Десять портретов стахановцев

«Вче­ра рубеж нова­то­ра — сего­дня рабо­чая нор­ма» — такие лозун­ги мож­но уви­деть на совет­ских пла­ка­тах. Эти стро­ки свя­за­ны с дея­тель­но­стью тех самых нова­то­ров и удар­ни­ков, кото­рых в СССР в честь шах­тё­ра Алек­сея Гри­го­рье­ви­ча Ста­ха­но­ва име­но­ва­ли «ста­ха­нов­ца­ми». В ночь с 30 на 31 авгу­ста 1935 года он добыл за сме­ну 102 тон­ны угля при нор­ме в семь тонн, а впо­след­ствии 19 сен­тяб­ря — 227 тонн. Это поло­жи­ло нача­ло ста­ха­нов­ско­му дви­же­нию по все­му Совет­ско­му сою­зу. Поми­мо мате­ри­аль­ных благ эти люди полу­ча­ли почёт и ува­же­ние всей стра­ны, а их обра­зы запе­чат­ле­ли совет­ские худож­ни­ки, рабо­ты кото­рых и собра­ны в этой статье.


«Стахановцы». Александр Дейнека. 1937 год

Кар­ти­на Алек­сандра Дей­не­ки «Ста­ха­нов­цы» явля­ет­ся ярким при­ме­ром рабо­ты, посвя­щён­ной пере­до­ви­ка­ми СССР. На пер­вом плане кар­ти­ны гор­дым шагом идут герои тру­да — ста­ха­нов­цы. При этом Дей­не­ка под­чёр­ки­ва­ет интер­на­ци­о­наль­ный состав груп­пы: на полотне пред­став­ле­ны мно­гие жите­ли Совет­ских республик.

При­ме­ча­тель­но, что автор «достро­ил» зда­ние Двор­ца Сове­тов. Это был гран­ди­оз­ный про­ект — 500-мет­ро­вое зда­ние, увен­чан­ное ста­ту­ей Лени­на. Дво­рец Сове­тов дол­жен был рас­по­ла­гать­ся на месте Хра­ма Хри­ста Спа­си­те­ля, но из-за вой­ны строй­ка пре­рва­лась. Зда­ние так и не было возведено.


«Метростроевка со сверлом». Александр Самохвалов. 1937 год

Не толь­ко муж­чи­ны, но и жен­щи­ны мог­ли стать пере­до­ви­ка­ми про­из­вод­ства. Одной из важ­ней­ших стро­ек в 1930‑е годы ста­ло стро­и­тель­ство мет­ро­по­ли­те­на в Москве, кото­рый был открыт 15 мая 1935 года.

Кста­ти, пер­вым пас­са­жи­ром мет­ро стал так­же герой тру­да заво­да «Крас­ный про­ле­та­рий» Пётр Нико­ла­е­вич Латы­шев, кото­рый купил 15 мая 1935 года в кас­се открыв­шей­ся стан­ции «Соколь­ни­ки» билет № 1 серии «А».


«Метростроевка у бетоньерки». Александр Самохвалов. 1937 год

Вер­нём­ся к кар­ти­нам. Эти рабо­ты напи­са­ны Само­хва­ло­вым в рам­ках цик­ла, посвя­щен­но­го «геро­и­ням тру­да и спор­та» — обра­зы, пол­ные мажор­но­го пафо­са и в то же вре­мя по-сво­е­му сюр­ре­а­ли­сти­че­ско­го, почти «мифо­ло­ги­че­ско­го» оба­я­ния. Это сво­е­го рода таин­ствен­ные совре­мен­ные боги­ни, окру­жён­ные роман­ти­че­ским орео­лом. Поми­мо «Мет­ро­стро­ев­ки» Само­хва­лов напи­сал так­же рабо­ты «Ткач­ка» (1930 год), «Осо­авиа­хи­мов­ка» (1932 год), «С лопа­той» (1934 год), «У бето­ньер­ки» (1934 год), «У лебёд­ки» (1934 год).

Худож­ник был увле­чён твор­че­ством Мике­лан­дже­ло. Он видел в нём «вели­чай­ше­го худож­ни­ка-рево­лю­ци­о­не­ра, осу­ще­ствив­ше­го в сво­их про­из­ве­де­ни­ях иде­ал демо­кра­тии — гар­мо­нию мощи духов­ной с мощью тела». Эта заин­те­ре­со­ван­ность вид­на и на дан­ных про­из­ве­де­ни­ях. Ори­ен­та­ция на клас­си­че­ские образ­цы замет­на в фигу­ре мет­ро­стро­ев­ки, в её гор­дой, напря­жён­ной позе и эффект­ном выпол­не­нии драпировки.
Его кол­ле­га, худож­ник Дей­не­ка, оха­рак­те­ри­зо­вал кар­ти­ну так:

«Она, как боги­ня, и всё-таки она наша, рус­ская девчонка».

«Групповой портрет стахановцев автозавода им. И. В. Сталина». Александр Осмёркин. 1949 год

Рабо­та Алек­сандра Алек­сан­дро­ви­ча Осмёр­ки­на одна из немно­гих в его твор­че­стве посвя­ще­на рабо­че­му клас­су. Участ­ник «Буб­но­во­го вале­та» Осмёр­кин закон­чил кар­ти­ну в 1949 году, она сде­ла­на в рам­ках соци­а­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма. На полотне раз­ве­ва­ют­ся крас­ные фла­ги, на фоне сто­ит боль­шой бюст Ста­ли­на, а впе­ре­ди — почёт­ные работ­ни­ки-пере­до­ви­ки. Спра­вед­ли­во­сти ради сто­ит отме­тить, что Коми­тет Все­со­юз­ной худо­же­ствен­ной выстав­ки рабо­ту не при­нял. В кон­це 1940‑х годов Осмёр­ки­на обви­ни­ли в про­па­ган­де фор­ма­лиз­ма и запад­ных твор­че­ских вея­ний, после чего он был вынуж­ден пре­кра­тить пре­по­да­вать и участ­во­вать в худо­же­ствен­ных выставках.

Сам худож­ник всю жизнь искал свой жанр, поэто­му его рабо­ты совер­шен­но отлич­ны друг от дру­га, что дока­зы­ва­ет его про­фес­си­о­наль­ное мастер­ство. Он писал:

«Я про­де­лал весь путь ана­ли­ти­че­ских иска­ний в живо­пи­си. Здесь были и импрес­си­о­низм, и кубизм, и т.д. В иска­нии син­те­за в том вре­мя, осо­бен­но с 1923-го, стал для меня цен­тром Поль Сезанн».

Алек­сандр Дей­не­ка так опи­сы­вал Алек­сандра Осмёркина:

«Рас­се­ян­ный мяг­кий лирик, люби­тель поэ­зии, чело­век абсо­лют­но­го живо­пис­но­го слу­ха, артист без вся­ко­го „деля­че­ства“, без­за­вет­но влюб­лён­ный в искус­ство, для кото­ро­го оно было чем-то намно­го боль­шим, чем любые прак­ти­че­ские мыс­ли или вопро­сы тще­сла­вия. Он про­шёл через нас Дон Кихо­том в искусстве».

«Изле­чи­вал­ся от „болез­ни левиз­ны“», — имен­но таки­ми сло­ва­ми впо­след­ствии ска­жет о себе Осмёркин.


«Стахановец в доме отдыха в Сочи». Генрих Фогелер. 1938 год

Кар­ти­на немец­ко­го худож­ни­ка Ген­ри­ха Фоге­ле­ра, кото­рый в 1931 году пере­ехал в СССР, «Ста­ха­но­вец в доме отды­ха в Сочи» пока­зы­ва­ет нам, как рабо­чий-удар­ник про­во­дит отпуск. Прак­ти­ка выда­чи путё­вок ста­ха­нов­цам была одним из мето­дов вдох­но­вить рабо­чих на подвиги.

Худож­ник пере­да­ёт нам гор­дый вид рабо­че­го-тру­же­ни­ка, под­чёр­ки­вая его бли­зость с рабо­чим клас­сом одеж­дой: рабо­чей курт­кой и кеп­кой. Сто­ит отме­тить, что это не един­ствен­ная кар­ти­на худож­ни­ка-ком­му­ни­ста Фоге­ле­ра, посвя­щён­ная рабо­че­му дви­же­нию. У него так­же есть рабо­ты «Сплав­щи­ки», «Маши­на-руба­нок на лыж­ной фабрике».

Био­гра­фия авто­ра доволь­на инте­рес­на. Ещё во вре­мя Пер­вой миро­вой вой­ны живо­пи­сец кри­ти­ку­ет поли­ти­ку Гер­ма­нии и пишет пись­мо кай­зе­ру под назва­ни­ем «Сказ­ка о люби­мом боге». За это Фоге­ле­ра уволь­ня­ют с воен­ной служ­бы и поме­ща­ют в пси­хи­ат­ри­че­скую боль­ни­цу, кото­рую, впро­чем, он поки­да­ет и созда­ёт в Бар­кен­хоффе (худо­же­ствен­ная сту­дия в Ворп­све­де) рабо­чую ком­му­ну — обще­ствен­ный про­ект с хри­сти­ан­ско-ком­му­ни­сти­че­ски­ми чер­та­ми. Из-за раз­но­гла­сий её чле­нов она распадается.

После при­хо­да наци­стов к вла­сти Фоге­лер, член Ком­му­ни­сти­че­ской пар­тии Гер­ма­нии с 1929 года, поки­да­ет роди­ну и при­ез­жа­ет в СССР. В 1941 году его как нем­ца депор­ти­ро­ва­ли в Казах­стан, но и здесь его жда­ли серьёз­ные испы­та­ния. Дело в том, что 69-лет­не­му Фоге­ле­ру, как поли­ти­че­ско­му эми­гран­ту пола­га­лась пен­сия в раз­ме­ре двух­сот руб­лей, но из-за ошиб­ки мест­ных вла­стей он её не полу­чал. Тогда ста­рый худож­ник был вынуж­ден отпра­вить­ся на зем­ля­ные работы.

В 1941–1942 годах Фоге­лер писал:

«1941, октябрь. Силь­ная вью­га. Я и ещё девять моск­ви­чей на стро­и­тель­стве пло­ти­ны. Рабо­тать пло­хо. Шторм. Роем кот­ло­ван в гли­ни­стом грун­те. Раз­ме­ры кот­ло­ва­на 9×5 мет­ров. Нача­ли рабо­ту в 10 часов 30 минут. Закон­чи­ли в 11 часов 30 минут. За рабо­ту полу­чи­ли по кило­грам­му хлеба.

10 нояб­ря. На пло­тине рабо­тал с 10 до 11 часов 30 минут и с 2 до 3.30 минут. Полу­чил 600 грам­мов хлеба.

13 нояб­ря. Рабо­тал с ломом на пло­тине с 10 часов до 2.30.

12 декаб­ря. Вот уже око­ло меся­ца я без денег. Мое поло­же­ние ужас­но. Один чело­век, кото­ро­го я почи­таю за бога­ча, одол­жил мне 13 руб­лей 50 копе­ек. В каче­стве вра­ча рабо­та­ет лиза, юная сим­па­тич­ная сту­дент­ка, кото­рая не име­ет опы­та лече­ния чело­ве­че­ско­го организма.

13 декаб­ря. Мои ста­рые доб­рые очки. Они про­па­ли в поез­де. Несколь­ко уте­ша­ют меня дру­гие, но они для близ­ко­го чте­ния. Толь­ко они могут ока­зать мне помощь, если я хочу писать. Я пишу и рисую кар­ти­ны бит­вы. Это дей­ству­ет на настро­е­ние немец­ких сол­дат, откры­ва­ет им гла­за на прав­ду, направ­ля­ет их взгля­ды про­тив убий­цы — гит­ле­ра и застав­ля­ет думать о спа­се­нии гер­ма­нии перед её закатом.

1 фев­ра­ля 1942 года. Моей пен­сии всё ещё нет…»

Такая рабо­та в усло­ви­ях суро­вой зимы Казах­ста­на ещё и без спец­одеж­ды, повли­я­ла на само­чув­ствие худож­ни­ка. Вско­ре он забо­лел. Вещи, кото­рые мож­но было обме­нять на еду, закон­чи­лись. Он начал попро­шай­ни­чать. В нача­ле мая из Моск­вы при­шёл денеж­ный пере­вод от дру­зей — так худож­ник смог раз­дать дол­ги. А 14 июня 1942 года его не стало.


«Портрет Макара Мазая». Неизвестный художник

Одним из зна­ме­ни­тых пере­до­ви­ков, поми­мо Ста­ха­но­ва, Бусы­ги­на, Гудо­ва, Кри­во­но­са, Вино­гра­до­вой, был ста­ле­вар Мари­у­поль­ско­го метал­лур­ги­че­ско­го заво­да име­ни Ильи­ча — Макар Ники­то­вич Мазай. Имен­но он в 1936 году стал зачи­на­те­лем ско­рост­но­го ста­ле­ва­ре­ния. Он пред­ло­жил углу­бить ван­ну мар­те­нов­ской печи и одно­вре­мен­но под­нять высо­ту сво­да мар­те­на — это поз­во­ли­ло поме­щать боль­ше мате­ри­а­ла в печь для переработки.

В октяб­ре 1936 года Макар Мазай уста­но­вил рекорд по съё­му ста­ли с квад­рат­но­го мет­ра пода печи — 15 тонн за 6 часов 30 минут. После это­го его мето­ды рабо­ты рас­про­стра­ни­лись по всей стране. Во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны ста­ха­но­вец не успел эва­ку­и­ро­вать­ся и остал­ся в окку­пи­ро­ван­ном Мари­у­по­ле. За отказ сотруд­ни­чать с нем­ца­ми в 1941 году его расстреляли.


«Рабочий-новатор». Юрий Белов. 1954 год

Диплом­ная рабо­та Юрия Вла­ди­ми­ро­ви­ча Бело­ва «Рабо­чий-нова­тор» пока­зы­ва­ет нам зна­ко­мую фигу­ру с совер­шен­но новой сто­ро­ны. Белов изоб­ра­жа­ет ста­ха­нов­ца не с инстру­мен­та­ми, рабо­та­ю­ще­го на заво­де, а чело­ве­ка, заня­то­го умствен­ным трудом.

Имен­но ста­ха­нов­цы ста­ли образ­цом нова­то­ров соци­а­ли­сти­че­ско­го про­из­вод­ства в СССР. Сле­до­ва­тель­но, долж­ны были внед­рять новые мето­ды рабо­ты для улуч­ше­ния резуль­та­тов тру­да. Так, в пле­ну­ме ЦК ВКП (б) от декаб­ря 1935 года под­чёрк­ну­та связь раз­ви­тия транс­пор­та и про­мыш­лен­но­сти со Ста­ха­нов­ским движением:

«Ста­ха­нов­ское дви­же­ние озна­ча­ет орга­ни­за­цию тру­да по-ново­му, раци­о­на­ли­за­цию тех­но­ло­ги­че­ских про­цес­сов, пра­виль­ное раз­де­ле­ние тру­да в про­из­вод­стве, осво­бож­де­ние ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных рабо­чих от вто­ро­сте­пен­ной под­го­то­ви­тель­ной рабо­ты, луч­шую орга­ни­за­цию рабо­че­го места, обес­пе­че­ние быст­ро­го роста про­из­во­ди­тель­но­сти тру­да, обес­пе­че­ние зна­чи­тель­но­го роста зара­бот­ной пла­ты рабо­чих и служащих».

По реше­нию Декабрь­ско­го пле­ну­ма ЦК ВКП (б) была орга­ни­зо­ва­на широ­кая сеть про­из­вод­ствен­но-тех­ни­че­ско­го обу­че­ния, для пере­до­ви­ков созда­ны кур­сы масте­ров соци­а­ли­сти­че­ско­го тру­да. На отрас­ле­вых про­из­вод­ствен­но-тех­ни­че­ских кон­фе­рен­ци­ях 1936 года пере­смот­ре­ли про­ект­ные мощ­но­сти пред­при­я­тий и повы­си­ли нор­мы выработки.

Во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны твор­че­ская ини­ци­а­ти­ва рабо­чих-ста­ха­нов­цев про­яви­лась с новой силой. Исполь­зо­ва­лись такие ста­ха­нов­ские мето­ды, как мно­го­ста­ноч­ное обслу­жи­ва­ние, сов­ме­ще­ние про­фес­сий, ско­рост­ная тех­но­ло­гия про­из­вод­ства и строительства.


«Портрет Бусыгина». Неизвестный художник. 1930‑е годы

Про­из­ве­де­ние неиз­вест­но­го худож­ни­ка, посвя­щён­ное Алек­сан­дру Хари­то­но­ви­чу Бусы­ги­ну, куз­не­цу Горь­ков­ско­го авто­мо­биль­но­го заво­да, герою тру­да. Он автор зна­ме­ни­то­го высказывания:

«Пере­дай­те Фор­ду, что для нас Роди­на доро­же золота».

Эту фра­зу он ска­зал после того, как пред­ста­ви­те­ли Ген­ри Фор­да пере­да­ли ему при­гла­ше­ние на завод в Дет­ройт, обе­щая пла­тить золотом.

Вооб­ще, Бусы­гин в своё вре­мя был попу­ля­рен так­же, как и Алек­сей Ста­ха­нов. Свой тру­до­вой путь Алек­сандр начал на гигант­ской строй­ке — тру­дил­ся на воз­ве­де­нии Горь­ков­ско­го авто­мо­биль­но­го заво­да. Впо­след­ствии он и остал­ся на этом заво­де, но уже в куз­неч­ном цеху. Пер­вый рекорд Бусы­гин поста­вил в 1935 году. Его бри­га­да почти в пол­то­ра раза пре­вы­си­ла план, пере­плю­нув фор­дов­ских спе­ци­а­ли­стов. Пере­до­ви­ка жда­ли награ­ды, сла­ва и почёт.


«Стахановец С. Х. Рассоха». Андрей Барановский. 1950 год

Кар­ти­на худож­ни­ка Андрея Яко­вле­ви­ча Бара­нов­ско­го, посвя­щён­ная ста­ха­нов­ско­му дви­же­нию — типич­ный при­мер соци­а­ли­сти­че­ско­го реа­лиз­ма. Худож­ник ста­рал­ся пере­дать, какое зна­че­ние для Совет­ско­го госу­дар­ства име­ет рабо­чее дви­же­ние. Напри­мер, в изоб­ра­же­нии автор не зря про­де­мон­стри­ро­вал труб­ку в руке рабо­че­го: это была неде­шё­вая вещь, а раз рабо­чий-пере­до­вик мог себе её поз­во­лить, зна­чит, ста­ха­нов­цы полу­ча­ли гораз­до боль­ше обыч­ных рабо­чих. Но так­же Бара­нов­ский изоб­ра­зил и обыч­ные атри­бу­ты рабо­че­го, напри­мер, фураж­ку и куртку.


«Портрет сталевара Ф. И. Коновалова». Иосиф Серебряный. 1949 год

Ярким пред­ста­ви­те­лем Ста­ха­нов­ско­го дви­же­ния был Фёдор Ильич Коно­ва­лов — ста­ле­вар ленин­град­ско­го Киров­ско­го заво­да, пере­до­вой про­из­вод­ствен­ник. Худож­ник Иосиф Алек­сан­дро­вич Сереб­ря­ный был вдох­нов­лён «про­из­вод­ствен­ной» тема­ти­кой: образ рабо­че­го часто появ­лял­ся на его полот­нах. Порт­рет ста­ле­ва­ра понра­вил­ся кри­ти­кам. Так Лео­нид Зин­гер в кни­ге «Совет­ская порт­рет­ная живо­пись 1930‑х — кон­ца 1950‑х годов» назы­ва­ет пси­хо­ло­ги­че­ски выра­зи­тель­ный порт­рет ста­ле­ва­ра Киров­ско­го заво­да одним из луч­ших в твор­че­стве художника.

Свои отмет­ки по рабо­те оста­вит искус­ство­вед Ана­то­лий Дмитриенко:

«„Порт­рет Ф. И. Коно­ва­ло­ва“ не един­ствен­ный слу­чай обра­ще­ния худож­ни­ка к тому, что име­но­ва­лось про­из­вод­ствен­ной тема­ти­кой, но в пре­де­лах, каза­лось бы, при­выч­ных типов автор все­гда стре­мил­ся выявить инди­ви­ду­аль­ность сво­ей модели».


«Портрет плавильщика завода „Красный выборжец“ Ф. Д. Безуглова» Иосиф Серебряный. 1960 год

Сле­ду­ю­щей рабо­той Сереб­ря­но­го в нашей под­бор­ке ста­нет порт­рет пла­виль­щи­ка Фёдо­ра Безуг­ло­ва. Рабо­та была пред­став­ле­на на выстав­ке про­из­ве­де­ний ленин­град­ских худож­ни­ков в Госу­дар­ствен­ном Рус­ском музее в 1960 году. В том же году Порт­рет Безуг­ло­ва экс­по­ни­ро­вал­ся в Москве на Пер­вой Рес­пуб­ли­кан­ской худо­же­ствен­ной выстав­ке «Совет­ская Россия».

Сам худож­ник так опи­сы­вал рож­де­ние замыс­ла портрета:

«Было это так: бро­дил я по цехам заво­да „Крас­ный выбор­жец“, при­гля­ды­ва­ясь к людям, к их тру­ду. Загля­нул и в элек­тро­лит­ный цех. И оста­но­вил­ся, пора­жён­ный открыв­шим­ся зре­ли­щем: в печи буше­ва­ло пла­мя, вспыш­ка­ми зар­ниц отра­жа­ясь на сте­нах цеха. Они осве­ща­ли и фигу­ру рабо­че­го-пла­виль­щи­ка. Напря­жён­ное, сосре­до­то­чен­ное лицо, муску­ли­стые руки, сила и уве­рен­ность как бы раз­ли­ты по все­му телу. И здесь про­изо­шло то, что в жиз­ни назы­ва­ют „любо­вью с пер­во­го взгля­да“. Я был пле­нён этим чело­ве­ком, буду­щим геро­ем сво­ей кар­ти­ны. Мыс­лен­но уви­дел я её ком­по­зи­цию, почув­ство­вал, что и как хочу сказать».

Но толь­ко слу­чай­ное сте­че­ние обсто­я­тельств поз­во­ли­ли авто­ру пол­но­стью создать образ окон­ча­тель­но­го про­из­ве­де­ния. Так, Сереб­ря­ный вспоминал:

«Безуг­лов у меня тоже не сра­зу полу­чил­ся. Я дол­го ходил за ним, при­смат­ри­вал­ся. Одна­жды он повер­нул­ся впол­обо­ро­та, бро­сил какую-то озор­ную репли­ку кра­нов­щи­це, и вдруг всё оза­ри­лось по-ново­му, всё ста­ло кра­си­вее, пол­нее, содержательнее».

По мне­нию иссле­до­ва­тель­ни­цы твор­че­ства авто­ра Ири­ны Ники­фо­ров­ской худож­ник посред­ством это­го про­из­ве­де­ния «под­нял­ся до наи­бо­лее ярко­го вопло­ще­ния сво­их твор­че­ских воз­мож­но­стей в рус­ле тра­ди­ци­он­но­го реа­лиз­ма». Сна­ча­ла рабо­та кажет­ся похо­жей на дру­гие порт­ре­ты рабо­чих в про­из­вод­ствен­ной обста­нов­ке: цех, рас­плав­лен­ный металл, рабо­чий в спецодежде…

«Но чем боль­ше вгля­ды­ва­ешь­ся в порт­рет, тем ост­рее чув­ству­ешь и пони­ма­ешь, что нет в нём ни при­вку­са шаб­лон­ной геро­иза­ции, ни рав­но­душ­ной репор­таж­ной фик­са­ции рабо­чих атри­бу­тов. Перед нами — чело­век, по-насто­я­ще­му кра­си­вый силой сво­ей, бла­го­род­ной осан­кой, чув­ством соб­ствен­но­го достоинства».

Порт­рет Безуг­ло­ва отли­ча­ет­ся от преж­них работ худож­ни­ка. Сереб­ря­ный смог изоб­ра­зить чело­ве­ка, вобрав­ше­го в себя луч­шие чер­ты рабо­че­го — героя сво­е­го времени.


Читай­те так­же «От ком­со­мо­ла до изме­ны: совет­ская повсе­днев­ность в кар­ти­нах Сер­гея Гри­го­рье­ва».

Поделиться