«Чтоб ты здох, собака барбос», и другие письма Николаю II

Ано­ним­ные пись­ма рос­сий­ских под­дан­ных в адрес царя и мини­стров — это отдель­ный, весь­ма спе­ци­фи­че­ский вид источ­ни­ков. Сами высо­ко­по­став­лен­ные адре­са­ты, конеч­но, подоб­ные обра­ще­ния не вскры­ва­ли, но и оста­вить их без вни­ма­ния вла­сти не мог­ли. Ведь наря­ду с пись­ма­ми с нелест­ной, а зача­стую и нецен­зур­ной кри­ти­кой режи­ма, сре­ди ано­ним­ной кор­ре­спон­ден­ции мог­ли ока­зать­ся сооб­ще­ния о буду­щих поку­ше­ни­ях, экс­про­при­а­ци­ях или какой-либо иной кра­мо­ле. Автор­ство и сооб­ща­е­мые све­де­ния тре­бо­ва­ли про­вер­ки ком­пе­тент­ны­ми орга­на­ми, в свя­зи с чем подоб­ные пись­ма откла­ды­ва­лись в фон­дах раз­лич­ных учре­жде­ний ведом­ства Мини­стер­ства внут­рен­них дел.

Если охра­ни­те­лей режи­ма инте­ре­со­ва­ла кон­крет­ная инфор­ма­ция и име­на винов­ных, то нас боль­ше вол­ну­ет сти­ли­сти­ка и гра­дус выска­зы­ва­ний — по како­му пово­ду и в какой фор­ме раз­гне­ван­ные граж­дане изли­ва­ли своё него­до­ва­ние. Мы не пре­сле­ду­ем цели выявить всю под­но­гот­ную неиз­вест­ных кри­ти­ков цар­ско­го режи­ма, а пред­ла­га­ем лишь вдох­нуть див­ный аро­мат эпо­хи, исхо­дя­щий от ано­ним­ных эпи­стол: неук­лю­жая дере­вен­ская брань и клас­си­ка жан­ра — кро­ва­вый навет — сосед­ству­ют с остат­ка­ми рели­ги­оз­но­го миро­вос­при­я­тия и зачат­ка­ми клас­со­во­го созна­ния. Для пол­но­ты кар­ти­ны орфо­гра­фия источ­ни­ков сохра­не­на. Все пись­ма дати­ро­ва­ны 1907 годом.


Анонимные письма на имя Николая II, подписанные именами Васильковского головы Зубчевского и Васильковского войскового начальника Торичнева

С. — Петер­бург. Цар­ский дво­рец. Для гос­по­ди­ну Нико­лаю Алек­сан­дро­ви­чу II‑й Рома­но­ву. Пись­мо нужно.

№1.
С.-Петербург.

Ду доро­го наше­го царя дура­ка Нико­лай Алек­сан­дро­витт Рома­нов. Пер­вым дол­гом мы изве­щаю тебя, что мы сла­ва Бога живы и здо­ро­вы и мы еще успе­ем тебя убить, и твой наслед­ник Алек­сей тоже не будет жить. Мы зато тебя руга­ем, чтоб тебя холе­ра зада­ви­ла. Сколь­ко голов ты в этом году поло­жил, зато ты дурак, бол­ван, свин[ь]я и ско­ти­на. Аля! Аля!

№2.

Чтоб ты здох. Вот опять слы­шит­ся вой­на. Ты опять хочешь поло­жить столь­ко голов, ниче­го ты жить не будешь, и твои девуш­ки тоже не будут жить. Ты сви­нья. Чтоб ты здох, соба­ка бар­бос, чтоб ты пропал.

Под­пись.

Василь­ков­ский голо­ва Зуб­чев­ский и Василь­ков­ский вой­ский началь­ник Торичнев.


Анонимное письмо о пожарах

Насту­па­ют жар­кие дни, а с ними и воз­мож­ность пожа­ров, подоб­ных Сыз­ран­ско­му; евреи обли­ва­ют дома по ночам соста­вом, кото­рый горит от солн­ца. Рас­по­ря­ди­тесь по всей Рос­сии, что­бы евреи от зака­та солн­ца до вос­хо­да были по домам все лето; вы уви­ди­те, что пожа­ров будет мало все лето так, как нико­гда не было.

В успе­хах еврей­ских замыс­лов я разо­ча­ро­ва­лась и рас­крою мно­го еще хуже. Чем­бер­лен зна­ет не все: евреи едят чело­ве­чи­ну. Когда евреи оста­вят свою веру, то всем хоро­шо будет. Помо­ги­те от кага­ла — друг друж­ки боимся.


Анонимное письмо «от солдат» к премьер-министру Петру Столыпину

От сол­дат.

Сто­лы­пин, ты чело­век обес­пе­чен­ный и сытый, и охо­та же тебе волын­дать­ся с таким гряз­ным делом. Него­дяи кашу зава­ри­ли, а ты в чужом пиру похме­лья ищешь и берешь­ся эту кашу рас­хле­бы­вать. Ты гово­ришь, что, мол, нас не запу­га­ешь, но мы пугать вас не будем, но посо­рвем вам всем голо­вы и поста­ра­ем­ся вас всех уни­что­жить, и вот хочешь, то верь, а не хочешь — это ваше дело, но мы, сол­да­ты, заяв­ля­ем вам напе­ред: мы идем вме­сте с наро­дом, и если вы не отда­ди­те нам, кре­стья­нам, нашу зем­лю и не пре­кра­ти­те воен­но-поле­вые суды и висе­ли­цы, то не за дол­гим это будет. Не оста­вим кам­ня на камне. Пре­ду­пре­жда­ем, что это будет. Вы уби­ва­е­те все­це­ло образ Бога Небесн[ого] и вот, Сто­лы­пин, ты и все вы, и царь Ник[олай], оставь­те ваше руко­де­лие. Пло­хая ваша про­фес­сия. Гос­подь за свою бес­цен­ную алую кровь жесто­ко вас нака­жет. Не народ вино­ват в рос­сий­ской неуря­ди­це, а вы, наши началь­ни­ки. Не надо царю Ник[олаю] кабак дер­жать, не надо было вой­ну с Япо­ни­ей откры­вать, не надо людей без вины уби­вать, не надо фаль­ши­вые мани­фе­сты изда­вать, а вам всем, началь­ни­кам, под­лиз­ни­ка­ми и при­хвост­ни­ка­ми быть, и не надо ваших фаль­ши­вых зако­нов иметь, пото­му что Бог любит прав­ду и дело, но не ваши без­за­кон­ные зако­ны и ста­тьи. Дай­те наро­ду хле­ба и жизнь, но не ваши висе­ли­цы и рас­стре­лы и т.п. гадости.

За ваше без­за­ко­ние, ей Богу, вас Гос­подь накажет!

Мы сол­да­ты.


Анонимное письмо на имя Николая II

С.-Петербург. Его импе­ра­тор­ско­му вели­че­ству госу­да­рю Нико­лаю Алек­сан­дро­ви­чу само­держ­цу всероссийскому.

Моги­лев­ской губ[ернии]
Оршан­ско­го уезда
Мош­ков­ской, Баран­ской и Высоц­кой волостей. 

В борь­бе обре­тешь ты пра­во свое!

Царь! Мы тебя счи­та­ли хозя­и­ном Рос­сии, и назы­ва­ли сво­им быть­ком. Когда тебя оби­жа­ли, то мы засту­па­лись за тебя. Мы про­ли­ва­ли свою кровь за тебя. Мы холод­ные и голодны[е] оста­ем­ся сами, но тебе помо­га­ли, все до копей­ки отда­ем тебе, на пре­об­ра­зо­ва­ние нашей матуш­ки Рос­сии. Но обра­зо­вал ли ты Рос­сию? Где те обра­зо­ван­ные, на кото­рых мы не жале­ем сво­их сил и отда­ем на них все, что име­ем? Ты на наши кров­ные день­ги не стро­ишь про­све­ти­тель­ных заве­де­ний, но стро­ишь тюрь­мы, эша­фо­ты, висе­ли­цы и пр., и пр. Что­бы содер­жать учи­те­лей, то ты содер­жишь жан­дар­мов, сыщи­ков, и п[рочих] собак, кото­рые совер­шен­но не нуж­ны для обра­зо­ва­ния Рос­сии. Они не ува­жа­ют роди­ны, рвут ее на части. Кото­рые ува­жа­ют роди­ну, и рабо­та­ли бы чест­но и спра­вед­ли­во, то ты тех бла­го­род­ных людей ссы­ла­ешь на катор­ги, томят­ся по тюрь­мам, уби­ва­ешь их, Царь! Неуже­ли тебя не тро­га­ет их кровь? Неуже­ли тебя не тро­га­ет совесть, что ты за их день­ги ведешь их на эша­фот? Убий­ца ты без­жа­лост­ный, вор ты, вору­ешь народ­ные день­ги; ты созвал думу, но на кой черт наро­ду Госу­дар­ствен­ная дума? В тво­ей думе депу­та­ты дерут­ся, как пья­ные извоз­чи­ки в трак­ти­ре. Нам такая дума не нуж­на, и мы сами созо­вем себе народ­ных пред­ста­ви­те­лей, кото­рые неспо­соб­ны драть­ся, как твои празд­ные дво­ряне и вся­кие бося­ки, подоб­но Пуриш­ке­ви­чу, но будут рабо­тать на бла­го роди­ны. И сде­ла­ем это без тво­е­го рас­по­ря­же­ния, но тебе, если нра­вит­ся такая дума, то ты содер­жи н[а] свои день­ги, если они у тебя есть, но не смей народ­ные день­ги тратить!

Нам нуж­ны день­ги, день­ги для бла­га роди­ны, но не для тво­их уве­се­ли­тель­ных домов. Мы голо­да­ем, а ты содер­жишь себе шутов, кото­рые нам обхо­дят­ся в бил­ли­ар­ды руб­лей. Но доволь­но нам голо­дать, доволь­но на тебя рабо­тать! Пора тебе жить сво­им тру­дом, а нам жить сво­им умом!

Долой само­дер­жа­вие! Долой Госу­дар­ствен­ная Дума из Рос­сии в Немет­чи­ну! Её нем­цы выду­ма­ли, тебя нем­цы в Рос­сии любят, пусть заби­ра­ют тебя к себе. Посмот­рим, будут ли они тебя ува­жать в немет­чине, импе­ра­тор все­рос­сий­ский, царь нага­ек и штыков…


Доку­мен­ты пуб­ли­ку­ют­ся по источнику:
ГАРФ (Госу­дар­ствен­ный архив Рос­сий­ской Феде­ра­ции). Ф. 102 (Депар­та­мент поли­ции Мини­стер­ства внут­рен­них дел). Оп. 237 (Осо­бый отдел. 1907 г.). Д. 18.

О народ­ном отно­ше­нии к импе­ра­то­ру в 1910‑е годы читай­те три­ло­гию ста­тей Алек­сандра Трус­ко­ва «Народ про­тив Нико­лая II в Первую миро­вую вой­ну».

Поделиться