Иша Петровский: «…И я принялся рисовать голую женщину с козлиной головой между ног»

Дав­но отыг­ра­ла послед­ний кон­церт ленин­град­ская груп­па «Зоо­парк». Но мно­гие дру­зья и сорат­ни­ки её лиде­ра Май­ка Нау­мен­ко (1955–1991) не толь­ко живы и здо­ро­вы, но и гото­вы к обще­нию в интер­не­те. В паб­ли­ке «Цени­те­ли груп­пы „Зоо­парк“» во Вкон­так­те идёт актив­ная онлайн-дви­жу­ха, за кото­рой при­сталь­но сле­дит один из адми­нов паб­ли­ка Иша (Игорь) Пет­ров­ский — худож­ник, созда­тель лого­ти­па «Зоо­пар­ка», фанат­ских знач­ков и мно­го­го другого.

«До 1991 года у групп были дизай­не­ры и мерч?!» — спро­си­те вы. «То ли ещё было», — отве­тит на это Иша. Мы рас­спро­си­ли Иго­ря о его твор­че­ском сотруд­ни­че­стве с Май­ком и узна­ли, как он на кухне кра­сил в вед­ре «фир­мен­ные» фут­бол­ки и для чего в СССР был нужен лого­тип с гени­та­ли­я­ми на вид­ном месте.

Игорь «Иша» Пет­ров­ский и Миха­ил «Майк» Нау­мен­ко во Вла­ди­во­сто­ке, июль 1988 года. Фото из архи­ва сам­из­да­тов­ско­го жур­на­ла «ШТуч­ка»

— Для тех, кто родил­ся после 1991 года, сло­ва «дизай­нер» и «Совет­ский Союз» — вещи несо­че­та­е­мые, осо­бен­но когда речь идёт о рок-груп­пах. Рас­ска­жи­те, как вы ста­ли дизай­не­ром «Зоо­пар­ка» и что вхо­ди­ло в ваши обязанности.

— В СССР были дизай­не­ры. Обыч­но это сло­во при­ме­ня­лось к созда­те­лям одеж­ды, обу­ви, мебе­ли, авто­мо­би­лей и дру­го­го транс­пор­та. Конеч­но, в нынеш­нем смыс­ле оно почти не упо­треб­ля­лось. Чаще встре­ча­лись художники-оформители.

В тру­до­вой книж­ке я назы­вал­ся тех­ни­ком по све­ту. Но участ­ни­ки «Зоо­пар­ка», да и я сам, доб­ро­душ­но и гад­ко хихи­кая, зва­ли меня новым тогда сло­вом «дезиг­нер». С тех пор оно ко мне и прилипло.

Ещё до созда­ния груп­пы Майк ино­гда про­сил меня нари­со­вать что-нибудь. Напри­мер, неболь­шой аква­рель­ный порт­рет Лу Рида (лидер груп­пы The Velvet Underground, один из люби­мых музы­кан­тов Май­ка Нау­мен­ко. — Прим.). Для этой рабо­ты он дал мне в каче­стве образ­ца стра­ни­цу то ли из Melody Maker (бри­тан­ский музы­каль­ный еже­не­дель­ник. — Прим.), то ли из NME (New Musical Express — бри­тан­ский музы­каль­ный жур­нал. — Прим.). Там была не фото­гра­фия Лу, а какая-то гра­фи­ка, где он был мало похож на себя, как я потом понял.

В дру­гой раз по прось­бе Май­ка я сде­лал рису­нок, где изоб­ра­зил его в корот­ких джин­сах и ста­ром сером сви­те­ре, сто­я­щим у маши­ны Rolls-Royce Silver Shadow.

Уже по сво­ей охо­те я аква­ре­лью нари­со­вал Мар­ка Бола­на (лидер груп­пы T. Rex, ещё один рок-кумир Май­ка. — Прим.) в виде тан­цу­ю­щей яще­ри­цы и зада­рил Май­ку этот фан­тазм, кото­рый он при­кно­пил на сте­ну сво­ей ком­на­ты в роди­тель­ской квар­ти­ре. О даль­ней­шей судь­бе этих рисун­ков мне ниче­го неиз­вест­но. Кро­ме порт­ре­та Лу Рида, кото­рый сохра­нил­ся в циф­ре: все могут убе­дить­ся, как неудач­но он полу­чил­ся. Это что­бы не ска­зать — не полу­чил­ся вообще.

О чём я жалею, так это о том, что не сохра­нил­ся лист спе­ци­аль­но тони­ро­ван­ной бума­ги А4, где в аст­раль­но-гераль­ди­че­ской мане­ре было изоб­ра­же­но мифи­че­ское живот­ное, а чуть ниже как бы готи­че­ским шриф­том дава­лось пояс­не­ние: «Вот это Козёл / А это вот Овен / Roll over, roll over, roll over Beethoven» (отсыл­ка к песне Roll Over Beethoven Чака Бер­ри. — Прим.). Вот это, кажет­ся, инте­рес­ная была картинка.

Порт­рет Лу Рида, нари­со­ван­ный Ишей Пет­ров­ским для Май­ка Науменко

В 1981 году в Москве был запи­сан кон­церт «Зоо­пар­ка», вско­ре издан­ный как маг­ни­то­аль­бом. Перед этим Майк пред­ло­жил мне поду­мать про облож­ку это­го аль­бо­ма. Его рабо­чим назва­ни­ем было «Слад­кая N в Москве» (по ана­ло­гии с дебют­ным маг­ни­то­аль­бо­мом Май­ка «Слад­кая N и дру­гие», выпу­щен­ном в 1980 году. — Прим.)

И я со всем сво­им 21-лет­ним энту­зи­аз­мом при­нял­ся рисо­вать сидя­щую на смя­тых про­сты­нях голую жен­щи­ну с коз­ли­ной голо­вой меж­ду ног, что наме­ка­ло на 1955 год — соглас­но восточ­но­му кален­да­рю, год Козы, в кото­рый появил­ся на свет Миха­ил Нау­мен­ко. Так­же на кар­тин­ке при­сут­ство­ва­ли кры­са, сви­нья и обе­зья­на — покро­ви­те­ли баси­ста, гита­ри­ста и бара­бан­щи­ка соот­вет­ствен­но. Этот эскиз был все­ми одоб­рен, но, по понят­ным при­чи­нам, исполь­зо­ван не был, а назва­ние аль­бо­ма поме­ня­лось на Blues de Moscou.

Несо­сто­яв­ша­я­ся облож­ка аль­бо­ма Blues de Moscou. Автор Иша Петровский

Я нари­со­вал дру­гой вари­ант, где четы­ре теперь уже про­из­воль­но взя­тых зве­ря были собра­ны в еди­ный кулак, а Майк допол­нил рису­нок соб­ствен­но­руч­но выпол­нен­ной над­пи­сью. Но что-то пошло не так, и от это­го вари­ан­та тоже отка­за­лись. В резуль­та­те боби­ну офор­ми­ли фото­гра­фи­я­ми Андрея «Вил­ли» Усо­ва (один из наи­бо­лее извест­ных ленин­град­ских рок-фото­гра­фов. — Прим.).
Вари­ант маг­ни­то­аль­бо­ма «Уезд­ный город N» c иллю­стра­ци­ей Иши Пет­ров­ско­го, изна­чаль­но пред­на­зна­чен­ной для Blues de Moscou

В 1983 году была выпол­не­на доволь­но дурац­кая серия иллю­стра­ций к пес­ням BITLS, кото­рую заду­мал Майк, обду­ма­ли мы вме­сте, а нари­со­вал я.

— Напи­са­ние BITLS вме­сто The Beatles вам где-то попа­лось или это автор­ский прикол?

— Это наш при­кол, но не слиш­ком ори­ги­наль­ный. В то вре­мя не так уж ред­ко встре­ча­лись весь­ма при­чуд­ли­вые вари­ан­ты напи­са­ния ино­стран­ных имён собственных.

Для иллю­стра­ций были пона­дёр­га­ны цита­ты из бит­лов­ских тек­стов и пере­осмыс­ле­ны так, как их мог бы вос­при­нять в отры­ве от осталь­но­го содер­жа­ния совет­ский (и не толь­ко) алко­го­лик. Дурь страш­ная. И всё это Майк пода­рил на день рож­де­ния Коле Васи­ну («глав­ный бит­ло­ман СССР», созда­тель круп­ней­ше­го в стране музея The Beatles. — Прим.). Нико­лай Ива­но­вич наше­го спе­ци­фи­че­ско­го юмо­ра не оце­нил и, кажет­ся, даже оскор­бил­ся, в чём я его сей­час пре­крас­но пони­маю. Потом этот иди­о­ти­че­ский фоли­ант ока­зал­ся у Алек­сандра Дон­ских (участ­ник груп­пы «Зоо­парк» в 1983–1986 годах. — Прим.). Неко­то­рое вре­мя назад он его продал.

— Жаль. Не зна­е­те кому?

— Да, он гово­рил. Это люди мне незна­ко­мые, и я их имён не запом­нил. Но кар­тин­ки по-преж­не­му в Пите­ре и, веро­ят­но, не про­па­дут. Со слов Алек­сандра, все стра­ни­цы были пред­ва­ри­тель­но сфо­то­гра­фи­ро­ва­ны. Кро­ме того, на днях я нашёл у себя отска­ни­ро­ван­ные листы это­го фоли­ан­та, почти в пол­ном соста­ве — одно­го поче­му-то не хва­та­ет. Посы­лаю вам иллю­стра­цию к песне Getting Better.

Стра­ни­ца фоли­ан­та BITLS с иллю­стра­ци­ей к песне Getting Better

— Спа­си­бо огром­ное! Вы дела­ли эти ска­ны для себя или пла­ни­ро­ва­ли где-то их опубликовать?

— Ска­ни­ро­вал про­сто, чтоб было, а потом даже забыл об этом. Если новые вла­дель­цы фоли­ан­та захо­тят его опуб­ли­ко­вать, я, навер­ное, не впра­ве воз­ра­жать, но сам к это­му никак не стрем­люсь. Может быть, опуб­ли­кую в Сети отдель­ные части, если будет какой-то умест­ный случай.

— Было бы очень инте­рес­но одна­жды уви­деть фоли­ант цели­ком. Может быть, у вас есть ещё какие-то рари­те­ты, кото­рых нет в Сети и кото­ры­ми вы мог­ли бы поделиться?

— Есть кое-что, но не знаю, сто­ит ли пока­зы­вать. Вот рису­нок, о кото­ром я, кажет­ся, не упо­ми­нал, и в Интер­не­те он появ­лял­ся толь­ко раз или два. Это моя иллю­стра­ция к песне Май­ка «Горь­кий ангел». Име­лись в виду эти строч­ки: «Я гля­жу туда, где секун­ду назад ещё сто­я­ла сте­на. Мой стран­ный гость — тень Слад­кой N — смот­рит сквозь огонь на меня». Иллю­стра­ция сде­ла­на в пер­вой поло­вине 1980‑х и Май­ку нравилась.

Иллю­стра­ция Иши Пет­ров­ско­го к песне Май­ка Нау­мен­ко «Горь­кий ангел»

— Тем не менее в пер­вой поло­вине 80‑х ваше сотруд­ни­че­ство с «Зоо­пар­ком» на какое-то вре­мя затихло?

— Полу­ча­ет­ся, что так. Огля­ды­ва­ясь назад, думаю, что было бы хоро­шо, если бы Майк обра­тил­ся ко мне для созда­ния обло­жек маг­ни­то­аль­бо­мов «Слад­кая N…» (1980), LV (1982), «Уезд­ный город N» (1983) или «Белая Поло­са» (1984). Хотя я ниче­го не имею про­тив того, что было сде­ла­но буду­щей женой Май­ка Ната­льей, кото­рая оформ­ля­ла «Слад­кую N…», Вил­ли Усо­вым и самим Май­ком. Тем более что идей­ку для облож­ки «Уезд­но­го горо­да…» в виде кол­ла­жа с узна­ва­е­мы­ми досто­при­ме­ча­тель­но­стя­ми горо­дов мира я ему подсказал.

Облож­ка маг­ни­то­аль­бо­ма «Уезд­ный город N». Авто­ры Алек­сандр Стар­цев и Дмит­рий Конрадт, идея Иго­ря Петровского

— Не знал, что «Слад­кую N…» оформ­ля­ла Ната­лья. Думал, тоже вы.

— Нет, это была Ната­ша Кораб­лё­ва, буду­щая Нау­мен­ко. А ещё рань­ше Майк про­сил об этом Татья­ну Апрак­си­ну (худож­ни­ца, по мне­нию неко­то­рых иссле­до­ва­те­лей став­шая про­об­ра­зом Слад­кой N. — Прим.). Её вари­ан­та я не видел, но знаю, что там была изоб­ра­же­на дам­ская туф­ля, раз­мер кото­рой Май­ку не подо­шёл. А рису­нок, сде­лан­ный Ната­льей, был фак­ти­че­ски сри­со­ван с кар­тин­ки из како­го-то жур­на­ла, кото­рую Майк предо­ста­вил ей в каче­стве при­мер­но­го образ­ца. Исполь­зо­ва­ние рекур­сии (повто­ре­ние кар­тин­ки внут­ри неё же самой) — это, кажет­ся, Ната­ши­на придумка.

Облож­ка аль­бо­ма «Слад­кая N и дру­гие». Автор Ната­лья Кораб­лё­ва (Нау­мен­ко)

— Во вто­рой поло­вине 80‑х вы раз­ра­бо­та­ли для груп­пы лого­тип и мерч: знач­ки с сим­во­ли­кой кол­лек­ти­ва, футболки…

— В 1987 году «Зоо­парк» и ещё несколь­ко групп Ленин­град­ско­го рок-клу­ба пере­шли под эги­ду куль­тур­кон­то­ры «Досуг» и при­ня­лись гастро­ли­ро­вать по горо­дам РСФСР и сопре­дель­ных рес­пуб­лик. Я не знаю, кому пер­во­му тогда при­шла в голо­ву идея о про­да­же сопут­ству­ю­щих това­ров (мер­ча), но изго­тав­ли­вать их пред­ло­жи­ли мне, за что я взял­ся с юно­ше­ским рве­ни­ем сво­их тогда уже 27 лет.

Тогда и был при­ду­ман лого­тип груп­пы с «фал­ли­че­ской» бук­вой «З» . Мы с Юрой Шта­па­ко­вым (петер­бург­ский худож­ник, гра­вер. — Прим.) шел­ко­граф­ским спо­со­бом (печать с помо­щью тра­фа­ре­та. — Прим.) нано­си­ли его на фут­бол­ки, кото­рые с женой отыс­ки­ва­ли там, где уда­ва­лось, и кра­си­ли их в вед­ре у нас на кухне. Весь этот про­цесс, как вы пони­ма­е­те, был совсем не похож на то, как это дела­ет­ся сейчас.

Лого­тип груп­пы «Зоо­парк». Автор Игорь Петровский

— Насчёт бук­вы «З», в кото­рой, если при­гля­деть­ся, мож­но уви­деть муж­ской дето­род­ный орган: а для чего это вооб­ще было нуж­но? Рок-н-ролль­ный бунт или осо­бое фрей­дист­ское послание?

— И то и дру­гое. Во фрей­диз­ме я, впро­чем, не силён, но мне пока­за­лось, что есть в этом сим­во­ле не толь­ко про­тест про­тив [хрен] зна­ет чего, но и нечто зоо­ло­ги­че­ски жиз­не­утвер­жда­ю­щее. Как и в самом сло­ве, кото­рое в нём зашифровано.

Пер­во­на­чаль­но в лого­ти­пе при­сут­ство­вал деко­ра­тив­ный эле­мент, напо­ми­нав­ший повре­ждён­ную вольер­ную сет­ку. Потом я его уда­лил по насто­я­тель­ной прось­бе Май­ка, кото­рый видел в этом какие-то пон­ты и намё­ки на при­зыв к борь­бе, чего он все­гда сторонился.

Кро­ме лого­ти­па груп­пы, были на фут­бол­ках и дру­гие изоб­ра­же­ния. Их мож­но уви­деть на фото­гра­фи­ях музы­кан­тов, сде­лан­ных во вре­мя кон­цер­тов. Отдель­но для бара­бан­щи­ка Вале­ры Кири­ло­ва изго­то­ви­ли фут­бол­ку с над­пи­сью «Никто меня не любит, все толь­ко оби­жа­ют» и «Не бра­нись» для бас-гита­ри­ста Ильи Куликова.

Груп­па «Зоо­парк». Вале­рий Кири­лов (тре­тий сле­ва) в сде­лан­ной спе­ци­аль­но для него фут­бол­ке «Никто меня не любит, все толь­ко обижают»

Были ещё знач­ки, каж­дый из кото­рых рисо­вал­ся от руки и суще­ство­вал в един­ствен­ном экзем­пля­ре. Где они сей­час — неиз­вест­но, но года три назад один из них вне­зап­но обна­ру­жил­ся в кол­лек­ции Андрея Хло­быст­и­на (худож­ник, иссле­до­ва­тель неза­ви­си­мо­го искус­ства. — Прим.).

У нас дома тоже хра­нит­ся один такой зна­чок. Вот фото. Диа­метр 4,5 сантиметра.

Фанат­ский зна­чок «Зоо­пар­ка» руч­ной рабо­ты. Автор Игорь Петровский

В недав­но опуб­ли­ко­ван­ной кни­ге «Майк Нау­мен­ко. Бег­ство из зоо­пар­ка» её автор Алек­сандр Куш­нир пишет, что видел на гру­ди Май­ка пару само­паль­ных знач­ков с над­пи­ся­ми «На какие дела сей­час понт, бэби?» и «Бэби, сей­час понт на наши дела!». Такие знач­ки я дей­стви­тель­но делал и рас­ска­зы­вал об этом Куш­ни­ру. Так что, ско­рее все­го, сам он ниче­го не видел, а пере­ска­зал с моих слов, при­ки­нув­шись очевидцем.

— Для чего вооб­ще совет­ской рок-груп­пе нуж­ны были лого­ти­пы? Ведь, кажет­ся, на афи­шах тогда назва­ния ансам­блей писа­лись при­мер­но одним и тем же шрифтом.

— Надо ска­зать, что я при­ду­мал толь­ко один лого­тип, кото­рый счи­таю един­ствен­ным лого­ти­пом «Зоо­пар­ка». В чём со мной были соглас­ны и все музы­кан­ты группы.

Начер­та­ние, где в бук­ву «О» поме­ща­лась муль­тяш­ная зве­руш­ка, при­ду­мал в нача­ле 80‑х мос­ков­ский худож­ник, име­ни кото­ро­го мне узнать не уда­лось. Оно исполь­зо­ва­лось для оформ­ле­ния кон­церт­ных фут­бо­лок, у каж­до­го из чле­нов груп­пы внут­ри «О» пря­та­лось своё аст­раль­ное живот­ное. Как лого­тип всей груп­пы этот вари­ант не очень годил­ся. Если убрать из кру­га кар­тин­ку с живот­ным, на рисун­ке появ­ля­лась вне­зап­ная дыр­ка, и было не очень понят­но, для чего она сделана.

Майк Нау­мен­ко (в цен­тре) в кон­церт­ной фут­бол­ке со сво­им аст­раль­ным живот­ным — козой

Ещё один вари­ант, сти­ли­зо­ван­ный под напи­са­ние поч­то­во­го индек­са, нашёл сам Майк. Это было уже боль­ше похо­же на лого­тип, если бы не неиз­беж­ная ассо­ци­а­ция с пись­ма­ми и посыл­ка­ми, что как-то не вяза­лось ни с зоо­ло­ги­ей, ни с физио­ло­ги­ей, ни с музы­кой. Кро­ме того, была и до сих пор суще­ству­ет груп­па под назва­ни­ем «Поч­та», кото­рую Майк, кста­ти, весь­ма ценил. Часто их назва­ние писа­лось и пишет­ся как индекс, что выгля­дит стиль­но и уместно.

Маг­ни­то­аль­бом Blues de Moscou с «поч­то­вым» логотипом

Зачем нужен был лого­тип совет­ской рок-груп­пе, я вам точ­но не ска­жу. Он и «там» не у вся­кой груп­пы есть. С дру­гой сто­ро­ны, пусть уж луч­ше будет. В нашем слу­чае прак­ти­че­ский смысл был в том, что лого­тип груп­пы — пер­вое, что при­шло в голо­ву, когда заду­ма­лись про изоб­ра­же­ние для фут­бо­лок. Тех­но­ло­ги­че­ски в тогдаш­них усло­ви­ях про­ще было печа­тать лого­тип, чем рису­нок — гра­фи­ка в один цвет и без мел­ких дета­лей. Про­ще гово­ря, necessity is the mother of invention (голь на выдум­ки хит­ра. — Прим.).

— Мас­штаб­ный рису­нок для раз­во­ро­та вини­ло­во­го изда­ния «Уезд­но­го горо­да N» со мно­же­ством отсы­лок к тек­стам Май­ка вы сами при­ду­ма­ли? Или сна­ча­ла обсу­ди­ли с Май­ком, что и как долж­но быть?

— С раз­во­ро­том «Уезд­но­го горо­да N» так было. Я нари­со­вал кар­тин­ку в сере­дине 1980‑х в сво­бод­ное вре­мя и без какой-либо кон­крет­ной цели, сидя на рабо­чем месте худож­ни­ка-офор­ми­те­ля Смоль­нин­ско­го узла свя­зи. Мы там рабо­та­ли вме­сте с Юрой Шта­па­ко­вым. Уви­дев её, Юра захо­тел сде­лать по это­му рисун­ку гра­вю­ру (офорт). Сде­лал и напе­ча­тал какое-то коли­че­ство экзем­пля­ров. Один из них висел у Май­ка на стене в ком­на­те ком­му­наль­ной квар­ти­ры на ули­це Боро­вой, где он жил с 1980 года.

А уже в 1994 году, когда реши­ли издать «…город N» на вини­ле, у Паши Кра­е­ва (орга­ни­за­тор квар­тир­ных кон­цер­тов для пред­ста­ви­те­лей музы­каль­но­го анде­гра­ун­да. — Прим.), если не оши­ба­юсь, появи­лась мысль исполь­зо­вать эту кар­тин­ку. То есть то, что мы видим на раз­во­ро­те, — это не мой ори­ги­наль­ный рису­нок, а сде­лан­ная по нему гра­вю­ра, к тому же отре­дак­ти­ро­ван­ная на компьютере.

Раз­во­рот вини­ло­во­го изда­ния аль­бо­ма «Уезд­ный город N». Рису­нок Иго­ря Петровского

— В быт­ность дизай­не­ром «Зоо­пар­ка» вы вдох­нов­ля­лись рабо­та­ми дру­гих рок-худож­ни­ков или дизайнеров?

— Ничем и никем кон­крет­но. Когда лого­тип «Зоо­пар­ка» уже вошёл в обра­ще­ние, я одна­жды заме­тил, что есть в нём что-то общее с лого­ти­пом ФК «Зенит». Фут­боль­ным фана­том я нико­гда не был. Веро­ят­но, так про­яви­ло себя питер­ское бессознательное.

— В каче­стве худож­ни­ка и дизай­не­ра вы сотруд­ни­ча­ли с дру­ги­ми груп­па­ми и испол­ни­те­ля­ми или толь­ко с Май­ком и «Зоо­пар­ком»?

В 1989 году я сде­лал облож­ку для аль­бо­ма «Сказ­ки» груп­пы «Ноль». Это был их пер­вый LP на «Мело­дии». В 2019 году его пере­вы­пу­сти­ло «Отде­ле­ние ВЫХОД». В новом изда­нии внут­рен­няя часть облож­ки выпол­не­на в тех­но­ло­гии «псев­до 3D», для чего мой ста­рый рису­нок фак­ти­че­ски зано­во отри­со­вал на ком­пью­те­ре петер­бург­ский худож­ник и дизай­нер Алек­сей Воропанов.

То же «Отде­ле­ние ВЫХОД» в своё вре­мя исполь­зо­ва­ло мой рису­нок как эмбле­му серии ком­пакт-кас­сет «Зоо­парк рус­ско­го рока».

Фото­гра­фия Иго­ря Пет­ров­ско­го: оформ­лен­ный им аль­бом «Сказ­ки» груп­пы «Ноль». Экзем­пляр из лич­ной коллекции

В 2010‑х годах я сде­лал облож­ку CD вла­ди­во­сток­ской груп­пы «Стёк­ла». В 2020 году офор­мил аль­бом даль­не­во­сточ­но­го музы­кан­та Сер­гея «Сте­ши» Гав­ри­ло­ва. В про­шлом году сде­лал оформ­ле­ние для диджи­па­ка с запи­сью кон­цер­та груп­пы «300» («Три­ста»). Это кол­лек­тив, создан­ный «зоо­пар­ков­ца­ми» Вале­рой Кири­ло­вым и Шурой Хра­бу­но­вым. В осно­ве репер­ту­а­ра были пес­ни Май­ка. Сей­час в груп­пе уже нет нико­го из соста­ва «Зоо­пар­ка», но общее направ­ле­ние не изменилось.

Неко­то­рое вре­мя назад начал рабо­тать над оформ­ле­ни­ем аль­бо­ма киев­ско­го про­ек­та «Пира­ты пусто­ты». По ряду при­чин это дело затя­ну­лось, а в свя­зи с извест­ны­ми собы­ти­я­ми ока­за­лось отло­же­но. Наде­юсь, не навсегда.

— Мож­но ли най­ти где-нибудь пол­ный пере­чень ваших работ и достижений?

— Нет. Я вооб­ще почти не выкла­ды­ваю в Сеть свои рабо­ты, и у меня нет ника­ко­го порт­фо­лио. Есть раз­роз­нен­ные фото отдель­ных работ. Твор­че­ские дости­же­ния, если под этим пони­мать зва­ния, награ­ды, пере­чень выста­вок, у меня отсутствуют.

— Я слы­шал, что Майк назы­вал вас «сове­стью „Зоо­пар­ка“». Полу­чи­лось ли это бла­го­да­ря тому, что вы были дизай­не­ром груп­пы или, может быть, вопреки?

— Думаю, это вооб­ще никак не свя­за­но. Я сам про «совесть „Зоо­пар­ка“» услы­шал от Вале­ры Кири­ло­ва уже после смер­ти Май­ка. Совер­шен­но оче­вид­но, что в этом опре­де­ле­нии иро­нии чуть мень­ше, чем сто про­цен­тов. Может быть, он имел в виду мою при­выч­ку выска­зы­вать своё мне­ние чест­но и пря­мо­ли­ней­но, когда у меня его спра­ши­ва­ли. Так же я посту­пал и тогда, когда моё мне­ние нико­го не интересовало.

— Ваши люби­мые аль­бо­мы за всю исто­рию миро­вой музы­ки с точ­ки зре­ния визу­аль­но­го оформления?

— Их доволь­но мно­го. Мне очень нра­ви­лись облож­ки Close to the Edge груп­пы Yes и Presence груп­пы Led Zeppelin. Это были пер­вые вини­ло­вые пла­стин­ки, кото­рые появи­лись у меня в кол­лек­ции. Раз­ные облож­ки Yes, оформ­лен­ные Род­же­ром Дином, потом ещё дол­го меня привлекали.

Облож­ка аль­бо­ма Cheap Thrills груп­пы Big Brother & the Holding Company

В сере­дине 70‑х у меня была люби­мая кни­га — чехо­сло­вац­кое изда­ние Beatles Illustrated Lyrics со мно­же­ством кар­ти­нок Ала­на Элдри­джа и дру­гих худож­ни­ков. Любил раз­гля­ды­вать облож­ку Lizard (King Crimson), забав­лять­ся с облож­кой Physical Graffiti (Led Zeppelin). Позд­нее позна­ко­мил­ся и впе­чат­лил­ся облож­ка­ми Энди Уор­хо­ла для пер­во­го аль­бо­ма The Velvet Underground и Sticky Fingers груп­пы Rolling Stones. Коро­че, нра­ви­лись и нра­вят­ся до сих пор облож­ки, где поми­мо кар­тин­ки есть ещё какой-то при­кол. Отдель­ная любовь — Роберт Крамб, нари­со­вав­ший облож­ку Cheap Thrills (Big Brother & the Holding Company). Эта облож­ка — толь­ко малая часть того, что он успел сотво­рить и нава­лять, дай ему Бог даль­ней­ших твор­че­ских успехов.

И да, мне нра­вят­ся бит­лов­ские облож­ки With the Beatles, Revolver, Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band и фильм Yellow Submarine.

— Вы пере­чис­ли­ли толь­ко зару­беж­ных худож­ни­ков и аль­бо­мы. Из того, что в то же вре­мя дела­лось в нашей стране ниче­го не было симпатично?

— А что мог­ло быть сим­па­тич­но, когда ниче­го почти и не было? В нача­ле 80‑х оте­че­ствен­ных аль­бо­мов с «нашей» музы­кой, пусть даже толь­ко на боби­нах, было не так мно­го. А тех, что были оформ­ле­ны каки­ми-то фото­гра­фи­я­ми или рисун­ка­ми — ещё мень­ше. И если с рабо­та­ми Вил­ли Усо­ва я был зна­ком, то про­ис­хо­див­шее за Ура­лом, и даже Москве было terra incognita и менее доступ­но, чем, к при­ме­ру, мно­го­стра­нич­ный и круп­но­фор­мат­ный фото­бук­лет под облож­кой двой­но­го аль­бо­ма Quadrophenia (The Who). Облож­ки, в кото­рые вкла­ды­ва­ла свою про­дук­цию фир­ма «Мело­дия», едва ли вооб­ще заслу­жи­ва­ли внимания.

Потом, во вто­рой поло­вине 1980‑х, ста­ли выхо­дить аль­бо­мы оте­че­ствен­ных групп с ори­ги­наль­ным оформ­ле­ни­ем. Они, конеч­но, были хоро­шие, либо очень хоро­шие, но из тех, что я видел, запом­ни­лись немно­гие. Напри­мер, очень скром­ная внешне облож­ка «Смот­ри в оба» груп­пы «Стран­ные игры» про­из­ве­ла впе­чат­ле­ние, когда в гла­зах изоб­ра­жён­но­го на ней вол­ка я уви­дел силу­эт погра­нич­ни­ка с собакой.

Облож­ка аль­бо­ма «Этни­че­ские опы­ты» груп­пы «Веж­ли­вый отказ»

Нра­ви­лись гра­фи­ка аль­бо­ма «Чай­ник вина» Алек­сея Хво­стен­ко и «Аук­цы­о­на» и облож­ки груп­пы «Веж­ли­вый отказ». У «Авиа» были хоро­шие облож­ки. Но совет­ская поли­гра­фия плюс отсут­ствие финан­сов лег­ко сво­ди­ли на нет всё хоро­шее, что созда­ва­ли худож­ни­ки и дизайнеры.


Все иллю­стра­ции, исполь­зо­ван­ные в тек­сте, за исклю­че­ни­ем двух послед­них, най­де­ны в сооб­ще­стве «Цени­те­ли груп­пы „Зоо­парк“» во Вкон­так­те или предо­став­ле­ны Иго­рем Пет­ров­ским. Облож­ки аль­бо­мов Cheap Thrills и «Этни­че­ские опы­ты» взя­ты из сер­ви­са «Яндекс.Музыка».


Читай­те так­же «Наша жизнь — это пла­ва­ние в соля­ной кис­ло­те».

Поделиться