Новая методика и телекурсы: как иностранцы изучали русский язык в СССР

Зна­ко­мить­ся с куль­ту­рой любой стра­ны про­ще все­го, когда зна­ешь её язык. Сего­дня, когда кон­фликт гло­ба­ли­за­ции с этни­за­ци­ей сто­ит осо­бо ост­ро, никто не ста­нет оспа­ри­вать солид­ный ста­тус рус­ско­го язы­ка на миро­вой арене. Область РКИ — так в сре­де фило­ло­гов назы­ва­ет­ся сфе­ра пре­по­да­ва­ния рус­ско­го язы­ка как ино­стран­но­го — доволь­но закры­тое от посто­рон­них глаз обра­зо­ва­ние. Мате­ри­а­лов, кото­рые были бы понят­ны непод­го­тов­лен­но­му чита­те­лю, мало. VATNIKSTAN про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать о рас­про­стра­не­нии, опи­са­нии, пре­по­да­ва­нии и изу­че­нии рус­ско­го язы­ка как иностранного.


Русский как иностранный до войны

После Октябрь­ской рево­лю­ции 1917 года Совет­ская Рос­сия в созна­нии тру­дя­щих­ся все­го мира зани­ма­ла осо­бое место как стра­на, в кото­рой впер­вые к вла­сти при­шли рабо­чие и кре­стьяне. Это вызы­ва­ло инте­рес к рус­ско­му язы­ку в зару­беж­ных стра­нах, осо­бен­но сре­ди чле­нов моло­дёж­ных ком­му­ни­сти­че­ских организаций.

Бри­тан­ская суф­ра­жист­ка, член Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Вели­ко­бри­та­нии Шар­лот­та Дес­пард обра­ща­ет­ся к тол­пе на Тра­фаль­гар­ской пло­ща­ди во вре­мя митин­га, 11 июня 1933 года

Дей­ствия Народ­но­го комис­са­ри­а­та про­све­ще­ния в нача­ле 1920‑х годов были направ­ле­ны на созда­ние новой систе­мы обра­зо­ва­ния, в кото­рой вво­ди­лись раз­но­воз­раст­ные груп­пы по инте­ре­сам вме­сто клас­сов, пред­при­ни­ма­лись попыт­ки соеди­нить школь­ное обу­че­ние и про­из­вод­ствен­ный труд, а школь­ные учеб­ни­ки заме­ня­лись рабо­чи­ми кни­га­ми для само­обу­че­ния. Но не все эти начи­на­ния были полез­ны и дей­ствен­ны. К 1930‑м годам почти все обнов­лен­че­ские ини­ци­а­ти­вы свер­ну­ли, а обра­зо­ва­ние вер­ну­лось к доре­во­лю­ци­он­но­му стилю.

В 1930‑е годы начал раз­ра­ба­ты­вать­ся созна­тель­но-сопо­ста­ви­тель­ный метод, осно­ван­ный на раз­ра­бот­ках пси­хо­ло­га Льва Семё­но­ви­ча Выгот­ско­го. Он дока­зы­вал зако­но­мер­но­сти, кото­ры­ми обу­слов­ле­но изу­че­ние ино­стран­ных язы­ков. Важ­ны были тру­ды линг­ви­ста Льва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Щер­бы, в кото­рых он опи­сы­вал путь обу­че­ния нерод­но­му язы­ку от осо­зна­ния язы­ка до сво­бод­ной спон­тан­ной речи. Успе­хи сопо­ста­ви­тель­но­го язы­ко­зна­ния, в рам­ках кото­ро­го учё­ные созда­ва­ли систе­мы семей род­ствен­ных язы­ков, нахо­дя сход­ства и раз­ли­чия, ока­зал боль­шое вли­я­ние на мето­ди­ку обучения.

Линг­вист Лев Щер­ба, 1930‑е годы

Ком­му­ни­сти­че­ские уни­вер­си­те­ты (ком­ву­зы), появив­ши­е­ся в Рос­сии после рево­лю­ции 1917 годы — это учеб­ные заве­де­ния, гото­вив­шие пар­тий­ных, совет­ских и проф­со­юз­ных работ­ни­ков не толь­ко из РСФСР, но и из дру­гих стран.

В Ком­му­ни­сти­че­ском уни­вер­си­те­те тру­дя­щих­ся Восто­ка им. И. В. Ста­ли­на учи­лись Дэн Сяо­пин и Хо Ши Мин, в Меж­ду­на­род­ной ленин­ской шко­ле учи­лись Иосип Броз Тито и Хосе Давид Аль­фа­ро Сикейрос.

Сту­ден­ты ком­ву­зов обыч­но дели­лись на две груп­пы: уча­щи­е­ся из рес­пуб­лик и обла­стей СССР, чей пар­тий­ный стаж был не менее трёх лет, и ино­стран­ные уча­щи­е­ся, в основ­ном рабо­чие, при­ез­жав­шие в ком­ву­зы по линии Комин­тер­на, по реко­мен­да­ци­ям ком­му­ни­сти­че­ских и рабо­чих пар­тий раз­ных стран мира.

Пре­по­да­ва­ние рус­ско­го язы­ка ино­стран­цам рас­смат­ри­ва­лось руко­вод­ством СССР как один из спо­со­бов рас­про­стра­не­ния ком­му­ни­сти­че­ских идей по миру, но, когда мыс­ли о все­мир­ной рево­лю­ции ушли, ком­ву­зы ста­ли закры­вать­ся один за дру­гим. Послед­ний закры­ли в 1938 году.

Сту­ден­ты Ком­му­ни­сти­че­ско­го уни­вер­си­те­та тру­дя­щих­ся Китая в Москве, 1930 год

Обу­че­ние ино­стран­цев рус­ско­му язы­ку велось в круж­ках и клу­бах при заво­дах и фаб­ри­ках. Здесь упор дела­ли на язы­ко­вые уме­ния, необ­хо­ди­мые для про­из­вод­ства: назва­ния агре­га­тов, мето­ды про­ве­де­ния работ и тру­до­вой быт. Темы, свя­зан­ные с пар­тий­ным про­све­ще­ни­ем, на таких заня­ти­ях почти не рас­смат­ри­ва­лись. В нача­ле 1920‑х годов реко­мен­до­ва­лось исполь­зо­вать учеб­ные тек­сты, отра­жа­ю­щие исто­ри­ко-эко­но­ми­че­ские темы: пер­во­на­чаль­ное накоп­ле­ние капи­та­ла («Фома Гор­де­ев» Мак­си­ма Горь­ко­го), кон­цен­тра­цию капи­та­лов («На заво­де» Алек­сандра Сера­фи­мо­ви­ча), про­из­вод­ство («Желез­ная доро­га» Нико­лая Некра­со­ва). На недол­гий срок, в 1924 году, воз­рос инте­рес к науч­но-пуб­ли­ци­сти­че­ским тек­стам Вла­ди­ми­ра Лени­на, но в 1925 году вновь вер­ну­лись к худо­же­ствен­ной литературе.

Стра­ни­ца из кни­ги «Бук­варь и пер­вая кни­га рус­ско­го язы­ка для нерус­ских», 1933 год

Наци­о­наль­но-ори­ен­ти­ро­ван­ные мате­ри­а­лы, направ­лен­ные в помощь носи­те­лям опре­де­лён­но­го язы­ка, актив­но снаб­жа­ют­ся иллю­стра­ци­я­ми — рисун­ка­ми и фото­гра­фи­я­ми. В 1930‑х выхо­дят «Russian. Textbook. Elementary course» для англи­чан и аме­ри­кан­цев, «Lehrbuch der russischen Sprache» для нем­цев, «Le Russe» для фран­цу­зов, «Бук­варь для тру­дя­щих­ся китай­цев» для носи­те­лей китай­ско­го. Вот при­мер сло­вар­ной ста­тьи из «Бук­ва­ря», кото­рая сопро­вож­да­ет­ся фото­гра­фи­ей моста:

Вот мост. Вни­зу вода. Тут пост. Это охра­на. Сто­ят крас­но­ар­мей­цы. Это часо­вые. У них вин­тов­ки. Они за Сове­ты. Они охра­ня­ют гра­ни­цы. Там враг.


РКИ в 1940–1950‑е годы

Меж­ду­на­род­ное при­зна­ние вкла­да СССР в побе­ду во Вто­рой миро­вой войне при­ве­ло к ещё боль­ше­му инте­ре­су к рус­ско­му язы­ку. Пер­вые ино­стран­ные сту­ден­ты в Ленин­град­ском госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те (ЛГУ) появи­лись в 1945/46 учеб­ном году: 15 сту­ден­тов из Алба­нии, Бол­га­рии, Румы­нии и Юго­сла­вии были зачис­ле­ны на исто­ри­че­ский, фило­ло­ги­че­ский и фило­соф­ский факуль­те­ты. Орга­ни­за­ция их обу­че­ния про­хо­ди­ла на кафед­ре рус­ско­го язы­ка. В 1947 году в ЛГУ созда­ли кур­сы рус­ско­го язы­ка для ино­стран­ных уча­щих­ся. В 1949 году, вме­сте с при­ез­дом боль­шой груп­пы из Китая — кафед­ру мето­ди­ки пре­по­да­ва­ния язы­ков наро­дов Севе­ра и рус­ско­го язы­ка для нерус­ских. В 1948 году 145 ино­стран­цев посту­пи­ли в МГУ, боль­шин­ство из них, 63 сту­ден­та, из Испании.

Сту­ден­ты на лек­ции в МГУ, 1950‑е годы

Из-за боль­шо­го чис­ла ино­стран­ных сту­ден­тов воз­ник­ла потреб­ность в их дову­зов­ской под­го­тов­ке. В 1954 году в МГУ созда­ют­ся под­го­то­ви­тель­ные кур­сы, кото­рые в буду­щем были пере­фор­ми­ро­ва­ны в под­го­то­ви­тель­ный факуль­тет для ино­стран­ных уча­щих­ся (под­фа­ки). Здесь ино­стран­цы учи­ли рус­ских язык, зна­ко­ми­лись с реа­ли­я­ми СССР, изу­ча­ли рус­скую куль­ту­ру. Поз­же под­го­то­ви­тель­ные факуль­те­ты для ино­стран­цев были откры­ты и в дру­гих учеб­ных заве­де­ни­ях страны.

Подоб­ный раз­мах обу­че­ния рус­ско­му язы­ку потре­бо­вал от мето­ди­стов и пре­по­да­ва­те­лей созда­ния науч­но обос­но­ван­ной акту­аль­ной мето­ди­ки. Это было тем более важ­но, что у боль­шин­ства пре­по­да­ва­те­лей не было опы­та рабо­ты с ино­стран­ны­ми сту­ден­та­ми. Про­фес­сор­ский состав регу­ляр­но соби­рал­ся на семи­на­ры, чита­лись докла­ды, выхо­ди­ли учебники.

Ещё до вой­ны рус­ский язык пре­по­да­ва­ли на кафед­рах сла­ви­сти­ки в Шан­хай­ском уни­вер­си­те­те в Китае с 1921 года, в Анкар­ском уни­вер­си­те­те Тур­ции с 1936 года, в лице­ях и гим­на­зи­ях Фран­ции, Гер­ма­нии, Чехо­сло­ва­кии и Бол­га­рии. В 1946 году в США рус­ский язык пре­по­да­ва­ли в 112 кол­ле­джах и уни­вер­си­те­тах, были откры­ты иссле­до­ва­тель­ские центры.

Одним из основ­ных мето­ди­че­ских тру­дов была кни­га Льва Вла­ди­ми­ро­ви­ча Щер­бы «Пре­по­да­ва­ние ино­стран­ных язы­ков в сред­ней шко­ле», на её осно­ве писа­ли почти все учеб­ни­ки рус­ско­го язы­ка для ино­стран­цев. Язык в ней пред­став­лен как три­еди­ный орга­низм — рече­вая дея­тель­ность (про­цесс), язы­ко­вая систе­ма (пра­ви­ла язы­ка), язы­ко­вой мате­ри­ал (резуль­тат), а грам­ма­ти­ка раз­де­ле­на на пас­сив­ную и актив­ную. Кни­га Льва Выгот­ско­го «Мыш­ле­ние и речь», иссле­ду­ю­щая рече­вую дея­тель­ность, ста­ла глав­ным тру­дом по пси­хо­ло­гии для преподавателей.

«Мыш­ле­ние и речь», 1934 год

Пер­вые после­во­ен­ные деся­ти­ле­тия — вре­мя интен­сив­ной рабо­ты. Имен­но тогда мето­ди­ка обу­че­ния РКИ обре­та­ет ста­тус само­сто­я­тель­ной науч­ной дис­ци­пли­ны, раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся пси­хо­ло­ги­че­ская и педа­го­ги­че­ская осно­ва все­сто­рон­не­го раз­ви­тия этой линг­ви­сти­че­ской области.


РКИ в 1960‑е годы

1960‑е годы, вре­мя рас­па­да коло­ни­аль­ной систе­мы в Азии, Афри­ке и Латин­ской Аме­ри­ке, пода­ри­ли Совет­ско­му Сою­зу мно­го союз­ни­ков. В 1960 году был открыт Уни­вер­си­тет друж­бы наро­дов для обу­че­ния сту­ден­тов из-за рубе­жа. Кафед­ра рус­ско­го язы­ка здесь дели­лась по реги­о­наль­но­му при­зна­ку на четы­ре сек­ции: сту­ден­ты из Афри­ки, Латин­ской Аме­ри­ки, Ближ­не­го и Сред­не­го Восто­ка и Юго-Восточ­ной Азии.

Сту­дент­ка в Уни­вер­си­те­те друж­бы наро­дов на уро­ке рус­ско­го язы­ка, 1961 год

С 1967 года и по сей день изда­ёт­ся жур­нал «Рус­ский язык за рубе­жом», пред­на­зна­чен­ный для пре­по­да­ва­те­лей рус­ско­го язы­ка как ино­стран­но­го. Архив­ные номе­ра это­го жур­на­ла мож­но най­ти на сай­те Инсти­ту­та рус­ско­го язы­ка им. А.С. Пуш­ки­на. В том же году по ини­ци­а­ти­ве ряда руси­стов зару­беж­ных стран была созда­на Меж­ду­на­род­ная ассо­ци­а­ция пре­по­да­ва­те­лей рус­ско­го язы­ка и лите­ра­ту­ры (МАПРЯЛ), заслу­жен­ная дея­тель­ность кото­рой идёт до сих пор. Ито­ги бур­но­го раз­ви­тия после­во­ен­ной мето­ди­ки были под­ве­де­ны на I Меж­ду­на­род­ном кон­грес­се пре­по­да­ва­те­лей рус­ско­го язы­ка и лите­ра­ту­ры, кото­рый про­хо­дил в Москве в 1969 году. В кон­грес­се при­ня­ли уча­стие 522 спе­ци­а­ли­ста из 35 стран мира.

«Рус­ский язык за рубе­жом», 1967 год

Раз­ви­тие тех­ни­ки в этот пери­од под­толк­ну­ло к исполь­зо­ва­нию маг­ни­то­фо­нов и слай­до­про­ек­то­ров на заня­ти­ях. Сту­ден­ты слы­ша­ли запи­сан­ную дик­то­ра­ми речь, а пре­по­да­ва­те­лю боль­ше не нуж­но было тас­кать с собой кни­ги с кар­тин­ка­ми — все необ­хо­ди­мые пред­ме­ты появ­ля­лись на стене в диафильмах.


РКИ в 1970–1980‑е годы

В 1970‑е годы в вузах и тех­ни­ку­мах СССР еже­год­но обу­ча­лись в сред­нем 38 000 ино­стран­ных сту­ден­тов из более чем 100 стран мира — небы­ва­лое коли­че­ство. В 1974 году в Москве на базе МГУ был создан Инсти­тут рус­ско­го язы­ка им. А.С. Пуш­ки­на, кото­рый стал голов­ным учеб­ным заве­де­ни­ем по под­го­тов­ке зару­беж­ных фило­ло­гов-руси­стов, как сту­ден­тов, так и пре­по­да­ва­те­лей. Имен­но здесь и сей­час рас­по­ла­га­ет­ся основ­ной науч­но-мето­ди­че­ский центр по изу­че­нию, обоб­ще­нию и рас­про­стра­не­нию опы­та пре­по­да­ва­ния рус­ско­го язы­ка в Рос­сии и за рубе­жом. В том же году было обра­зо­ва­но изда­тель­ство «Рус­ский язык», кото­рое нача­ло выпуск сло­ва­рей и учеб­ной лите­ра­ту­ры. Дея­тель­ность это­го пред­при­я­тия про­дол­жа­ет­ся и в наши дни.

Сту­ден­ты Уни­вер­си­те­та друж­бы наро­дов на лек­ции, 1970‑е годы

В 1970‑е годы чёт­ко оформ­ля­ют­ся мини­му­мы, необ­хо­ди­мые для сда­чи на ква­ли­фи­ка­ци­он­ный уро­вень вла­де­ния язы­ком. Язы­ко­вой мате­ри­ал вклю­чал ряд мини­му­мов: син­так­сис ( моде­ли постро­е­ния пред­ло­же­ния), лек­си­че­ский (око­ло 3 000 слов), грам­ма­ти­че­ский (части речи, их харак­тер­ные осо­бен­но­сти), фоне­ти­ко-инто­на­ци­он­ный (зву­ки, уда­ре­ние, инто­на­ция). Учеб­ные про­грам­мы по рус­ско­му язы­ку как ино­стран­но­му состав­ля­ют­ся по про­филь­ным направ­ле­ни­ям: для сту­ден­тов-фило­ло­гов, для сту­ден­тов дру­гих гума­ни­тар­ных факуль­те­тов, для уча­щих­ся тех­ни­ку­мов и ПТУ, для слу­ша­те­лей крат­ко­сроч­ных и интен­сив­ных кур­сов, для слу­ша­те­лей кур­сов повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции. Всё это в буду­щем ста­нет осно­вой нынеш­ней систе­мы обу­че­ния ино­стран­цев рус­ско­му языку.

Стра­ни­ца из кни­ги «Рус­ский язык. Прак­ти­че­ская грам­ма­ти­ка с упраж­не­ни­я­ми», 1979 год

К сере­дине 1980‑х годов рус­ский язык как учеб­ная дис­ци­пли­на был вклю­чён в школь­ные про­грам­мы 82 стран. По дан­ным Рос­ста­та, в 1990 году в СССР обу­ча­лось 126 500 ино­стран­цев. По все­му миру откры­ва­лись кур­сы рус­ско­го язы­ка, на кото­рых пре­по­да­ва­ли выпуск­ни­ки совет­ских вузов, при­чём не толь­ко фило­ло­ги, но и нефи­ло­ло­ги, полу­чив­шие сви­де­тель­ство о пра­ве пре­по­да­вать рус­ский язык.
«Старт‑3. Основ­ной курс», 1982 год

В 1980‑е годы созда­ёт­ся учеб­ный ком­плекс «Старт». Его основ­ной учеб­ник вклю­чал в себя ввод­ный, эле­мен­тар­ный и основ­ной кур­сы. Каж­дая кни­га вклю­ча­ла в себя сло­варь, иллю­стра­тив­ный вкла­дыш, фор­му­ли­ров­ки зада­ний с пере­во­дом на англий­ский, испан­ский, араб­ский и фран­цуз­ский язы­ки. К каж­дой части была изда­на кни­га для пре­по­да­ва­те­ля, в кото­рой содер­жа­лись общие и поуроч­ные мето­ди­че­ские реко­мен­да­ции, допол­ни­тель­ные тре­ни­ро­воч­ные упраж­не­ния, аудио­тек­сты, куль­ту­ро­ло­ги­че­ские мате­ри­а­лы, муль­ти­пли­ка­ци­он­ные кур­сы («Рече­вые ситу­а­ции») и теле­кур­сы («Мы гово­рим по-рус­ски» и «Давай­те познакомимся»).

Широ­кое раз­ви­тие полу­чи­ло новое направ­ле­ние в мето­ди­ке — линг­во­стра­но­ве­де­ние. Оно вклю­ча­ет в себя обу­че­ние язы­ку и даёт необ­хо­ди­мые для обще­ния све­де­ния о куль­ту­ре стра­ны изу­ча­е­мо­го язы­ка. Глав­ная цель линг­во­стра­но­ве­де­ния — обес­пе­чить язы­ко­вую ком­пе­тент­ность в вопро­сах межъ­язы­ко­во­го обще­ния посред­ством адек­ват­но­го пони­ма­ния куль­ту­ры речи собе­сед­ни­ка и исход­ных тек­стов. Пер­во­про­ход­ца­ми линг­во­стра­но­ве­де­ния в Рос­сии счи­та­ют­ся Вита­лий Гри­го­рье­вич Косто­ма­ров и Евге­ний Михай­ло­вич Верещагин.

Глав­ная уста­нов­ка обу­че­ния ино­стран­цев рус­ско­му язы­ку, кото­рая полу­чи­ла рас­про­стра­не­ние в 1980‑е годы, — овла­де­ние язы­ком как сред­ством обще­ния. Имен­но так, ёмко и чёт­ко фор­му­ли­ро­ва­лась зада­ча прак­ти­ки пре­по­да­ва­ния, у кото­рой за пле­ча­ми были опыт про­шед­ших веков. Исполь­зо­ва­ние тех­ни­че­ских средств обу­че­ния ста­ло мас­со­вым. Для каж­дой фор­мы и про­фи­ля обу­че­ния в этот пери­од был создан еди­ный учеб­ник, отра­жа­ю­щий харак­тер­ный запрос того или ино­го студента.

В 1991 году СССР исчез с карт, появи­лись новые госу­дар­ства. Это вовсе не зна­чит, что ино­стран­цы пере­ста­ли учить рус­ский язык, а люди, отдав­шие жизнь линг­ви­сти­ке, вмиг забы­ли всё, что зна­ли. О новей­шей исто­рии пре­по­да­ва­ния рус­ско­го язы­ка ино­стран­ным уча­щим­ся мы рас­ска­жем в сле­ду­ю­щей части.

Кубин­ские сту­ден­ты, обу­ча­ю­щи­е­ся в Казах­ском госу­дар­ствен­ном уни­вер­си­те­те име­ни Киро­ва, 1984 год

Читай­те так­же пер­вый мате­ри­ал цик­ла о рус­ском как ино­стран­ном «Gusli, vera, niet hodakov. Как ино­стран­цы изу­ча­ли рус­ский язык до революции».

Поделиться