Штурм Зимнего дворца. Развенчание мифов

Об Октябрь­ской рево­лю­ции за про­шед­шие 103 года писа­ли тыся­чи раз, но спо­рят о ней по-преж­не­му так, буд­то она про­изо­шла вче­ра. Одни видят в этом собы­тии окон­ча­тель­ную гибель «Рос­сии, кото­рую мы поте­ря­ли», дру­гие — нача­ло новой эпо­хи и появ­ле­ние пер­во­го в мире соци­а­ли­сти­че­ско­го государства.

Столь поляр­ные оцен­ки поро­ди­ли сра­зу две мифо­ло­ги­за­ции Октябрь­ской рево­лю­ции — «чёр­ную» и «белую», в зави­си­мо­сти от поли­ти­че­ских взгля­дов авто­ров. О цен­траль­ном и куль­ми­на­ци­он­ном собы­тии рево­лю­ции — штур­ме Зим­не­го двор­ца — мифов было созда­но не меньше.

В 1927 году на совет­ские экра­ны вышел фильм Сер­гея Эйзен­штей­на «Октябрь», посвя­щён­ный 10-лет­не­му юби­лею рево­лю­ции. «Октябрь» пре­сле­до­вал, ско­рее, про­па­ган­дист­скую цель, чем попыт­ку вос­со­здать исто­ри­че­ские собы­тия. Поэто­му все пока­зан­ные в нём собы­тия были мак­си­маль­но мифо­ло­ги­зи­ро­ва­ны для боль­ше­го оре­о­ла геро­из­ма. Пока­зан­ные в филь­ме мифы впо­след­ствии пере­ко­че­ва­ли в учеб­ни­ки по исто­рии, и неко­то­рые из них ока­за­лись очень живучими.

Кадр из филь­ма «Октябрь», режис­сёр Сер­гей Эйзенштейн

Сре­ди них миф о бое­вом выстре­ле крей­се­ра «Авро­ра», послу­жив­шим сиг­на­лом к штур­му двор­ца, миф о бег­стве Керен­ско­го в жен­ском пла­тье, миф об упор­ной обо­роне двор­ца и мно­гие дру­гие. Ход штур­ма Зим­не­го двор­ца был пока­зан мас­штаб­ным собы­ти­ем, а его участ­ни­ки — отваж­ны­ми героями.

После рас­па­да СССР на сме­ну это­му «геро­и­че­ско­му» мифу при­шёл дру­гой миф, пря­мо про­ти­во­по­лож­ный по смыс­лу. Соглас­но ему, ника­ко­го штур­ма Зим­не­го двор­ца вооб­ще не было, а боль­ше­ви­ки вошли в него без при­ме­не­ния ору­жия. Так где же правда?

Штурм Зим­не­го. Худож­ник Рудольф Френц

Предыстория штурма

К осе­ни 1917 года ситу­а­ция в Пет­ро­гра­де в оче­ред­ной раз пре­дель­но обост­ри­лась. В июле того года в горо­де уже про­хо­ди­ли анти­пра­ви­тель­ствен­ные вос­ста­ния (16 чело­век уби­то, 700 ране­но и око­ло 100 арестовано).

Спу­стя пол­то­ра меся­ца после это­го Пет­ро­град попы­тал­ся взять и уста­но­вить здесь свою власть гене­рал Кор­ни­лов, и тоже без­успеш­но. В дни Кор­ни­лов­ско­го выступ­ле­ния Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство Керен­ско­го и допу­сти­ло роко­вую ошиб­ку, кото­рая в бли­жай­шем буду­щем весь­ма доро­го ему обой­дёт­ся: оно воору­жи­ло отря­ды состо­яв­шей из доб­ро­воль­цев Крас­ной гвар­дии. Имен­но она ста­нет основ­ной бое­вой силой боль­ше­ви­ков в ходе октябрь­ско­го захва­та власти.

К октяб­рю 1917 года Вре­мен­ное пра­ви­тель­ство окон­ча­тель­но себя дис­кре­ди­ти­ро­ва­ло. За семь меся­цев суще­ство­ва­ния оно не толь­ко не реши­ло ни одну из про­блем, сто­я­щих перед стра­ной, но и загна­ло её ещё глуб­же в пучи­ну хао­са и анар­хии. Неми­ну­е­мость паде­ния тако­го пра­ви­тель­ства была оче­вид­на всем. Вопрос был лишь в том, кто имен­но захва­тит власть и как дол­го смо­жет её удержать.

Пре­тен­ден­тов на захват вла­сти хва­та­ло и без боль­ше­ви­ков. Это уже упо­ми­нав­ши­е­ся сто­рон­ни­ки гене­ра­ла Кор­ни­ло­ва, кото­рые спу­стя несколь­ко меся­цев назо­вут себя бело­гвар­дей­ца­ми, и эсе­ры, круп­ней­шая на тот момент пар­тия , но лишён­ная выда­ю­щих­ся поли­ти­че­ских лидеров.

На ули­це Пет­ро­гра­да в пер­вые дни Октябрь­ской рево­лю­ции. Фото неиз­вест­но­го авто­ра. 25–27 октяб­ря 1917 года

Одна­ко опе­ре­ди­ли всех имен­но боль­ше­ви­ки, у кото­рых подоб­ные лиде­ры были. Днём 25 октяб­ря (по ста­ро­му сти­лю) они прак­ти­че­ски без боя овла­де­ли все­ми стра­те­ги­че­ски­ми объ­ек­та­ми сто­ли­цы, сре­ди кото­рых теле­граф­ное агент­ство, поч­та, вок­за­лы, элек­тро­стан­ция, теле­фон­ная стан­ция, скла­ды и госу­дар­ствен­ный банк. При­чём, все эти объ­ек­ты были заня­ты без еди­но­го выстре­ла, охра­няв­шие их люди не горе­ли жела­ни­ем про­ли­вать кровь за пре­зи­ра­е­мое все­ми правительство.

Почу­яв нелад­ное, пред­се­да­тель Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства Алек­сандр Керен­ский в 11 часов утра это­го же дня поки­нул Пет­ро­град на авто­мо­би­ле. Вопре­ки мифу, уехал он не в жен­ской, а в сво­ей обыч­ной повсе­днев­ной одеж­де, оче­вид­но, рас­счи­ты­вая вер­нуть­ся на сле­ду­ю­щий день с под­креп­ле­ни­я­ми. Одна­ко побы­вать в Зим­нем ему боль­ше не доведётся.

В самом Зим­нем двор­це в это вре­мя нахо­ди­лись мини­стры Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства и доволь­но скром­ная для тако­го боль­шо­го и важ­но­го зда­ния охра­на. Ещё утром 25 октяб­ря она состо­я­ла из трёх рот юнке­ров, несколь­ких десят­ков каза­ков, 137 удар­ниц жен­ско­го бата­льо­на и 40 инва­ли­дов, кото­рые ранее про­хо­ди­ли лече­ние в гос­пи­та­ле Зим­не­го двор­ца. Жен­ские же бата­льо­ны были созда­ны лишь летом 1917 года и пре­сле­до­ва­ли глав­ным обра­зом про­па­ган­дист­скую цель — усты­дить не хотев­ших вое­вать сол­дат-муж­чин. Одна­ко во вто­рой поло­вине того же дня все каза­ки и боль­шая часть юнке­ров поки­ну­ли дво­рец, не желая поги­бать за пра­ви­тель­ство, кото­рое в тот день не удо­су­жи­лось даже накор­мить их.

Юнке­ра нака­нуне штурма

При­ме­ча­тель­но, что жизнь Пет­ро­гра­да в тот день шла в обыч­ном рит­ме. Рабо­та­ли теат­ры, кафе и ресто­ра­ны, ходил обще­ствен­ный транс­порт. Аме­ри­кан­ский жур­на­лист Джон Рид, нахо­дя­щий­ся в цен­тре собы­тий, так опи­сы­вал свой обед во вто­рой поло­вине дня 25 октября:

«Было уже доволь­но позд­но, когда мы поки­ну­ли дво­рец. С пло­ща­ди исчез­ли все часо­вые. Огром­ный полу­круг пра­ви­тель­ствен­ных зда­ний казал­ся пустын­ным. Мы зашли пообе­дать в Hôtel de France. Толь­ко мы при­ня­лись за суп, к нам под­бе­жал страш­но блед­ный офи­ци­ант и попро­сил нас перей­ти в общий зал, выхо­див­ший окна­ми во двор: в кафе, выхо­див­шем на ули­цу, было необ­хо­ди­мо пога­сить свет. „Будет боль­шая стрель­ба!“ — ска­зал он».

Объ­яв­ле­ние о низ­ло­же­нии Вре­мен­но­го правительства

Штурм

Захва­тив важ­ней­шие объ­ек­ты Пет­ро­гра­да, боль­ше­ви­ки тем не менее дол­го не реша­лись на штурм Зим­не­го, оче­вид­но, не зная ещё, что боль­шая часть охра­ны поки­ну­ла дво­рец. Лишь в 21 час, после при­бы­тия зна­чи­тель­ных под­креп­ле­ний из Крон­штад­та, начал­ся пер­вый штурм двор­ца. Им руко­во­дил извест­ный рево­лю­ци­о­нер, в про­шлом офи­цер, потом мень­ше­вик, с 1917 года при­мкнув­ший к боль­ше­ви­кам — Вла­ди­мир Антонов-Овсеенко.

Одна­ко немно­го­чис­лен­ная охра­на двор­ца, к тому же в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни состо­яв­шая из жен­щин и инва­ли­дов, упор­но сопро­тив­ля­лась. Штур­му­ю­щие вынуж­де­ны были отсту­пить, не пре­кра­щая ружей­ной пере­стрел­ки. В 21:40 по при­ка­зу комис­са­ра Алек­сандра Белы­ше­ва мат­рос Евдо­ким Огнев про­из­вёл холо­стой выстрел из ору­дия вошед­ше­го в Неву крей­се­ра «Авро­ра», кото­рый поз­же будет объ­яв­лен сиг­на­лом к штур­му. Одна­ко, как мы зна­ем, к тому момен­ту штурм Зим­не­го длил­ся уже 40 минут, поэто­му более веро­ят­но, что выстрел был сде­лан для устра­ше­ния осаждённых.

Око­ло 23 часов часть удар­ниц совер­ши­ла вылаз­ку из двор­ца и вско­ре была аре­сто­ва­на вос­став­ши­ми. Вслед за этим тол­пы сол­дат, мат­ро­сов и крас­но­гвар­дей­цев про­ник­ли во дво­рец через зад­ние две­ри, кото­рые ока­за­лись неза­пер­ты­ми, и раз­бре­лись по кори­до­рам и ком­на­там. Инте­рес­но, что этим реша­ю­щим штур­мом коман­до­вал быв­ший цар­ский под­пол­ков­ник, в мае 1917 года при­мкнув­ший к боль­ше­ви­кам, Миха­ил Свеч­ни­ков. На тот момент он нахо­дил­ся в долж­но­сти коман­ди­ра 106‑й пехот­ной диви­зии и при­был в Пет­ро­град лишь в день штурма.

Кадр из филь­ма «Взя­тие Зим­не­го двор­ца», 1920 год

Встре­чав­ши­е­ся на пути штур­му­ю­щих немно­го­чис­лен­ные отря­ды юнке­ров сда­ва­лись без боя. В 2:10 ночи нахо­див­ши­е­ся во двор­це мини­стры Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства были аре­сто­ва­ны и пере­прав­ле­ны в Пет­ро­пав­лов­скую кре­пость. Вот как об этом рас­ска­зы­вал спу­стя три дня после взя­тия Зим­не­го один из аре­сто­ван­ных мини­стров Семён Маслов:

«Анто­нов име­нем рево­лю­ци­он­но­го коми­те­та объ­явил всех аре­сто­ван­ны­ми и начал пере­пи­сы­вать при­сут­ство­вав­ших. Пер­вым запи­сал­ся мин. Коно­ва­лов, затем Киш­кин и др. Спра­ши­ва­ли о Керен­ском, но его во двор­це не оказалось…
…Ста­ли раз­во­дить по каме­рам Тру­бец­ко­го басти­о­на, каж­до­го в оди­ноч­ку. Меня поса­ди­ли в каме­ру № 39, рядом со мной поса­ди­ли Кар­та­шё­ва. Поме­ще­ние сырое и холод­ное. Таким обра­зом про­ве­ли ночь…
День про­шёл без при­клю­че­ний… В тре­тьем часу ночи меня раз­бу­ди­ли вошед­шие в каме­ру несколь­ко воен­ных. Мне объ­яви­ли, что по поста­нов­ле­нию 2 съез­да Сове­тов я и Салаз­кин осво­бож­де­ны под домаш­ний арест…»

Нача­лось маро­дёр­ство и ван­да­лизм. Оче­ви­дец собы­тий аме­ри­кан­ский жур­на­лист Джон Рид в сво­ей кни­ге «Десять дней, кото­рые потряс­ли мир» вспоминал:

«Неко­то­рые люди из чис­ла всех вооб­ще граж­дан, кото­рым на про­тя­же­нии несколь­ких дней по заня­тии двор­ца раз­ре­ша­лось бес­пре­пят­ствен­но бро­дить по его комнатам,…крали и уно­си­ли с собой сто­ло­вое сереб­ро, часы, постель­ные при­над­леж­но­сти, зер­ка­ла, фар­фо­ро­вые вазы и кам­ни сред­ней ценности».

В попыт­ках гра­бе­жа, по сло­вам Рида, были ули­че­ны и неко­то­рые из защит­ни­ков Зим­не­го. 28 октяб­ря смот­ри­тель ком­нат­но­го иму­ще­ства двор­ца Нико­лай Демен­тьев инфор­ми­ро­вал Пет­ро­град­ское двор­цо­вое управление:

«Доно­шу, что почти во всех ком­на­тах Зим­не­го двор­ца про­из­ве­дён гра­бёж ком­нат­ной обста­нов­ки, а так­же мно­го поло­ма­но из мебе­ли и про­че­го, как из про­сто­го озор­ства, так и от ору­дий­ных сна­ря­дов, пуле­мёт­ных и вин­то­воч­ных выстре­лов… Раз­би­та, сло­ма­на, при­ве­де­на в щепы мебель, … во всех поме­ще­ни­ях двор­ца … похи­ще­ны што­ры, зана­ве­си, дра­пи­ров­ки, штуч­ные ков­ры похи­ще­ны, неко­то­рые изре­за­ны и бро­ше­ны… Лич­ные вещи импе­ра­тор­ской семьи… так­же под­верг­лись хище­нию или наме­рен­ной пор­че… Едва ли най­дут­ся в Зим­нем двор­це поме­ще­ния, где не был бы про­из­ве­дён раз­гром и кражи».

Впо­след­ствии неко­то­рые из укра­ден­ных пред­ме­тов всё же были воз­вра­ще­ны либо через пере­куп­щи­ков, либо при попыт­ке их про­во­за через гра­ни­цу. Общий же ущерб, нане­сён­ный маро­дё­ра­ми при штур­ме двор­ца, спу­стя несколь­ко дней был оце­нён спе­ци­аль­ной комис­си­ей Город­ской думы в 50 000 рублей.

Зим­ний дво­рец после штур­ма. Фото 26 октяб­ря 1917 года

Боль­ше все­го постра­дал в бли­жай­шие после штур­ма часы вин­ный погреб. Сол­да­ты вскры­ли его ружей­ным огнём и нача­ли уни­что­жать содер­жи­мое. Реки вина поли­лись по направ­ле­нию к Неве. Троц­кий вспоминал:

«Вино сте­ка­ло по кана­лам в Неву, про­пи­ты­вая снег, про­пой­цы лака­ли пря­мо из канав».

Что каса­ет­ся люд­ских потерь, то они досто­вер­но до сих пор неиз­вест­ны. Соглас­но офи­ци­аль­ным совет­ским, явно зани­жен­ным дан­ным, при штур­ме погиб­ло шесте­ро сол­дат и одна девуш­ка из жен­ско­го бата­льо­на. Ещё три девуш­ки были изна­си­ло­ва­ны, из кото­рых одна после это­го покон­чи­ла с собой.

Так закон­чил­ся штурм Зим­не­го двор­ца, завер­шив­ший ста­рую эпо­ху и начав­ший новую.

Зим­ний дво­рец утром 26 октяб­ря после захва­та большевиками

Дальнейшая судьба участников штурма

Весь­ма инте­рес­но про­сле­дить даль­ней­шую судь­бу вид­ных участ­ни­ков штурма.
Общее руко­вод­ство штур­мом в тот день осу­ществ­лял Вла­ди­мир Анто­нов-Овсе­ен­ко. Сра­зу после взя­тия двор­ца он был избран чле­ном Коми­те­та по воен­ным и мор­ским делам при Сов­нар­ко­ме, потом неко­то­рое вре­мя коман­до­вал Пет­ро­град­ским воен­ным окру­гом. При­нял актив­ное уча­стие в Граж­дан­ской войне. С мар­та по май 1918 года руко­во­дил все­ми совет­ски­ми вой­ска­ми на южном направ­ле­нии, от Одес­сы до Дона. После это­го в его под­чи­не­ние были пере­да­ны все совет­ские вой­ска Укра­ин­ской ССР, руко­во­дил бое­вы­ми дей­стви­я­ми про­тив нем­цев, пет­лю­ров­цев, бело­гвар­дей­цев и анар­хи­стов. В 1921 году — один из руко­во­ди­те­лей подав­ле­ния кре­стьян­ско­го вос­ста­ния на Там­бов­щине. Есть вер­сия, что имен­но он пер­вым пред­ло­жил исполь­зо­вать про­тив повстан­цев отрав­ля­ю­щие газы. В 1920‑е годы при­мкнул к Троц­ко­му, был в оппо­зи­ции Ста­ли­ну. В кон­це 1937 года аре­сто­ван и в фев­ра­ле сле­ду­ю­ще­го года рас­стре­лян вме­сте с женой. Во всех совет­ских филь­мах и кни­гах роль Анто­но­ва-Овсе­ен­ко в собы­ти­ях октяб­ря 1917 года тща­тель­но замал­чи­ва­лась, его имя нигде ста­ра­лись не упоминать.

Вла­ди­мир Антонов-Овсеенко

Миха­ил Свеч­ни­ков — быв­ший под­пол­ков­ник цар­ской армии, лич­но воз­гла­вив­ший реша­ю­щий штурм Зим­не­го двор­ца. Актив­ный участ­ник Граж­дан­ской вой­ны, коман­до­вал совет­ски­ми вой­ска­ми в Фин­лян­дии, на Кав­ка­зе и Куба­ни. После вой­ны — пре­по­да­ва­тель Воен­ной ака­де­мии им. Фрун­зе. В кон­це 1937 года аре­сто­ван и в авгу­сте сле­ду­ю­ще­го года расстрелян.

Гри­го­рий Чуд­нов­ский — рево­лю­ци­о­нер, сорат­ник Троц­ко­го, жив­ший до рево­лю­ции в эми­гра­ции в США. В 1917 году вме­сте с Троц­ким при­был в Рос­сию, в ходе штур­ма Зим­не­го двор­ца был одним из его руко­во­ди­те­лей, аре­сто­вы­вал чле­нов Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства. Погиб вес­ной 1918 года под Харь­ко­вом в боях с немцами.

Евдо­ким Огнев — рядо­вой мат­рос-артил­ле­рист, про­из­вёд­ший тот самый холо­стой выстрел из ору­дия крей­се­ра «Авро­ра», кото­рый впо­след­ствии будет объ­яв­лен совет­ской про­па­ган­дой сиг­на­лом к штур­му. При­ни­мал уча­стие в началь­ном эта­пе граж­дан­ской вой­ны, в мар­те 1918 года в ходе одно­го из боёв застре­лен каза­ком-пере­беж­чи­ком в спи­ну. В совет­ские годы в честь Огне­ва было назва­но несколь­ко улиц, а на месте его гибе­ли уста­нов­лен памятник.


Читай­те так­же «Октябрь­ская рево­лю­ция в днев­ни­ках современников».

Поделиться