Мифы вокруг Анастасии Романовой

Млад­шую дочь Нико­лая II, Ана­ста­сию, как и всех осталь­ных чле­нов монар­шей семьи, постиг­ла печаль­ная участь: в ночь с 16 на 17 июля 1918 года вели­кая княж­на была рас­стре­ля­на вме­сте с роди­те­ля­ми, сёст­ра­ми, бра­том и при­бли­жён­ны­ми. Жизнь Ана­ста­сии обо­рва­лась в 17 лет, но имен­но после смер­ти девуш­ка обре­ла извест­ность бла­го­да­ря мифам о «чудес­ном спасении».

Ана­ста­сия Романова

О неко­то­рых уди­ви­тель­ных «реин­кар­на­ци­ях» Ана­ста­сии Рома­но­вой — в мате­ри­а­ле Пав­ла Жукова.


Короткая жизнь, трагичный финал

Казнь цар­ской семьи, про­изо­шед­шая без суда в стро­жай­шей тайне, поро­ди­ла слу­хи о том, что кому-то из Рома­но­вых всё-таки уда­лось выжить. Осо­бен­но силь­ны они были в пер­вые годы после убий­ства: люди, меч­тав­шие о рестав­ра­ции монар­хии, часто выда­ва­ли жела­е­мое за дей­стви­тель­ное. Совет­ское госу­дар­ство толь­ко-толь­ко вста­ва­ло на ноги, шёл дол­гий и мучи­тель­ный про­цесс нала­жи­ва­ния систе­мы, и не всем это нра­ви­лось. Мно­гие носталь­ги­ро­ва­ли о былых вре­ме­нах и вполне допус­ка­ли мысль о воз­вра­ще­нии монар­хии, но для это­го нужен был выжив­ший пред­ста­ви­тель Рома­но­вых. Идею актив­но под­дер­жи­ва­ли про­тив­ни­ки совет­ской вла­сти, кото­рые ещё наде­я­лись изме­нить ход истории.

Ана­ста­сия Романова

Спу­стя вре­мя, когда остан­ки цар­ской семьи всё-таки нашли, ока­за­лось, что сре­ди них нет ни вели­кой княж­ны Ана­ста­сии, ни цеса­ре­ви­ча Алек­сея. Это вызва­ло новую вол­ну мифов и легенд. При этом пока­за­ния участ­ни­ков рас­стре­ла, в осо­бен­но­сти Яко­ва Юров­ско­го, тща­тель­но игно­ри­ро­ва­лись. Нахо­ди­лись сви­де­те­ли, кото­рые утвер­жда­ли, что Ана­ста­сия точ­но спас­лась: её или под­ме­ни­ли ещё до рево­лю­ции, или же она смог­ла сбе­жать из дома Ипатьева.

Дом Ипа­тье­ва — место рас­стре­ла цар­ской семьи

Сре­ди мно­го­чис­лен­ных «Ана­ста­сий Рома­но­вых» выде­ля­ет­ся одна — Анна Андер­сон. Эта жен­щи­на суме­ла доль­ше всех изоб­ра­жать из себя вели­кую княжну.

Наследница российского престола

Фев­раль 1920 года, Бер­лин. Поли­цей­ский заме­тил девуш­ку, кото­рая соби­ра­лась покон­чить с собой, спрыг­нув с моста. Страж поряд­ка успел вовре­мя, после чего доста­вил её в уча­сток. Девуш­ка была явно не в себе: она гово­ри­ла о неких вен­це­нос­ных род­ствен­ни­ках, о том, что её отверг­ли, под­толк­нув к само­убий­ству. После допро­са девуш­ку отпра­ви­ли в пси­хи­ат­ри­че­скую кли­ни­ку. Вра­чи обна­ру­жи­ли на её теле шра­мы, кото­рые мог­ли остать­ся после огне­стрель­ных ране­ний. Паци­ент­ка непло­хо гово­ри­ла по-рус­ски, но меди­ки сде­ла­ли вывод, что её род­ным язы­ком явля­ет­ся поль­ский. Девуш­ка тяже­ло шла на кон­такт и не назва­ла сво­е­го име­ни. Подоб­ное пове­де­ние паци­ен­та заин­три­го­ва­ло мед­пер­со­нал, и с «необыч­ным слу­ча­ем» нача­ли разбираться.

Появ­ле­ние стран­ной осо­бы сов­па­ло с новой вол­ной мифов о выжив­шей Ана­ста­сии Рома­но­вой, кото­рые бур­но обсуж­да­лись в Евро­пе. Дня не про­хо­ди­ло, что­бы какая-нибудь газе­та не опуб­ли­ко­ва­ла мате­ри­ал о рос­сий­ской цар­ской семье, снаб­жён­ный мно­го­чис­лен­ны­ми фото­гра­фи­я­ми. Как-то одна из паци­ен­ток кли­ни­ки с удив­ле­ни­ем обна­ру­жи­ла, что её сосед­ка внешне очень схо­жа с Анастасией.

Анна Андер­сон

Кли­ни­ку нача­ли посе­щать мно­го­чис­лен­ные эми­гран­ты, поки­нув­шие Рос­сию после рево­лю­ции. Они раз­го­ва­ри­ва­ли с девуш­кой, пред­ста­вив­шей­ся Анной Андер­сон, пыта­ясь понять, кем же она явля­лась на самом деле. Раз­ные мыс­ли рож­да­лись в голо­вах вче­раш­ней рос­сий­ской эли­ты, вынуж­ден­ной всё бро­сить из-за пора­же­ния в Граж­дан­ской войне. Мно­гие всё ещё вери­ли, что боль­ше­ви­ки не смо­гут дол­го удер­жать­ся у вла­сти и белые смо­гут «отыг­рать­ся». В лице выжив­шей Ана­ста­сии Рома­но­вой у них появи­лась очень туман­ная надежда.

Разо­брать­ся с лич­но­стью паци­ент­ки кли­ни­ки было крайне слож­но, посколь­ку та поте­ря­ла память. Зато вско­ре выяс­ни­лось, что девуш­ка мастер­ски исполь­зо­ва­ла гостей. Если кто-то из посе­ти­те­лей что-то рас­ска­зы­вал ей о цар­ской семье, сле­ду­ю­ще­му она выда­ва­ла эту инфор­ма­цию как соб­ствен­ное воспоминание.

Уже в 1922 году девуш­ка впер­вые заяви­ла о том, что она и есть спас­ша­я­ся Ана­ста­сия Романова:

«Я была вме­сте со все­ми в ночь убий­ства, и, когда нача­лась рез­ня, я спря­та­лась за спи­ной моей сест­ры Татья­ны, кото­рая была уби­та выстре­лом. Я же поте­ря­ла созна­ние от несколь­ких уда­ров. Когда я при­шла в себя, то обна­ру­жи­ла, что нахо­жусь в доме како­го-то сол­да­та, спас­ше­го меня. Кста­ти, в Румы­нию я отпра­ви­лась с его женой, и, когда она умер­ла, реши­ла про­би­рать­ся в Гер­ма­нию в одиночку».

Испо­ведь девуш­ки вызва­ла эффект взо­рвав­шей­ся бом­бы. Эми­грант­ская сре­да поде­ли­лась на два лаге­ря: одни вери­ли, дру­гие — нет. Рас­чёт пер­вых был пре­дель­но прост: 1922 год, совет­ская власть ещё пол­но­стью не укре­пи­лась, а зна­чит, был шанс изме­нить ход исто­рии. Появи­лась наслед­ни­ца тро­на, что при­ве­ло к допол­ни­тель­ным вол­не­ни­ям как в Евро­пе, так и в Совет­ском Сою­зе. Вто­рые же скеп­ти­че­ски отно­си­лись к этой затее, пони­мая, что одной Ана­ста­сии, даже если это она, мало для сме­ны госу­дар­ствен­но­го строя.

Тем не менее появ­ле­ние «Ана­ста­сии», кро­ме горя­чих обсуж­де­ний, ни к чему не при­ве­ло. Пока эми­грант­ская сре­да спо­ри­ла, вре­мя было упу­ще­но, да и Совет­ский Союз, вопре­ки пред­ска­за­ни­ям, окреп быстро.

Что же каса­ет­ся самой Анны Андер­сон, то она в 1928 году пере­бра­лась в США и про­дол­жи­ла свою «кам­па­нию». В то же вре­мя появи­лась «Рома­нов­ская декла­ра­ция»: в этом доку­мен­те люди, так или ина­че отно­ся­щи­е­ся к монар­шей семье, не при­зна­ва­ли род­ства с само­зван­кой. Вот толь­ко под­пи­си поста­ви­ли дале­ко не все. Неко­то­рые под­дер­жи­ва­ли Анну Андер­сон, в том чис­ле Глеб и Татья­на Бот­ки­ны — дети лейб-меди­ка цар­ско­го дво­ра, погиб­ше­го вме­сте с Рома­но­вы­ми. Глеб даже стал орга­ни­за­то­ром акци­о­нер­ной ком­па­нии Grand Duchess Anastasia of Russia, кото­рая долж­на была отста­и­вать инте­ре­сы Анны в суде. Есть мне­ние, что Бот­ки­ным, как и дру­ги­ми сто­рон­ни­ка­ми вер­сии о «чудес­ном спа­се­нии», дви­га­ло не чув­ство спра­вед­ли­во­сти. Все эти люди за счёт само­зван­ки хоте­ли добрать­ся до «цар­ско­го золо­та» — загра­нич­ных сокро­вищ Рома­но­вых, кото­рые оце­ни­ва­лись в десят­ки, а то и сот­ни мил­ли­о­нов дол­ла­ров. И если бы Анну при­зна­ли Ана­ста­си­ей, то она ста­ла бы един­ствен­ной наслед­ни­цей колос­саль­но­го состояния.

Судеб­ный про­цесс начал­ся толь­ко в 1938 году в Бер­лине, но из-за Вто­рой миро­вой вой­ны и после­ду­ю­щей раз­ру­хи затя­нул­ся на несколь­ко деся­ти­ле­тий. Лишь в 1977 году про­цесс завер­шил­ся: Анна Андер­сон и её сто­рон­ни­ки про­иг­ра­ли. Про­тив­ни­ки, бла­го­да­ря част­ным детек­ти­вам, выяс­ни­ли, что Анна — это поль­ка по име­ни Фран­цис­ка Шанц­ков­ская. Она неко­то­рое вре­мя тру­ди­лась на одном из немец­ких пред­при­я­тий по про­из­вод­ству взрыв­ча­тых веществ, а шра­мы на её теле появи­лись из-за взры­ва на заво­де. Кро­ме это­го, сыщи­ки нашли род­ствен­ни­ков, с кото­ры­ми была устро­е­на очная ставка.

Анна не пре­кра­ща­ла борь­бу и в конеч­ном ито­ге вновь ока­за­лась в пси­хи­ат­ри­че­ской лечеб­ни­це. Не ста­ло её в фев­ра­ле 1984 года.

Точ­ка в этом деле была постав­ле­на не так дав­но, когда иссле­до­ва­те­ли обна­ру­жи­ли остан­ки насто­я­щих Ана­ста­сии и Алек­сея. Мно­го­чис­лен­ные ана­ли­зы ДНК пока­за­ли, что Андер­сон не име­ла ника­ко­го отно­ше­ния к Рома­но­вым, зато гене­ти­че­ски близ­ка к Шанцковским.

Пра­пра­внук Нико­лая I князь Дмит­рий Рома­нов в одном из интер­вью заявил:

«Само­зва­ных Ана­ста­сий на моей памя­ти было от 12 до 19. В усло­ви­ях после­во­ен­ной депрес­сии мно­гие схо­ди­ли с ума. Мы, Рома­но­вы, были бы счаст­ли­вы, если бы Ана­ста­сия, даже в лице этой самой Анны Андер­сон, ока­за­лась жива. Но, увы, это была не она».


«Чудесные спасения»

Надеж­да Вла­ди­ми­ров­на Ива­но­ва-Васи­лье­ва, ещё одна лже-Ана­ста­сия, зна­ла неко­то­рые подроб­но­сти о цар­ской жиз­ни, кото­рые недо­ступ­ны обыч­но­му чело­ве­ку. Она рас­ска­зы­ва­ла, что во вре­мя рас­стре­ла муж­чи­ны сто­я­ли, а жен­щи­ны сиде­ли. Надеж­да Вла­ди­ми­ров­на утвер­жда­ла, что её спас австрий­ский воен­но­плен­ный Франц Сво­бо­да при содей­ствии пред­се­да­те­ля Ека­те­рин­бург­ской чрез­вы­чай­ной след­ствен­ной комис­сии Вален­ти­на Саха­ро­ва. Почти всю жизнь жен­щи­на про­ве­ла в тюрь­мах и лаге­рях, а в 1929 году ей предъ­яви­ли обви­не­ние в том, что она выда­ва­ла себя на Ана­ста­сию Рома­но­ву. Поз­же Надеж­ду Вла­ди­ми­ров­ну отпра­ви­ли в пси­хи­ат­ри­че­скую кли­ни­ку, поста­вив диа­гноз «шизо­фре­ния». Там она и умерла.

Надеж­да Иванова-Васильева

В 2000 году объ­яви­лась некая Ната­лья Били­ход­зе. Тогда жен­щине был 101 год. Она назы­ва­ла себя Ана­ста­си­ей Рома­но­вой, кото­рую спас Пётр Вер­хов­цев — он увёз её из дома Ипа­тье­ва нака­нуне рас­стре­ла. Несколь­ко лет девуш­ка стран­ство­ва­ла, а потом осе­ла в Тби­ли­си и вышла замуж.

Били­ход­зе даже напи­са­ла кни­гу «Я — Ана­ста­сия Рома­но­ва», в кото­рой пове­да­ла о сво­ей тяжё­лой судь­бе. Ната­лья долж­на была при­е­хать в Моск­ву, что­бы высту­пить в Госу­дар­ствен­ной думе, но не успе­ла: она умер­ла в том же 2000 году. Была про­ве­де­на экс­пер­ти­за, кото­рая уста­но­ви­ла, что Били­ход­зе ника­ко­го отно­ше­ния к Рома­но­вым не имеет.

Облож­ка кни­ги «Я, Ана­ста­сия Рома­но­ва…». 2002 год

В общей слож­но­сти с 1918 года появ­ля­лось 34 «Ана­ста­сии Рома­но­вы». Сре­ди них были и кре­стьян­ки, и паци­ент­ки пси­хи­ат­ри­че­ских кли­ник, и про­фес­си­о­наль­ные мошен­ни­цы. Миф о выжив­шей вели­кой княжне был так попу­ля­рен во всём мире, что мимо неё не про­шли ни писа­те­ли, ни кине­ма­то­гра­фи­сты. Мар­сель Мор­рёт напи­сал пье­су «Ана­ста­сия», кото­рая лег­ла в осно­ву аме­ри­кан­ско­го одно­имён­но­го филь­ма, вышед­ше­го в 1956 году. А эта кар­ти­на, в свою оче­редь, обре­ла вто­рую жизнь в 1997 году в виде попу­ляр­но­го мульт­филь­ма «Ана­ста­сия». В нём рас­ска­зы­ва­ет­ся о судь­бе вели­кой княж­ны, кото­рая всё-таки смог­ла спастись.


Читай­те так­же «Как Нико­лай II стал пре­да­те­лем».

Поделиться