Отец Отечества: десять знаменитых портретов Петра I

Послед­ний царь всея Руси и пер­вый Импе­ра­тор Все­рос­сий­ский Пётр I изве­стен кар­ди­наль­ны­ми пре­об­ра­зо­ва­ни­я­ми во внеш­ней и внут­рен­ней поли­ти­ке. Пет­ров­ские пре­об­ра­зо­ва­ния кос­ну­лись всех сфер жиз­ни обще­ства и госу­дар­ства. Искус­ство не ста­ло исключением.

В эпо­ху Пет­ра Вели­ко­го в Рос­сий­ской импе­рии нача­ла раз­ви­вать­ся свет­ская живо­пись. До это­го вре­ме­ни поль­зо­ва­лись попу­ляр­но­стью порт­ре­ты-пар­су­ны, кото­рые очень напо­ми­на­ли ико­но­пис­ные лики. Рус­ские худож­ни­ки, столк­нув­шись с евро­пей­ской модой, с досто­ин­ством про­шли испы­та­ния новой шко­лы и доби­лись мастер­ства в слож­ном деле: непро­сти­тель­но ока­зать­ся «поза­ди пла­не­ты всей».

Сего­дня, бла­го­да­ря тру­до­ём­кой рабо­те дея­те­лей искус­ства про­шлых веков, потом­ки Пет­ра Алек­се­е­ви­ча зна­ко­мы с внеш­но­стью вели­ко­го рус­ско­го пра­ви­те­ля. Про­све­щён­но­му совре­мен­но­му чело­ве­ку Пётр Вели­кий пред­став­ля­ет­ся в обра­зе роман­ти­че­ско­го героя, нова­то­ра, насто­я­ще­го рус­ско­го вои­на с широ­ки­ми плечами.

VATNIKSTAN пред­став­ля­ет зна­ме­ни­тые порт­ре­ты не менее зна­ме­ни­то­го отца Оте­че­ства, напи­сан­ные в раз­ные пери­о­ды жиз­ни Пет­ра Великого.


Портрет из «Царского титулярника». Неизвестный автор (конец 1670‑х — начало 1680‑х гг.)

«Цар­ский титу­ляр­ник» или «Боль­шая госу­да­ре­ва кни­га» — спра­воч­ник, бога­то иллю­стри­ро­ван­ный порт­ре­та­ми рус­ских монар­хов и гер­ба­ми земель. Имен­но в «Цар­ском титу­ляр­ни­ке» буду­щий импе­ра­тор изоб­ра­жён впер­вые. К сожа­ле­нию, исто­рия созда­ния это­го порт­ре­та, его досто­вер­ность и автор неизвестны.


Гравюра с изображением царей Ивана и Петра Алексеевичей. Николас Лармессен (1685)

Выше пред­став­ле­на гра­вю­ра, авто­ром кото­рой явля­ет­ся Нико­лас Лар­мес­сен — фран­цуз­ский худож­ник-гра­вёр, рабо­тав­ший в стро­гом клас­си­че­ском сти­ле линей­ной рез­цо­вой гравюры.

Гра­вю­ра напи­са­на с неиз­вест­но­го ори­ги­на­ла и пред­став­ля­ет собой порт­ре­ты Ива­на и Пет­ра Алек­се­е­ви­чей — сыно­вей царя Алек­сея Михай­ло­ви­ча. Инте­рес­но, что имен­но это про­из­ве­де­ние счи­та­ет­ся един­ствен­ным извест­ным изоб­ра­же­ни­ем буду­ще­го импе­ра­то­ра до пере­во­ро­та 1689 года.


Портрет Петра I. Питер ван дер Верф (около 1697)

Исто­рия напи­са­ния это­го полот­на досто­вер­но неиз­вест­на, но боль­шин­ство искус­ство­ве­дов уве­ре­ны, что это про­изо­шло во вре­мя пер­во­го пре­бы­ва­ния Пет­ра Алек­се­е­ви­ча в Гол­лан­дии. С XIX века кар­ти­на нахо­ди­лась в Цар­ско­сель­ском двор­це, сей­час — в Госу­дар­ствен­ном Эрмитаже.


Портрет Петра I. Готфрид Кнеллер (1698)

Рабо­та немец­ко­го живо­пис­ца, наи­бо­лее попу­ляр­но­го порт­ре­ти­ста Вели­ко­бри­та­нии рубе­жа XVII и XVIII веков Гот­ф­ри­да Кнел­ле­ра, дей­стви­тель­но напи­са­на с нату­ры и отли­ча­ет­ся боль­шим сход­ством. Одна­ко она скры­ва­ет в себе тай­ну: дело в том, что над полот­ном рабо­та­ли два худож­ни­ка — Гот­ф­рид Кнел­ле­ром и мор­ской живо­пи­сец Виль­гельм ван де Вель­де (послед­ний писал фон). Сей­час зна­ме­ни­тый порт­рет нахо­дит­ся в англий­ском коро­лев­ском собра­нии кар­тин, во двор­це Гемптон-Корт.


Портрет Петра I. Бенедикт Кофр (1716)

Пред­став­лен­ная кар­ти­на — тво­ре­ние Бене­дик­та Коф­ра, при­двор­но­го живо­пис­ца дат­ско­го коро­ля. Ско­рее все­го, напи­са­на летом или осе­нью 1716 года, когда царь нахо­дил­ся с дли­тель­ным визи­том в Копен­га­гене. Госу­дарь изоб­ра­жён в Андре­ев­ской лен­те и с дат­ским орде­ном Сло­на на шее — выс­шая наци­о­наль­ная награ­да Дании. Посмот­реть ори­ги­нал сего­дня мож­но в Петер­гоф­ском дворце.


Портрет Петра I. Арнольд де Гельдер (1717)

Зна­ме­ни­тая рабо­та гол­ланд­ско­го худож­ни­ка, уче­ни­ка Рем­бранд­та, Арноль­да де Гель­де­ра созда­на во вре­мя пре­бы­ва­ния Пет­ра Алек­се­е­ви­ча в Гол­лан­дии. Одна­ко до сих пор неиз­вест­но, напи­сан ли порт­рет с нату­ры, так рабо­та худож­ни­ка отли­ча­ет­ся некой самобытностью.


«Царь Пётр I». Жан-Марк Натье (1717)

Извест­ный фран­цуз­ский живо­пи­сец Жан-Марк Натье отоб­ра­зил и сохра­нил для потом­ков под­лин­ные чер­ты лица Пет­ра Вели­ко­го. Этот порт­рет напи­сан во вре­мя визи­та царя в Париж с нату­ры. Сей­час рабо­та нахо­дит­ся в Эрми­та­же. Уди­ви­тель­но, но суще­ству­ют сомне­ния в том, что это ори­ги­наль­ная кар­ти­на, а не копия под­ра­жа­те­ля Натье.


Портрет Петра I. Карел де Моор (1717)

В 1717 году рус­ский царь при­был на лече­ние в Гаа­гу. Имен­но там нидер­ланд­ский худож­ник, один из извест­ней­ших порт­ре­ти­стов лей­ден­ской шко­лы, запе­чат­лел образ сво­е­го вели­ко­го совре­мен­ни­ка. Из пере­пис­ки Пет­ра и его супру­ги Ека­те­ри­ны извест­но, что рабо­та Моора очень понра­ви­лась царю. После кар­ти­ну при­об­рёл рус­ский дипло­мат, князь Борис Кура­кин и отпра­вил из Фран­ции в Петербург.

По неофи­ци­аль­ным све­де­ни­ям, сей­час ори­ги­нал Моора нахо­дит­ся в част­ном собрании.


«Пётр I в Полтавской битве». Иоганн Готфрид Таннауэр (1724)

Автор уни­каль­ной кар­ти­ны дол­гое вре­мя был неиз­ве­стен совре­мен­ни­кам. Лишь в 1860‑х годах рус­ский дипло­мат и гене­а­лог князь Алек­сей Бори­со­вич Лоба­нов-Ростов­ский купил этот порт­рет Пет­ра Вели­ко­го у семей­ства умер­ше­го камер-фурье­ра в запу­щен­ном виде. После очист­ки кар­ти­ны обна­ру­жи­лась под­пись — «Тан­нау­эр». Сего­дня про­из­ве­де­ние мож­но уви­деть в Госу­дар­ствен­ном Рус­ском музее.


«Пётр I на смертном одре». Иван Никитич Никитин (1725)

В сере­дине янва­ря 1725 года вели­кий само­дер­жец слёг от тяжё­лой мучи­тель­ной болез­ни, а утром 28 янва­ря он скон­чал­ся. Имен­но в тот момент к скорб­но­му ложу был при­зван Ники­тин, что­бы запе­чат­леть посмерт­ный образ вели­ко­го госу­да­ря. Худож­ни­ку при­шлось рабо­тать в экс­тре­маль­ных усло­ви­ях: вре­ме­ни для напи­са­ния послед­не­го порт­ре­та импе­ра­то­ра было мало. Авто­ру кар­ти­ны уда­лось создать в крат­чай­шие сро­ки сме­лый, тра­гич­ный и вели­че­ствен­ный образ.


Конеч­но, истин­но­го обли­ка леген­дар­но­го героя рус­ской исто­рии не познать, так как взгляд каж­до­го худож­ни­ка, напи­сав­ше­го порт­рет Пет­ра Вели­ко­го, свое­об­ра­зен и субъективен.

Поделиться