Судьба Николая II и царской семьи во французской прессе

Сбли­же­ние Рос­сии и Фран­ции в нача­ле XX века достиг­ло исто­ри­че­ско­го мак­си­му­ма. Эко­но­ми­че­ские отно­ше­ния креп­ко свя­зы­ва­ли стра­ны. Два бан­ка Рос­сии из топ-10 име­ли зна­чи­тель­ное фран­цуз­ское финан­си­ро­ва­ние. Доля фран­цуз­ско­го капи­та­ла состав­ля­ла око­ло тре­ти всех ино­стран­ных вло­же­ний в акци­о­нер­ные обще­ства Рос­сий­ской империи.

Вели­кая вой­на ещё боль­ше спло­ти­ла наро­ды. Осо­бен­но в пер­вый пери­од, когда рус­ское наступ­ле­ние спас­ло Париж от неми­ну­е­мой немец­кой окку­па­ции. Экс­пе­ди­ци­он­ный кор­пус Рус­ской армии сра­жал­ся на сто­роне Фран­ции и насчи­ты­вал более 45 тысяч штыков.

Мно­го­лет­няя изну­ри­тель­ная бой­ня обер­ну­лась для Рос­сии рево­лю­ци­ей, царя аре­сто­ва­ли. Эта новость не оста­лась неза­ме­чен­ной во Фран­ции. Ещё боль­ше стра­ну потряс­ла весть о каз­ни быв­ше­го императора.

VATNIKSTAN рас­ска­зы­ва­ет, как опи­сы­ва­ла убий­ство цар­ской семьи прес­са стра­ны Сезан­на и пармезана.


Пер­вая миро­вая вой­на поро­ди­ла во Фран­ции бумаж­ный бум. Жаж­да инфор­ма­ции спо­соб­ство­ва­ла неимо­вер­но­му повы­ше­нию про­даж былых газет и созда­нию новых. Самы­ми тира­жи­ру­е­мы­ми из них были Le Petit Journal, Le Matin и Le Journal и Le Petit Parisien. Они име­ли раз­ную ори­ен­та­цию и спон­си­ро­ва­лись раз­ны­ми поли­ти­че­ски­ми течениями.

Самым попу­ляр­ным жан­ром были ново­сти фрон­та, но вто­рым – изве­стия из ста­на союз­ни­ков. Фран­цуз­ский обы­ва­тель любил читать про Рос­сию, это мож­но про­сле­дить на при­ме­рах пле­я­ды обло­жек про Первую рус­скую революцию.

В 1917 году про­гре­ме­ли две рево­лю­ции. Ново­сти из сна­ча­ла «сво­бод­ной», а потом Совет­ской Рос­сии инте­ре­со­ва­ли фран­цу­зов, кото­рые не пред­став­ля­ли, какие послед­ствия будут у этих событий.

Не обде­ли­ли вни­ма­ни­ем и лич­ность Нико­лая II. После пере­во­ро­та судь­ба быв­ше­го монар­ха оста­ва­лась в под­ве­шен­ном состо­я­нии, так как авгу­стей­шие осо­бы нахо­ди­лись под аре­стом ещё с февраля.

Цар­ская семья в Сиби­ри под арестом

С при­хо­дом боль­ше­ви­ков к вла­сти буль­вар­ная прес­са сра­зу шоки­ро­ва­ла гал­лов мате­ри­а­ла­ми об убий­стве быв­ше­го «хозя­и­на зем­ли рус­ской». Одна­ко на пер­вых порах это были сплет­ни и догад­ки репор­тё­ров для под­ня­тия про­даж номе­ров. СМИ и поли­ти­ки часто исполь­зу­ют «тор­гов­лю стра­хом» для дости­же­ния сво­их целей: пер­вые – для ком­мер­че­ско­го успе­ха, вто­рые – для повы­ше­ния рей­тин­гов и мани­пу­ли­ро­ва­ния.

Круп­ные, авто­ри­тет­ные фран­цуз­ские изда­ния ста­ли писать о смер­ти быв­ше­го царя толь­ко спу­стя неде­лю после кон­ста­та­ции гибе­ли Нико­лая Рома­но­ва. Не гово­ря уже о том, что царь нахо­дил­ся под аре­стом на Ура­ле. Ново­сти тогда рас­про­стра­ня­лись не быст­ро: через ней­траль­ные стра­ны и бур­ную, раз­ва­ли­ва­ю­щу­ю­ся Рос­сию вести шли дол­го. Кро­ме того, круп­ные изда­ния ста­ра­лись не писать откро­вен­ных слу­хов, чаще все­го они жда­ли под­твер­жде­ний из несколь­ких источ­ни­ков, что­бы быть более уве­рен­ны­ми в досто­вер­но­сти информации.

Le Petit Parisien (в пере­во­де с фран­цуз­ско­го «Малень­кий пари­жа­нин») — одна из самых попу­ляр­ных и авто­ри­тет­ных газет Тре­тьей рес­пуб­ли­ки, тира­жи кото­рой дохо­ди­ли до двух мил­ли­о­нов. Изда­ние было цен­трист­ское, кри­ти­ко­ва­ло и пра­вых, и левых дея­те­лей, хотя газе­ту созда­ли депу­та­ты-рес­пуб­ли­кан­цы Луи Анд­риё и Жюль Рош в 1876 году.

Шап­ка газе­ты Le Petit Parisien. 1900‑е годы

22 июля, спу­стя пять дней после фак­та смер­ти экс-импе­ра­то­ра, Le Petit Parisien опуб­ли­ко­ва­ла новость о рас­стре­ле, ссы­ла­ясь на инфор­ма­то­ра из Бер­ли­на. Назы­ва­ет­ся она «Поче­му боль­ше­ви­ки уби­ли Нико­лая II».

Автор отме­ча­ет, что слу­хи об убий­стве быв­ше­го царя появ­ля­лись в прес­се ещё в июне, но потом неиз­мен­но опро­вер­га­лись. «На этот раз сомне­ний быть не может», — утвер­жда­ло изда­ние. По вер­сии газе­ты, осно­ва­ни­ем для рас­пра­вы над экс-импе­ра­то­ром послу­жи­ло при­бли­же­ние войск чехо­сло­вац­ко­го кор­пу­са. Боль­ше­ви­ки, по какой-то «неве­до­мой» фран­цу­зам при­чине, не хоте­ли, что­бы сла­вян­ский леги­он осво­бо­дил Нико­лая II.

Далее в ста­тье при­во­дит­ся свод­ка памят­ных дат и дей­ствий быв­ше­го царя, где пер­вым пунк­том зна­чит­ся его ини­ци­а­ти­ва о созы­ве Пер­вой гааг­ской кон­фе­рен­ции. Это собы­тие было зна­чи­мым, так как в мире ещё шла миро­вая вой­на, кото­рая впер­вые под­чи­ни­лась гума­ни­сти­че­ским согла­ше­ни­ям. Имен­но рус­ский царь насто­ял на под­пи­са­нии этих дого­во­ров.

Мате­ри­ал закан­чи­ва­ет­ся сооб­ще­ни­ем о том, что Нико­лай пере­стал являть­ся закон­ным пра­ви­те­лем после пере­да­чи пре­сто­ла бра­ту Миха­и­лу. Мож­но пред­по­ло­жить, что Le Petit Parisien счи­та­ет: неваж­но, жив или мёртв экс-импе­ра­тор, ведь вла­сти у него всё рав­но уже нет. Финал ста­тьи име­ет фор­му очень офи­ци­аль­но­го и сухо­го некролога.


Le Petit Journal (с фран­цуз­ско­го — «Малень­кий жур­нал» ) — пер­вая газе­та, кото­рая пре­одо­ле­ла пока­за­тель в один мил­ли­он экзем­пля­ров. В 1930‑х попу­ляр­ность изда­ния упа­ла, тираж сокра­тил­ся до 150 тысяч. Газе­та закры­лась с окку­па­ци­ей Фран­ции нацистами.

Куль­то­вая, сла­вя­ща­я­ся фир­мен­ны­ми иллю­стра­ци­я­ми, кон­сер­ва­тив­ная Le Petit Journal тоже через неде­лю после убий­ства пуб­ли­ку­ет схо­жую по объ­ек­тив­но­сти и сухо­сти новость. В кон­це ста­тьи есть допол­не­ние, где пере­да­ёт­ся сооб­ще­ние боль­ше­ви­ков: «При­ка­зом народ­но­го рево­лю­ци­он­но­го сове­та, к сча­стью, в Ека­те­рин­бур­ге был каз­нён кро­ва­вый царь. Да здрав­ству­ет крас­ный террор!»

Таким обра­зом, газе­та «тор­го­ва­ла стра­хом». Про боль­ше­ви­ков, кото­рые были извест­ны толь­ко паци­фист­кой повест­кой, фран­цу­зы боль­ше ниче­го не зна­ли. Но даже это­го было доста­точ­но для нена­ви­сти, так как их пози­ция спо­соб­ство­ва­ло выхо­ду Рос­сии из вой­ны, что в свою оче­редь мог­ло уси­лить нем­цев, с кото­ры­ми Париж всё ещё сражался.

Сооб­ще­ние в газе­те Le Petit Journal, где отдель­но выде­лен под­за­го­ло­вок о сооб­ще­нии большевиков

Le Journal (с фран­цуз­ско­го «Газе­та») — пра­вое изда­ние, одно из попу­ляр­ней­ших в Тре­тьей рес­пуб­ли­ки. Газе­та ста­но­ви­лась всё более и более ради­каль­ной, пока не ска­ти­лась в откро­вен­ные сим­па­тии к фашиз­му. С уста­нов­ле­ни­ем режи­ма Виши силь­но сбли­зи­лась с наци­о­на­ли­ста­ми и была закры­та при Шар­ле де Голле.

23 июля под заго­лов­ком «Боль­ше­ви­ки боя­лись быв­ше­го царя» в газе­те Le Journal выхо­дит более обшир­ная ста­тья, где при­во­дит­ся цита­та испол­ня­ю­ще­го обя­зан­но­сти нар­ко­ма ино­стран­ных дел РСФСР Геор­гия Чиче­ри­на. Он ком­мен­ти­ру­ет инфор­ма­цию о кон­чине цар­ской семьи так: «При­ня­тое реше­ние было одоб­ре­но Цен­траль­ным испол­ни­тель­ным коми­те­том Сове­тов лишь пост­фак­тум». По сло­вам Геор­гия Васи­лье­ви­ча, мест­ный совет решил убить монар­ха из-за опас­но­сти контр­ре­во­лю­ци­он­но­го заго­во­ра, кото­рый мог вер­нуть Нико­лая Рома­но­ва на цар­ский престол.

Этим газе­та дала понять чита­те­лям, что реаль­ной и цен­тра­ли­зо­ван­ной вла­сти в Рос­сии нет. Пока что там анар­хия таких мас­шта­бов, что какие-то мел­кие чинов­ни­ки на местах могут себе поз­во­лить дать при­каз об убий­стве быв­ше­го царя.

С отдель­ным под­за­го­лов­ком в ста­тье идёт боль­шая помет­ка о «спо­рах сре­ди народ­ных комис­са­ров». В ней, со слов сток­гольм­ско­го коми­те­та соци­а­ли­стов, при­во­дят­ся рас­суж­де­ния элит совет­ской вла­сти. В мате­ри­а­ле гово­рит­ся о двой­ствен­но­сти совер­шён­но­го фак­та. С одной сто­ро­ны, фигу­ру царя мог­ли исполь­зо­вать пра­вые силы, кото­рые в лице чехо­сло­вац­ко­го кор­пу­са уже стре­ми­лись к крас­но­му Ека­те­рин­бур­гу. С дру­гой – Вла­ди­мир Ленин и Лев Троц­кий помыш­ля­ли о суде над быв­шим импе­ра­то­ром, чтоб про­де­мон­стри­ро­вать его пре­ступ­ле­ния не толь­ко сво­е­му наро­ду, но и все­му миру.


Le Croix (с фран­цуз­ско­го «Крест») — газе­та, близ­кая к като­ли­че­ско­му духо­вен­ству, часто транс­ли­ру­ю­щая пози­цию церк­ви на миро­вые и внут­ри фран­цуз­ские про­бле­мы. Осно­ва­на в 1880 году в Пари­же, выпус­ка­ет­ся по сей день.

3 авгу­ста в Le Croix вышла инте­рес­ная замет­ка под назва­ни­ем «Послед­ние мину­ты жиз­ни Нико­лая II». По инфор­ма­ции изда­ния, быв­ше­го царя раз­бу­ди­ли в пять утра, что­бы уве­до­мить о том, что он при­го­во­рён к смер­ти. После это­го ему дали два часа, что­бы под­го­то­вить­ся к каз­ни. Газе­та инфор­ми­ру­ет: Нико­лай спо­кой­но при­нял новость о гря­ду­щей кон­чине и, под­няв­шись к себе, упал в крес­ло и попро­сил при­гла­сить священника.

Конеч­но, жур­нал хотел пока­зать в экс-царе хри­сти­а­ни­на. Это немуд­ре­но, ведь Нико­лай обла­дал репу­та­ци­ей вои­на-защит­ни­ка, кото­рый ведёт народ к общей победе.

Далее в замет­ке гово­рит­ся о том, что через несколь­ко часов при­был эскорт, чтоб про­во­дить эск-импе­ра­то­ра к месту каз­ни. Одна­ко Нико­лай Рома­нов не смог встать с крес­ла, ему при­шлось попро­сить помо­щи у сол­да­тов. Сооб­ща­ет­ся, что Нико­лая спу­сти­ли на ули­цу, где его поста­ви­ли на коле­ни, на ногах без посто­рон­ней помо­щи он сто­ять не мог. Выстре­ли­ли же в быв­ше­го «хозя­и­на зем­ли рус­ской», когда он пытал­ся заго­во­рить с сол­да­та­ми. То есть о послед­них мину­тах жиз­ни царя автор ста­тьи пишет так подроб­но, как буд­то сам был их очевидцем.

«Послед­ние мину­ты жиз­ни Нико­лая II», La Croix

Le Courrier de Saȏne-et-Loire (с фран­цуз­ско­го «Поч­та Соны и Луа­ры») — неболь­шая реги­о­наль­ная цен­трист­ская газе­та. Рас­про­стра­ня­лась в самом депар­та­мен­те Соны и Луа­ры, где не про­жи­ва­ло и 60 тысяч чело­век. Закры­та в 1940 году немец­кой окку­па­ци­ей. В насто­я­щий момент воз­рож­де­на и функ­ци­о­ни­ру­ет в регионе.

Даже в, каза­лось бы, не самой рас­про­стра­нён­ном изда­нии нашлось место для упо­ми­на­ния царе­убий­ства. 22 июля в про­вин­ци­аль­ном еже­днев­ной газе­те мы нахо­дим три абза­ца о судь­бе экс-монарха.

Le Courrier de Saȏne-et-Loire пишет о том, что ураль­ский совет рас­крыл «заго­вор» экс-импе­ра­то­ра и рас­стре­лял бун­тов­щи­ка. В замет­ке гово­рит­ся, что супру­гу и цеса­ре­ви­ча не под­верг­ли нака­за­нию. Они нахо­дят­ся в «без­опас­ном месте».

Из тек­ста мож­но сде­лать вывод, что газе­та поль­зо­ва­лась недо­сто­вер­ны­ми дан­ным. Это, ско­рее все­го, было свя­за­но с тем, что малень­кое про­вин­ци­аль­ное изда­ние не име­ло выхо­да на пря­мые источники.

«Царь Нико­лай был рас­стре­лян ещё 16 июля»

Общая картина

Фран­цуз­ское обще­ство инте­ре­со­ва­лось обста­нов­кой в «смут­ной» Рос­сии. Ново­сти о царе зани­ма­ли людей даже в пери­фе­рий­ных рай­о­нах стра­ны. Выхо­ди­ли как ана­ли­ти­че­ские ста­тьи, так и пол­но­стью вымышленные.

Чаще все­го газет­чи­ки узна­ва­ли ново­сти с неко­то­рым опоз­да­ни­ем и через инфор­ма­то­ров из дру­гих стран. Это мож­но объ­яс­нить слож­но­стью обста­нов­ки в Рос­сии в 1918 году, когда не было до кон­ца понят­но, какая власть функ­ци­о­ни­ру­ет и на какой территории.

Кро­ме того, в ста­тьях не гово­рит­ся о дру­гих чле­нах семьи импе­ра­тор­ской фами­лии. Сей­час мы точ­но зна­ем, что они были уби­ты в Ипа­тьев­ском доме вме­сте с Нико­ла­ем II. Тогда же об этом не было чёт­ко­го пред­став­ле­ния, что дало поч­ву для появ­ле­ния десят­ков само­зван­цев в XX и даже нача­ле XXI века, кото­рые пред­став­ля­лись спас­ши­ми­ся детьми послед­не­го рус­ско­го монарха.

Насто­я­щая судь­ба монар­ха инте­ре­су­ет фран­цу­зов и в наши дни. В 2000 году La Croix при­вет­ству­ет реше­ние Свя­тей­ше­го Сино­да о при­чис­ле­нии цар­ской семьи к лику свя­тых. Они еди­но­душ­но при­зна­ют, что Нико­лай II был искренне веру­ю­щим, пре­дан­ным семье и окру­же­нию. Кро­ме того, Le Figaro 1 октяб­ря 2008 года писал о при­зна­нии Вер­хов­ным Судом Рос­сий­ской Феде­ра­ции Нико­лая II и его семьи жерт­ва­ми репрес­сив­ной поли­ти­ки боль­ше­ви­ков. Месяц спу­стя, 23 октяб­ря, в жур­на­ле Point de Vue напе­ча­та­на ста­тья исто­ри­ка Пье­ра Лор­ре­на «Нико­лай II, тра­ге­дия послед­не­го царя», в кото­рой про­во­дит­ся ана­ло­гия поли­ти­ки «хозя­и­на зем­ли рус­ской» с прав­ле­ни­ем Людо­ви­ка XVI.

Фран­цу­зы сохра­ни­ли непод­дель­ный инте­рес к зна­ко­вым фигу­рам рос­сий­ской исто­рии. Так было 100 лет назад, так есть сей­час и наде­ем­ся, что будет в будущем.


Читай­те так­же, что фран­цуз­ская прес­са писа­ла о Рус­ско-япон­ской войне и Пер­вой рус­ской рево­лю­ции

Поделиться