Время перемен: военная форма РККА 1940–1945 годов

Воен­ная фор­ма Рабо­че-кре­стьян­ской крас­ной армии в Вели­кую оте­че­ствен­ную вой­ну пре­тер­пе­ла боль­шие изме­не­ния. Если сна­ча­ла она про­дол­жа­ла тра­ди­ции 1920‑х и 1930‑х годов, то к сере­дине вой­ны ста­ло ясно, что необ­хо­ди­мо серьёз­но пере­смат­ри­вать под­ход к внеш­не­му виду военнослужащих.

VATNIKSTAN раз­би­ра­ет исто­рию совет­ской воен­ной фор­мы с 1940 по 1945 год, раз­ви­тие кото­рой отра­зи­ло дух эпо­хи и времени.


Обмун­ди­ро­ва­ние и зна­ки раз­ли­чия в Рабо­че-кре­стьян­ской крас­ной армии (РККА) меня­лись каж­дые несколь­ко лет, под­стра­и­ва­ясь под акту­аль­ные запро­сы и тре­бо­ва­ния вре­ме­ни. Несмот­ря на то, что чаще изме­не­ния были неболь­ши­ми, в исто­рии уни­фор­мы РККА были свои пере­лом­ные моменты.

Так, в 1918 году необ­хо­ди­мо было выде­лить крас­но­ар­мей­цев на фоне всех осталь­ных вое­ни­зи­ро­ван­ных фор­ми­ро­ва­ний. Тогда в ход шли крас­ные лен­ты, повяз­ки и любые дру­гие крас­ные аксес­су­а­ры. Отли­чи­тель­ным зна­ком пер­вых крас­но­ар­мей­цев был нагруд­ный знак — венок с крас­ной звез­дой, на кото­рой были изоб­ра­же­ны молот и плуг, что долж­но было отра­жать «рабо­че-кре­стьян­ский» эле­мент РККА. Поз­же звез­да пере­ко­че­ва­ла на голов­ные убо­ры, став кокардой.

Тем не менее о еди­ной фор­ме речи идти не мог­ло — носи­ли то, что оста­лось от импер­ско­го пери­о­да. В 1919 году вышел при­каз о вве­де­нии уни­фор­мы, но про­мыш­лен­ность еще не была в состо­я­нии обес­пе­чить необ­хо­ди­мое коли­че­ство ком­плек­тов. Хотя всё же имен­но в этом году нача­ли шить зим­ние шле­мы, кото­рые полу­чи­ли назва­ния «бога­тыр­ки», «фрун­зев­ки», «будё­нов­ки» — посколь­ку пер­вы­ми голов­ные убо­ры посту­пи­ли в вой­ска, кото­ры­ми коман­до­ва­ли М. В. Фрун­зе и С.М. Будённый.

Уни­фор­ма в широ­ком пони­ма­нии появи­лась в Рабо­че-кре­стьян­ской крас­ной армии в 1920‑х годах. Одной из при­чин это­го послу­жи­ло появ­ле­ние обя­за­тель­ной воен­ной служ­бы в мир­ное вре­мя, что потре­бо­ва­ло обес­пе­чить одеж­дой огром­ное коли­че­ство людей, ранее не заня­тых в воен­ном деле. С 1922 года начал широ­ко дей­ство­вать при­каз 1919 года: был вве­ден еди­ный покрой одеж­ды, пет­ли­цы, верх­няя часть руба­хи и шине­ли снаб­жа­лась тре­мя клапанами-«разговорами». Крас­ные звез­ды-кокар­ды с 1920‑х сме­ни­ли плуг на серп, при­бли­зив­шись к клас­си­че­ско­му образ­цу, кото­рый поз­же пере­ко­чу­ет и в Совет­скую армию. Ноше­ние неутвер­ждён­ных образ­цов одеж­ды и неуста­нов­лен­ных зна­ков раз­ли­чия отныне вос­пре­ща­лось. Любо­пыт­но отме­тить, что ранее на неустав­ную фор­му смот­ре­ли спо­кой­нее — воен­но­слу­жа­щим раз­ре­ша­лось носить само­сто­я­тель­но куп­лен­ную одежду.

Фор­ма образ­ца 1920‑х годов с кла­па­на­ми, пет­ли­ца­ми, нашив­ка­ми и лет­ним шлемом

С 1930‑х в РККА уста­нав­ли­ва­ют­ся пер­со­наль­ные воен­ные зва­ния (лей­те­нант, коман­дир бри­га­ды и дру­гие), фор­ма делит­ся на повсе­днев­ную, поход­ную и кара­уль­ную, вво­дят гим­на­стёр­ки и френ­чи, пояс­ные рем­ни. В 1935 году вво­дят­ся пилотки.

Воен­но­слу­жа­щие в 1930‑х — нача­ле 40‑х годов

К 1940 году крас­но­ар­ме­ец в строю носил гим­на­стёр­ку с дву­мя нагруд­ны­ми кар­ма­на­ми и закры­той план­кой, пилот­ку с крас­ной звез­дой, бри­джи, сапо­ги. Вся одеж­да была цве­та хаки — синие бри­джи выда­ва­лись толь­ко офицерам.

Сол­да­ты отправ­ля­ют­ся на фронт. Фото сде­ла­но до 1943 года

Фураж­ки с цвет­ным око­лы­шем (цвет озна­чал при­над­леж­ность к роду войск) пола­га­лись команд­но­му и началь­ству­ю­ще­му соста­вам. Яркие зна­ки раз­ли­чия носи­лись на сто­я­че-отлож­ном ворот­ни­ке гим­на­стер­ки, а так­же наши­ва­лись на рукава.

В каче­стве зим­ней одеж­ды пола­га­лась одно­борт­ная шинель с отлож­ным ворот­ни­ком, на кото­ром были пет­ли­цы в цвет рода войск и зна­ки раз­ли­чия. Так­же шились ват­ные тело­грей­ки и ват­ные шаро­ва­ры. На голо­ве зимой носи­ли шап­ки-ушан­ки — от шле­мов-будё­но­вок отка­за­лись после Зим­ней вой­ны, хотя кое-где ещё несколь­ко лет про­дол­жа­ли их носить.

Реаль­ную кар­ти­ну снаб­же­ния к нача­лу вой­ны опи­сал в сво­их мему­а­рах гене­рал интен­дант­ской служ­бы, началь­ник Глав­но­го управ­ле­ния тыла Крас­ной Армии , а в 1942–43 годах народ­ный комис­сар путей сооб­ще­ния Андрей Васи­лье­вич Хру­лёв. Он пишет, что в 1941 году, в пер­вые меся­цы вой­ны, был при­нят при­каз, соглас­но кото­ро­му отныне все рода войск в поле долж­ны были носить фор­му и зна­ки раз­ли­чия защит­но­го цве­та. При­чем сде­ла­но это было, по сло­вам Хру­лё­ва, для того, что­бы избе­жать повто­ре­ния ситу­а­ции 1914 года, когда в импе­ра­тор­ской армии было слиш­ком мно­го раз­но­цвет­ной парад­ной одеж­ды, непри­год­ной для ноше­ния в поле­вых условиях.

Андрей Васи­лье­вич Хрулёв

Ещё одним важ­ным собы­ти­ем пер­вых меся­цев вой­ны было вве­де­ние обмун­ди­ро­ва­ния для воен­но­слу­жа­щих-жен­щин. Уже 3 авгу­ста 1941 года вышел при­каз, соглас­но кото­ро­му в фор­му для жен­щин вхо­ди­ли берет с метал­ли­че­ской звез­дой, паль­то из серо­го сук­на, пла­тье защит­но­го цве­та из сук­на, либо шер­сти. В том же году были отме­не­ны нару­кав­ные зна­ки раз­ли­чия, гене­ра­лы ста­ли носить шаро­ва­ры без лам­па­сов в повсе­днев­ной форме.

Несмот­ря на то, что госу­дар­ствен­ный заказ был боль­шим, у Хру­лё­ва мы чита­ем, что тек­стиль­ная и лёг­кая про­мыш­лен­ность были «очень пло­хо» под­го­тов­ле­ны к войне. И не из-за обо­ру­до­ва­ния или мощ­но­стей, а из-за того, что фаб­ри­ки были исклю­че­ны из переч­ней пред­при­я­тий, на кото­рых бро­ни­ро­ва­ли рабо­чую силу — все работ­ни­ки попро­сту ушли на фронт.

Так или ина­че в 1943 году вся армия была оде­та сплошь в защит­ные цве­та, а на ворот­ни­ках носи­ла защит­но­го цве­та пет­ли­цы. 1943 год счи­та­ет­ся пере­лом­ным для Вели­кой оте­че­ствен­ной вой­ны — таким же он стал и для воен­ной фор­мы: 6 янва­ря были вве­де­ны погоны.

О том, как имен­но это про­изо­шло, рас­ска­зы­ва­ет гене­рал Хру­лёв. Он пишет, что ещё в 1942 году его вызвал к себе Ста­лин и при­ка­зал подать пред­ло­же­ния по ново­му обмун­ди­ро­ва­нию для гвар­дей­ских частей. В подан­ных про­ек­тах отме­ча­лась необ­хо­ди­мость вве­де­ния погон импер­ско­го образ­ца, а так­же улуч­шен­ных тка­ней для фор­мы. Важ­но отме­тить, что «гвар­дей­ски­ми» частя­ми сна­ча­ла ста­ли мино­мёт­ные, потом стрел­ко­вые, а потом и мно­гие дру­гие части. Поэто­му был риск того, что поло­ви­на армии будет носить пого­ны, а вто­рая поло­ви­на – пет­ли­цы. Что­бы избе­жать недо­ра­зу­ме­ний, было реше­но вве­сти пого­ны для всех частей РККА. Хру­лё­ву лич­но посту­пи­ло рас­по­ря­же­ние под­го­то­вить про­ек­ты погон для поле­вой, повсе­днев­ной и парад­ной фор­мы. Но если поле­вые и повсе­днев­ные пого­ны для сред­не­го и стар­ше­го команд­но-началь­ству­ю­ще­го соста­ва полу­чи­лось частич­но вос­про­из­ве­сти с импер­ских образ­цов, то про­из­вод­ство гене­раль­ских погон ста­ло слож­ной задачей.

За 25 лет была утра­че­на осо­бая тех­но­ло­гия их изго­тов­ле­ния, а так­же не было масте­ров, кото­рые мог­ли бы помочь вос­ста­но­вить её. Поэто­му помощ­ник Хру­лё­ва, инже­нер-пол­ков­ник Пуч­ков решил обра­тить­ся в Боль­шой театр, где ему под­ска­за­ли, что нуж­но най­ти в Москве неко­е­го «граж­да­ни­на Дмит­ри­е­ва», кон­суль­тан­та теат­ра, кото­рый до Рево­лю­ции вла­дел мага­зи­ном по про­да­же погон и галу­нов – у него, дескать, долж­ны остать­ся запа­сы гото­вых погон и мате­ри­а­лов для изго­тов­ле­ния. Хру­лёв смог отыс­кать Дмит­ри­е­ва, и тот рас­ска­зал ему, что офи­цер­ские пого­ны в цар­ской Рос­сии дела­лись из цель­но­тка­но­го галу­на, а его выра­ба­ты­ва­ли на спе­ци­аль­ных жак­кар­до­вых стан­ках. Два таких стан­ка нашли в селе под Дмит­ро­вом, где когда-то рабо­та­ло про­из­вод­ство галу­нов, а на фрон­те был даже отыс­кан ткач Фона­рёв родом из это­го села. Одна­ко для созда­ния погон нуж­на была спе­ци­аль­ная метал­ли­че­ская воло­ка – её смог­ли добыть у аген­та Мар­чен­ко, в доре­во­лю­ци­он­ное вре­мя сбы­вав­ше­го товар куста­рям и мастер­ским. Остат­ки скла­да, 8 кг воло­ки, были куп­ле­ны у Мар­чен­ко гор­ис­пол­ко­мом Дмит­ро­ва за 75 тысяч руб­лей. Из неё Фона­рёв смог выра­бо­тать 100 м цель­но­тка­но­го галу­на, кото­рый пошёл на изго­тов­ле­ние пер­вой пар­тии гене­раль­ских погон. Впо­след­ствии тех­но­ло­гию изго­тов­ле­ния всех погон ста­ли осва­и­вать круп­ней­шие швей­ные фаб­ри­ки, и к нача­лу 1943 года было сши­то доста­точ­ное их коли­че­ство, как сви­де­тель­ству­ет Хрулёв.

При этом обес­пе­че­ние армии пого­на­ми было толь­ко поло­ви­ной дела, посколь­ку под новые зна­ки раз­ли­чия тре­бо­ва­лись дру­гие гим­на­стёр­ки. 15 янва­ря 1943 были вве­де­ны одно­борт­ные мун­ди­ры и ките­ли, новые фураж­ки и новые гим­на­стёр­ки — они дела­лись из сук­на, име­ли сто­я­чий ворот­ник, засте­ги­вав­ший­ся на пуго­ви­цы, откры­тую план­ку. Нагруд­ные кар­ма­ны на них остав­ля­лись толь­ко для фор­мы стар­ше­го и сред­не­го команд­но­го соста­ва. При гим­на­стёр­ке носил­ся ремень, пилот­ка со звез­дой и шаро­ва­ры защит­но­го цве­та (сине­го — для офицеров).

Фрон­то­вой кор­ре­спон­дент «Крас­но­ар­мей­ской прав­ды» капи­тан Евге­ний Воро­бьев. 3‑й Бело­рус­ский фронт. Вес­на 1945 года

Пере­ход на пого­ны был делом небыст­рым — на фото­гра­фи­ях 1943 года мы очень часто видим, как на «пет­лич­ную» гим­на­стёр­ку с отлож­ным ворот­ни­ком воен­но­слу­жа­щие кре­пи­ли пого­ны уста­нов­лен­но­го образ­ца. Это мог­ло объ­яс­нять­ся мно­ги­ми при­чи­на­ми:  недо­ста­ток обмун­ди­ро­ва­ния в части, удоб­ство нагруд­ных кар­ма­нов, при­выч­ка носить ста­рую гимнастёрку.

Воен­но­слу­жа­щие, оде­тые в гим­на­стер­ки ста­рых образ­цов, на кото­рые при­ши­ты погоны

Сле­ду­ю­щие допол­не­ния к фор­ме про­изо­шли уже толь­ко в апре­ле 1945 года: тогда для мар­ша­лов и гене­ра­лов был вве­ден дву­борт­ный мун­дир с дву­мя ряда­ми пуговиц.

В даль­ней­шем, уже в Совет­ской армии, уни­фор­ма про­дол­жа­ла менять­ся, но такой ради­каль­ной пере­ме­ны как в 1943 году, она, пожа­луй, боль­ше не увидела.


 

Поделиться