«Коренастый, в кепке». Как одевался Ленин

Про­фес­си­о­наль­ные исто­ри­ки утвер­жда­ют, что Ленин нико­гда не был мод­ни­ком и был холо­ден к стиль­ной одеж­де. Жур­на­ли­сты подроб­но опи­сы­ва­ют дета­ли его гар­де­роба, упо­ми­ная их высо­кую сто­и­мость. Но что в дей­стви­тель­но­сти носил Ленин? Когда впер­вые сме­нил шля­пу на кеп­ку? Сколь­ко у него было гал­сту­ков? И как ста­рый костюм-«тройка» при­бли­жал его к народу?

VATNIKSTAN отве­тил на эти и дру­гие вопро­сы в ста­тье об одеж­де лиде­ра большевиков.


Раз­го­вор о том, как оде­вал­ся Ленин, сто­ит начать с обзо­ра его фото­порт­ре­тов. Во вре­ме­на сво­е­го сту­ден­че­ства и «Сою­за борь­бы за осво­бож­де­ние рабо­че­го клас­са» (1890‑е годы) Вла­ди­мир Ильич оде­вал­ся во вку­се сво­е­го вре­ме­ни: одно­тон­ные дву­борт­ные пиджа­ки с неши­ро­ки­ми лац­ка­на­ми, рубаш­ки с ост­ры­ми кон­ца­ми ворот­нич­ка, к ним — неболь­шие гал­сту­ки. О голов­ных убо­рах на осно­ве име­ю­щих­ся фото­гра­фий гово­рить нель­зя — извест­ные нам порт­ре­ты были сде­ла­ны в поме­ще­нии. В целом труд­но отме­тить что-либо экс­тра­ор­ди­нар­ное во внеш­нем виде Лени­на до 1900‑х годов — он про­сто сле­до­вал совре­мен­ной ему моде.

Ленин. Санкт-Петер­бург, фев­раль 1897 года

О том, как рево­лю­ци­о­нер оде­вал­ся в сле­ду­ю­щем деся­ти­ле­тии, судить при­хо­дит­ся лишь по одной фото­гра­фии 1900 года, на кото­рой он выгля­дит так же, как и раньше.

Ленин. Москва, фев­раль 1900 года

Инте­рес­ные изме­не­ния со сти­лем Вла­ди­ми­ра Ильи­ча про­изо­шли чуть поз­же, в пери­од вто­рой эми­гра­ции, кото­рая при­шлась на 1910‑е. Мы рас­по­ла­га­ем несколь­ки­ми сним­ка­ми того вре­ме­ни, на кото­рых Ленин одет с боль­шим вкусом.

Ленин. Париж, 1910 год
Ленин. Сток­гольм, 1917 год

Любо­пыт­но отме­тить, что вос­по­ми­на­ния совре­мен­ни­ков — вто­рой источ­ник инфор­ма­ции о сти­ле Лени­на — кон­тра­сти­ру­ют с визу­аль­ным мате­ри­а­лом. Напри­мер, на цюрих­ской фото­гра­фии 1917 года Вла­ди­мир Ильич одет в мод­ный пиджак в полос­ку и жилет в тон, рубаш­ку с отлож­ным ворот­нич­ком и длин­ный галстук.

Ленин. Цюрих, 1917 год

Вме­сте с тем в вос­по­ми­на­ни­ях сапож­ни­ка Кам­ме­ре­ра, у кото­ро­го он оста­но­вил­ся в Цюри­хе, мы чита­ем, что Ленин совер­шен­но не забо­тил­ся о сво­ем внеш­нем виде:

«Това­рищ Ленин <…> отли­чал­ся необы­чай­ной про­сто­той. Как он, так и его жена не при­да­ва­ли ника­ко­го зна­че­ния хоро­шей одеж­де и хоро­шей пище. Они пла­ти­ли мне 28 фран­ков в месяц. Зимой я дол­жен был делать им пару тяжё­лых кре­стьян­ских баш­ма­ков с боль­ши­ми гвоз­дя­ми. — “Тов. Ленин,— гово­рил я ему,— с эти­ми баш­ма­ка­ми вас при­мут за кре­стьян­ско­го ста­ро­сту.” Он сме­ял­ся, но про­дол­жал носить эти баш­ма­ки в тече­ние всей зимы».

Этот ком­мен­та­рий был при­ве­дён в ста­тье «Ленин как чело­век» (1924 года), и несо­мнен­но име­ет идео­ло­ги­че­скую окрас­ку — совет­ско­му чело­ве­ку «вождь про­ле­та­ри­а­та» не мог быть пред­став­лен как франт.

Инте­рес­но, что на эми­грант­ских фото­гра­фи­ях Вла­ди­мир Ильич носит на голо­ве шля­пу. Свою зна­ме­ни­тую кеп­ку он надел не ранее 1917 года, по воз­вра­ще­нии в Рос­сию – об этом сви­де­тель­ству­ют источники.

Ленин и Н.К.Крупская выхо­дят с засе­да­ния I Все­рос­сий­ско­го съез­да по про­све­ще­нию. Москва, 28 авгу­ста 1918 года

«<…> К три­буне идут два чело­ве­ка: один невы­со­кий, плот­ный, коре­на­стый, в кеп­ке; у него малень­кая рыже­ва­тая бород­ка и слег­ка при­щу­рен­ные гла­за. Я успе­ла рас­смот­реть, что гла­за — зор­кие и слов­но сме­ют­ся. — Ленин»,

— пишет Мар­га­ри­та Вла­ди­ми­ров­на Ямщи­ко­ва (лите­ра­тур­ный псев­до­ним «Ал. Алта­ев») о митин­ге 1917 года.

Кеп­ку так­же опи­сал маши­нист паро­во­за Г. Э. Ялава:

«22 авгу­ста (4 сен­тяб­ря) 1917 года из Пет­ро­гра­да по рас­пи­са­нию вышел дач­ный поезд № 71. Он дер­жал путь на Рай­во­лу. Паро­воз был подан вовре­мя; на нём сто­ял номер 293. На под­хо­де к стан­ции Удель­ная, что в деся­ти вер­стах от Пет­ро­гра­да, я стал вни­ма­тель­но всмат­ри­вать­ся в тем­но­ту, как вдруг уви­дел сред­не­го роста коре­на­сто­го чело­ве­ка, быст­ро иду­ще­го к паро­во­зу. Чело­век был в кеп­ке, в ста­рой «трой­ке», обыч­ной одеж­де питер­ско­го рабо­че­го, с глад­ко выбри­тым лицом. Он под­бе­жал к машине, не гово­ря ни сло­ва, цеп­ко схва­тил­ся за поруч­ни и вска­раб­кал­ся в паро­воз­ную буд­ку. Ленин — а это был он — при­вет­ли­во поздо­ро­вал­ся и снял пальто».

Важ­но отме­тить, что сло­ва Яла­ва о «ста­рой “трой­ке”», «обыч­ной одеж­де питер­ско­го рабо­че­го» под­дер­жи­ва­ют образ «про­сто­го», «сво­е­го» Лени­на. В том же клю­че про­дол­жа­ют и дру­гие оче­вид­цы. По вос­по­ми­на­ни­ям фото­гра­фа Федо­ра Васи­лье­ви­ча Фео­фа­но­ва, сни­мав­ше­го Лени­на и Круп­скую на откры­тии Кашин­ской элек­тро­стан­ции 14 нояб­ря 1920 г.:

«Ильич — невы­со­ко­го роста, коре­на­стый, с доб­ро­душ­ным лицом, в сером костю­ме, поря­доч­но поно­шен­ном, одна коло­ша надо­рва­на. Надеж­да Кон­стан­ти­нов­на была тоже в про­стом платье».

В. И. Ленин и Н. К. Круп­ская на откры­тии Кашин­ской элек­тро­стан­ции. 14 нояб­ря 1920 года

О бес­хит­рост­ном наря­де Вла­ди­ми­ра Ильи­ча вспо­ми­нал пол­ков­ник Хэс­келл, дирек­тор совет­ско­го пред­ста­ви­тель­ства «Аме­ри­кан­ской адми­ни­стра­ции помо­щи» (American Relief Administration, ARA). В интер­вью газе­те Chigago Tribune в 1922 году воен­но­слу­жа­щий даже отме­тил нос­ки Ленина:

«Он был одет в про­стой костюм, застёг­ну­тый до под­бо­род­ка, под кото­рым был мяг­кий ворот­ни­чок и гал­стук, в нос­ках из домаш­ней пря­жи и ботин­ках, кото­рые уже слу­жат ему мно­го лет».

Боль­шин­ство ком­мен­та­то­ров вспо­ми­на­ют, что Ленин в кон­це 1910‑х — нача­ле 1920х оде­вал­ся в костю­мы. На фото­гра­фи­ях чаще все­го мы видим его в костю­ме-трой­ке — пиджак, жилет, брю­ки. Из пиджа­ков на нём заме­че­ны дву­борт­ные и одно­борт­ные с ост­ры­ми лац­ка­на­ми. К ним под­би­ра­лись рубаш­ки с отлож­ным ворот­нич­ком и раз­ные гал­сту­ки, зака­лы­вав­ши­е­ся спе­ци­аль­ной булав­кой. Все­го за пери­од с 1918 по 1922 годы мы видим на Вла­ди­ми­ре Ильи­че как мини­мум пять раз­ных галстуков.

Ленин. Москва, октябрь 1918 года
Ленин. Москва, 1 мая 1920 года

Подроб­ный ком­мен­та­рий о внеш­нем виде Лени­на соста­вил ита­льян­ский ком­му­нист Вачир­ка, видев­ший его во вре­мя под­го­тов­ки тре­тье­го кон­грес­са Комин­тер­на (про­хо­дил в 1921 году):

«Ленин име­ет насто­я­щий вид “мел­ко­го бур­жуя”, чинов­ни­ка мини­стер­ства или вра­ча. Его мож­но вполне при­нять за фран­цу­за, швей­цар­ца или ита­льян­ца. Он одет вполне по-евро­пей­ски и костюм его не носит отпе­чат­ка каких-либо стран­но­стей. Люст­ри­но­вый пиджак, кото­рый обык­но­вен­но наши мини­стер­ские или бан­ков­ские чинов­ни­ки носят на служ­бе, брю­ки из тём­но­го сук­на в полос­ку, вни­зу загну­тые, но не пото­му, что того тре­бу­ет мода, а пото­му, что они слиш­ком длин­ны, хоро­шо вычи­щен­ные ботин­ки, из кото­рых один, одна­ко, с боль­шой дырой на подош­ве, невы­со­кий белый крах­маль­ный ворот­ни­чок, тём­ный гал­стук и всё это бле­стит чисто­той и отли­ча­ет­ся простотой».

В холод­ное вре­мя Ленин ходил в паль­то с мехо­вым ворот­ни­ком и мехо­вой шап­ке, хотя ино­гда голов­ной убор заме­нял­ся на кепку.

Ленин. Москва, 7 нояб­ря 1919 года

Лите­ра­тор Ели­за­ве­та Драб­ки­на оста­ви­ла опи­са­ние, как виде­ла Лени­на в Боль­шом зале Кон­сер­ва­то­рии на кон­цер­те, посвя­щён­ном годов­щине Октябрь­ской рево­лю­ции. Веро­ят­но, это был 1918 год, посколь­ку она заме­ча­ет, что Ленин «ста­ра­ет­ся устро­ить поудоб­нее левое пле­чо, из кото­ро­го ещё не были извле­че­ны эсе­ров­ские пули», имея в виду поку­ше­ние, совер­шен­ное Фан­ни Кап­лан 30 авгу­ста 1918 года. Драб­ки­на пишет, что в тот год сто­я­ла холод­ная пого­да и зри­те­ли сиде­ли в зале Кон­сер­ва­то­рии в верх­ней одеж­де. Ленин не был исключением:

«Пря­мо пере­до мной место было сво­бод­но. Крес­ло рядом с этим сво­бод­ным местом зани­мал чело­век в шап­ке-ушан­ке, отде­лан­ной чер­ным мехом. <…> Теперь он снял шап­ку и опу­стил ворот­ник. Я уви­де­ла, что это Вла­ди­мир Ильич».

Более кон­крет­ное опи­са­ние, веро­ят­но, того же паль­то при­во­дит писа­тель­ни­ца Лидия Сей­фул­ли­на, видев­шая его в 1920 году:

«На Все­рос­сий­ском съез­де по вне­школь­но­му обра­зо­ва­нию, в зале особ­ня­ка в Малом Хари­то­ньев­ском пере­ул­ке, я уви­де­ла и услы­ша­ла Лени­на. <…> В две­рях, веду­щих на воз­вы­ше­ние, заня­тое пре­зи­ди­у­мом съез­да, появил­ся неболь­шо­го роста чело­век в чёр­ном рас­пах­ну­том паль­то с бараш­ко­вым ворот­ни­ком, с шап­кой в руках».

Тёп­лое вре­мя года Ленин про­во­дит в под­мос­ков­ных Гор­ках, где оде­ва­ет­ся не в «трой­ки», а «по-дач­но­му» — в воен­ный френч и про­стор­ную рубашку.

Френч Лени­на, 1920‑е. Кол­лек­ция Госу­дар­ствен­но­го исто­ри­че­ско­го музея
Ленин на про­гул­ке в Гор­ках. Август-сен­тябрь 1922 года

Итак, все сви­де­тель­ства сооб­ща­ют, что Ленин на про­тя­же­нии сво­ей жиз­ни пред­по­чи­тал про­стую одеж­ду без изыс­ков. Но поче­му он делал так? На этот вопрос может отве­тить отры­вок из кни­ги Die socialistische idee, кото­рую напи­сал тео­ре­тик соци­а­лиз­ма Хенд­ри­ка де Мана в сере­дине 1930‑х годов:

«Для колос­саль­но­го вли­я­ния лич­но­сти Лени­на на рус­ские народ­ные мас­сы совсем, конеч­но, небез­раз­лич­но было то, что он в сво­ей част­ной жиз­ни мог жить в шала­ше и в сво­ей внеш­но­сти обна­ру­жи­вал абсо­лют­ное без­раз­ли­чие ко всем при­зна­кам бур­жу­аз­но­го хоро­ше­го тона. Его порт­ре­ты вряд ли зани­ма­ли бы место ста­рых рус­ских икон в рус­ских рабо­чих жили­щах и кре­стьян­ских хижи­нах, если бы он носил вме­сто сво­е­го про­сто­го рабо­че­го костю­ма и рабо­чей кеп­ки при­лич­ный чинов­ни­чий костюм немец­ко­го пар­тий­но­го вождя или рос­кош­ное оде­я­ние мини­стра или дипло­ма­та во фра­ке и звёздах».


 

Поделиться