Суворин и Сытин — первые русские медиамагнаты

Медиа­маг­на­ты — это вла­дель­цы средств мас­со­вой инфор­ма­ции. В США мно­гие пом­нят име­на Хёр­ста и Пулит­це­ра, в честь кото­ро­го вру­ча­ет­ся Пулит­це­ров­ская пре­мия. В Рос­сии на слу­ху скан­даль­но извест­ные Бере­зов­ский и Гусин­ский. Но осно­ва­те­ли пер­вых рос­сий­ских меди­а­им­пе­рий — Алек­сей Сер­ге­е­вич Суво­рин и Иван Дмит­ри­е­вич Сытин — неза­слу­жен­но ото­шли на вто­рой план как в исто­рии рос­сий­ской жур­на­ли­сти­ки, та к и в исто­рии рос­сий­ско­го пред­при­ни­ма­тель­ства. Широ­ко­му кру­гу чита­те­лей они извест­ны лишь как изда­те­ли дешё­вой лите­ра­ту­ры для про­сто­го наро­да, тогда как их вклад в раз­ви­тие рус­ской жур­на­ли­сти­ки, лите­ра­ту­ры куль­ту­ры, про­мыш­лен­но­сти и средств ком­му­ни­ка­ций нель­зя недооценивать.


Алексей Суворин — талантливый ученик, трудолюбивый работник

Алек­сей Суво­рин родил­ся в 1834 году в селе Кор­ше­во Боб­ров­ско­го уез­да Воро­неж­ской губер­нии в семье вышед­ше­го в отстав­ку армей­ско­го капи­та­на и доче­ри свя­щен­ни­ка. У Алек­сея было два бра­та и шесть сестёр, сре­ди кото­рых он был стар­шим. Он уна­сле­до­вал отцов­ское тру­до­лю­бие и прак­тич­ность, мно­гие рас­ска­зы­ва­ли о его необы­чай­ной дис­ци­пли­ни­ро­ван­но­сти и рабо­то­спо­соб­но­сти. Даже в ста­ро­сти он про­дол­жал бес­пре­стан­но трудиться.

С семи лет маль­чик обу­чал­ся гра­мо­те у сель­ско­го поно­ма­ря, а в 1845 году он посту­пил в кадет­ский кор­пус в Воро­не­же. Алек­сею при­шлось дого­нять дру­гих уче­ни­ков, ведь он не читал ниче­го, кро­ме Псал­ты­ри. Тогда он и решил «вый­ти в люди» и не воз­вра­щать­ся в дерев­ню. Окон­чив кор­пус, Суво­рин про­дол­жил обу­че­ние в спе­ци­аль­ных клас­сах Дво­рян­ско­го пол­ка в Петер­бур­ге. Там он начал свой пер­вый лите­ра­тур­ный труд ─ «Сло­варь заме­ча­тель­ных людей» ─ и за вре­мя пре­бы­ва­ния в пол­ку дошёл до бук­вы «Л». Имен­но тогда Суво­рин при­учил себя систе­ма­ти­че­ски читать и рабо­тать со спра­воч­ны­ми изда­ни­я­ми. Впо­след­ствии он признался:

«Не вла­дей я пером, я бы пропал».

Окон­чив клас­сы в 1853 году, Суво­рин не пошёл на воен­ную служ­бу. Он меч­тал посту­пить в уни­вер­си­тет, но недо­ста­ток средств выну­дил его зани­мать­ся част­ны­ми уро­ка­ми. Выдер­жав экза­мен на учи­те­ля исто­рии и гео­гра­фии, он стал пре­по­да­вать в Боб­ров­ском, а в 1859 году пере­вёл­ся в Воро­неж­ское уезд­ное учи­ли­ще. С 1858 года Суво­рин стал писать для про­вин­ци­аль­ных и сто­лич­ных журналов.

В июле 1861 года Суво­рин с женой пере­ехал в Моск­ву, где воз­гла­вил кри­ти­че­ский отдел жур­на­ла «Рус­ская речь». После закры­тия изда­ния он вновь стал «сво­бод­ным худож­ни­ком»: зани­мал­ся жур­на­ли­сти­кой и лите­ра­ту­рой, писал пове­сти и рас­ска­зы. Неко­то­рые из них опуб­ли­ко­ва­ли в «Совре­мен­ни­ке» и «Оте­че­ствен­ных записках».

В 1862 году он пере­ехал в Петер­бург, куда его при­гла­сил Вален­тин Фёдо­ро­вич Корш, редак­тор «Санкт-Петер­бург­ских ведо­мо­стей». С 1863 года Алек­сей Сер­ге­е­вич стал сек­ре­та­рём и посто­ян­ным авто­ром газе­ты. Извест­ность при­шла к нему после пуб­ли­ка­ции фелье­то­нов под псев­до­ни­мом «Незна­ко­мец». В них Суво­рин писал «на зло­бу дня», осве­щая глав­ные про­бле­мы страны.

В 1876 году во вре­мя кон­флик­та на Бал­ка­нах Суво­рин пер­вым из рус­ских кор­ре­спон­ден­тов отпра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль, а затем в Сер­бию. В том же году он при­об­рёл то, что наря­ду с кни­го­пе­ча­та­ни­ем, ста­ло глав­ным делом его жиз­ни ─ газе­ту «Новое время».

После либе­раль­ных реформ 1860–1870‑х годов, когда Рос­сия вста­ла на путь капи­та­лиз­ма, появил­ся новый чита­тель, ещё не гото­вый к чте­нию серьёз­ной, каче­ствен­ной прес­сы. Коли­че­ство гра­мот­но­го насе­ле­ния ста­ло быст­ро уве­ли­чи­вать­ся, а вме­сте с ним рез­ко воз­рос­ло и чис­ло печат­ных изда­ний, и их тира­жи. Алек­сей Сер­ге­е­вич Суво­рин хоро­шо чув­ство­вал вея­нья вре­ме­ни. Его «Новое вре­мя» ста­ло пер­вой мас­со­вой газе­той в России.

Порт­рет Алек­сея Суво­ри­на. Иван Крам­ской, 1881 год

История «Нового времени»

Газе­ту с таким назва­ни­ем в 1865 году осно­вал Адам Кар­ло­вич Кир­кор, быв­ший изда­тель «Вилен­ско­го вест­ни­ка». Изда­ние выра­жа­ло инте­ре­сы круп­ных зем­ле­вла­дель­цев запа­да и юго-запа­да стра­ны. Но в 1870 году Кир­ко­ра объ­яви­ли несо­сто­я­тель­ным долж­ни­ком, а его газе­ту выста­ви­ли на аук­ци­он. «Новое вре­мя» сме­ни­ло несколь­ких вла­дель­цев, оста­ва­ясь при этом обыч­ным, ничем не при­ме­ча­тель­ным либе­раль­ным изданием.

В 1876 году начал­ся каче­ствен­но новый этап в исто­рии «Ново­го вре­ме­ни». Газе­та даже нача­ла новый отсчёт номе­ров, что­бы под­чёрк­нуть корен­ное изме­не­ние концепции.

«Новое вре­мя» Суво­ри­на ста­ви­ло целью не про­па­ган­ду иде­а­лов, а досто­вер­ное и объ­ек­тив­ное осве­ще­ние дей­стви­тель­но­сти. Газе­та остав­ля­ла чита­те­лю пра­во на само­сто­я­тель­ную точ­ку зре­ния и не пре­тен­до­ва­ло на исти­ну в послед­ней инстан­ции. Из пер­во­го выпус­ка изда­ния от фев­ра­ля 1876 года:

«Зада­ча еже­днев­ной газе­ты — не руко­во­дить обще­ствен­ным мне­ни­ем, а созда­вать, выра­ба­ты­вать его в сов­мест­ном тру­де со все­ми луч­ши­ми людь­ми на всех дру­гих поприщах».

Имен­но сво­бо­да мне­ний ста­ла основ­ным прин­ци­пом кон­цеп­ции «Ново­го вре­ме­ни». Суво­рин писал:

«Надо боль­ше давать сво­бо­ды лич­но­му мне­нию и не навя­зы­вать сво­е­го взгля­да. Это боль­шой недо­ста­ток в газет­ном деле. Газе­та есть не собра­ние истин, а собра­ние мне­ний… Часто мне­ния, кото­рым я давал место, мне совсем не нра­ви­лись, но мне нра­ви­лась фор­ма, ост­ро­ум­ная, живая струя».

Газе­та предо­став­ля­ла три­бу­ну даже сво­им про­тив­ни­кам, но при усло­вии, что это были талант­ли­вые авто­ры, спо­соб­ные напи­сать инте­рес­ный и акту­аль­ный материал.

На стра­ни­цах газе­ты пред­став­ля­лась вся жан­ро­вая палит­ра: замет­ки и крат­кие ново­сти, ста­тьи и рецен­зии, фелье­то­ны и очер­ки. На пер­вой стра­ни­це печа­та­лись Пра­ви­тель­ствен­ные рас­по­ря­же­ния, Высо­чай­шие ука­зы, Высо­чай­шие гра­мо­ты, Высо­чай­ший рескрипт, Адми­ни­стра­тив­ные новости.

Изна­чаль­но в газе­те были Внут­рен­ний отдел о жиз­ни про­вин­ции, Внеш­ний о загра­ни­це и Эко­но­ми­че­ский отдел с тор­го­вы­ми теле­грам­ма­ми. Город­ская хро­ни­ка рас­ска­зы­ва­ла о про­ис­ше­стви­ях в Санкт-Петер­бур­ге. Поз­же появи­лись руб­ри­ки «За гра­ни­цей о Рос­сии», «Нам пишут», «Малень­кая хро­ни­ка», «Судеб­ная хро­ни­ка», «Спорт». Печа­та­лись сооб­ще­ния соб­ствен­ных кор­ре­спон­ден­тов, а так­же теле­грам­мы и кор­ре­спон­ден­ции дру­гих газет и теле­граф­ных агентств, как рус­ских, так и зару­беж­ных. «Новое вре­мя» ста­ло одним из пер­вых изда­ний, оце­нив­ших пре­иму­ще­ство теле­фо­на и теле­гра­фа перед почтой.

«Искусство делать журналистов»

Совре­мен­ни­ки гово­ри­ли, что газе­та «выпе­ка­ет ново­сти, как горя­чие булоч­ки». Но и ана­ли­ти­ка зани­ма­ла в изда­нии Суво­ри­на достой­ное место. «Новое вре­мя» обе­ща­ло чита­те­лям не толь­ко зна­ко­мить их с тем, «что дела­ет­ся на белом све­те вооб­ще и в нашем оте­че­стве в част­но­сти, но и, по мере воз­мож­но­сти, выска­зы­вать своё мне­ние». Суво­рин вёл руб­ри­ку «Малень­кие пись­ма», а Мень­ши­ков — «Пись­ма к ближ­ним». Здесь глав­ный редак­тор и один из луч­ших пуб­ли­ци­стов «Ново­го вре­ме­ни» рас­суж­да­ли о собы­ти­ях и явлениях.

Дру­гой веду­щий жур­на­лист «Ново­го вре­ме­ни», поэт и кри­тик Вик­тор Пет­ро­вич Буре­нин, в руб­ри­ке «Кри­ти­че­ские очер­ки» под­вер­гал жёст­ко­му раз­бо­ру лите­ра­тур­ные и теат­раль­ные про­из­ве­де­ния, часто не остав­ляя от них кам­ня на камне. В пуб­ли­ка­ци­ях Буре­ни­на соеди­ни­лись чер­ты фелье­то­на и рецензии.

Самы­ми круп­ны­ми фигу­ра­ми «Ново­го вре­ме­ни» были, бес­спор­но, сам Алек­сей Суво­рин, Миха­ил Мень­ши­ков и Вик­тор Буре­нин, но через суво­рин­скую газе­ту про­шло мно­го талант­ли­вых писа­те­лей и пуб­ли­ци­стов, сре­ди кото­рых были клас­си­ки рус­ской лите­ра­ту­ры и жур­на­ли­сти­ки. В раз­ное вре­мя с газе­той сотруд­ни­ча­ли Роза­нов, Амфи­те­ат­ров, Пота­пен­ко, Тихо­нов, Энгель­гардт, Фео­фа­нов и дру­гие. В «Новом вре­ме­ни» пуб­ли­ко­ва­лись Чехов и дру­гие круп­ные писа­те­ли. Инте­рес­но, что неко­то­рые из авто­ров, писав­ших для изда­ния, поз­же ока­зы­ва­лись в рево­лю­ци­он­ном лаге­ре и при каж­дом удоб­ном слу­чае руга­ли газе­ту. Здесь печа­тал­ся даже его непри­ми­ри­мый враг Миха­ил Салтыков—Щедрин.

Сорат­ник Суво­ри­на, жур­на­лист и редак­тор Нико­лай Снес­са­рев, писал:

«Глав­ным талан­том покой­но­го Алек­сея Сер­ге­е­ви­ча Суво­ри­на, более важ­ным для газе­ты, чем его лите­ра­тур­ный талант, была осо­бен­ная спо­соб­ность или искус­ство делать жур­на­ли­стов. Имен­но делать, а не толь­ко отыс­ки­вать. Имен­но это и делал покой­ный Алек­сей Сер­ге­е­вич, делал весь­ма искус­но и почти все­гда без­оши­боч­но. Чутьё его в этом отно­ше­нии сыг­ра­ло для его газе­ты гораз­до боль­шую роль, чем его про­слав­лен­ное, так назы­ва­е­мое поли­ти­че­ское чутьё. Толь­ко бла­го­да­ря это­му чутью и искус­ству он собрал вокруг себя наи­бо­лее талант­ли­вых и спо­соб­ных журналистов».

Биб­лио­граф и кни­го­вед Нико­лай Лисов­ский отмечал:

«В цен­тре вни­ма­ния здесь все­гда ока­зы­ва­лась обще­ствен­но-поли­ти­че­ская жизнь стра­ны. Про­бле­мы эко­но­ми­ки, финан­сы, наци­о­наль­ные вопро­сы, собы­тия в мире и внеш­няя поли­ти­ка Рос­сии. Мно­го места в газе­те отво­ди­лось нау­ке, лите­ра­ту­ре, музыке».

Чего не было в суво­рин­ской газе­те, так это скан­да­лов, свет­ской хро­ни­ки, курьёз­ных про­ис­ше­ствий, пош­лых анек­до­тов, столь люби­мых как доре­во­лю­ци­он­ны­ми, так и совре­мен­ны­ми мас­со­вы­ми газетами.

Бле­стя­щий состав авто­ров, сво­бо­да мне­ний, боль­шой объ­ём полез­ной, инте­рес­ной, опе­ра­тив­ной инфор­ма­ции — вот фак­то­ры, бла­го­да­ря кото­рым «Новое вре­мя» на про­тя­же­нии деся­ти­ле­тий оста­ва­лось бес­смен­ным лиде­ром рус­ской печа­ти. Газе­та изда­ва­лась неви­дан­ны­ми преж­де для оте­че­ствен­ной прес­сы тира­жа­ми. «Новое вре­мя» чита­ли кре­стьяне и рабо­чие, поме­щи­ки и капи­та­ли­сты, интел­ли­ген­ция и духо­вен­ство. Сту­ден­там газе­ту усту­па­ли за пол­це­ны. «Новое вре­мя» ста­ло одним из немно­гих изда­ний, кото­рые чита­ли импе­ра­тор и его окружение.

В 1882 году Алек­сей Суво­рин открыл книж­ное изда­тель­ство, где так­же изда­ва­лись «Рус­ский кален­дарь» и спра­воч­ни­ки «Весь Петер­бург», «Вся Москва», и «Вся Рос­сия». Наря­ду с «Новым вре­ме­нем», выхо­ди­ли и дру­гие газе­ты: «Мос­ков­ский теле­граф», «XX век», «Рус­ская зем­ля», «Малень­кая газе­та», «Вечер­нее вре­мя», «Зем­ле­дель­че­ская газе­та». Изда­ва­лись жур­на­лы «Исто­ри­че­ский вест­ник», «Рус­ское обо­зре­ние», «Набор­щик и печат­ный мир», «Кон­ский спорт», «Луко­мо­рье» и дру­гие. В сери­ях «Дешё­вая биб­лио­те­ка» и «Новая биб­лио­те­ка» за два­дцать лет вышло око­ло тыся­чи книг. Печа­та­лись про­из­ве­де­ния рус­ских и зару­беж­ных авто­ров, кни­ги по исто­рии и искусству.

Суво­ри­ну при­над­ле­жа­ли 30 тысяч деся­тин леса, бумаж­ная фаб­ри­ка и типо­гра­фии. Пер­вая типо­гра­фия и книж­ный мага­зин были откры­ты в Петер­бур­ге в 1878 году. Алек­сей Сер­ге­е­вич купил пра­во про­да­вать свою про­дук­цию на желез­ных доро­гах стра­ны и создал агент­ство по её рас­про­стра­не­нию. Изда­ния Суво­ри­на достав­ля­лись в самые отда­лён­ные угол­ки России.

В 1895 году Суво­рин открыл петер­бург­ский Малый театр, про­зван­ный «теат­ром Суво­ри­на». Став в нём дирек­то­ром, он добил­ся раз­ре­ше­ния на поста­нов­ку запре­щён­ных цен­зу­рой пьес «Царь Фёдор Иоан­но­вич» Алек­сея Тол­сто­го и «Власть тьмы» Льва Тол­сто­го, открыл талант актрис Марии Сави­ной и Поли­ны Стре­пе­то­вой. Суво­рин и сам писал пье­сы, но они не ста­ли столь же попу­ляр­ны­ми, как про­из­ве­де­ния Чехо­ва и Горького.

В 1911 году появи­лось изда­тель­ское, типо­граф­ское и кни­го­тор­го­вое това­ри­ще­ство «Новое вре­мя». О мас­шта­бах суво­рин­ско­го пред­при­я­тия и о при­но­си­мой им при­бы­ли гово­рит уже тот факт, что сре­ди пай­щи­ков «Ново­го вре­ме­ни» были извест­ные про­мыш­лен­ни­ки и поли­ти­че­ские дея­те­ли — Моро­зов, Гуч­ков, Сто­лы­пин, а так­же Волж­ско-кам­ский ком­мер­че­ский банк, один из круп­ней­ших в стране. Алек­сей Суво­рин стал послед­ним дея­те­лем в исто­рии рус­ской печа­ти, кото­рый состо­ял­ся сра­зу в трёх ипо­ста­сях — изда­те­ля, редак­то­ра и авто­ра газе­ты. В то же вре­мя он стал пер­вым медиа­маг­на­том в стране, и «Новое вре­мя» зани­ма­ло достой­ное место сре­ди евро­пей­ских и аме­ри­кан­ских изда­тель­ских тре­стов. Исто­рик лите­ра­ту­ры, про­фес­сор Алек­сандр Ива­но­вич Кир­пич­ни­ков назвал Суво­ри­на «Напо­лео­ном рус­ско­го книж­но­го дела».

Раз­ви­вая своё дело, Алек­сей Сер­ге­е­вич не забы­вал о сотруд­ни­ках. Для рабо­чих сво­их типо­гра­фий он орга­ни­зо­вал ссуд­но-сбе­ре­га­тель­ную кас­су и меди­цин­скую помощь, пла­тил посо­бия вдо­вам и сиро­там, открыл библиотеку.

В 1905 года Суво­рин ото­шёл от дел. «Новое вре­мя» нача­ло кло­нить­ся к упад­ку. К кон­цу пер­во­го деся­ти­ле­тия XX неко­то­рые мас­со­вые газе­ты даже обо­гна­ли его по коли­че­ству тира­жей, но так и не смог­ли стать газе­та­ми всей Рос­сии, все­со­слов­ны­ми и все­со­ци­аль­ны­ми. В 1912 году Алек­сей Сер­ге­е­вич скончался.

Един­ствен­ным пол­но­прав­ным пре­ем­ни­ком суво­рин­ско­го «Ново­го вре­ме­ни» ста­ла газе­та «Рус­ское сло­во», при­над­ле­жав­шая дру­го­му круп­но­му кни­го­из­да­те­лю, Ива­ну Дмит­ри­е­ви­чу Сыти­ну. Созда­те­ли хоте­ли, что­бы «Рус­ское сло­во» ста­ло малень­ким «Новым вре­ме­нем». Изда­тель­ский кон­церн Сыти­на так же ока­зал­ся един­ствен­ным пред­при­я­ти­ем в дан­ной сфе­ре, спо­соб­ным соста­вить кон­ку­рен­цию кор­по­ра­ции Суворина.


Краткая биография Ивана Сытина

Иван Дмит­ри­е­вич Сытин появил­ся на свет в селе Гнезд­ни­ко­во Соли­га­лич­ско­го уез­да Костром­ской губер­нии в 1851 году. Его отец был волост­ным писа­рем. Когда Ива­ну испол­ни­лось пять лет, семья пере­еха­ла в Соли­га­лич. После началь­ной шко­лы Иван пошёл рабо­тать к сво­е­му дяде раз­нос­чи­ком на ниже­го­род­ской ярмар­ке. Поз­же он пере­шёл к извест­но­му в горо­де куп­цу-мехов­щи­ку. После ярмар­ки хозя­ин забрал тол­ко­во­го помощ­ни­ка к себе в Колом­ну. Через несколь­ко недель мехов­щик реко­мен­до­вал Сыти­на мос­ков­ско­му куп­цу П. Шара­по­ву, кото­рый тор­го­вал не толь­ко меха­ми, но и книгами.

К осе­ни 1866 года Иван при­сту­пил к рабо­те в книж­но-кар­тин­ной лав­ке Шара­по­ва в Москве. Там Сытин про­ра­бо­тал десять лет и про­шёл путь от раз­нос­чи­ка до глав­но­го при­каз­чи­ка в мага­зине. Посте­пен­но Шара­пов пору­чил ему всю тор­гов­лю луб­ка­ми. Сытин снаб­жал това­ра­ми книж­ных тор­гов­цев ─ офе­ней. Что­бы боль­ше узнать о рын­ке, он не толь­ко тор­го­вал луб­ка­ми, но и несколь­ко лет путе­ше­ство­вал с тор­гов­ца­ми по Рос­сии и Укра­ине. На ниже­го­род­ской ярмар­ке пока­зал несколь­ким тор­гов­цам, как луч­ше про­да­вать кни­ги и лубки.

Через пять лет у Сыти­на уже была при­быль­ная артель, в кото­рую объ­еди­ни­лось око­ло ста тор­гов­цев. Шара­пов сосва­тал Сыти­ну дочь сво­е­го зна­ко­мо­го кон­ди­те­ра. После сва­дьбы он реша­ет открыть своё дело. На при­да­ное жены и кре­дит он купил печат­ную маши­ну и открыл лито­гра­фию для про­из­вод­ства лубоч­ных кар­ти­нок. Бла­го­да­ря хоро­ше­му каче­ству и низ­ким ценам его товар поль­зо­вал­ся спро­сом. Уже через год Сытин рас­пла­тил­ся с кре­ди­то­ра­ми, отде­лил­ся от Шара­по­ва и открыл лав­ку у Ильин­ских ворот в Москве. А спу­стя несколь­ко меся­цев создал изда­тель­ство «Сытин и Ко». Его основ­ной дея­тель­но­стью ста­ло про­из­вод­ство дешё­вых обще­до­ступ­ных това­ров, преж­де все­го книг и лубков.

С 1884 года Сытин начал сотруд­ни­чать с Вла­ди­ми­ром Черт­ко­вым, сек­ре­та­рём Льва Тол­сто­го, и вско­ре его типо­гра­фия ста­ла печа­тать все изда­ния учре­ждён­но­го с помо­щью Тол­сто­го изда­тель­ства «Посред­ник». Сытин отли­чал­ся не толь­ко дело­вой хват­кой, но и инте­ре­сом ко все­му ново­му, неосво­ен­но­му. Его глав­ным това­ром оста­ва­лись луб­ки, и к рабо­те над ними он при­влёк извест­ных худож­ни­ков — Вик­то­ра Вас­не­цо­ва и Миха­и­ла Мике­ши­на. А для печа­ти пер­вым в Рос­сии исполь­зо­вал мно­го­цвет­ную лито­граф­скую машину.

Сна­ча­ла он поку­пал тех­ни­ку за гра­ни­цей, но на выстав­ке в 1882 году он пред­ста­вил экзем­пляр, изго­тов­лен­ный для него в Рос­сии. Поми­мо луб­ков фир­ма Сыти­на выпус­ка­ла кра­си­вые цвет­ные кален­да­ри, отрыв­ные кален­да­ри и еже­год­ные настоль­ные кни­ги для чте­ния. Сытин пер­вым начал иссле­до­вать рынок и про­да­вать те кар­ти­ны, кото­рые поль­зо­ва­лись спро­сом. Он узнал, что в горо­де и в деревне попу­ляр­ны раз­ные сюже­ты. Бла­го­да­ря соб­ствен­ной типо­гра­фии и боль­шим тира­жам он удер­жи­вал низ­кие опто­вые цены и под­дер­жи­вал высо­кий спрос. Вме­сто при­выч­ных для наро­да лубоч­ных ска­зок о Бове-Коро­ле­ви­че и Ерус­лане Лаза­ре­ви­че он изда­вал дешё­вые кни­ги с про­из­ве­де­ни­я­ми Пуш­ки­на, Гого­ля, Лер­мон­то­ва. Они так­же име­ли яркие облож­ки и иллю­стри­ро­ва­лись извест­ны­ми худож­ни­ка­ми. С 1901 года при изда­тель­стве рабо­та­ла спе­ци­аль­ная рисо­валь­ная шко­ла под руко­вод­ством худож­ни­ка Нико­лая Алек­се­е­ви­ча Касат­ки­на. В цен­тре вни­ма­ния Сыти­на была дет­ская лите­ра­ту­ра: он напол­нил рынок дешё­вы­ми учеб­ни­ка­ми для началь­ной шко­лы, сказ­ка­ми, позна­ва­тель­ны­ми кни­га­ми, как оте­че­ствен­ны­ми, так и зару­беж­ны­ми. Наи­бо­лее извест­на «Дет­ская энцик­ло­пе­дия» в деся­ти томах ─ пер­вый опыт тако­го изда­ния в России.

Серий­ные изда­ния и мно­го­том­ни­ки зани­ма­ли важ­ное место в дея­тель­но­сти Сыти­на. Так­же были выпу­ще­ны «Народ­на», «Воен­ная» энцик­ло­пе­дии, серия «Вой­на 1812 года и рус­ское обще­ство». Все кни­ги отли­ча­лись глу­бо­ко науч­ны­ми све­де­ни­я­ми и высо­ко­ка­че­ствен­ной полиграфией.

Порт­рет Ива­на Дмит­ри­е­ви­ча Сыти­на. А. В. Мора­вов, 1910‑е гг.

Газета «Русское слово» — идея Чехова, воплощение Сытина

В 1895 году Сытин начал изда­вать газе­ту «Рус­ское сло­во». Об исто­рии её созда­ния он рас­ска­зал в вос­по­ми­на­ни­ях «Стра­ни­цы пере­жи­то­го». По его сло­вам, идея газе­ты при изда­тель­стве при­над­ле­жа­ла Анто­ну Пав­ло­ви­чу Чехо­ву. Почти при каж­дой встре­че с изда­те­лем он повторял:

«Сытин дол­жен изда­вать газе­ту. И не какую-нибудь, а дешё­вую, народ­ную, обще­до­ступ­ную. Газе­та тебе голо­ву при­ста­вит <…> долж­на быть и дру­гом, и учи­те­лем сво­е­го чита­те­ля. Она долж­на при­учить его к чте­нию, раз­вить в нём вкус и про­ло­жить ему пути к кни­ге. Газет­ный чита­тель дол­жен дорас­ти до книж­но­го чита­те­ля. Отку­да он может знать о новых кни­гах, кто посо­ве­ту­ет ему, какую кни­гу выпи­сать? Газе­та посо­ве­ту­ет. Толь­ко газета».

На вече­ре, посвя­щён­ном 30-летию Сыти­на, один из гостей поже­лал, что­бы буду­щая газе­та ста­ла малень­ким «Новым вре­ме­нем», на что Чехов заме­тил, что для это­го, преж­де все­го, нуж­но быть малень­ким Суво­ри­ным. Далее Иван Сытин рас­ска­зы­ва­ет о слож­но­стях, кото­рые ему при­шлось пре­одо­леть при созда­нии газеты.

Зная о либе­раль­ных взгля­дах Сыти­на и Чехо­ва, пра­ви­тель­ство, есте­ствен­но, опа­са­лось появ­ле­ния оче­ред­но­го оппо­зи­ци­он­но­го изда­ния. Кни­го­из­да­тель позна­ко­мил­ся с при­ват-доцен­том А. А. Алек­сан­дро­вым, у кото­ро­го были свя­зи при дво­ре, и газе­ту раз­ре­ши­ли с усло­ви­ем, что её редак­то­ром будет имен­но Алек­сан­дров. Он же и пред­ло­жил назвать газе­ту «Рус­ское слово».


Как «Русское слово» стало самой популярной газетой империи

Но сна­ча­ла она была совсем не тем изда­ни­ем, о кото­ром меч­та­ли Сытин и Чехов. «Что это была за газе­та? Это был под­го­ло­сок «Мос­ков­ских ведо­мо­стей». Часто заим­ство­ва­лись и пере­де­лы­ва­лись даже целые ста­тьи. Успех газе­ты и её быст­рый ска­зоч­ный рост начал­ся с вступ­ле­ни­ем в редак­цию Вла­са Михай­ло­ви­ча Доро­ше­ви­ча. Инте­рес­но, что задол­го до это­го моло­дой, нико­му не извест­ный Доро­ше­вич при­нёс Сыти­ну рас­ска­за Гого­ля, выдал его за свой и про­дал за пять рублей.

Влас Михай­ло­вич Дорошевич

Но на тот момент, когда Сытин при­гла­сил его в редак­цию, Влас Доро­ше­вич был одним из самых авто­ри­тет­ных жур­на­ли­стов стра­ны, его назы­ва­ли «коро­лём фелье­то­на». Одним из усло­вий, на кото­рых Доро­ше­вич согла­сил­ся под­пи­сать кон­тракт, было предо­став­ле­ние пол­ной авто­но­мии глав­но­му редак­то­ру в его рабо­те. В «Рус­ском сло­ве» Доро­ше­вич видел не народ­ную про­све­ти­тель­скую газе­ту, а серьёз­ное обще­ствен­но-поли­ти­че­ское изда­ние, объ­ек­тив­но и подроб­но осве­ща­ю­щее собы­тия в стране и за рубе­жом. Иде­а­ла­ми «Рус­ско­го сло­ва» были кон­сти­ту­ци­он­ная монар­хия с наде­лён­ным широ­ки­ми пол­но­мо­чи­я­ми пар­ла­мен­том и высо­ко­раз­ви­тое, про­све­щён­ное граж­дан­ское общество.

После при­ня­тия Мани­фе­ста 17 октяб­ря 1905 года:

«При­зыв всех к общей куль­тур­ной рабо­те и содей­ствие спра­вед­ли­во­му рас­пре­де­ле­нию благ куль­ту­ры меж­ду все­ми сына­ми Рос­сии без раз­ли­чия пле­ме­ни, веро­ис­по­ве­да­ния и сосло­вий, — вот сло­во, с кото­рым „Рус­ское сло­во“ шло и идёт к сво­им читателям».

Но «Рус­ско­му сло­ву», как и «Ново­му вре­ме­ни», было тес­но в узких идео­ло­ги­че­ских рам­ках. Здесь про­фес­си­о­на­лизм и талант авто­ров цени­лись выше поли­ти­че­ских воз­зре­ний. Рос­сий­ский исто­рик и кни­го­вед Ефим Динер­штейн писал:

«Ука­за­ния Сыти­на, носи­ли ли они общий харак­тер, или каса­лись более кон­крет­ных вопро­сов — тема­ти­ки мате­ри­а­ла, реко­мен­да­ции авто­ров и т. п., все­гда пре­сле­до­ва­ли одну цель — под­нять авто­ри­тет газе­ты, её пре­стиж. Стре­мясь из года в год уве­ли­чи­вать тира­жи „Рус­ско­го сло­ва“, Сытин собрал на его стра­ни­цах име­на всех наи­бо­лее извест­ных рус­ских писа­те­лей, не думая, есте­ствен­но, ни о какой их кон­со­ли­да­ции в эсте­ти­че­ском или поли­ти­че­ском плане, плат­фор­ме. Более того, порой меж­ду авто­ра­ми воз­ни­ка­ла рез­кая поле­ми­ка, сви­де­тель­ству­ю­щая о корен­ных раз­ли­чи­ях их идей­ных позиций».

Когда «Рус­ское сло­во» из «под­го­лос­ка «Мос­ков­ских ведо­мо­стей» нача­ло пре­вра­щать­ся в «боль­шую евро­пей­скую газе­ту» изме­нил­ся и его состав. Доро­ше­вич сде­лал более подроб­ной пра­ви­тель­ствен­ную хро­ни­ку: на пер­вой стра­ни­це печа­та­лись «При­двор­ные изве­стия», «Дей­ствия пра­ви­тель­ства», «Высо­чай­шие пове­ле­ния», «Имен­ной указ». Исполь­зуя опыт запад­ной прес­сы, Доро­ше­вич раз­де­лил пер­со­нал газе­ты на отде­лы во гла­ве с редак­то­ра­ми. Появи­лись «мос­ков­ский редак­тор», «воен­ный редак­тор», «губерн­ский редак­тор» и так далее. Как и «Новое вре­мя», «Рус­ское сло­во» име­ло боль­шую сеть кор­ре­спон­ден­тов в про­вин­ции и за гра­ни­цей. Доро­ше­вич заклю­чил согла­ше­ния с круп­ней­ши­ми евро­пей­ски­ми поли­ти­че­ски­ми газе­та­ми об обмене све­де­ни­я­ми. Для этой цели газе­та име­ла спе­ци­аль­ных пред­ста­ви­те­лей в зару­беж­ных столицах.

Выпуск «Рус­ско­го сло­ва» от 5 фев­ра­ля 1917 года

Пер­вой из оте­че­ствен­ных газет «Рус­ское сло­во» ста­ло печа­тать мате­ри­а­лы ино­стран­ных авто­ров о Рос­сии. Так­же Доро­ше­вич добил­ся круг­ло­су­точ­но­го исполь­зо­ва­ния линий Мос­ков­ско­го теле­граф­но­го агент­ства. Появи­лась руб­ри­ка «Ноч­ные теле­грам­мы». Пря­мая теле­фон­ная линия появи­лась в редак­ции в 1917 году, а до это­го ново­сти из теле­граф­но­го агент­ства в газе­ту достав­лял кон­ный курьер. Бла­го­да­ря теле­фо­ну наи­боль­ший объ­ём инфор­ма­ции «Рус­ское сло­во» полу­ча­ло от сво­их кор­ре­спон­ден­тов и от дру­гих изда­ний как рос­сий­ских, так и зару­беж­ных, что, конеч­но, спо­соб­ство­ва­ло досто­вер­но­сти и объ­ек­тив­но­сти публикаций.

В Петер­бург­ском теле­граф­ном агент­стве газе­та бра­ла лишь сооб­ще­ния пра­ви­тель­ства. Сооб­ще­ния, полу­чен­ные по теле­фо­ну, печа­та­лись отдель­но. Руб­ри­ка «Теле­грам­мы» вклю­ча­ла в себя несколь­ко под­руб­рик, напри­мер, «Уни­вер­си­тет­скую жизнь» — сооб­ще­ния о собы­ти­ях в рос­сий­ских уни­вер­си­те­тах. Появи­лись инфор­ма­ци­он­ные колон­ки «Мос­ков­ские вести», «Зем­ства», «Из мира мос­ков­ских дель­цов». За боль­шую инфор­ма­тив­ность совре­мен­ни­ки назы­ва­ли «Рус­ское сло­во» «фаб­ри­кой ново­стей». Но не забы­ва­ла газе­та и про ана­ли­ти­ку, и про худо­же­ствен­ную пуб­ли­ци­сти­ку, напри­мер, фелье­то­ны печа­та­лись в «Лите­ра­тур­но-кри­ти­че­ских наброс­ках» и «Пёст­рых замет­ках». Появи­лись репор­та­жи с места собы­тий. Авто­ры про­дол­жа­ли серии репор­та­жей и очер­ков из номе­ра в номер.

Как было выше ска­за­но, Сыти­ну и Доро­ше­ви­чу уда­лось собрать на стра­ни­цах «Рус­ско­го сло­ва» бле­стя­щий состав авторов.

Фелье­то­ны выхо­ди­ли в газе­те и один, и несколь­ко раз в неде­лю. Доро­ше­ви­ча отли­чал осо­бый стиль. Как писал Чарльз Рууд:

«… имен­но этот стиль заду­шев­ной бесе­ды с гла­зу на глаз снис­кал Доро­ше­ви­чу любовь и пре­дан­ность мас­со­вой аудитории».

Васи­лий Ива­но­вич Неми­ро­вич-Дан­чен­ко, брат извест­но­го режис­сё­ра, был кор­ре­спон­ден­том «Рус­ско­го сло­ва» в Рус­ско-япон­скую вой­ну. Толь­ко в пер­вый год он при­слал 350 сооб­ще­ний с фрон­та. Поми­мо кор­ре­спон­ден­ций и теле­грамм Неми­ро­вич-Дан­чен­ко писал репор­та­жи о сра­же­ни­ях, армей­ских буд­нях, жиз­ни мир­но­го насе­ле­ния в воен­ное вре­мя. Его цикл назы­вал­ся «Днев­ник кор­ре­спон­ден­та». Неми­ро­вич-Дан­чен­ко ярко и образ­но повест­ву­ет об изнан­ке вой­ны, рас­ска­зы­ва­ет о муче­ни­ях, геро­из­ме само­от­вер­жен­ном тру­де рус­ских сол­дат и офи­це­ров. Напо­ми­на­ет чита­те­лю о том, что за сухи­ми циф­ра­ми воен­ных сво­док сто­ят живые люди.

Инте­рес­но, что с фрон­тов Рус­ско-турец­кой вой­ны 1877─1878 гг. Неми­ро­вич-Дан­чен­ко писал для «Ново­го вре­ме­ни». А кор­ре­спон­дент «Рус­ско­го сло­ва» В. Э. Кра­ев­ский путе­ше­ство­вал по Япо­нии во вре­мя вой­ны с пас­пор­том англий­ско­го подан­но­го Пери Пал­мер­са. Все­го было напе­ча­та­но 13 мате­ри­а­лов под общим назва­ни­ем «Вра­же­ская сто­ро­на в мир­ное время».

Ещё одним ярким пуб­ли­ци­стом «Рус­ско­го сло­ва» был свя­щен­ник Гри­го­рий Спи­ри­до­но­вич Пет­ров. На стра­ни­цах газе­ты он высту­пал с ори­ги­наль­ны­ми, ярки­ми про­по­ве­дя­ми, где рас­суж­дал о соци­аль­ных, поли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских про­бле­мах Рос­сии и мира, опи­ра­ясь на нор­мы хри­сти­ан­ской нрав­ствен­но­сти. В газе­те выхо­ди­ли «Еже­не­дель­ные фелье­то­ны свя­щен­ни­ка Петрова».

Были в «Рус­ском сло­ве» и дру­гие заме­ча­тель­ные авто­ры, в том чис­ле и клас­си­ки рус­ской лите­ра­ту­ры и жур­на­ли­сти­ки. Поми­мо «коро­ля фелье­то­на» Доро­ше­ви­ча, с редак­ци­ей неко­то­рое вре­мя сотруд­ни­чал дру­гой «монарх» рус­ской печа­ти — «король репор­та­жа» Вла­ди­мир Гиля­ров­ский. Для «Рус­ско­го сло­ва» писа­ли Коро­лен­ко, Горь­кий, Мереж­ков­ский, и, конеч­но же, Чехов.

Став боль­шой и вли­я­тель­ной газе­той, «Рус­ское сло­во» оста­ва­лось дешё­вым и обще­до­ступ­ным изда­ни­ем, и в этом было его огром­ное пре­иму­ще­ство перед кон­ку­рен­та­ми. Газе­ту рас­ку­па­ли нарас­хват. Сре­ди чита­те­лей были пред­ста­ви­те­ли всех сосло­вий и клас­сов тогдаш­не­го рус­ско­го обще­ства, от кре­стьян и мещан до мини­стров и импе­ра­то­ра. Извест­но, что Нико­лаю II достав­ля­ли выдерж­ки сна­ча­ла из «Ново­го вре­ме­ни», а затем и «Рус­ско­го сло­ва». Каж­дый мог най­ти в сытин­ской газе­те полез­ный и инте­рес­ный для себя мате­ри­ал, неза­ви­си­мо от уров­ня обра­зо­ва­ния, мате­ри­аль­но­го поло­же­ния, поли­ти­че­ских и рели­ги­оз­ных взгля­дов. Мало­об­ра­зо­ван­ный чита­тель мог начать с ново­стей, крат­ких сооб­ще­ний, затем перей­ти к более слож­ным жанрам.

«Рус­ское сло­во» вопло­ти­ло в жизнь и пер­во­на­чаль­ный замы­сел Сыти­на и Чехо­ва, и пла­ны Доро­ше­ви­ча. Газе­та дей­стви­тель­но про­све­ща­ла и при­ви­ва­ла хоро­ший вкус чита­те­лям, рас­ска­зы­ва­ла о самых сухих и неин­те­рес­ных пред­ме­тах инте­рес­но и занимательно.

Газе­ту ува­жа­ли за гра­ни­цей. Мате­ри­а­лы кор­ре­спон­ден­тов «Рус­ско­го сло­ва», в част­но­сти, сооб­ще­ния Неми­ро­ви­ча-Дан­чен­ко с фрон­тов Рус­ско-япон­ской вой­ны, пере­пе­ча­ты­ва­ли евро­пей­ски­ми и аме­ри­кан­ски­ми газетами.

Созда­ва­ясь изна­чаль­но как «малень­кое «Новое вре­мя», «Рус­ское сло­во» Сыти­на и Доро­ше­ви­ча ста­ло пол­но­прав­ным пре­ем­ни­ком суво­рин­ско­го изда­ния. Боль­ше того, Иван Сытин создал газет­но-изда­тель­ский кон­церн, став вто­рым после изда­те­ля «Ново­го вре­ме­ни» рус­ским медиа­маг­на­том. Изда­тель­ство «Сытин и К» выпус­ка­ло жур­на­лы «Вокруг све­та», «Вест­ник спор­та и туриз­ма», «Дело народ­но­го учи­те­ля», «Заря», и дру­гие. Неко­то­рые из них были при­ло­же­ни­ем к «Рус­ско­му сло­ву». Так­же пред­при­я­тие Сыти­на участ­во­ва­ло в выпус­ке газет «Дума», «Рус­ская прав­да», «Прав­да Божия» и дру­гих. Перед рево­лю­ци­ей изда­ва­лись газе­ты «Ран­нее утро» и «Вечер­ние изве­стия». В 1916 году Сытин при­об­рёл изда­тель­ство А. Ф. Марк­са с попу­ляр­ным жур­на­лом «Нива». Ему при­над­ле­жа­ли две боль­шие типо­гра­фии в цен­тре Моск­вы, книж­ные мага­зи­ны и отде­ле­ния в Петер­бур­ге, Вар­ша­ве, Одес­се, Иркут­ске, Кие­ве, Росто­ве-на-Дону, Сама­ре и Ниже­го­род­ской ярмар­ке. Все­го 16 мага­зи­нов по всей стране. В 1917 году «Рус­ское сло­во» изда­ва­лось немыс­ли­мым для тогдаш­ней рус­ской печа­ти тира­жом — мил­ли­он экземпляров!

Октябрь 1917 года стал для сытин­ско­го кон­цер­на нача­лом кон­ца. Не най­дя обще­го язы­ка с новой вла­стью, «Рус­ское сло­во» неко­то­рое вре­мя выхо­ди­ло под дру­ги­ми назва­ни­я­ми, потом было закры­то окон­ча­тель­но. Сытин доб­ро­воль­но пере­дал госу­дар­ству типо­гра­фии и изда­тель­ство и стал в них дирек­то­ром. По пору­че­нию Ана­то­лия Луна­чар­ско­го он ездил за гра­ни­цу, где дого­ва­ри­вал­ся о постав­ках бума­ги и про­ве­де­нии книж­ных выста­вок. Рабо­тать с новы­ми вла­стя­ми ста­но­ви­лось всё труд­нее, а в 1924 году изда­тель­ство закры­лось. В 1928 году Иван Дмит­ри­е­вич ушёл на пен­сию, оста­ток жиз­ни он про­вёл в Москве. Скон­чал­ся Дмит­рий Ива­но­вич Сытин в 1934 году.

Век изда­тель­ских импе­рий Суво­ри­на и Сыти­на был срав­ни­тель­но недол­гим, но они ска­за­ли новое сло­во и в изда­тель­ском деле, и в жур­на­ли­сти­ке, и в тор­гов­ле. Бла­го­да­ря им вся Рос­сия в самые дра­ма­тич­ные момен­ты исто­рии кон­ца XIX — нача­ла XX веков полу­ча­ла прав­ди­вую и опе­ра­тив­ную инфор­ма­цию о важ­ней­ших собы­ти­ях. Огром­ное чис­ло людей с их помо­щью впер­вые при­кос­ну­лась к сокро­вищ­ни­це рус­ской и миро­вой куль­ту­ры. Тех высот, каких Алек­сей Сер­ге­е­вич Суво­рин и Иван Дмит­ри­е­вич Сытин достиг­ли в медиа­биз­не­се, пожа­луй, оста­лись непо­ко­рён­ны­ми до сих пор. В Рос­сии нет медиа­хол­дин­га, кото­рый бы вклю­чал в себя, и типо­гра­фию, и изда­тель­ство, и сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции, и тор­го­вые сети.


Список литературы

1) Алек­сей Сер­ге­е­вич Суво­рин. Био­гра­фи­че­ский очерк Б. Б. Глин­ско­го. Оттиск из Исто­ри­че­ско­го вест­ни­ка. Спб., 1912.
2) Динер­штейн Е.А. И. Д. Сытин. Жизнь для кни­ги. М., 1985.
3) Динер­штейн Е.А. А. С. Суво­рин. Чело­век, сде­лав­ший карье­ру. М.. «Рос­сий­ская поли­ти­че­ская энцик­ло­пе­дия» (РОССПЭН), 1998.
4) Днев­ник Алек­сея Сер­ге­е­ви­ча Суво­ри­на. Изда­тель­ство Неза­ви­си­мая газе­та М., the Garner Press, Лон­дон. 1999.
5) Есин. Б. И. Исто­рия рус­ской жур­на­ли­сти­ки XIX . «Выс­шая шко­ла», М., 1989.
6) Есин Б.И. Рус­ская доре­во­лю­ци­он­ная газе­та. М., 1971.
7) Жир­ков Г. В. Исто­рия цен­зу­ры в Рос­сии XIXXX вв. — М.: Аспект Пресс, 2001.
8) Кто есть кто в мире. М.: Фило­ло­ги­че­ское обще­ство «Сло­во»: ОЛМА-ПРЕСС Обра­зо­ва­ние, 2005.
9) Махо­ни­на С. Я. Исто­рия рус­ской жур­на­ли­сти­ки нача­ла XX века. Учеб­ное посо­бие. М., «Флин­та», «Нау­ка», 2002.
10) Моло­ча­нов Л. А. Газет­ная прес­са Рос­сии в годы рево­лю­ции и Граж­дан­ской вой­ны (науч­ная моно­гра­фия). — М., Издат­про­ф­пресс, 2002.
11) Оста­пен­ко Л. А. «Новое вре­мя» А. С. Суво­ри­на о пар­тий­ной систе­ме и опы­те пар­ла­мен­та­риз­ма в Рос­сии (1907–1912). Н. Нов­го­род, Ниже­го­род­ский гума­ни­тар­ный центр, 2000.
12) Роза­нов В. В. Из при­по­ми­на­ний и мыс­лей об А. С. Суво­рине. М., «Пат­ри­от», 1992.
13) Рууд. Ч. Рус­ский пред­при­ни­ма­тель, мос­ков­ский изда­тель Иван Сытин. М., 1993.
14) Снес­са­рев С. Мира­жи Ново­го вре­ме­ни. Почти роман. СПб., Типо­гра­фия М. Пиво­вар­ско­го и А. Типо­гра­фа, 1912.
15) Соло­усов А.С. А. С. Суво­рин и «Новое вре­мя» в Петер­бур­ге. Клио. 1997. № 2.
16) Сытин И. Д. Стра­ни­цы пере­жи­то­го. Совре­мен­ни­ки о И.Д. Сытине. М., «Кни­га», 1985.

Поделиться