Десять главных акций НБП: от захвата «Авроры» до Болотной

17 мар­та не ста­ло Эду­ар­да Лимо­но­ва — извест­но­го рус­ско­го писа­те­ля и поли­ти­че­ско­го дея­те­ля. Он соче­тал в себе мно­го­чис­лен­ные талан­ты, и сего­дня мы хоте­ли бы обра­тить­ся к одно­му из них — талан­ту поли­ти­че­ско­му, кото­рый мож­но рас­смот­реть через исто­рию глав­но­го лимо­нов­ско­го дети­ща — Наци­о­нал-боль­ше­вист­ской пар­тии (НБП).


Смерть Эду­ар­да Лимо­но­ва ста­ла для меня неожи­дан­но­стью. Несмот­ря на то, что я нико­гда не был сто­рон­ни­ком «Дру­гой Рос­сии» и пред­ше­ство­вав­шей ей Наци­о­нал-боль­ше­вист­ской пар­тии (ныне запре­щён­ной на тер­ри­то­рии Рос­сии), не читал все­го Лимо­но­ва (а напи­са­но им очень и очень мно­го), не могу не при­знать — он стал леген­дой ещё при жиз­ни. При­чи­ной тому необы­чай­ная хариз­ма, энер­гия, абсо­лют­ная убеж­дён­ность в сво­ей право­те и избран­но­сти, пас­си­о­нар­ность. Про Лимо­но­ва вер­но ска­зать, что всё, что он бы ни делал — всё у него получалось.

Эду­ард добил­ся извест­но­сти ещё в юно­сти. В Москве был чле­ном поэ­ти­че­ско­го объ­еди­не­ния СМОГ («Самое моло­дое обще­ство гени­ев»), хотя начи­нал как поэт в Харь­ко­ве. Стал извест­ным жур­на­ли­стом в Нью-Йор­ке, и сра­зу на него уже тогда, в 1976 году, обру­ши­лись репрес­сии: ему «зару­би­ли» ста­тью «Разо­ча­ро­ва­ние» о жиз­ни в США вооб­ще и жиз­ни эми­гри­ро­вав­ших сюда людей в част­но­сти. Лимо­нов, недол­го думая, ушёл из дис­си­дент­ско­го «Ново­го рус­ско­го сло­ва», ибо не хотел поно­сить свою Роди­ну, хотя и сам постра­дал от КГБ. Как мы зна­ем, он был изгнан из Совет­ско­го Сою­за с 200 дол­ла­ра­ми, чемо­да­ном и моло­дой женой Еле­ной, но чув­ство сопри­част­но­сти к общей рус­ской судь­бе нико­гда не поки­да­ло Лимо­но­ва, что он и дока­зал впо­след­ствии, вер­нув­шись уже в стра­да­ю­щую РФ в 1991 году.

Тогда же, в США в 1976 году, Эду­ард не упал духом и, навер­ное, вспом­нив своё про­ле­тар­ское про­ис­хож­де­ние, сра­зу стал раз­но­ра­бо­чим, груз­чи­ком, озе­ле­ни­те­лем горо­да и даже рабо­тал у мил­ли­ар­де­ра Пите­ра Спре­га «хауз­кип­пе­ром». Имен­но тогда Лимо­нов обра­ща­ет­ся к про­зе, пишет пер­вый роман «Это я — Эдич­ка», кото­рый впо­след­ствии ста­нет как бы визит­ной кар­точ­кой само­го Лимо­но­ва и кото­рый при­не­сёт, с одной сто­ро­ны, мно­го непри­ят­но­стей само­му авто­ру, а с дру­гой, даст ему путь в лите­ра­ту­ру и сде­ла­ет бессмертным.

Затем, уже во Фран­ции, после­до­ва­ли дру­гие про­из­ве­де­ния: под­лин­ный шедевр, неве­ро­ят­ное про­ник­но­вен­ное поэ­ти­че­ское про­из­ве­де­ние «Днев­ник неудач­ни­ка», жёст­кий и, как часто у Лимо­но­ва, пре­дель­но откро­вен­ный роман «Палач», цинич­ный «Исто­рия его слу­ги», харь­ков­ская три­ло­гия «У нас была Вели­кая Эпо­ха», «Под­ро­сток Савен­ко», «Моло­дой него­дяй» и дру­гие. Фран­ция дала Лимо­но­ву имя. Лимо­нов полю­бил эту стра­ну и стал фран­цуз­ским граж­да­ни­ном в 1987 году. Сле­ду­ет отме­тить, что он очень любил Париж. Имен­но здесь Эду­ард женил­ся в тре­тий раз на Ната­лии Мед­ве­де­вой. Брак был вполне счаст­ли­вым, и есть роман о слож­ных вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях меж­ду супру­га­ми «Укро­ще­ние тиг­ра в Пари­же» — вели­ко­леп­ный роман о люб­ви и страсти.

Эду­ард Лимо­нов и Ната­лия Медведева

Тогда Эду­ард стал самым попу­ляр­ным левым лите­ра­то­ром Фран­ции. Лимо­но­ва нача­ли срав­ни­вать с Жаном Жене. Сего­дня мож­но кон­ста­ти­ро­вать тот факт, что в какой-то сте­пе­ни и Фран­ция может гор­дить­ся нашим рус­ским писа­те­лем, ведь он про­жил там более деся­ти лет и даже писал на фран­цуз­ском. Никто не ста­но­вил­ся настоль­ко извест­ным рус­ским писа­те­лем в тре­тьей волне эми­гра­ции, как Лимо­нов — более ран­ние Набо­ков и Бунин тут не в счёт. Конеч­но, наши сооте­че­ствен­ни­ки ста­но­ви­лись извест­ны­ми пер­со­на­ми на Запа­де, это факт, тот же Брод­ский и Довла­тов ста­ли клас­си­ка­ми ещё при жиз­ни. Но такой непо­лит­кор­рект­но­сти, с кото­рой Лимо­нов бук­валь­но ворвал­ся в лите­ра­ту­ру, они не мог­ли себе позволить.

После лите­ра­тур­но­го успе­ха за гра­ни­цей Лимо­но­ва в Рос­сии жда­ла акту­аль­ная поли­ти­ка — яркие и запом­нив­ши­е­ся акции НБП и «Дру­гой Рос­сии». Наци­о­нал-боль­ше­вист­ская пар­тия была в аван­гар­де левых идей все 1990‑е и 2000‑е годы, дала миру не толь­ко свое­об­раз­ные собы­тия, но и пас­си­о­нар­ных уче­ни­ков — один Захар При­ле­пин чего стоит!

Лимо­нов и Дугин. Нача­ло НБП

НБП была обра­зо­ва­на в уже далё­ком 1994 году. Хотя дви­же­ние наци­о­нал-боль­ше­ви­ков появи­лось в 1993 году, но по тра­ди­ции «лимо­нов­цы» счи­та­ют датой рож­де­ния пар­тии 28 нояб­ря 1994 года: имен­но в этот день был выпу­щен пер­вый номер зна­ме­ни­той газе­ты «Лимон­ка».

«Лимон­ку» напе­ча­та­ли в Твер­ской типо­гра­фии в нояб­ре 1994 года, и Эду­ард вме­сте с Его­ром Лето­вым, Алек­сан­дром Дуги­ным и Тара­сом Раб­ко поеха­ли из Моск­вы в Тверь заби­рать тираж газе­ты. На обрат­ном пути в Моск­ву ста­рый жигу­лё­нок несколь­ко раз ломал­ся, но вновь заво­дил­ся, и ком­па­ния отцов-осно­ва­те­лей НБП с таки­ми мытар­ства­ми добра­лась до Моск­вы, при­вез­ли газе­ту. Отца­ми-осно­ва­те­ля­ми дви­же­ния нац­бо­лов и счи­та­ют­ся эти лица: Эду­ард Вени­а­ми­но­вич Лимо­нов (Савен­ко) (парт­би­лет №1), Алек­сандр Гелье­вич Дугин (парт­би­лет №2), Тарас Ада­мо­вич Раб­ко (парт­би­лет №3), Игорь «Егор» Фёдо­ро­вич Летов (парт­би­лет №4).

Лимо­нов и Летов

К НБП сра­зу же при­мкну­ло мно­же­ство попу­ляр­ных лиц. Сер­гей «Паук» Тро­иц­кий был чле­ном пар­тии прак­ти­че­ски с момен­та её обра­зо­ва­ния, с пер­вых номе­ров вёл в «Лимон­ке» руб­ри­ку «Желез­ный марш» и под­дер­жи­вал дру­же­ские отно­ше­ния с Лимо­но­вым. Так­же зна­ме­ни­тый музы­кант и лидер груп­пы «Поп-меха­ни­ка» Сер­гей Курё­хин был чле­ном пар­тии и нико­гда не стес­нял­ся афи­ши­ро­вать, что явля­ет­ся сто­рон­ни­ком наци­о­нал-боль­ше­вист­ских идей. Сто­рон­ни­ка­ми НБП были Вадим Сте­пан­цов («Бахыт-Ком­пот»), Дмит­рий Ревя­кин («Кали­нов мост»), Алек­сандр Аро­нов («День доно­ра»), Сан­тим («Бан­да четырёх»).

Не толь­ко музы­кан­тов зано­си­ло к нац­бо­лам. Извест­ный дерз­кий лите­ра­тор Яро­слав Могу­тин до сво­е­го отъ­ез­да в США был в НБП. Конеч­но же, рядом с Лимо­но­вым, до их рас­ста­ва­ния, была его жена — певи­ца и писа­тель­ни­ца Ната­лья Мед­ве­де­ва, извест­ная как «Мар­го Фюрер».

Через НБП про­шли поко­ле­ния моло­дых и юных, а под час и совсем детей: 13–14-летние при­хо­ди­ли в «Бун­кер» всту­пать в пар­тию. Бро­шен­ные в роко­вом 1991 году на про­из­вол судь­бы ель­цин­ской вла­стью, кото­рая не дума­ла тогда о буду­щем моло­дё­жи — уже не было октяб­рят, ком­со­моль­ско­го дви­же­ния, нача­лось «сво­бод­ное» время.

Нац­бо­лы рядом со зна­ме­ни­тым «Бун­ке­ром» на 2‑й Фрун­зен­ской улице

В мани­фе­сте НБП Лимо­нов заявил о рез­ком несо­гла­сии с уста­но­вив­шей­ся в 1991 году вла­стью. Корот­ко это мож­но оха­рак­те­ри­зо­вать так: власть в Рос­сии захва­че­на бур­жу­я­ми, жули­ка­ми и вра­га­ми Рос­сии, такая власть ниче­го хоро­ше­го Рос­сии не при­не­сёт, стране необ­хо­ди­ма соци­аль­ная и наци­о­наль­ная рево­лю­ция. Соци­аль­ная — озна­ча­ет уста­нов­ле­ние соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти, а наци­о­наль­ная — при­зна­ние «рус­ско­го мира», ука­за­ние в кон­сти­ту­ции ста­ту­са рус­ских как нации и экс­пан­сия, а имен­но — Рос­сия там, где гово­рят по-русски.

НБП сра­зу нача­ли обви­нять в нациз­ме, фашиз­ме, шови­низ­ме и про­чих пре­ступ­ле­ни­ях, что не было дей­стви­тель­но­стью. Сле­ду­ет при­знать тот факт, что в НБП состо­я­ли люди самых раз­ных наци­о­наль­но­стей, назо­вём для при­ме­ра зна­ме­ни­то­го Бене­са Айо — «Чёр­но­го Лени­на» родом из Риги. Отец Айо — афри­ка­нец, а мать — рус­ская. Айо назы­ва­ет себя левым наци­о­на­ли­стом, сра­жал­ся на Дон­бас­се, име­ет пас­порт ДНР, за что на родине в Лат­вии на него заве­де­но уго­лов­ное дело. Вла­ди­мир Лин­дер­ман — еврей, сей­час — извест­ный защит­ник рус­ско­языч­ных и рус­ских в Лат­вии, одно вре­мя был заме­сти­те­лем Лимо­но­ва в НБП. Назир Маго­ме­дов — уро­же­нец Даге­ста­на, про­хо­дил по делу о напа­де­нии у Таган­ско­го суда. НБП име­ла отде­ле­ния и на Укра­ине, и в Бело­рус­сии, и в При­бал­ти­ке, и даже в Израиле.

Бенес Айо, он же «Чёр­ный Ленин»

Воз­мож­но — и так ско­рее есть — Лимо­нов пред­ви­дел очень мно­гое, а воз­мож­но, ещё что-то нам откро­ет­ся. До Кры­ма и Ново­рос­сии Эду­ард и его пар­тия при­зы­ва­ли вер­нуть рус­ские зем­ли в «род­ную гавань», защи­ща­ли рус­ских Лат­вии. Лимо­нов не при­зы­вал к вос­ста­нов­ле­нию СССР, не жил про­шлым, а, наобо­рот, смот­рел в буду­щее, не пере­ста­вал повто­рять, что вся его дея­тель­ность и дея­тель­ность пар­тии направ­ле­на на «бла­го вели­кой Рос­сии». Тогда на Лимо­но­ва смот­ре­ли как на экс­тре­ми­ста в луч­шем слу­чае или про­сто как на чуда­ка. Он же не боял­ся гово­рить то, что счи­тал нуж­ным, не боял­ся созда­вать свою «банду»-партию таких же непре­клон­ных, дерз­ких, сме­лых людей. В пар­тию, как гово­рят, при­ни­ма­ли всех — даже инва­ли­дам, людям с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми, был все­гда открыт вход в зна­ме­ни­тый «Бун­кер» на 2‑й Фрун­зен­ской в Москве, ведь глав­ное — это любить Рос­сию и быть вер­ным обще­му делу.

Делу Дуги­на-Курё­хи­на верны

Наци­о­нал-боль­ше­вист­ская пар­тия не была похо­жа на клас­си­че­скую пар­тию ста­рой фор­ма­ции — на КПСС, напри­мер, или на «Еди­ную Рос­сию» — со съез­да­ми, дис­кус­си­я­ми, борь­бой на деба­тах и за порт­фе­ли в пра­ви­тель­стве. Это был поли­ти­ко-куль­тур­ный про­ект, объ­еди­няв­ший самых раз­ных людей. «Боль­ше дела, мень­ше фраз» — свое­об­раз­ное кре­до нац­боль­ской деятельности.

Сплав совре­мен­но­го акци­о­низ­ма и поли­ти­ки наци­о­на­лиз­ма-боль­ше­виз­ма был абсо­лют­но в духе вели­ко­го музы­кан­та Сер­гея Курё­хи­на, обла­да­те­ля парт­би­ле­та №314. Инте­рес­на исто­рия, свя­зан­ная с парт­би­ле­том: Курё­хин не знал, что от ред­кой болез­ни (сар­ко­мы серд­ца), он так рано поки­нет этот мир, и зара­нее не оза­бо­тил­ся, что­бы Лимо­нов выдал ему пар­тий­ный билет. Неза­дол­го до смер­ти он попро­сил выпи­сать ему парт­би­лет и имен­но под номе­ром 314, так как счи­тал это чис­ло маги­че­ским. Дугин вру­чил его уми­ра­ю­ще­му Курё­хи­ну уже в больнице.

«Поли­ти­ка — глав­ный вид искус­ства сего­дня», — учил маэст­ро Курё­хин, поки­нув­ший пла­не­ту в 1996 году. Вспом­ним же десять самых выда­ю­щих­ся акций НБП и её после­до­ва­те­лей, через кото­рые лег­че все­го про­сле­дить поли­ти­че­скую био­гра­фию само­го Лимонова.


1. На «Аврору»!

В 1996 году в Пите­ре в пар­тию при­шли два бра­та — Андрей и Сер­гей Греб­не­вы. Андрей был стар­ше на 3 года. Тогда пар­тий­ным «гау­ляй­те­ром» (так нац­бо­лы назы­ва­ли сво­их руко­во­ди­те­лей на местах) был Дмит­рий Жва­ния. Левак, интел­лек­ту­ал, впо­след­ствии напи­сав­ший кни­гу «Путь хун­вей­би­на» (2006) о сво­ей поли­ти­че­ской дея­тель­но­сти, талант­ли­вый руко­во­ди­тель. Но уже тогда ста­но­ви­лось ясно, что пар­тии нуж­но выхо­дить на новый уро­вень, ста­но­вить­ся чем-то боль­шим, чем сек­той интел­лек­ту­а­лов. Жва­ния мог руко­во­дить пар­ти­ей «меч­та­те­лей», пар­ти­ей «идео­ло­гов». Имен­но тогда воз­ник­ло так назы­ва­е­мое «пря­мое дей­ствие», и НБП навсе­гда нарек­ли «пар­ти­ей пря­мо­го действия».

Вели­ко­леп­ный, дерз­кий, моло­дой Андрей Греб­нев, что назы­ва­ет­ся, под­мял под себя питер­ское отде­ле­ние, нац­бо­лы ста­ли слу­шать­ся Греб­не­ва, а не Жва­нию. Назрел рас­кол. Тогда в Питер лич­но при­е­хал Лимо­нов, дабы «раз­ру­лить» ситу­а­цию, а она была пато­вая. Жва­ния наот­рез отка­зы­вал­ся рабо­тать с Греб­не­вым, а Греб­нев обви­нял Жва­нию в стаг­на­ции дви­же­ния, дема­го­гии и фило­соф­ство­ва­нии в под­ва­ле и на кух­нях. Лимо­нов вече­ром на собра­нии пар­тии объ­явил, что нуж­ны кон­крет­ные дей­ствия, и пред­ло­жил ребя­там совер­шить акцию на «Авро­ре».

По пла­ну нуж­но было раз­бить­ся на две груп­пы: одна про­ник­нет внутрь крей­се­ра и забар­ри­ка­ди­ру­ет­ся в поме­ще­ни­ях, дру­гая — забе­рёт­ся на мач­ту, выве­сит фла­ги и транс­па­ран­ты, раз­бро­са­ет листов­ки. Осталь­ные устро­ят митинг на палу­бе. Сто­ит напом­нить, что это был 1997 год, и Жва­ния зара­нее дого­во­рил­ся с жур­на­ли­ста­ми НТВ, что те будут сни­мать и фото­гра­фи­ро­вать про­ис­хо­дя­щее. Тогда жур­на­ли­стам и в голо­ву бы не при­шло доло­жить мен­там о наме­ча­ю­щей­ся акции. В целом никто и не думал о послед­стви­ях, и все были уве­ре­ны, что уго­лов­ных дел никто фаб­ри­ко­вать не будет.

В захва­те «Авро­ры» участ­во­ва­ли бра­тья Греб­не­вы. Сер­гей Греб­нев залез вме­сте с ещё одним това­ри­щем на самую вер­хуш­ку мач­ты, а Андрей вме­сте с осталь­ны­ми устро­ил вни­зу митинг, раз­бро­сав листов­ки и раз­ма­хи­вая фла­гом с сер­пом и моло­том. Внут­ри забар­ри­ка­ди­ро­вать­ся не уда­лось, так как на две­рях не было зам­ков, поэто­му ребя­та раз­бре­лись по палу­бе, где сму­щён­ные мат­ро­сы нелов­ко сто­я­ли в сто­роне и жда­ли при­ез­да наря­да мили­ции. При­мер­но через пол­ча­са при­е­хал ОМОН, и все без сопро­тив­ле­ния сда­лись пра­во­охра­ни­те­лям. Акция была завер­ше­на, её пока­за­ли по всем кана­лам, напе­ча­та­ли о ней в газетах.

Захват «Авро­ры» акти­ви­ста­ми НБП в мае 1997 года

Андрей Греб­нев высту­пил с наци­о­на­ли­сти­че­ской тема­ти­кой: он и его сто­рон­ни­ки выкри­ки­ва­ли анти­тер­ро­ри­сти­че­ские лозун­ги, «Смерть чечен­ским тер­ро­ри­стам!», «Долой бур­жу­ев — пре­да­те­лей рус­ско­го мира!». Сто­рон­ни­ки Жва­нии, кото­рые были в мень­шин­стве, сосре­до­то­чи­лись на лозун­гах соци­аль­ной направ­лен­но­сти: «Капи­та­лизм — дерь­мо!» и «Отобрать и поделить!».

Одна­ко акция полу­чи­лась цель­ная, ника­ко­го рас­ко­ла внут­ри не было. Так нача­лась исто­рия питер­ско­го отде­ле­ния НБП под пред­во­ди­тель­ством Греб­не­ва. Жва­ния не участ­во­вал в акции, а нахо­дил­ся в это вре­мя с жур­на­ли­ста­ми НТВ. После акции он посте­пен­но при­знал лидер­ство Андрея и в после­ду­ю­щий пери­од ото­шёл от дел организации.

Как уже гово­ри­лось есть кни­га, напи­сан­ная Жва­ни­ей — «Путь хун­вей­би­на». Там очень хоро­шо пока­за­на мар­ги­наль­ная поли­ти­ка послед­них лет СССР и дея­тель­ность НБП на началь­ном пери­о­де. Но совсем недав­но вышла кни­га Сер­гея Греб­не­ва «Бес­ти­а­рий». Это свое­об­раз­ный сбор­ник рас­ска­зов, объ­еди­нён­ных общей темой поста­по­ка­лип­си­са. На стра­ни­цах вы смо­же­те узнать подроб­нее о той самой акции на «Авро­ре» и о жиз­ни моло­дё­жи в ель­цин­ской стране 1990‑х годов.

В 2004 году Андрей был убит неиз­вест­ны­ми на ули­це. Впо­след­ствии в «Кни­ге мёрт­вых» Эду­ард Лимо­нов ана­ли­зи­ро­вал судь­бу это­го отча­ян­но­го пар­ня. По его мне­нию, Греб­нев зара­нее видел свою судь­бу и выра­зил её в таких стихах:

Тру­що­бы…
Помой­ки…
Хру­щёв­ки…
Попро­шай­ни­ча­ю­щие опой­ки…
Спирт!
Спирт!
Спирт!
Моло­дые бан­ди­ты и ста­рые воры
Мор­до­бой, кого-то сно­ва уво­зят
Спирт, спирт. По поня­ти­ям раз­го­во­ры
В кар­ма­нах заточ­ки, здесь все так ходят
Чёр­ное солн­це!
Чёр­ное солн­це!
Мусор и мусо­ра…
Сбор пустой стек­ло­та­ры — игра!
Лоте­рея, блядь!
(Шило,
Настой­ка боярыш­ни­ка,
Порт­вейн «777»!)
Чёр­ное солн­це, ёб твою мать!
Кровь на асфаль­те,
Похо­же, моя.
Отби­ты руки. Раз­дав­ле­ны паль­цы
Конец рабо­че­го дня!


2. Захват клуба моряков в Севастополе

Пер­вая круп­ная посад­ка нац­бо­лов про­изо­шла в Кры­му 24 авгу­ста 1999 года, в День неза­ви­си­мо­сти Укра­и­ны. Это про­изо­шло в резуль­та­те того, что 20 нац­бо­лов захва­ти­ли баш­ню Клу­ба моря­ков в самом цен­тре Сева­сто­по­ля, тогда ещё укра­ин­ско­го горо­да. Око­ло 10 утра на вто­ром эта­же баш­ни с куран­та­ми, кото­рые испол­ня­ют гимн «Сла­ва Сева­сто­по­лю», укре­пи­ли транс­па­рант «Сева­сто­поль — рус­ский город!» и затем выве­си­ли флаг НБП.

Акти­ви­сты зава­ри­ли люки, что­бы их было не достать. Несколь­ко часов нац­бо­лов не мог­ли выку­рить отту­да, город был в шоке от про­ис­хо­дя­ще­го. Но Служ­ба Без­пе­ки взло­ма­ла две­ри и аре­сто­ва­ла ребят. В акции участ­во­ва­ли око­ло 30 чело­век, все они про­то­ми­лись в укра­ин­ских тюрь­мах почти пол­го­да, пока их не эта­пи­ро­ва­ли обрат­но в Рос­сию, где их, осво­бож­дав­ших­ся из Прес­нен­ской тюрь­мы, встре­тил Лимо­нов вме­сте с дру­ги­ми пар­тий­ца­ми. Лимо­нов вспо­ми­на­ет, что сам началь­ник Прес­нен­ско­го цен­тра­ла выхо­дил пожать руки ребя­там и Лимо­но­ву и ска­зать доб­рые сло­ва под­держ­ки и одобрения.

Когда в 2014 году слу­чи­лось вос­со­еди­не­ние Кры­ма, Лимо­нов непре­стан­но повто­рял жур­на­ли­стам: «Мы пер­вые гово­ри­ли о Сева­сто­по­ле и Крыме!»


3. Захват собора святого Петра в Риге

Рус­ские Лат­вии — это моя лич­ная боль. Ещё в дет­стве я пере­жи­вал за вете­ра­нов, над кото­ры­ми ново­ис­пе­чён­ная власть реши­ла поиз­де­вать­ся, но это изде­ва­тель­ство было и над нами все­ми — Рос­си­ей и рус­ски­ми людь­ми. По сути, это боль всех патриотов.

После раз­ва­ла СССР каж­дый мог поз­во­лить себе выти­рать ноги о Рос­сию и кон­крет­но о рус­ских людей. Все мы зна­ем, как там было и есть до сих пор, в этой «евро­пей­ской» При­бал­ти­ке. Рус­ским не дава­ли нор­маль­ной рабо­ты и надеж­ды на достой­ное буду­щее, дис­кри­ми­ни­ро­ва­ли по наци­о­наль­но­му при­зна­ку. Об этой про­бле­ме Евро­па, так оза­бо­чен­ная пра­ва­ми соба­чек, мусор­ка­ми и про­чей бели­бер­дой, совер­шен­но не говорила.

Ска­жу чест­но, беси­ло всё — агрес­сия латы­шей, их сим­па­тии к вете­ра­нам СС, и что «наших бьют», а пья­ни­ца Ель­цин про­дол­жал «при­ва­ти­зи­ро­вать» Рос­сию. Пик недо­воль­ства при­шёл­ся на 1998 год, когда ОМОН Риги избил наших пен­си­о­не­ров дуби­на­ми, хотя они все­го лишь гово­ри­ли о низ­ких пен­си­ях. Лимо­нов и НБП не мог­ли не отве­тить на это нацист­ское пове­де­ние. Нац­бо­лы были пер­вы­ми, кто под­дер­жал наших вете­ра­нов там.

В попу­лист­ском клю­че за рус­ских неред­ко высту­пал Вольфыч:

17 нояб­ря 2000 года наци­о­нал-боль­ше­вист­ский флаг взвил­ся над смот­ро­вой баш­ней собо­ра свя­то­го Пет­ра в цен­тре Риги. Зна­мя выве­си­ли трое рос­сий­ских нац­бо­лов: Сер­гей Соло­вей, Мак­сим Жур­кин и Дмит­рий Гафа­ров. Пред­ва­ри­тель­но, угро­жая муля­жом гра­на­ты, они попро­си­ли пер­со­нал очи­стить смот­ро­вую. В сбро­шен­ных вниз двух тыся­чах про­кла­ма­ций содер­жа­лись при­зы­вы к лат­вий­ско­му пра­ви­тель­ству — осво­бо­дить из тюрем вете­ра­нов Вели­кой Оте­че­ствен­ной, пре­кра­тить дис­кри­ми­на­цию рус­ских жите­лей Лат­вии, не всту­пать в НАТО.

30 апре­ля 2001 года Соло­вей и Жур­кин полу­чи­ли от лат­вий­ско­го пра­во­су­дия по 15 лет, а несо­вер­шен­но­лет­ний Гафа­ров — 6 лет лише­ния сво­бо­ды. Жесто­ко и бес­че­ло­веч­но при­бал­ты рас­пра­ви­лись с без­обид­ны­ми митингующими.

Соло­вей, Жур­кин и Гафа­ров после акции в Риге

Лимо­нов затем опи­сы­вал эту акцию и как его вызы­ва­ли в ФСБ, что­бы он дал разъ­яс­не­ния дей­стви­ям сво­их сорат­ни­ков. Эду­ард тогда про­сил ФСБ защи­тить рус­ско­языч­ных людей за рубе­жом, что­бы были про­пи­са­ны пра­ва мил­ли­о­нов рус­ских, что­бы они не счи­та­ли себя бро­шен­ны­ми на про­из­вол судь­бы, не добив­шись ника­ко­го отве­та. Лидер НБП попро­сил у ФСБ про­сто не мешать сво­ей пар­тии защи­щать рус­ских. Он даже ска­зал откро­вен­но пол­ков­ни­ку ФСБ, что­бы спец­служ­бы задей­ство­ва­ли их в такой работе:

«Мы гото­вы занять­ся этой про­бле­мой, мы хотим защи­щать наших людей!»


4. Акция против Никиты Михалкова

Во вре­мя мастер-клас­са режис­сё­ры Михал­ко­ва в Доме кино в Москве, 10 мар­та 1999 года, нац­бо­лы Дмит­рий Бах­ур и Егор Горш­ков бро­си­ли в него по одно­му све­же­му сыро­му яйцу. При­чи­ной тому была под­держ­ка режис­сё­ром Назар­ба­е­ва на выбо­рах пре­зи­ден­та Казах­ста­на. Ники­та Сер­ге­ич даже устро­ил йол­ба­сы показ сво­е­го ново­го филь­ма «Сибир­ский цирюль­ник». А Лимо­нов после­до­ва­тель­но высту­пал про­тив русо­фоб­ской поли­ти­ки Казах­ста­на и тре­бо­вал оттор­же­ния север­ных тер­ри­то­рий и при­со­еди­не­ния их к России.

Дмит­рий Бахур

В резуль­та­те нац­бо­лов изби­ли охран­ни­ки Михал­ко­ва, а сам режис­сёр дал с раз­ма­ха ногой по лицу Дмит­рию Бах­у­ру, кото­ро­го охран­ни­ки дер­жа­ли с залом­лен­ны­ми рука­ми. Очень по-муж­ски, конеч­но. Обще­ствен­ное мне­ние одно­знач­но вста­ло на сто­ро­ну нац­бо­лов. А «Новая газе­та» во всю нача­ла анти­ми­хал­ков­скую пропаганду.

28 июня Прес­нен­ский суд Моск­вы при­го­во­рил Его­ра Горш­ко­ва и Дмит­рия Бах­у­ра к 2,5 годам услов­но по ста­тье 213 УК РФ («Хули­ган­ство») и амни­сти­ро­вал. Сле­ду­ет отме­тить, что это было пер­вое уго­лов­ное дело с посад­кой в отно­ше­нии чле­нов НБП в Рос­сии. Сам Лимо­нов даже пору­гал Бах­у­ра и Горш­ко­ва за такую само­воль­ность, так как акция слу­чи­лась спон­тан­но и эмоционально.


5. Захват кабинета Минздрава

Жесто­кая для наших пен­си­о­не­ров и инва­ли­дов моне­ти­за­ция льгот, обре­кав­шая их на нище­ту, шла в 2004–2005 году. 2 авгу­ста 2004 года были послед­ние чте­ния по при­ня­тию это­го дра­ко­нов­ско­го зако­на. Уже после ново­го года, в нача­ле янва­ря, пен­си­о­не­ры пере­кры­ва­ли Ленин­град­ское и дру­гие шос­се Моск­вы. Нац­бо­лы же реши­ли нака­зать авто­ра людо­ед­ских реформ — гла­ву Мин­здра­ва Зурабова.

2 авгу­ста 2004 года в Москве око­ло трид­ца­ти нац­бо­лов ворва­лись в зда­ние ведом­ства и захва­ти­ли каби­не­ты, в том чис­ле и каби­нет мини­стра Миха­и­ла Зура­бо­ва, забар­ри­ка­ди­ро­ва­лись и выбро­си­ли из окна порт­рет пре­зи­ден­та Вла­ди­ми­ра Пути­на. Через несколь­ко дней нача­лись аре­сты и обыс­ки. В бун­ке­ре пар­тии на ули­це Марии Улья­но­вой задер­жа­ли несколь­ко чело­век, кого-то взя­ли на квар­ти­ре. В резуль­та­те на ска­мье под­су­ди­мых ока­за­лось 7 человек:

1) Мак­сим Гро­мов — это он выки­ды­вал порт­рет Пути­на из каби­не­та Зура­бо­ва.
2) Гри­го­рий Тишин — сын Ана­то­лия Тиши­на, вто­ро­го чело­ве­ка в НБП на тот момент, и имен­но Тишин руко­во­дил пар­ти­ей, пока Лимо­нов отбы­вал свой срок в Сара­то­ве.
3) Сер­гей Ежов из Ряза­ни.
4) Кирилл Клё­нов из Брян­ска.
5) Олег Бес­па­лов из Петер­бур­га, один из ста­рей­ших нац­бо­лов, сто­ял у исто­ков дви­же­ния.
6) Ана­то­лий Гло­ба-Михай­лен­ко — «Борщ» из Моск­вы.
7) Ана­то­лий Кор­шун­ский — «Чемо­дан» из Санкт-Петербурга.

Гри­го­рий Тишин, кста­ти, стал про­то­ти­пом героя рома­на Заха­ра При­ле­пи­на «Сань­кя», а Ана­то­лий Тишин — про­то­ти­пом героя Мат­вея в этом же про­из­ве­де­нии. В поста­нов­ке спек­так­ля «Отмо­роз­ки» от Кирил­ла Сереб­рен­ни­ко­ва Сань­ку Тиши­на изме­ни­ли на Гри­го­рия Жили­на, тем самым делая аллю­зию ещё более очевидной.


6. Захват Администрации президента

Самая мас­штаб­ная и тра­ги­че­ская акция слу­чи­лась сра­зу после V съез­да НБП. 14 декаб­ря 2004 года око­ло 50 лимо­нов­цев, при­быв­ших со всей стра­ны на акцию, в рай­оне 12:00 заня­ли один из каби­не­тов в при­ём­ной Адми­ни­стра­ции пре­зи­ден­та, фак­ти­че­ской цита­де­ли вла­сти, на Ильин­ке. Забар­ри­ка­ди­ро­ва­лись в зда­нии, выве­си­ли свои фла­ги, рас­тяж­ку, скан­ди­ро­ва­ли лозун­ги. Одно­вре­мен­но в зда­нии и на ули­це рас­про­стра­ня­лась листов­ка-обра­ще­ние к пре­зи­ден­ту России.

Акция была направ­ле­на в защи­ту дей­ству­ю­щей кон­сти­ту­ции и име­ла исклю­чи­тель­но мир­ный харак­тер. Нац­бо­лы, про­ник­нув в поме­ще­ние, нача­ли тре­бо­вать встре­чи с совет­ни­ком Пути­на Илла­ри­о­но­вым. Но так слу­чи­лось, что Илла­ри­о­но­ва не ока­за­лось на рабо­чем месте, а работ­ни­ки ФСО в рез­кой фор­ме потре­бо­ва­ли пре­кра­тить «заба­стов­ку», на что лимо­нов­цы отве­ти­ли отка­зом и заяви­ли, что пока Илла­ри­о­нов или Путин лич­но не при­дут к ним, никто отсю­да сам не выйдет.

В одном из каби­не­тов ока­зал­ся боль­шой метал­ли­че­ский сейф. Когда туда зашли ребя­та, они при­кры­ли дверь сей­фом, на ули­цу выве­си­ли флаг и нача­ли скан­ди­ро­вать анти­пу­тин­ские лозун­ги: «Путин — уйди сам!», «Путин, лыжи, Мага­дан», «Мы научим вас Кон­сти­ту­цию любить!» и прочее.

Когда при­е­хал наряд ОМО­На и стал ломать дверь, нац­бо­лы дер­жа­ли её все вме­сте, не пус­кая пра­во­охра­ни­те­лей, и запе­ли хором пес­ню «Вра­гу не сда­ёт­ся наш гор­дый Варяг!». В ход пошли мон­таж­ки и топо­ры, дверь сло­ма­ли, омо­нов­цы в бро­не­жи­ле­тах вло­ми­лись, нача­ли изби­вать всех под­ряд (сре­ди ребят было девять деву­шек), несколь­ко чело­век попа­ли в больницу.

Общее чис­ло задер­жан­ных — 40 чело­век. Всем предъ­яви­ли обви­не­ния по 278 ста­тье УК — насиль­ствен­ный захват вла­сти, от 12 до 20 лет лише­ния сво­бо­ды. Никто из задер­жан­ных вины не при­знал, почти все не дава­ли ника­ких показаний.

Суд над нац­бо­ла­ми, кото­рые захва­ти­ли Адми­ни­стра­цию пре­зи­ден­та 14 декаб­ря 2004 года

Всех рас­фа­со­ва­ли по мос­ков­ским тюрь­мам. Деву­шек — на жен­ский цен­трал в Печат­ни­ки, паца­нов — в Бутыр­ку, Мат­рос­скую тиши­ну и Прес­ню, ребят млад­ше 18 лет (таких было пять чело­век) — в коло­нию для несо­вер­шен­но­лет­них. Через несколь­ко меся­цев, а всё это вре­мя все задер­жан­ные сиде­ли в СИЗО, обви­не­ние пере­ква­ли­фи­ци­ро­ва­ло дело со ста­тьи 278 на ста­тью 212, мас­со­вые бес­по­ряд­ки. Одно­го несо­вер­шен­но­лет­не­го, нац­бо­ла Ваню Пет­ро­ва, осво­бо­ди­ли от нака­за­ния — ему было 15, а субъ­ек­том пре­ступ­ле­ния по ста­тье 212 может быть толь­ко лицо, достиг­шее 16 лет. Спу­стя почти год, 8 декаб­ря, вынес­ли при­го­вор. 39 чело­век при­зна­ли винов­ны­ми в мас­со­вых бес­по­ряд­ках — хотя вся эта мас­со­вость про­ис­хо­ди­ла в одном кабинете.

Об этом про­цес­се очень хоро­шо писа­ла жур­на­лист­ка «Новой газе­ты» Анна Полит­ков­ская в ста­тьях «Поко­ле­ние некста­ти», «Суд боле­ет. У него 39» и других.


7. «Марши несогласных»

Митин­ги про­тив Пути­на — это уже нор­ма для мос­ков­ской либе­раль­ной жиз­ни. Но мало кто зна­ет, что лиде­ром анти­пу­тин­ско­го дви­же­ния был имен­но Эду­ард Вени­а­ми­но­вич. Как и лозунг «Рос­сия без Пути­на» — тоже изоб­ре­те­ние НБП, хотя, каза­лось, что его мог при­ду­мать ско­рее покой­ный Немцов.

С 2005 года по 2008 год, когда боль­шин­ство даже не мыс­ли­ло про­те­сто­вать про­тив вла­сти Пути­на, Лимо­нов и либе­ра­лы во гла­ве с Кас­па­ро­вым и Касья­но­вым устра­и­ва­ли шествия в защи­ту кон­сти­ту­ции. Пиком про­те­стов стал 2008 год, глав­ной мише­нью — пре­зи­дент Дмит­рий Мед­ве­дев. Речь Лимо­но­ва была самой яркой: «Без нас нам выве­ли тре­тье­сорт­но­го чинов­ни­ка и сде­ла­ли нашим пре­зи­ден­том», «Рос­сия — это мы, а не Путин».

В июле 2006 года сила­ми объ­еди­нён­ной оппо­зи­ции была созда­на широ­кая коа­ли­ция. В неё вошли самые раз­ные поли­ти­че­ские силы. Аван­гар­дом ста­ли НБП Лимо­но­ва, «Рос­сий­ский народ­но-демо­кра­ти­че­ский союз» Касья­но­ва и «Объ­еди­нён­ный граж­дан­ский фронт» Кас­па­ро­ва. Поми­мо них были и Хака­ма­да, и Рыж­ков, и Анпи­лов, и Гла­зьев, и ещё орга­ни­за­ции помель­че. Пер­вый митинг и шествие состо­я­лись 16 декаб­ря 2006 года на Три­ум­фаль­ной площади.

Касья­нов, Лимо­нов, Кас­па­ров на пер­вом Мар­ше несо­глас­ных. 16 декаб­ря 2006 года

Мар­ши несо­глас­ных про­во­ди­лись в несколь­ких горо­дах Рос­сии. Но в Пите­ре и в Москве они были наи­бо­лее оже­сто­чён­ны­ми, с про­ти­во­сто­я­ни­ем ОМО­Ну и мили­ции. В резуль­та­те нача­лись убий­ства акти­ви­стов НБП: уби­ты нац­бол из Сер­пу­хо­ва Юрий Чер­воч­кин и мос­ков­ский акти­вист-лимо­но­вец Антон Стра­ды­мов. ОМОН тогда был крайне жесток, не жалел ни юных бун­та­рей, ни пре­ста­ре­лых вете­ра­нов, кад­ры руко­при­клад­ства воз­му­ща­ли тогда всех москвичей.

Подроб­нее о вре­ме­нах мар­шей читай­те в кни­ге Андрея Бал­кан­ско­го «Эду­ард Лимонов».


8. «Стратегия 31»

В 2009 году Лимо­нов созда­ёт «Стра­те­гию-31» — самый попу­ляр­ный поли­ти­че­ский оппо­зи­ци­он­ный про­ект 2009–2011 годов. Ини­ци­а­ти­ва шла от оппо­зи­ци­он­ной коа­ли­ции «Дру­гая Рос­сия» (не сле­ду­ет путать с пар­ти­ей Лимо­но­ва, создан­ной в 2010 году вза­мен запре­щён­ной НБП и взяв­шей ана­ло­гич­ное назва­ние «Дру­гая Россия»).

Сей­час акции часто ассо­ци­и­ру­ют­ся с либе­раль­ны­ми поли­ти­ка­ми — Нем­цо­вым, Кас­па­ро­вым, Поно­ма­рё­вым. Но это неспра­вед­ли­во, ведь при­ду­мал их имен­но Эду­ард Вениаминович.

Каж­дое 31‑е чис­ло каж­до­го меся­ца сто­рон­ни­ки 31‑й ста­тьи кон­сти­ту­ции выхо­ди­ли на Три­ум­фаль­ную пло­щадь, что­бы потре­бо­вать соблю­де­ния этой самой ста­тьи, кото­рая гласит:

«Граж­дане Рос­сий­ской Феде­ра­ции име­ют пра­во соби­рать­ся мир­но, без ору­жия, про­во­дить собра­ния, митин­ги и демон­стра­ции, шествия и пикетирование».

Эти акции, длив­ши­е­ся без пере­ры­ва девять лет, пока­за­ли, как пло­хо у нас рабо­та­ет сие пра­во жите­лей Рос­сии. Лома­ли руки, били по голо­ве и дер­жа­ли на холо­де в КПЗ.


9. Национальная ассамблея

В 2008 году Лимо­нов вновь пыта­ет­ся создать вме­сте с Гар­ри Кас­па­ро­вым широ­кую коа­ли­цию неси­стем­ной оппо­зи­ции — Наци­о­наль­ную ассам­блею. Сюда выби­ра­ли кан­ди­да­тов по прай­ме­риз и соби­рал­ся аль­тер­на­тив­ный пар­ла­мент, свои сове­ты на местах и президент.

17 мая 2008 года свы­ше 450 деле­га­тов из 66 реги­о­нов стра­ны, пред­став­ля­ю­щие 85 орга­ни­за­ций, собра­лись в биз­нес-цен­тре непо­да­лё­ку от мет­ро «Ново­сло­бод­ская». Но на этом всё и кон­чи­лось, слиш­ком уж раз­ные силы хоте­ли быть вме­сте, скре­стить их было труд­но. Либе­ра­лы и левые, конеч­но же, не смог­ли дого­во­рить­ся. Как ссо­рят­ся либе­ра­лы, вы и сами зна­е­те, да и сре­ди левых согла­сия не было.

Нац­бо­лы тогда пред­ло­жи­ли объ­явить Наци­о­наль­ную ассам­блею парал­лель­ным пра­ви­тель­ством, но деле­га­ты отверг­ли это столь ради­каль­ное пред­ло­же­ние. Нац­бо­лы вышли из соста­ва ассам­блеи, хотя она ещё несколь­ко лет суще­ство­ва­ла. Пожа­луй, мож­но вполне счи­тать Наци­о­наль­ную ассам­блею пред­те­чей Стратегии-31.


10. Протесты 2011–2012 годов

Самые мас­со­вые про­те­сты в исто­рии Рос­сии XXI века. Собы­тия, заста­вив­шие Пути­на боять­ся народ­ных про­те­стов по-насто­я­ще­му и повер­нув­шие век­тор поли­ти­ки вла­сти в сто­ро­ну уже­сто­че­ния сво­бод, цен­зу­ры и точеч­ных репрес­сий, подав­ле­ния оппо­зи­ции и замо­ра­жи­ва­ния реформ. Эти про­те­сты заста­ви­ли понять, что, несмот­ря на дутые рей­тин­ги и Соло­вьёв-ТВ, народ может встать на защи­ту сво­их инте­ре­сов, может ока­зы­вать дав­ле­ние на власть. Как гово­рят, имен­но тогда пре­зи­дент при­нял реше­ние не ухо­дить из вла­сти нико­гда — кто знает?..

4 декаб­ря 2011 года власть фаль­си­фи­ци­ро­ва­ла выбо­ры в Думу, нару­ше­ний было очень мно­го, на местах чинов­ни­ки наг­ле­ли и не стес­ня­лись нико­го, делая вбро­сы. Народ в горо­дах выхо­дит на митин­ги про­те­ста. Эти мас­со­вые про­те­сты ста­ли тако­вы­ми имен­но бла­го­да­ря Лимо­но­ву. 6 декаб­ря он выво­дит сто­рон­ни­ков на Три­ум­фаль­ную пло­щадь, к ним при­со­еди­ни­лись все недо­воль­ные. Имен­но в этот день был достиг­нут рекорд по задер­жан­ным в новей­шей исто­рии — более 500 чело­век. 7 декаб­ря вновь про­хо­дят митин­ги в несколь­ко тысяч чело­век, поли­ция вновь задер­жи­ва­ет людей. Мест не хва­та­ет во всех отде­ле­ни­ях поли­ции Москвы.

Сер­гей Удаль­цов, лидер «Лево­го Фрон­та», был тогда под аре­стом и дер­жал голо­дов­ку. Имен­но он подал бума­гу в мэрию раз­ре­ше­ние на митинг 10 декаб­ря. Сде­лал он это за несколь­ко недель до 4 декаб­ря, зара­нее. Он, конеч­но же, не пред­по­ла­гал, что про­изой­дут такие собы­тия. Но оппо­зи­ци­о­не­ры схва­ти­лись за этот митинг. Митинг был раз­ре­шён и санк­ци­о­ни­ро­ван мэри­ей на 300 человек.

Лимо­нов одним из немно­гих наста­и­вал на том, что­бы не согла­шать­ся идти на Болот­ную пло­щадь, кото­рую власть бук­валь­но навя­за­ла оппо­зи­ции. Нем­цов решил подо­гнуть про­тест под себя и стал одним из глав­ных вдох­но­ви­те­лей идеи митин­га на Болот­ной, а не на пло­ща­ди Рево­лю­ции. В ито­ге 10 декаб­ря 2011 года Путин выиг­рал бла­го­да­ря оппор­ту­ни­стам — Нем­цо­ву, Пар­хо­мен­ко, Венедиктову.

Все, кому не лень, ломи­лись на Болот­ную. Всю зиму и всю вес­ну до новых выбо­ров они води­ли народ по пло­ща­дям Моск­вы. Был потом про­спект Саха­ро­ва, окку­пай-Абай, окку­пай-Бар­ри­кад­ная и опять 6 мая Болот­ная, где про­изо­шли стыч­ки с поли­ци­ей. Удаль­цо­ва и Раз­воз­жа­е­ва тогда вме­сте с дру­ги­ми участ­ни­ка­ми объ­яви­ли винов­ни­ка­ми в бес­по­ряд­ках, поса­ди­ли за решёт­ку и судили.

Нем­цо­ва уби­ли на мосту в 2015 году, Наваль­но­го так засу­ди­ли, что он теперь на пожиз­нен­ном крюч­ке у вла­сти, Удаль­цов под над­зо­ром. А Дед, Лимо­нов, тогда всем гово­рил, что нель­зя ухо­дить с пло­ща­ди Революции…


17 мар­та 2020 года Лимо­но­ва не ста­ло. Имен­но 17 мар­та 2014 года совер­ши­лось вос­со­еди­не­ние Кры­ма с Рос­си­ей. Шесть лет про Лимо­но­ва гово­ри­ли, как же он был прав в 1990‑е. Шесть лет за Лимо­но­вым нача­ли при­зна­вать насто­я­щий поли­ти­че­ский талант. Что ещё нам пока­жет буду­щее, откро­ет из того, о чём гово­рил и писал Эду­ард Вениаминович?

17 мар­та днём в боль­ни­це, уми­рая, Лимо­нов попро­сил близ­ких сорат­ни­ков увез­ти его домой на квар­ти­ру неда­ле­ко от мет­ро Ново­сло­бод­ская. Он не хотел уми­рать в боль­ни­це. Его, изне­мо­га­ю­ще­го от онко­ло­ги­че­ско­го забо­ле­ва­ния, довез­ли до дома, где он до само­го послед­не­го момен­та был в созна­нии и про­сил пере­дать заве­ща­ние и то, что он умер у себя дома. Это было его послед­нее жела­ние. Это озву­чи­ли ребя­та на похоронах.

Напро­тив РГГУ, там же близ мет­ро Ново­сло­бод­ская, есть мага­зин «Маг­но­лия». У Лимо­но­ва в 2017 году вышла кни­га «Мон­го­лия». Кни­га назва­на так не из-за стра­ны Чин­гис­ха­на, а пото­му, что рядом с «Магнолией»/«Монголией» жил Эду­ард и частень­ко захо­дил туда вме­сте с охран­ни­ка­ми за про­дук­та­ми. Буде­те там рядом, вспом­ни­те, что в этом мага­зине, напро­тив РГГУ, был Эду­ард Лимонов.

Когда-нибудь не ста­нет этой «Маг­но­лии», но «Мон­го­лия» Лимо­но­ва несо­мнен­но останется.

Поделиться