Красный Крест в России. От зарождения до 1920‑х гг.

Швей­цар­ский пред­при­ни­ма­тель и обще­ствен­ный дея­тель Анри Дюнан стал ини­ци­а­то­ром Меж­ду­на­род­но­го Коми­те­та Крас­но­го Кре­ста. В Рос­сии подоб­ное сооб­ще­ство дей­ство­ва­ло с 1854 года по ини­ци­а­ти­ве вели­кой кня­ги­ни Еле­ны Пав­лов­ны и Нико­лая Ива­но­ви­ча Пиро­го­ва под назва­ни­ем Кре­сто­воз­дви­жен­ской общи­ны сестёр мило­сер­дия. При­чи­ной воз­ник­но­ве­ния обще­ства помо­щи ста­ла Крым­ская вой­на. Исто­рия рос­сий­ско­го Крас­но­го Кре­ста нача­лась в 1867 году и за деся­ти­ле­тия актив­ной рабо­ты помог­ла сот­ням тысяч людей.

VATNIKSTAN разо­брал­ся, поче­му мы долж­ны пом­нить имя Анри Дюна­на, чем важ­на эта орга­ни­за­ция и какие пери­пе­тии ей при­шлось пере­жи­вать за непро­стую рос­сий­скую историю.


Кто такой Анри Дюнан

Этот чело­век, изме­нив­ший мир, родил­ся 8 мая 1828 года в Жене­ве. Вос­пи­тан­ный в духе мило­сер­дия и одно­вре­мен­но пред­при­ни­ма­тель­ства, с 18 лет он посе­щал боль­ных, бед­ных, заклю­чен­ных в тюрь­мах, пыта­ясь облег­чить их жизнь. После обу­че­ния в кол­ле­дже Дюнан устро­ил­ся ста­же­ром в банк. В 1859 году Дюна­на посы­ла­ет в Алжир его банк в каче­стве пред­ста­ви­те­ля. Здесь Анри реша­ет открыть свой биз­нес, но мест­ные вла­сти оста­ют­ся глу­хи­ми к прось­бе дать раз­ре­ше­ние на зем­лю для пред­при­я­тия. Более того, чинов­ни­ки тре­бу­ют от Дюна­на под­твер­жде­ние из Фран­ции, чьей коло­ни­ей был Алжир. Реше­ние вопро­са потре­бо­ва­ло поезд­ки в Париж, но и там до пред­при­я­тия Дюна­на не было дела.

Фран­цуз­ские чинов­ни­ки отка­зы­ва­лись давать под­твер­жде­ние, отма­хи­ва­ясь тем, что пол­но­мо­чия для его выда­чи име­ют­ся толь­ко у пер­во­го чело­ве­ка Фран­ции – импе­ра­то­ра Напо­лео­на III, на тот момент отпра­вив­ше­го­ся в Соль­фе­ри­но. Подъ­ез­жая к рас­по­ло­же­нию импе­ра­то­ра, Дюнан не подо­зре­вал, что совсем ско­ро его жизнь изме­нит­ся навсегда.

«… Эскад­рон кава­ле­рии несёт­ся во весь опор: лоша­ди давят под­ко­ва­ми ране­ных и мёрт­вых. Одно­му ото­рва­ло челюсть, дру­го­му раз­моз­жи­ло череп, тре­тье­му, кото­ро­го мож­но было ещё спа­сти, раз­дро­би­ло грудь … тут артил­ле­рия мчит­ся за кава­ле­ри­ей, про­кла­ды­вая себе доро­гу по телам уби­тых и ране­ных … зем­ля про­пи­ты­ва­ет­ся кро­вью, и вся рав­ни­на усе­я­на кус­ка­ми чело­ве­че­ской пло­ти», ― Анри Дюнан «Вос­по­ми­на­ния о бит­ве при Сольферино»

Ужас­ное зре­ли­ще поля боя в памя­ти пред­при­ни­ма­те­ля оста­лось до кон­ца жиз­ни. Оста­но­вив­шись в Соль­фе­ри­но в мест­ной церк­ви, пре­вра­щён­ной в гос­пи­таль, Дюнан, не имев­ший меди­цин­ско­го обра­зо­ва­ния, несколь­ко дней помо­гал ране­ным, как мог: уте­шал сло­ва­ми, про­мы­вал и пере­вя­зы­вал раны, поил водой, устра­и­вал поудоб­нее, что­бы они не лежа­ли впо­вал­ку. Вра­чей на девять тысяч ране­ных было шесть, а с Напо­лео­ном III Дюнан так и не встретился.

Вер­нув­шись в Жене­ву, Анри напи­сал кни­гу «Вос­по­ми­на­ния о бит­ве при Соль­фе­ри­но». Вышед­шая в 1862 году, она ста­ла бест­сел­ле­ром и была пере­ве­де­на на мно­гие евро­пей­ские язы­ки. Кни­га гово­ри­ла об ужа­сах вой­ны, а в кон­це её пред­ла­га­лось создать осо­бый меж­ду­на­род­ный орган для ока­за­ния гума­ни­тар­ной помо­щи во вре­мя вой­ны. Целе­устрем­лен­ность и упор­ство Дюна­на при­нес­ли пло­ды ― вся Евро­па обра­ти­ла вни­ма­ние на про­бле­му отсут­ствия помо­щи постра­дав­шим от войн.

22 авгу­ста 1864 года была при­ня­та пер­вая Женев­ская кон­вен­ция – «Об улуч­ше­нии состо­я­ния ране­ных в арми­ях вою­ю­щих стран». Она гаран­ти­ро­ва­ла ней­тра­ли­тет мед­пер­со­на­ла во вре­мя воору­жен­ных дей­ствий, а ещё участ­ни­ки кон­фе­рен­ции выде­ли­ли осо­бую сим­во­ли­ку ней­траль­но­го мед­пер­со­на­ла, гаран­ти­ру­ю­щий его непри­кос­но­вен­ность ― крас­ный крест на белом фоне (обра­щён­ный цве­та­ми флаг Швейцарии).


Международный Комитет Красного Креста открывает отделение в Российской империи

Орга­ни­за­ция, подоб­ная МККК, была осно­ва­на в Рос­сий­ской импе­рии в Санкт-Петер­бур­ге ещё в 1854 году по ини­ци­а­ти­ве вели­кой кня­ги­ни Еле­ны Пав­лов­ны и Нико­лая Ива­но­ви­ча Пиро­го­ва и полу­чи­ла назва­ние Кре­сто­воз­дви­жен­ской общи­ны сестёр мило­сер­дия. В это вре­мя шла Крым­ская вой­на, и её ужа­сы были в чис­ле глав­ных при­чин осно­ва­ния общи­ны. Кре­сто­воз­дви­жен­ская общи­на была пер­вой в сво­ем деле никто до сих пор не помо­гал ране­ным на поле боя, и вско­ре пер­вые 120 сестер мило­сер­дия, обу­чен­ных самим Пироговым.

«Сест­ры ходи­ли за опе­ри­ро­ван­ны­ми и тяже­ло­ра­не­ны­ми, не остав­ляя без попе­че­ния и ране­ных фран­цу­зов, кото­рых не счи­та­ли вра­га­ми и не дела­ли ника­ко­го отли­чия от рус­ских», – Док­тор Уль­рих­сон, асси­стент и помощ­ник Н. И. Пирогова.

Сам вели­кий хирург не раз отме­чал, что оправ­ка жен­щин на фронт была аван­тюр­ной иде­ей, испол­нен­ной им на свой страх и риск ― армей­ские авто­ри­те­ты про­ти­ви­лись при­сут­ствию жен­щин, а сам глав­но­ко­ман­ду­ю­щий цар­ской арми­ей А. С. Мень­ши­ков заяв­лял, что сест­ры мило­сер­дия хоро­ши толь­ко для любов­ных уте­ше­ний с солдатами.

Знак Рос­сий­ско­го Импе­ра­тор­ско­го Крас­но­го Кре­ста, им награж­да­ли сестёр Милосердия.

Сво­ей само­от­вер­жен­ной рабо­той, береж­но и акку­рат­но уха­жи­вая за ране­ны­ми, ответ­ствен­но выпол­няя свои обя­зан­но­сти мед­сест­ры опро­верг­ли все слу­хи, сде­лав смеш­ны­ми и неле­пы­ми все попыт­ки очер­нить жен­щин, рабо­тав­ших наравне с муж­чи­на­ми, а под­час и луч­ше муж­чин. Сем­на­дцать из них погибли.

Исто­рия Рос­сий­ско­го Крас­но­го Кре­ста начи­на­ет­ся с 15 мая 1867 года: Алек­сандр II утвер­дил устав Обще­ства попе­че­ния о ране­ных и боль­ных вои­нах. Цель обще­ства ― содей­ствие в войне воен­ной адми­ни­стра­ции в ухо­де за ране­ны­ми и боль­ны­ми воинами.

«В послед­нее вре­мя во мно­гих госу­дар­ствах обра­зо­ва­лись част­ные обще­ства попе­че­ния о ране­ных и боль­ных вои­нах. В Аме­ри­ке и Прус­сии они уже фак­ти­че­ски дока­за­ли важ­ность и бла­го­твор­ную поль­зу их дея­тель­но­сти … Столь бла­го­при­ят­ные резуль­та­ты воз­бу­ди­ли и у нас мысль обра­зо­вать подоб­ное обще­ство» ― Устав Обще­ства попе­че­ния о боль­ных и раненых.

Через 12 лет, в 1879 году, это обще­ство пере­име­но­ва­лось в Рос­сий­ское Обще­ство Крас­но­го Кре­ста. Пере­име­но­ва­ние про­изо­шло пото­му, что круг обя­зан­но­стей и пол­но­мо­чий обще­ства рас­ши­рил­ся – ещё с 1872 года люди полу­ча­ли помощь Обще­ства во вре­мя сти­хий­ных бед­ствий, а в 1878–1879 годах силы Обще­ства были бро­ше­ны на устра­не­ние эпи­де­мий и их послед­ствий. Так же пере­име­но­ва­ние отме­ти­ло уста­но­вив­шу­ю­ся связь Обще­ства с отде­ле­ни­я­ми Крас­но­го Кре­ста в дру­гих странах.

Рос­сий­ская импе­рия ста­ла одной из пер­вых стран в мире, где было созда­но обще­ство Крас­но­го Кре­ста, и на момент его созда­ния в Рос­сии имел­ся боль­шой опыт ока­за­ния помо­щи постра­дав­шим от войн.


Российское общество Красного Креста в мирное время

Круг задач РОКК исто­ри­че­ски ока­зал­ся шире, чем у зару­беж­ных кол­лег. Стра­на про­си­ла помо­щи и полу­ча­ла ее от Крас­но­го Кре­ста. Устав 1893 года пред­пи­сы­вал Обще­ству помо­гать не толь­ко ране­ным на полях сра­же­ний, но и инва­ли­дам войн, насе­ле­нию, постра­дав­ше­му во вре­мя сти­хий­ных бед­ствий, пожа­ров, эпи­де­мий и голо­да, де-факто ока­за­ние помо­щи при выше­опи­сан­ных явле­ни­ях нача­лось задол­го до этого.

Помощь при сти­хий­ных бед­стви­ях и несчаст­ных слу­ча­ях нача­лась в 1872 году после того, как при силь­ном зем­ле­тря­се­нии постра­дал город Шема­хи (совре­мен­ный Азер­бай­джан). В 1875 году пожа­ры в Брян­ске, Мор­шан­ске, Рже­ве и Воль­ске оста­ви­ли сот­ни людей без­дом­ны­ми. В помощь постра­дав­шим РОКК было собра­но более 100 тысяч руб­лей, а на посо­бия пого­рель­цам выда­ли в сум­ме боль­ше 40 тысяч рублей.
В 1878–1879 годах отря­ды Рос­сий­ско­го Обще­ства Крас­но­го Кре­ста боро­лись с чумой в ста­ни­це Вет­лян­ка Аст­ра­хан­ской губер­нии. Постра­дав­шим ока­зы­ва­лась меди­цин­ская помощь. Чум­ную одеж­ду уни­что­жа­ли в огне, а людям и их семьям, столк­нув­шим­ся с зара­же­ни­ем, выда­ва­ли новые ком­плек­ты одеж­ды, обу­ви и белья. На сред­ства РОКК в постра­дав­шей Вет­лян­ке и селе Николь­ском были откры­ты две больницы.

Мед­сест­ры Крас­но­го Кре­ста в столовой

В 1879 году Рос­сий­ский Крас­ный Крест столк­нул­ся с новой бедой ― эпи­де­ми­ей диф­те­ри­та, охва­тив­шей Пол­тав­скую губер­нию и сопро­вож­дав­шей­ся боль­шой смерт­но­стью. На «фронт без ору­дий» было отправ­ле­но 30 вра­чей и 300 сестёр мило­сер­дия, кото­рые в общей слож­но­сти помог­ли 83 тысяч людей ― 23 тыся­чи из них боле­ли диф­те­ри­том, 60 стра­да­ли про­чи­ми болез­ня­ми. В ходе «вой­ны» дез­ин­фи­ци­ро­ва­ли 33 тыся­чи домов. 50 сестер мило­сер­дия были зара­же­ны диф­те­ри­том, две из них умер­ли от инфекции.

С 1882 года Обще­ство помо­га­ло сол­да­там не толь­ко на войне, но и в мир­ной жиз­ни ― обес­пе­чи­ва­ли бес­плат­ное лече­ние, обу­ча­ли ремес­лам; увеч­ные вои­ны мог­ли най­ти при­ют в спе­ци­аль­ных домах для инва­ли­дов и домах для неиз­ле­чи­мых и хро­ни­че­ских боль­ных. Боль­ных и ране­ных офи­це­ров отправ­ля­ли в оте­че­ствен­ные и загра­нич­ные лечеб­ни­цы. Дети и вдо­вы погиб­ших сол­дат сели­лись во вдо­вьих домах, домах с деше­вы­ми квар­ти­ра­ми, дет­ских при­ю­тах и учи­ли­щах для сирот.


В нача­ле 1890‑х годов Рос­сий­скую импе­рию охва­тил голод, от кото­ро­го постра­да­ло 25 губер­ний, и кото­рый надол­го остал­ся в памя­ти наро­да как наци­о­наль­ная тра­ге­дия. На помощь постра­дав­шим было пожерт­во­ва­но 5 мил­ли­о­нов руб­лей. На эти день­ги было откры­то 2763 сто­ло­вых, кото­рые мог­ли про­кор­мить более 200 тысяч чело­век, было выда­но более 3 мил­ли­о­нов обе­дов; постро­е­но 40 ноч­леж­ных домов и при­ютов. Помощь голо­да­ю­щей Рос­сии отправ­лял и Аме­ри­кан­ский Крас­ный Крест, что­бы потом через чет­верть века воз­об­но­вить свою дея­тель­ность на той же тер­ри­то­рии, но в дру­гом госу­дар­стве. Где бушу­ет голод, там таят­ся и болез­ни. Вслед за голо­дом при­шли мно­го­чис­лен­ные эпи­де­мии: тиф, холе­ра, цин­га, чума и диф­те­рия. В пора­жен­ные рай­о­ны Обще­ство отправ­ля­ло пере­движ­ные ― «лету­чие» ― отря­ды, коли­че­ство мед­се­стёр в кото­рых было свы­ше 700 чело­век. Мно­гим людям спас­ли жизнь сто­ло­вые и чай­ные для неиму­щих людей, откры­тые во вре­мя эпи­де­мий. Вско­ре Кре­сто­воз­дви­жен­ская общи­на пере­шла под кры­ло РОКК.

В 1897 году ока­зы­ва­лась помощь постра­дав­шим от навод­не­ния в Санкт-Петер­бур­ге: они полу­чи­ли бес­плат­ную меди­цин­скую помощь и запас лекарств, обес­пе­чи­ва­лись одеж­дой, обу­вью, дро­ва­ми, детям выда­ва­ли бес­плат­ное моло­ко. В сле­ду­ю­щем году ока­зы­ва­лась помощь постра­дав­шим от голо­да и эпи­де­мий в 9 губер­ни­ях. РОКК откры­ло 7,5 тысяч сто­ло­вых, в кото­рых мож­но было про­кор­мить 1,5 мил­ли­о­нов чело­век. Более тыся­чи меди­цин­ских работ­ни­ков откры­ли 450 неболь­ших ста­ци­о­на­ров, где лечи­лось 15 тысяч боль­ных тифом и цин­гой, а все­го через ста­ци­о­на­ры про­шло свы­ше 125 тысяч чело­век. При­юты Крас­но­го Кре­ста дали кров 10 тыся­чам нуж­да­ю­щих­ся. Через пару лет в Санкт-Петер­бур­ге был открыт Коми­тет по пода­че пер­вой помо­щи постра­дав­шим от несчаст­ных слу­ча­ев, стан­ции кото­ро­го ста­ли про­об­ра­зом совре­мен­ной Служ­бы ско­рой помощи.


Затишье перед бурей

К нача­лу ХХ века Рос­сий­ское Обще­ство Крас­но­го Кре­ста пред­став­ля­ло собой отла­жен­ную и хоро­шо раз­ви­тую струк­ту­ру с широ­кой сетью учре­жде­ний. Цен­траль­ным орга­ном РОКК было Глав­ное управ­ле­ние, рас­по­ло­жен­ное в Санкт-Петер­бур­ге. В обще­стве насчи­ты­ва­лось око­ло 100 тысяч чле­нов и 450 отде­ле­ний, рас­по­ло­жен­ных по всей тер­ри­то­рии Рос­сий­ской импе­рии. На это вре­мя при­шел­ся наи­боль­ший рас­цвет общества.

Источ­ни­ка­ми финан­си­ро­ва­ния дея­тель­но­сти РОКК были пожерт­во­ва­ния част­ных лиц, про­цен­ты с цен­ных бумаг и раз­лич­ные сбо­ры. На соб­ствен­ные сред­ства обще­ством откры­ва­лись боль­ни­цы, бес­плат­ные сто­ло­вые, ноч­леж­ные дома и приюты.


РОКК и бесконечные войны

Несмот­ря на появ­ле­ние «мир­ных» направ­ле­ний в сво­ей дея­тель­но­сти, при­сталь­ное вни­ма­ние Рос­сий­ско­го Крас­но­го Кре­ста все­гда было обра­ще­но туда, где про­ли­ва­ет­ся кровь, а в воз­ду­хе вита­ют сто­ны стра­да­ния. За треть века с осно­ва­ния Обще­ства, оно участ­во­ва­ло в десят­ке войн и кон­флик­тов, в чис­ло кото­рых вхо­дят те, где не участ­во­ва­ла рос­сий­ская армия.

Посте­пен­но вли­я­ние Крас­но­го Кре­ста уси­ли­ва­лось, оно ста­ло одни из мощ­ней­ших и круп­ней­ших в мире, обла­дая как огром­ным обще­ствен­ным вли­я­ни­ем, так и финан­са­ми – еже­ме­сяч­ный бюд­жет обще­ства мог дости­гать 18 мил­ли­о­нов руб­лей. Обще­ство поль­зо­ва­лось бла­го­склон­но­стью пра­вя­щей эли­ты (его почет­ны­ми чле­на­ми были рос­сий­ские импе­ра­то­ры, вели­кие кня­зья и кня­ги­ни, пред­ста­ви­те­ли высо­ко­по­став­лен­но­го духо­вен­ства, лица выс­ше­го обще­ства) и раз­ви­ва­ло свою дея­тель­ность и за гра­ни­ца­ми импе­рии. Отря­ды Обще­ства рабо­та­ли в пери­од сле­ду­ю­щих войн:

  1. Фран­ко-прус­ская вой­на (1870−1871 годы).
  2. Рус­ско-турец­кая вой­на (1877−1878 годы).
  3. Япон­ско-китай­ская вой­на (1893−1894 годы). Ока­за­на помощь Япо­нии в раз­ме­ре обес­пе­че­ния лаза­ре­та на 25 мест.
  4. Англо-бур­ская вой­на (1899 год).
  5. Бок­сер­ское вос­ста­ние (1899−1901 годы), ока­зы­ва­ли помощь боль­ным и ране­ным в 1900–1901 годах.
  6. Рус­ско-япон­ская вой­на (1904−1905 годы).

Во вре­мя Рус­ско-турец­кой вой­ны сим­во­ли­ка орга­ни­за­ции – крас­ный крест на белом фоне – по тре­бо­ва­нию Тур­ции была заме­не­на на крас­ный полу­ме­сяц (с того вре­ме­ни и по сего­дняш­ний день исполь­зу­ет­ся как сим­вол МОКК ислам­ских стра­нах), и далее РОКК прак­ти­че­ски цели­ком взя­ло на себя меди­цин­ское обес­пе­че­ние армии; в гос­пи­та­лях Обще­ства неустан­но тру­ди­лось 430 вра­чей и 1 514 сестер мило­сер­дия и сани­та­ров. Откры­ва­лись лаза­ре­ты в тылу дей­ству­ю­щей армии, сфор­ми­ро­ва­лись сани­тар­ные поез­да, кото­рые пере­вез­ли 216 440 боль­ных и ране­ных, воз­ни­ка­ли пере­движ­ные сани­тар­ные отря­ды и пере­вя­зоч­ные пунк­ты вбли­зи мест сражений.

Рус­ско-япон­ская вой­на ста­ла серьёз­ным испы­та­ни­ем как для обще­ства в целом, так и для РОКК в част­но­сти. Во вре­мя вой­ны на Даль­ний Восток напра­ви­ли 143 учре­жде­ния Крас­но­го Кре­ста, ока­зав­шие помощь почти 600 тыся­чам человек.

Пре­ду­пре­жден зна­чит, воору­жен. Печаль­ный при­мер эпи­де­мий, охва­ты­вав­ших Рос­сий­скую импе­рию одна за дру­гой, пока­зал необ­хо­ди­мость «наступ­ле­ния». Впер­вые были созда­ны 2 сани­тар­но-бак­те­рио­ло­ги­че­ских и 8 дез­ин­фек­ци­он­ных отря­дов, снаб­жен­ных все­ми необ­хо­ди­мы­ми сыво­рот­ка­ми и сред­ства­ми. 22 поез­да, при­над­ле­жа­щих обще­ству, совер­ши­ли 179 рей­сов. Общее коли­че­ство пере­ве­зен­ных сол­дат, постра­дав­ших на фрон­те ― око­ло 90 тысяч. Пита­ние ране­ным круг­ло­су­точ­но обес­пе­чи­ва­ли снаб­жен­ные кух­ня­ми и хле­бо­пе­кар­ны­ми печа­ми пунк­ты пита­ния, через кото­рые в сут­ки про­хо­ди­ло от 800 до 2400 человек.

Армию сопро­вож­да­ли так­же зубо­вра­чеб­ные каби­не­ты. Впер­вые было обра­ще­но вни­ма­ние на сол­дат, стра­да­ю­щих мен­таль­ны­ми рас­строй­ства­ми. Для помо­щи душев­но­боль­ным были обо­ру­до­ва­ны гос­пи­таль, лаза­рет и два эва­ко­пунк­та в Хар­бине, Чите, Крас­но­яр­ске и Омске соот­вет­ствен­но. Обще­ство откры­ло Цен­траль­ное спра­воч­ное бюро о воен­но­плен­ных, кото­рое сотруд­ни­ча­ло с япон­ским отде­ле­ни­ем Крас­но­го Кре­ста. Таким, обра­зом, РОКК взя­ло на себя еще одну функ­цию ― достав­ку писем воен­но­плен­ных их семьям, поч­то­вых пере­сы­лок и полу­че­ния пожертвований.

Из-за посто­ян­ной нехват­ки пере­вя­зоч­но­го мате­ри­а­ла РОКК начал его про­из­вод­ство, а поз­же и про­из­вод­ство постель­но­го белья.

Сле­ду­ю­щим вызо­вом ста­ла Пер­вая миро­вая вой­на, объ­еди­нив­шая десят­ки тысяч доб­ро­воль­цев со всех кон­цов Рос­сий­ской импе­рии. К нача­лу 1915 года на фронт было отправ­ле­но 318 учре­жде­ний Крас­но­го Кре­ста, насчи­ты­ва­лось 604 поле­вых и 9728 тыло­вых лечеб­ных пунктов.

На 1 янва­ря 1917 года, немно­гим менее чем за два меся­ца до Фев­раль­ской рево­лю­ции, Крас­но­му Кре­сту слу­жи­ли 2,5 тыся­чи вра­чей, око­ло 20 тысяч сестер мило­сер­дия, 50 тысяч сани­та­ров. Коли­че­ство сани­тар­но-бак­те­рио­ло­ги­че­ских отря­дов уве­ли­чи­лось до 36, а дез­ин­фек­ци­он­ных отря­дов – до 53, бак­те­рио­ло­ги­че­ские отря­ды так­же обза­ве­лись соб­ствен­ны­ми лабо­ра­то­ри­я­ми в коли­че­стве 11. Ране­ных пере­во­зи­ли суда и поез­да РОКК, пере­дан­ные в веде­ние Обще­ства част­ные автомобили.

В чис­ло функ­ций Крас­но­го Кре­ста посту­пи­ло управ­ле­ние дела­ми бежен­цев: снаб­же­ние и упо­ря­до­че­ние их пере­ме­ще­ний. При нем функ­ци­о­ни­ро­ва­ло со вре­мен Рус­ско-япон­ской вой­ны выше­упо­мя­ну­тое Бюро.

Пере­вя­зоч­но-пита­тель­ные пунк­ты функ­ци­о­ни­ро­ва­ли в поле­вых усло­ви­ях и в тылу, обес­пе­чи­вая сол­дат и граж­дан­ское насе­ле­ние меди­цин­ской помо­щью, горя­чим пита­ни­ем и сух­пай­ка­ми. Когда в 1915 году впер­вые в исто­рии немец­кие вой­ска при­ме­ни­ли хими­че­ское ору­жие, Обще­ство осво­и­ло про­из­вод­ство филь­тро­ван­ных про­ти­во­га­зов, выпу­стив за три меся­ца 6 мил­ли­о­нов штук, и про­ти­во­га­зов-повя­зок, выпу­стив за этот же срок 10 мил­ли­о­нов штук.

В дея­тель­но­сти обще­ства уча­стие при­ни­ма­ла импе­ра­тор­ская фами­лия. До 1917 года покро­ви­тель­ни­цей обще­ства была Мария Фёдо­ров­на ― жена Алек­сандра III. Её дочь, Оль­га Алек­сан­дров­на, овла­дев уме­ни­я­ми сест­ры мило­сер­дия, уха­жи­ва­ла за ране­ны­ми и боль­ны­ми в Кие­ве. При лаза­ре­те Крас­но­го Кре­ста в Цар­ском селе функ­ци­о­ни­ро­ва­ли кур­сы сестер мило­сер­дия, кото­рые успеш­но окон­чи­ла Алек­сандра Фёдо­ров­на, а затем рабо­та­ла со сво­и­ми дочерь­ми наравне со все­ми сёст­ра­ми милосердия.


 

В пожаре мировой революции

В 1917 году быв­шая Рос­сий­ская импе­рия рас­ко­ло­лась на кус­ки, а вме­сте с ней и Крас­ный Крест. После Октябрь­ской рево­лю­ции его руко­вод­ство всту­пи­ло в кон­фликт с совет­ской вла­стью, и печаль­ные резуль­та­ты не заста­ви­ли себя ждать.

Декре­том от 6 янва­ря 1918 года «О пере­да­че иму­ще­ства и капи­та­лов учре­жде­ний Крас­но­го Кре­ста и Все­рос­сий­ско­го сою­за горо­дов в госу­дар­ствен­ную соб­ствен­ность» часть иму­ще­ства обще­ства была экс­про­при­и­ро­ва­на, часть лик­ви­ди­ро­ва­на, а часть нахо­ди­лась за гра­ни­цей. Глав­ное управ­ле­ние Крас­но­го Кре­ста было упразд­не­но, а вме­сто него начал дей­ство­вать Коми­тет по реор­га­ни­за­ции Обще­ства. Мно­гие чле­ны цен­траль­но­го руко­вод­ства были аре­сто­ва­ны, а руко­во­ди­тель Комис­сии по делам воен­но­плен­ных был расстрелян.

«1. Иму­ще­ство Крас­но­го Кре­ста объ­яв­ля­ет­ся соб­ствен­но­стью Рос­сий­ской Республики.
2. Глав­ное управ­ле­ние Крас­но­го Кре­ста упраздняется …
…1. Все иму­ще­ство Все­рос­сий­ско­го сою­за горо­дов пере­да­ет­ся в соб­ствен­ность Рос­сий­ской Республики.
2. Глав­ный коми­тет Все­рос­сий­ско­го сою­за горо­дов упраздняется.
…Коми­те­ты по реор­га­ни­за­ции Все­рос­сий­ско­го зем­ско­го сою­за, Все­рос­сий­ско­го город­ско­го сою­за и Крас­но­го Кре­ста объ­яв­ля­ют­ся на пра­вах сек­ций одной общей коллегии».

Но даже тогда Крас­ный Крест не отка­зал­ся от сво­е­го деви­за ― «Мило­сер­дие на поле бра­ни» ― и напра­вил на фронт потрё­пан­ные отря­ды фор­ми­ро­ва­ний. На нача­ло нояб­ря 1918 года на полях сра­же­ний дей­ство­ва­ли око­ло 300 учре­жде­ний Крас­но­го Кре­ста, рабо­та­ли 470 вра­чей, свы­ше 1000 сестер мило­сер­дия. К 1920 году учре­жде­ний Крас­но­го Кре­ста было 439. Дей­ство­ва­ли те самые «лету­чие» сани­тар­ные отря­ды, ока­зы­вав­шие первую помощь красноармейцам.

Пер­вая миро­вая оста­лась поза­ди, но Совет­ской Рос­сии угро­жа­ла новая опас­ность ― Граж­дан­ская вой­на, сопря­жён­ная не толь­ко с при­чи­не­ни­ем стра­да­ний людям на поле боя, но и с мно­ги­ми эпи­де­ми­я­ми. Холе­ра, сып­ной и воз­врат­ный тиф, вене­ри­че­ские забо­ле­ва­ния пора­жа­ли и сол­дат, и граж­дан­ское насе­ле­ние, и белых, и крас­ных. Начав свой путь в армии, испы­ты­вав­шей лише­ния ещё с Пер­вой миро­вой вой­ны, болез­ни желез­но­до­рож­ны­ми путя­ми нашли доро­гу в граж­дан­ские насе­лён­ные пунк­ты. К тому же 1920 году в стране дей­ство­ва­ли 63 эпи­де­мио­ло­ги­че­ских и 14 дез­ин­фек­ци­он­ных отря­дов, уси­ли­я­ми кото­рых эпи­де­мии были оста­нов­ле­ны. Отря­ды Обще­ства помо­га­ли стро­ить бани и кух­ни для нуж­да­ю­щих­ся. Созда­ва­лись осо­бые гос­пи­та­ли и лаза­ре­ты ― сып­но­ти­фоз­ные, холерные.

Остав­ше­му­ся иму­ще­ству Обще­ства гро­зи­ли окон­ча­тель­ная лик­ви­да­ция и раз­граб­ле­ние, но в самый послед­ний момент, на краю про­па­сти, деле­гат Меж­ду­на­род­но­го Коми­те­та Крас­но­го Кре­ста смог убе­дить совет­скую власть спа­сти от ката­стро­фы остат­ки Обще­ства. Декрет 6 янва­ря допол­ни­ло и частич­но отме­ни­ло поста­нов­ле­ние, про­воз­гла­шав­шее сохра­не­ние Крас­но­го Кре­ста, как части меж­ду­на­род­ной ассо­ци­а­ции Крас­но­го Кре­ста, чья дея­тель­ность осно­вы­ва­ет­ся на Женев­ских кон­вен­ци­ях 1864 и 1907 годов.

«В допол­не­ние к декре­ту Сове­та Народ­ных Комис­са­ров от 6 янва­ря 1918 года о пере­да­че иму­ще­ства и капи­та­лов учре­жде­ний Крас­но­го Кре­ста и Все­рос­сий­ско­го Сою­за Горо­дов в госу­дар­ствен­ную соб­ствен­ность объ­яв­ля­ет­ся, что озна­чен­ным декре­том Рос­сий­ское Обще­ство Крас­но­го Кре­ста во гла­ве с Коми­те­том по реор­га­ни­за­ции Крас­но­го Кре­ста, как спе­ци­аль­ное отде­ле­ние Меж­ду­на­род­ной Ассо­ци­а­ции Крас­но­го Кре­ста, дей­ству­ю­щей на осно­ва­нии Женев­ской кон­вен­ции 1868 и 1907 годов не уни­что­же­но. Все пре­ро­га­ти­вы Рос­сий­ско­го Обще­ства Крас­но­го Кре­ста, как Отде­ле­ния Меж­ду­на­род­но­го Обще­ства, сохра­ня­ют­ся за Коми­те­том по реор­га­ни­за­ции Рос­сий­ско­го Обще­ства Крас­но­го Кре­ста» ― Поста­нов­ле­ние СНК РСФСР от 3 мая 1918 года «О допол­не­нии декре­та Сове­та Народ­ных Комис­са­ров от 6 янва­ря 1918 года о Рос­сий­ском Обще­стве Крас­но­го Креста».

В 1921 году, когда ещё не успе­ли утих­нуть отго­лос­ки войн, потряс­ших Рос­сию, огром­ную тер­ри­то­рию стра­ны ― Повол­жье, Укра­и­ну, Урал и Север­ный Кав­каз с общим насе­ле­ни­ем 38 мил­ли­о­нов чело­век ― охва­ти­ли засу­ха и после­до­вав­ший за ней голод. Госу­дар­ство поста­нов­ле­ни­ем пору­чи­ло Крас­но­му Кре­сту помочь голо­да­ю­щим в бед­ству­ю­щих рай­о­нах, орга­ни­зо­вать вра­чеб­но-пита­тель­ные отря­ды и про­ве­сти зару­беж­ные кам­па­нии по при­вле­че­нию дру­гих наци­о­наль­ных обществ к сбо­ру гума­ни­тар­ной помо­щи и денеж­ных средств. На помощь при­шли объ­еди­нен­ные Фритьо­фом Нан­се­ном Меж­ду­на­род­ный Коми­тет Крас­но­го Кре­ста и Аме­ри­кан­ская Адми­ни­стра­ция помощи.

После того, как про­бле­ма голо­да была частич­но устра­не­на, стра­ну пора­зи­ли эпи­де­мии маля­рии, соци­аль­ных болез­ней ― тубер­ку­лё­за, тра­хо­мы, вене­ри­че­ских забо­ле­ва­ний, оспы и дет­ских инфек­ций ― диф­те­рии, скар­ла­ти­ны и кори. Одних толь­ко боль­ных маля­ри­ей было 17 мил­ли­о­нов, и подав­ля­ю­щее боль­шин­ство ― дети.


В поль­зу Крас­но­го Кре­ста отчис­ля­лись сбо­ры с про­да­жи биле­тов на транс­порт­ные сред­ства, напри­мер, на паро­ход, и уве­се­ли­тель­ные меро­при­я­тия, такие как опе­рет­ты. День­ги шли на помощь голо­да­ю­щим, тер­пя­щим бед­ствия и болез­ни людям. Обще­ство так­же полу­чи­ло пра­во вво­зить гума­ни­тар­ные гру­зы в стра­ну без акци­зов и пошлин, про­из­во­дить, иметь и исполь­зо­вать свои соб­ствен­ные пере­вя­зоч­ные материалы.

Ост­ро сто­ял вопрос репа­три­а­ции воен­но­плен­ных, раз­бро­сан­ных по всей тер­ри­то­рии новой Рос­сии и удер­жи­ва­е­мых внут­ри её гра­ниц. Поло­же­ние их было ужа­са­ю­щим ― из-за Граж­дан­ской вой­ны и царя­ще­го хао­са нико­му не было дела до снаб­же­ния лаге­рей про­до­воль­стви­ем. Хоть Брест­ский мир­ный дого­вор и пред­пи­сы­вал вер­нуть всех плен­ных на роди­ну, делом это было весь­ма про­бле­ма­тич­ным. Зимой 1918–1919 годов мно­гие плен­ные вос­поль­зо­ва­лись бес­по­ряд­ка­ми, царив­ши­ми не толь­ко в Рос­сии, но и в про­чих про­иг­рав­ших дер­жа­вах, и исполь­зо­ва­ли свои силы, что­бы хоть как-то добрать­ся до дома. Ослаб­лен­ные, оде­тые в лох­мо­тья и одо­ле­ва­е­мые вша­ми и бло­ха­ми сол­да­ты ста­но­ви­лись пере­нос­чи­ка­ми вся­ко­го рода болез­ней, а осо­бен­но тифа и гриппа.

От так назы­ва­е­мой «испан­ки» в РСФСР постра­да­ло око­ло 3 мил­ли­о­нов чело­век. Мно­гие плен­ные умер­ли по доро­ге домой от голо­да и холо­да, а позд­нее из-за навя­зы­ва­ния Гер­ма­нии Комис­сии по кон­тро­лю за репа­три­а­ци­ей рус­ских воен­но­плен­ных обмен вои­на­ми задер­жал­ся по мень­шей мере на год. Меж­ду­на­род­ный Коми­тет Крас­но­го Кре­ста в попыт­ках сгла­дить острую ситу­а­цию и облег­чить жизнь плен­ных той же зимой 1918–1919 годов начал выпол­не­ние пла­на по обес­пе­че­нию про­до­воль­стви­ем рус­ских воен­но­плен­ных, нахо­дя­щих­ся в Цен­траль­ной Евро­пе, и их репатриации.

«Задер­жав­ших­ся» в Сиби­ри авст­ро-вен­гер­ских и немец­ких сол­дат совет­ское руко­вод­ство так­же не спе­ши­ло воз­вра­щать на роди­ну. И толь­ко в 1920 году на кон­фе­рен­ции МККК док­тор Нан­сен и пред­ста­ви­те­ли, австрий­ско­го, вен­гер­ско­го, немец­ко­го и совет­ско­го пра­ви­тельств уста­но­ви­ли поря­док репа­три­а­ции всех воен­но­плен­ных. Меж­ду­на­род­ный коми­тет взял на себя пере­го­во­ры со стра­на­ми тран­зи­та – Лат­ви­ей, Лит­вой, Поль­шей, Эсто­ни­ей и Фин­лян­ди­ей, состав­ле­ние спис­ков репа­три­ан­тов и наблю­де­ние за ходом репа­три­а­ции через госу­дар­ствен­ные гра­ни­цы и орга­ни­за­цию тран­зит­ных лаге­рей и пунк­тов дез­ин­фек­ции. В общей слож­но­сти, было репа­три­и­ро­ва­но 425 тысяч пленных.

Осе­нью 1922 года Крас­ный Крест имел 17 вра­чеб­но-пита­тель­ных отря­дов, кото­рые кор­ми­ли еже­днев­но 130 тысяч чело­век. Что­бы про­кор­мить такое коли­че­ство людей, тре­бо­ва­лось око­ло 5 мил­ли­о­нов кило­грамм про­ви­ан­та, а что­бы ока­зать меди­цин­скую помощь ― свы­ше 33 тысяч кило­грамм меди­ка­мен­тов. На конец того же года фили­а­лы Рос­сий­ско­го Обще­ства Крас­но­го Кре­ста были откры­ты в 11 госу­дар­ствах, с помо­щью кото­рых соби­ра­ли гума­ни­тар­ную помощь: про­дук­ты пита­ния, одеж­ду, обувь и деньги.


Заключение

Обще­ство Крас­но­го Кре­ста суще­ству­ет в Рос­сии и в насто­я­щее вре­мя, по-преж­не­му помо­гая бед­ным, нуж­да­ю­щим­ся, попав­шим в несчаст­ные слу­чаи, ока­зав­шим­ся в зоне при­род­ных бед­ствий. За 152 года непре­рыв­но­го суще­ство­ва­ния был вне­сён суще­ствен­ный вклад в рос­сий­скую исто­рию, а в неко­то­рых момен­тах орга­ни­за­ция, суще­ство­ва­ние кото­рой дал один чело­век, не имев­ший выда­ю­ще­го­ся талан­та управ­ле­ния, изме­ни­ла ход исто­рии. Мы отсле­ди­ли пери­од раз­ви­тия Рос­сий­ско­го (Совет­ско­го) Крас­но­го Кре­ста в пери­од от 1867 года до кон­ца Граж­дан­ской вой­ны 1918–1922 годов, и можем с уве­рен­но­стью ска­зать, что исто­рия Крас­но­го Кре­ста не долж­на быть забы­той, а орга­ни­за­ция, оплот гума­низ­ма, долж­на суще­ство­вать и даль­ше. А так­же мы реко­мен­ду­ем про­честь кни­гу Анри Дюна­на «Вос­по­ми­на­ния о бит­ве при Сольферино».


 

Поделиться