­зом, это поз­во­ля­ет услов­но пре­тен­до­вать не толь­ко на нали­чие бога­той оте­че­ствен­ной комикс-исто­рии, но и зама­хи­вать­ся на гло­баль­ную исто­рию комиксов.


Лубок (XVII—XIX века)

Лубок — это раз­но­вид­ность гра­фи­че­ско­го про­из­ве­де­ния искус­ства в виде отпе­ча­тан­но­го на бума­ге, а затем рас­кра­шен­но­го вруч­ную оттис­ка. Тер­мин име­ет сла­вян­ское про­ис­хож­де­ние: лубом на Руси назы­ва­ли внут­рен­нюю часть коры дере­вьев. Лубоч­ные кар­тин­ки или листы были широ­ко рас­про­стра­не­ны в Рос­сии с сере­ди­ны XVII до кон­ца XIX века.

Мыши кота погре­ба­ют. Лубок. XVIII век

Сюже­та­ми для луб­ков ста­но­ви­лись жития свя­тых, сказ­ки и худо­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния. В кон­це XVII века лубок попал под опа­лу и под­верг­ся гоне­ни­ям вла­стей — в луб­ках часто нели­це­при­ят­но гово­ри­лось о пра­ви­тель­стве. В том чис­ле исполь­зо­вал­ся пред­лог, что луб­ки не соот­вет­ство­ва­ли биб­лей­ским кано­нам. Одна­ко дей­ствия власть иму­щих возы­ме­ли обрат­ный эффект: появи­лось огром­ное коли­че­ство кустар­ных масте­ров, кото­рые дела­ли лубоч­ные лист­ки под­поль­но и рас­про­стра­ня­ли их сре­ди населения.

После Октябрь­ской рево­лю­ции 1917 года лубок исчез как само­сто­я­тель­ный худо­же­ствен­ный объ­ект. При этом сам жанр успел уко­ре­нить­ся, что поз­во­ли­ло совет­ским худож­ни­кам исполь­зо­вать его нара­бот­ки — в том чис­ле для про­па­ган­ды, так как изоб­ра­зи­тель­ные сред­ства луб­ка были близ­ки плакатам.

Лубок пред­став­ля­ет из себя после­до­ва­тель­ные исто­рии в кар­тин­ках, сопро­вож­да­е­мые тек­стом. Имен­но лубок ока­зы­ва­ет­ся точ­кой сопри­кос­но­ве­ния мно­гих иссле­до­ва­те­лей, ищу­щих родо­на­чаль­ни­ка совре­мен­но­го комик­са. По их утвер­жде­нию, уже в луб­ках ста­ли прак­ти­ко­вать­ся «пузы­ри», в кото­рых раз­ме­ща­лись репли­ки геро­ев. Хотя в основ­ном текст рас­по­ла­гал­ся как бы рядом с кар­тин­кой — и поэто­му кри­ти­ки выбор­ки луб­ков как про­об­ра­за комик­са утвер­жда­ют, что лубок боль­ше име­ет обще­го с книж­ной иллю­стра­ци­ей и плакатами.


Библия Василия Кореня (1692–1696)

В 1692–1696 годах один из пер­вых рус­ских гра­вё­ров по дере­ву Васи­лий Корень напе­ча­тал Биб­лию в кар­ти­нах, ана­ло­гич­ную «Биб­лии бед­ных» — сбор­ни­ку XV века сцен и рас­ска­зов из Вет­хо­го и Ново­го Заве­тов, что важ­но, в изоб­ра­же­ни­ях. Биб­лия Кор­нея пред­став­ля­ет собой серию рас­кра­шен­ных гра­вюр с под­пи­ся­ми. Сюже­ты — из Кни­ги Бытия и Апокалипсиса.

Фраг­мент из Биб­лии Васи­лия Кореня

Биб­лия Васи­лия Коре­ня — попыт­ка объ­еди­нить в себе сакраль­ное содер­жа­ние и сти­ли­сти­ку луб­ка. В опре­де­лён­ном смыс­ле это похо­же на совре­мен­ные гра­фи­че­ские рома­ны, в кото­рых авто­ры ста­ра­ют­ся объ­еди­нить фор­мат комик­са с тема­ми, счи­та­ю­щи­ми­ся более «высо­ки­ми» и серьёз­ны­ми (и подо­ро­же продать).

По мне­нию авто­ра иссле­до­ва­ния Биб­лии Анто­ни­ны Сако­вич, рабо­та Коре­ня боль­ше напо­ми­на­ет эпи­че­ское про­из­ве­де­ние, чем биб­лей­ский стан­дарт. По её мне­нию, «это сказ­ка, кото­рая пре­об­ра­жа­ет мир» — а раз­ве не таки­ми сло­ва­ми мож­но опи­сать луч­шие комиксы?

Кри­ти­ки же утвер­жда­ют, что Биб­лия Коре­ня — кни­га с кар­тин­ка­ми, но не комикс. Ведь комикс может обхо­дить­ся и вовсе без текста.


Летучие листки (1812)

Лету­чие лист­ки — печат­ное изда­ние неболь­шо­го объ­ё­ма, содер­жа­щее одну или несколь­ко акту­аль­ных ново­стей поли­ти­че­ско­го, воен­но­го, рели­ги­оз­но­го или сен­са­ци­он­но­го харак­те­ра. Во вре­ме­на Оте­че­ствен­ной вой­ны 1812 года они ста­ли частью про­па­ган­ды, высме­и­ва­ю­щей фран­цу­зов и под­ни­ма­ю­щих реши­тель­ность граж­дан России.

Напо­лео­но­ва пляс­ка. Худож­ник Иван Тере­бе­нёв. 1813 год

Чаще все­го лету­чие лист­ки вос­пе­ва­ли рус­ских кре­стьян и изде­ва­лись над мифом о непо­бе­ди­мой армии Наполеона.

Выде­ля­ет­ся рабо­та Ива­на Тере­бе­нё­ва «Пода­рок детям в память», где на каж­дую бук­ву алфа­ви­та при­хо­дит­ся кари­ка­ту­ра. Стра­ни­цы в этом про­из­ве­де­нии были раз­де­ле­ны на несколь­ко фрей­мов, что очень напо­ми­на­ет комикс. Но каж­дый фрейм отно­сил­ся к отдель­ной бук­ве алфа­ви­та, то есть меж­ду фрей­ма­ми не было обще­го нарратива.


Сатира в прессе

Во вто­рой поло­вине XIX века актив­но раз­ви­ва­лась сати­ри­че­ская прес­са в Рос­сии. Напри­мер, юмо­ри­сти­че­ский жур­нал «Гудок»: мно­гие из раз­во­ро­тов жур­на­ла выгля­дят как пол­но­цен­ные комиксы.

Фраг­мент жур­на­ла «Гудок» за 1862 год

Не кану­ли в Лету и луб­ки. Иван Сытин, один из глав­ных рас­про­стра­ни­те­лей луб­ков, выпус­кал в год под мил­ли­он­ные тира­жи: так, самые дешё­вые печа­та­лись в Мос­ков­ском уез­де до четы­рёх мил­ли­о­нов копий.

Есть отдель­ный зна­чи­мый эпи­зод в фор­ми­ро­ва­нии комик­сов вто­рой поло­ви­ны XIX века. В кон­це 1842 года соста­ви­тель «Тол­ко­во­го сло­ва­ря живо­го вели­ко­рус­ско­го язы­ка» Вла­ди­мир Даль вме­сте с худож­ни­ком и стат­ским совет­ни­ком Андре­ем Сапож­ни­ко­вым созда­ли повесть «Похож­де­ния Хри­сти­а­на Хри­сти­а­но­ви­ча Виоль­да­му­ра и его Арше­та». Изна­чаль­но изда­ние состо­я­ло из двух папок — с иллю­стра­ци­я­ми и текстом.

Гра­вю­ра к кни­ге «Похож­де­ния Хри­сти­а­на Хри­сти­а­но­ви­ча Виоль­да­му­ра и его Арше­та». Андрей Сапожников

Кри­ти­ки ска­жут: это не комикс. Одна­ко точ­но такой же метод при­ме­нял Стэн Ли — один из осно­ва­те­лей Marvel. Он пол­но­стью дове­рял рас­кад­ров­ку и гото­вые стра­ни­цы худож­ни­ку, а поз­же допи­сы­вал текст. Ли назвал этот прин­цип работ мето­дом Marvel.

Какую точ­ку отсчё­та ни возь­ми, иссле­до­ва­те­лям едва ли удаст­ся дого­во­рить­ся о еди­ном стар­те нача­ла комик­сов до ХХ века. Но в одном схо­дят­ся все: в ХХ веке появ­ля­ют­ся пол­но­цен­ные оте­че­ствен­ные комик­сы. Об этом — в сле­ду­ю­щем материале.


Читай­те так­же «Позна­ва­тель­ные комик­сы в СССР 1950—1970‑х годов: как сде­лать нау­ку нагляд­ной».

Поделиться