Кирилл Соловьёв «Хозяин земли русской? Самодержавие и бюрократия в эпоху модерна» (2017)

VATNIKSTAN обра­тил­ся к новин­кам исто­ри­че­ской лите­ра­ту­ры и с инте­ре­сом про­чёл новую кни­гу из науч­но-попу­ляр­но­го цик­ла «Что такое Рос­сия» изда­тель­ства «Новое лите­ра­тур­ное обо­зре­ние». Сего­дня речь пой­дёт о рабо­те извест­но­го спе­ци­а­ли­ста по поли­ти­че­ским про­цес­сам в Рос­сий­ской импе­рии нача­ла XX века, исто­ри­ка Кирил­ла Соло­вьё­ва, в кото­рой он изло­жил свой взгляд на систе­му вла­сти во вре­мя прав­ле­ния Алек­сандра III и Нико­лая II.


За звуч­ным назва­ни­ем кни­ги скры­ва­ет­ся иссле­до­ва­ние оте­че­ствен­но­го чинов­ни­че­ства с 1880‑х годов до Пер­вой рус­ской рево­лю­ции 1905 года, изло­жен­ное в науч­но-попу­ляр­ной сти­ли­сти­ке док­то­ром исто­ри­че­ских наук Кирил­лом Соло­вьё­вым. В эпо­ху ран­не­го модер­на сосед­ство­ва­ли эле­мен­ты явной арха­и­ки и чер­ты, харак­тер­ные для совре­мен­но­го мира. Это каса­лось и бюро­кра­тии. Уже сфор­ми­ро­ва­лась опре­де­лён­ная чинов­ни­чья куль­ту­ра, но она ско­рее поды­то­жи­ва­ла XIX век, вызре­вая для зна­чи­тель­ных изме­не­ний, после­ду­ю­щих в свя­зи с изда­ни­ем Мани­фе­ста 17 октяб­ря 1905 года.

Кирилл Соло­вьёв, хоть и напи­сал кан­ди­дат­скую про кру­жок зем­цев «Бесе­да», изве­стен, в первую оче­редь, по рабо­там, кото­рые затра­ги­ва­ют более позд­ний пери­од. Соло­вьёв вос­при­ни­ма­ет­ся как спе­ци­а­лист по поли­ти­че­ской исто­рии сто­лы­пин­ской Рос­сии, то есть 1906–1911 годов, вре­ме­ни пере­мен. Бюро­кра­ти­че­ский аппа­рат тоже вхо­дит в сфе­ру иссле­до­ва­тель­ских инте­ре­сов Соло­вьё­ва. Автор, таким обра­зом, обра­тил­ся к сво­ей зна­ко­мой про­бле­ма­ти­ке, но начи­ная с прав­ле­ния Алек­сандра III, к кото­ро­му в тече­ние сво­ей науч­ной карье­ры он обра­щал­ся лишь по касательной.

Исто­рик Кирилл Соловьёв

Воля монар­ха была выс­шим зако­ном Рос­сий­ской импе­рии, но волю само­держ­ца выпол­ня­ли, преж­де все­го, чинов­ни­ки. Соло­вьёв рас­смат­ри­ва­ет, как осу­ществ­ля­лась госу­дар­ствен­ная власть, как про­ис­хо­ди­ло вза­и­мо­дей­ствие чинов­ни­че­ства и само­держ­цев. Алек­сандр III и Нико­лай II пока­за­ны со сто­ро­ны про­фес­си­о­наль­ных навы­ков в каче­стве госу­дар­ствен­ных дея­те­лей: Соло­вьёв опи­сы­ва­ет, как послед­ние рус­ские импе­ра­то­ры рабо­та­ли с доку­мен­та­ми, как отно­си­лись к ближ­не­му кру­гу совет­ни­ков, как при­ни­ма­ли реше­ния. По мне­нию иссле­до­ва­те­ля, царь, «будучи без­услов­ным цен­тром поли­ти­че­ском систе­мы, дей­ство­вал в весь­ма узком кори­до­ре воз­мож­но­стей». То есть само­дер­жец был вынуж­ден счи­тать­ся с неко­ей неглас­ной тра­ди­ци­ей прав­ле­ния и учи­ты­вать мне­ние окружения.

К досто­ин­ствам изда­ния мож­но при­чис­лить то, что в повест­во­ва­ние встро­е­ны био­гра­фии наи­бо­лее выда­ю­щих­ся госу­дар­ствен­ных дея­те­лей 1880–1905 годов. Это Вит­те, Выш­не­град­ский, Бунге.

Соло­вьёв не оста­нав­ли­ва­ет­ся на выс­ших сфе­рах вла­сти. Иссле­до­ва­тель демон­стри­ру­ет чинов­ни­чий мир на всех уров­нях — с вер­хо­ту­ры Госу­дар­ствен­но­го сове­та и на местах, выяв­ляя основ­ные боле­вые точ­ки бюро­кра­ти­че­ско­го аппа­ра­та. Чинов­ни­ков в Рос­сии был зна­чи­тель­ный недо­бор: в нача­ле XX века на тыся­чу под­дан­ных Рос­сий­ской импе­рии при­хо­ди­лось 1,15 чинов­ни­ка (на 1897 год), во Фран­ции же этот пока­за­тель был равен 7,3, в Вели­ко­бри­та­нии — 8,2, в Гер­ма­нии — 6,13, в Авст­ро-Вен­грии — 5,05. При этом чис­лен­ность выс­шей бюро­кра­тии уве­ли­чи­ва­лась. Рос и документооборот.

Несмот­ря на нехват­ку про­фес­си­о­на­лов, Рос­сия была забю­ро­кра­ти­зи­ро­ва­на. Коди­фи­ци­ро­ван­ное зако­но­да­тель­ство — Свод зако­нов Рос­сий­ской импе­рии Спе­ран­ско­го — к момен­ту 1880‑х годов уже не отра­жа­ло совре­мен­ные реа­лии. Мно­гие пре­це­ден­ты про­ти­во­ре­чи­ли зако­нам. Ослож­ня­ло ситу­а­цию то, что не было деле­ния на зако­но­да­тель­ную и испол­ни­тель­ную власть, зако­ны гото­ви­лись в нед­рах тех же самых струк­тур, кото­рые долж­ны были их исполнять.

Облож­ка книги

В Рос­сии отсут­ство­ва­ло пра­ви­тель­ство, утвер­жда­ет Соло­вьёв. Сло­во­со­че­та­ние «каби­нет мини­стров» было не при­ме­ни­мо для Рос­сии рубе­жа XIX–XX веков. Мини­стер­ства суще­ство­ва­ли парал­лель­но друг дру­гу, их вза­и­мо­связь была затруд­не­на, порой про­ис­хо­ди­ли меж­ве­дом­ствен­ные про­ти­во­сто­я­ния. Самое важ­ное зна­че­ние име­ло мини­стер­ство внут­рен­них дел, осу­ществ­ляя фак­ти­че­ское управ­ле­ние страной.

Поли­ти­ки в совре­мен­ном пони­ма­нии в обо­зре­ва­е­мом пери­о­де тоже не суще­ство­ва­ло. Министр не мог откры­то высту­пить про­тив мне­ния импе­ра­то­ра. Исполь­зо­ва­лись раз­лич­ные ухищ­ре­ния. Осо­бое вли­я­ние име­ла Госу­дар­ствен­ная кан­це­ля­рия, кото­рая мог­ла завер­нуть любой зако­но­про­ект, моти­ви­руя своё реше­ние доку­мен­таль­ны­ми аргу­мен­та­ми. В свя­зи с отсут­стви­ем пуб­лич­ной поли­ти­че­ской сфе­ры про­ис­хо­ди­ли «схват­ки буль­до­гов под ковром».

Соло­вьёв опи­сы­ва­ет и вза­и­мо­дей­ствие чинов­ни­ков с обще­ством. Автор опре­де­ля­ет, что из себя пред­став­ля­ло пре­сло­ву­тое «обще­ство» и выво­дит его чис­лен­ность. Соло­вьёв оста­нав­ли­ва­ет­ся на кон­флик­те, кото­рый в буду­щем будет одним из тех, что погу­бит «ста­рую Рос­сию». Этот кон­фликт сво­дит­ся к про­ти­во­бор­ству и вза­им­но­му недо­ве­рию госу­дар­ства и обще­ствен­но­сти, борь­бе вла­сти с зем­ства­ми, мест­ной ини­ци­а­ти­вой «луч­ших людей».

«Хозя­ин зем­ли рус­ской?» — эта­лон­ный исто­ри­че­ский нон-фикшн, дета­ли­зи­ро­ван­ный, но не нагру­жен­ный излиш­ней инфор­ма­ци­ей. А Кирилл Соло­вьёв — ред­кий для Рос­сии при­мер ака­де­ми­че­ско­го исто­ри­ка, адап­ти­ру­ю­ще­го свои иссле­до­ва­ния для широ­кой ауди­то­рии. Рабо­та вполне может стать настоль­ной книж­кой совре­мен­ных чинов­ни­ков — и не толь­ко из-за их стра­сти к доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии. Пара­док­саль­но, но мно­гие затро­ну­тые в кни­ге про­бле­мы более чем сто­лет­ней дав­но­сти акту­аль­ны и сегодня.

Поделиться