Лингвистическое строительство в СССР: как бесписьменные народы получали алфавит

Когда в СССР был запу­щен про­ект стре­ми­тель­но­го повы­ше­ния уров­ня гра­мот­но­сти насе­ле­ния, язы­ко­ве­ды столк­ну­лись с уни­каль­ной про­бле­мой — у огром­но­го чис­ла язы­ков малых наро­дов стра­ны пись­мен­ность нахо­ди­лась на низ­кой сту­пе­ни раз­ви­тия или отсут­ство­ва­ла вооб­ще. Как научить читать и писать тех, у кого нет букв? Как в корот­кие сро­ки создать алфа­ви­ты для огром­но­го чис­ла язы­ков из раз­ных язы­ко­вых групп?

О том, как реша­лись дан­ные вопро­сы в пер­вые деся­ти­ле­тия совет­ской вла­сти, рас­ска­зы­ва­ем в нашем новом материале.

Кре­стьяне Повол­жья. 1929 год

По дан­ным все­об­щей пере­пи­си 1897 года, в евро­пей­ской части Рос­сий­ской импе­рии (без Фин­лян­дии) 78,9% насе­ле­ния было негра­мот­ным, при­чём негра­мот­ных жен­щин было в 2,2 раза боль­ше, чем муж­чин. На Кав­ка­зе доля негра­мот­ных обо­е­го пола в насе­ле­нии, не счи­тая детей до 9 лет, обо­зна­ча­ет­ся в 83%, в Сред­ней Азии в 94%.

26 декаб­ря 1919 года Сов­нар­ком издал декрет о «О лик­ви­да­ции без­гра­мот­но­сти в РСФСР». Соглас­но это­му пра­во­во­му акту, всё насе­ле­ние Совет­ской Рос­сии в воз­расте от 8 до 50 лет, кото­рое не уме­ло читать или писать, было обя­за­но учить­ся гра­мо­те на род­ном или на рус­ском язы­ке (по жела­нию). Народ­но­му комис­са­ри­а­ту про­све­ще­ния РСФСР предо­став­ля­лось пра­во при­вле­кать всех гра­мот­ных лиц к обу­че­нию негра­мот­ных на осно­ве тру­до­вой повин­но­сти. Декрет преду­смат­ри­вал так­же созда­ние школ для так назы­ва­е­мых пере­рост­ков, откры­тие школ при дет­ских домах, коло­ни­ях и про­чих учре­жде­ни­ях, вхо­див­ших в систе­му Глав­со­цво­са (Глав­но­го управ­ле­ния соци­аль­но­го вос­пи­та­ния и поли­тех­ни­че­ско­го обра­зо­ва­ния детей). В госу­дар­стве нача­лась лик­ви­да­ция без­гра­мот­но­сти — про­грам­ма «лик­без».

Лик­без в Воро­не­же. 1938 год

Ещё до сво­е­го при­хо­да к вла­сти боль­ше­ви­ки отста­и­ва­ли прин­ци­пы равен­ства и сво­бод­но­го раз­ви­тия всех наци­о­наль­ных мень­шинств и народ­но­стей Рос­сии. В 1914 году в цик­ле «Ста­тьи по наци­о­наль­но­му вопро­су» Вла­ди­мир Ленин писал:

«Что озна­ча­ет обя­за­тель­ный госу­дар­ствен­ный язык? Это зна­чит прак­ти­че­ски, что язык вели­ко­рос­сов, состав­ля­ю­щих мень­шин­ство насе­ле­ния Рос­сии, навя­зы­ва­ет­ся все­му осталь­но­му насе­ле­нию Рос­сии. В каж­дой шко­ле пре­по­да­ва­ние госу­дар­ствен­но­го язы­ка долж­но быть обя­за­тель­но. Все офи­ци­аль­ные дело­про­из­вод­ства долж­ны обя­за­тель­но вестись госу­дар­ствен­ном язы­ке, а не на язы­ке мест­но­го насе­ле­ния. …Мы сто­им за то, что­бы каж­дый житель Рос­сии имел воз­мож­ность научить­ся вели­ко­му рус­ско­му язы­ку. Мы не хотим толь­ко одно­го: эле­мен­та при­ну­ди­тель­но­сти. …Те, кто по усло­ви­ям сво­ей жиз­ни и рабо­ты нуж­да­ют­ся в зна­нии рус­ско­го язы­ка, научат­ся ему и без пал­ки. А при­ну­ди­тель­ность (пал­ка) при­ве­дёт толь­ко к одно­му: она затруд­нит вели­ко­му и могу­че­му рус­ско­му язы­ку доступ в дру­гие наци­о­наль­ные груп­пы, а глав­ное — обост­рит враж­ду, создаст мил­ли­он новых тре­ний, уси­лит раз­дра­же­ние, вза­и­мо­не­по­ни­ма­ние и т. д.»*.

Про­бле­ма раз­ни­цы в уровне раз­ви­тия язы­ков была не новой. Рус­ские, укра­ин­цы, гру­зи­ны, армяне, евреи уже дав­но име­ли раз­ви­тые систе­мы пись­ма, свою соб­ствен­ную лите­ра­ту­ру. Огром­ное коли­че­ство язы­ков малых наро­дов Севе­ра, Кав­ка­за, Даль­не­го Восто­ка не име­ло алфа­ви­та как тако­во­го. О лите­ра­ту­ре на сво­ём соб­ствен­ном язы­ке речи не захо­ди­ло вовсе. Нали­цо был явный раз­рыв меж­ду язы­ка­ми одной стра­ны. Эту про­бле­му пред­сто­я­ло решить в рам­ках новой язы­ко­вой политики.

«National Geographic» о наро­дах СССР. 1976 год

Ещё один сопут­ству­ю­щий про­цесс — коре­ни­за­ция. Зада­чей этой куль­тур­ной и поли­ти­че­ской кам­па­нии 1920‑х годов было сгла­жи­ва­ние про­ти­во­ре­чия меж­ду цен­траль­ной вла­стью и корен­ным насе­ле­ни­ем наци­о­наль­ных рес­пуб­лик СССР. Коре­ни­за­ция вклю­ча­ла в себя под­го­тов­ку и про­дви­же­ние на руко­во­дя­щие долж­но­сти пред­ста­ви­те­лей мест­ных наци­о­наль­но­стей, созда­ние наци­о­наль­но-тер­ри­то­ри­аль­ных авто­но­мий, внед­ре­ние язы­ков наци­о­наль­ных мень­шинств в дело­про­из­вод­ство, в обра­зо­ва­ние, укреп­ле­ние пози­ций СМИ на наци­о­наль­ных язы­ках. В кон­це 1930‑х годов коре­ни­за­ция была свёр­ну­та, мно­гие её актив­ные участ­ни­ки репрес­си­ро­ва­ны в ходе «борь­бы с бур­жу­аз­ным наци­о­на­лиз­мом»*.

Совет­ски­ми линг­ви­ста­ми в осно­ву работ по созда­нию новых алфа­ви­тов были поло­же­ны сле­ду­ю­щие прин­ци­пы: мак­си­маль­ный учет зву­ко­во­го соста­ва наци­о­наль­но­го язы­ка при соблю­де­нии необ­хо­ди­мо­го обще­го един­ства алфа­ви­тов наро­дов СССР, при­бли­же­ние пись­ма к живо­му лите­ра­тур­но­му язы­ку, обо­зна­че­ние осо­бых зву­ков наци­о­наль­ных язы­ков, как пра­ви­ло, путём созда­ния допол­ни­тель­ных букв*.

В биб­лио­те­ке име­ни Лени­на. 1941 год

Одной из самых пер­вых про­блем, с кото­рой столк­нул­ся кол­лек­тив язы­ко­ве­дов, был выбор гра­фи­че­ской осно­вы. Пер­во­на­чаль­но вопрос выбо­ра гра­фи­ки решал­ся в поль­зу лати­ни­цы. Рус­ская гра­фи­ка счи­та­лась непри­ем­ле­мой, посколь­ку нес­ла на себе отпе­ча­ток поли­ти­ки «вели­ко­дер­жав­но­го шови­низ­ма», угне­те­ния цар­ским режи­мом наро­дов Рос­сий­ской импе­рии, мис­си­о­нер­ства, поли­ти­ки руси­фи­ка­тор­ства. Гото­ви­лись про­ек­ты пере­хо­да рус­ско­го язы­ка на латин­ское напи­са­ние. После побе­ды рево­лю­ции на всём зем­ном шаре, лати­ни­ца, как виде­лось авто­рам про­ек­та, помо­жет язы­кам наро­дов СССР влить­ся в общий строй евро­пей­ских язы­ков. Выдви­га­лись и эко­но­ми­че­ские подсчёты:

«…Веде­ние лати­ни­цы поз­во­лит сни­зить на 11–12% эко­но­ми­че­ские рас­хо­ды (металл, транс­порт, бума­га, бро­шю­ров­ки и т.д.), что за один послед­ний год пяти­лет­ки даст до 20 000 000 руб­лей эко­но­мии»*.

Кни­га «Лати­ни­за­ция — ору­дие ленин­ской наци­о­наль­ной поли­ти­ки» 1932 года

Но пар­тия сме­ни­ла идею пер­ма­нент­ной рево­лю­ции на план постро­е­ния соци­а­лиз­ма в отдель­но взя­той стране. 25 янва­ря 1930 года Полит­бю­ро ЦК ВКП(б) под пред­се­да­тель­ством Ста­ли­на дало пору­че­ние Глав­на­у­ке пре­кра­тить раз­ра­бот­ку вопро­са о лати­ни­за­ции рус­ско­го алфа­ви­та*. Защи­тить про­ект попы­тал­ся ушед­ший с поста нар­ко­ма про­све­ще­ния Луна­чар­ский*. Его дово­ды о необ­хо­ди­мо­сти отхо­да от цар­ско­го про­шло­го оста­лись в сто­роне. Уже вве­дён­ные в неко­то­рых реги­о­нах лати­ни­зи­ро­ван­ные вари­ан­ты пись­ма необ­хо­ди­мо было заме­нить. Исполь­зо­ва­ние латин­ской осно­вы созда­ва­ло раз­рыв меж­ду новы­ми алфа­ви­та­ми и алфа­ви­та­ми круп­ней­ших наро­дов СССР. Имен­но это ста­ло глав­ным аргу­мен­том в поль­зу окон­ча­тель­но­го выбо­ра кирил­ли­че­ской осно­вы для новых алфавитов.

Ста­лин, Кали­нин, Воро­ши­лов и Кага­но­вич на XVI съез­де ВКП(б). 1930 год

Языки Кавказа

Для бес­пись­мен­ных наро­дов Кав­ка­за ещё в доре­во­лю­ци­он­ное вре­мя пред­при­ни­ма­лись попыт­ки создать алфа­ви­ты на осно­ве гру­зин­ской, араб­ской, рус­ской и латин­ской гра­фи­че­ских систем. Когда при­шла совет­ская власть, боль­шин­ство кав­каз­ских язы­ков не име­ло пись­мен­но­сти: авар­ский, дар­гин­ский, лак­ский, лез­гин­ский, таба­са­ран­ский, абхаз­ский, аба­зин­ский, ады­гей­ский, кабар­ди­но-чер­кес­ский, ингуш­ский и чечен­ский*. В резуль­та­те язы­ко­во­го стро­и­тель­ства в 1930‑е годы были раз­ра­бо­та­ны новые алфа­ви­ты для 18 язы­ков Кавказа.

Пись­мен­ность абхаз­ско­го язы­ка на кирил­ли­че­ской осно­ве раз­ра­ба­ты­ва­лась Пет­ром Усла­ром с 1862 года, было несколь­ко про­ек­тов азбук. В 1926 году ака­де­мик Нико­лай Марр выбрал абхаз­ский язык как основ­ной в экс­пе­ри­мен­те по лати­ни­за­ции. В 1937 году на Абхаз­ской област­ной кон­фе­рен­ции КП(б) Гру­зии было при­ня­то реше­ние о пере­во­де абхаз­ской пись­мен­но­сти на гру­зин­скую гра­фи­че­скую осно­ву. Лишь после смер­ти Ста­ли­на в 1954 году уда­лось вер­нуть к раз­ра­бот­ке кирил­ли­че­ский проект.

Опыт­ная абхаз­ская азбу­ка 1892 года
Абхаз­ская азбу­ка 1928 года
Абхаз­ская азбу­ка 1939 года

Для чечен­ско­го язы­ка до 1925 года пред­при­ни­ма­лись попыт­ки созда­ния пись­мен­но­сти на араб­ской осно­ве. Одно­вре­мен­но с абхаз­ским язы­ком в кон­це 1920‑х годов он участ­во­вал в экс­пе­ри­мен­те по пере­хо­ду на латин­скую осно­ву. В 1938 году линг­ви­стом Нико­ла­ем Яко­вле­вым был при­нят алфа­вит на осно­ве рус­ской гра­фи­ки, кото­рый функ­ци­о­ни­ру­ет до наших дней.

Пер­вый ады­гей­ский алфа­вит был состав­лен пред­ста­ви­те­лем ады­гей­ской диас­по­ры Бла­нау Бато­ком. В эми­гра­ции в 1918 году в Кон­стан­ти­но­по­ле вышел его лати­ни­зи­ро­ван­ный бук­варь, кото­рый не имел широ­ко­го рас­про­стра­не­ния. Уже упо­мя­ну­тый Яко­влев был авто­ром двух алфа­ви­тов ады­гей­ско­го язы­ка — на осно­ве латин­ско­го в 1927 году и на осно­ве кирил­ли­цы в 1938 году*.

Тер­ский казак в Даге­стане. 1935 год

Тюркские языки

Тюрк­ская семья язы­ков широ­ко рас­про­стра­не­на в Азии и Восточ­ной Евро­пе. Фор­ми­ро­ва­нию отдель­ных тюрк­ских язы­ков пред­ше­ство­ва­ли мно­го­чис­лен­ные и слож­ные мигра­ции их носи­те­лей. В свя­зи с рас­про­стра­не­ни­ем ислам­ской рели­гии наро­ды Сред­ней Азии ста­ли актив­но исполь­зо­вать араб­скую пись­мен­ность. Соглас­но ислам­ским кано­нам, Коран не дол­жен был пере­во­дить­ся на ино­стран­ные язы­ки, и тюр­ко­языч­ное насе­ле­ние вынуж­де­но было изу­чать араб­ский язык, исполь­зо­вать его в каче­стве един­ствен­но­го язы­ка рели­гии и куль­ту­ры. Мно­го­чис­лен­ные тюрк­ские язы­ки без­успеш­но пыта­лись при­спо­со­бить араб­скую гра­фи­ку для созда­ния соб­ствен­ных пись­мен­ных текстов.

Кара­им­ский язык, отно­ся­щий­ся к севе­ро-запад­ной вет­ви тюрк­ской семьи язы­ков, тра­ди­ци­он­но исполь­зо­вал древ­не­ев­рей­ское квад­рат­ное пись­мо. На про­тя­же­нии XX века кара­им­ские общи­ны исполь­зо­ва­ли раз­лич­ные моди­фи­ка­ции латин­ско­го алфа­ви­та (литов­ский и поль­ский алфа­ви­ты) и кирил­ли­цу. Выбор осно­вы напря­мую зави­сел от места про­жи­ва­ния диас­по­ры кара­и­мов. Похо­жая ситу­а­ция с крым­чак­ским язы­ком — в пер­вые деся­ти­ле­тия XX века в посо­би­ях по изу­че­нию язы­ка исполь­зо­вал­ся латин­ский алфа­вит, а с 1936 года — кирил­ли­че­ский алфавит.

Пер­вая наци­о­наль­ная кир­гиз­ская пись­мен­ность, при­бли­жен­ная к нуж­дам кир­гиз­ской фоне­ти­ки, была созда­на на осно­ве араб­ской гра­фи­ки в 1923 году Касы­мом Тыны­ста­но­вым. С 1926 года начал­ся пере­ход на лати­ни­зи­ро­ван­ный алфа­вит, а в 1940 году был осу­ществ­лён пере­ход к пись­мен­но­сти, осно­ван­ной на кирил­ли­це и допол­ни­тель­ных символах.

Кир­гиз­ская кни­га «Бал­дар жомоқто­ры» («Дет­ские сказ­ки»). 1939 год

Татар­ский язык, кото­рый исполь­зу­ет­ся на тер­ри­то­рии Татар­ста­на и Баш­кор­то­ста­на, име­ет дли­тель­ную пись­мен­ную тра­ди­цию, свя­зан­ную с поис­ком под­хо­дя­ще­го вари­ан­та запи­си зву­ча­щей речи. Вхо­дя с 922 года в состав Бул­гар­ско­го госу­дар­ства, затем Казан­ско­го хан­ства, а впо­след­ствии — в состав Рус­ско­го госу­дар­ства, тата­ры поль­зо­ва­лись араб­ским пись­мом. В резуль­та­те созда­ния систем пись­ма для наро­дов СССР татар­ский язык с 1927 года стал исполь­зо­вать латин­ский алфа­вит, а с 1939 года — рус­ский алфа­вит, допол­нен­ный шестью спе­ци­аль­ны­ми бук­ва­ми*.

Бри­га­дир на ячмен­ном поле. Над­пись на колыш­ке по-татар­ски выпол­не­на лати­ни­цей. Татар­ская АССР. 1930‑е годы

Финно-угорские языки

Из наро­дов, гово­ря­щих на фин­но-угор­ских язы­ках, поль­зо­вать­ся пись­мен­но­стью на род­ном язы­ке рань­ше дру­гих нача­ли вен­гры. Фин­ский и эстон­ский язы­ки так­же име­ют доста­точ­но дли­тель­ную пись­мен­ную тра­ди­цию. После рево­лю­ции пись­мен­ность на осно­ве кирил­ли­цы была созда­на для морд­вы, марий­цев, удмур­тов, коми, обских угров (хан­ты и ман­си). Неко­то­рые язы­ки даже в насто­я­щее вре­мя не име­ют пись­мен­но­сти: лив­ский, вод­ский, ижор­ский, карель­ский, коль­ско-саам­ский язы­ки. Это объ­яс­ня­ет­ся мало­чис­лен­но­стью носи­те­лей дан­ных язы­ков либо боль­ши­ми раз­ли­чи­я­ми меж­ду раз­ны­ми диа­лек­та­ми, что затруд­ня­ет выбор осно­вы для лите­ра­тур­но­го языка.

До рево­лю­ции ни у одно­го само­дий­ско­го язы­ка (ненец­кий, сель­куп­ский) пись­мен­но­сти не было. В 1930‑е годы нача­ли печа­тать­ся учеб­ни­ки на ненец­ком язы­ке. В 1932 году вышел пер­вый ненец­кий бук­варь. В 1931‑м пись­мен­ность стро­и­лась на латин­ской осно­ве, но с 1937 года — на кирил­ли­че­ской*.

Куль­тур­ный отдых нен­цев. 1950‑е годы

Монгольские языки

Кал­мыц­кий язык — наци­о­наль­ный язык кал­мы­ков, живу­щих на юге евро­пей­ской части Рос­сии, часть мон­голь­ской язы­ко­вой семьи. Пер­во­на­чаль­но для запи­си тек­стов на кал­мыц­ком язы­ке исполь­зо­ва­лось мон­голь­ское вер­ти­каль­ное пись­мо. Кал­мыц­кий алфа­вит был пере­ве­дён на кирил­ли­цу в 1938 году. В 1941 году алфа­вит был сно­ва рефор­ми­ро­ван — изме­ни­лось начер­та­ние допол­ни­тель­ных букв кирил­ли­че­ско­го образца.

Бурят­ский язык пред­став­ля­ет собой север­ную ветвь мон­голь­ско­го язы­ка. На про­тя­же­нии XIX века бурят­ские педа­го­ги состав­ля­ли учеб­ни­ки для бурят на осно­ве рус­ско­го алфа­ви­та. Доре­во­лю­ци­он­ные попыт­ки при­спо­со­бить ста­рый мон­голь­ский алфа­вит к осо­бен­но­стям бурят­ско­го диа­лек­та успе­ха не име­ли. Мно­гие зву­ки, кото­рые необ­хо­ди­мо было отра­зить на пись­ме, отсут­ство­ва­ли в иеро­гли­фах. В 1931 году в СССР была созда­на бурят­ская пись­мен­ность на осно­ве латин­ской гра­фи­ки, а в 1938 году она была пере­ве­де­на на рус­скую систе­му письма.

Газе­та «Буряад унэн» («Бурят­ская прав­да»). 1925 год
Газе­та «Буряад унэн» («Бурят­ская прав­да»). 1938 год
Газе­та «Буряад унэн» («Бурят­ская прав­да»). 1968 год

Палеоазиатские языки

Палео­ази­ат­ские язы­ки — род­ствен­но не свя­зан­ные меж­ду собой язы­ко­вые груп­пы и отдель­ные язы­ки малых народ­но­стей север­ной и севе­ро-восточ­ной Сиби­ри, Даль­не­го Восто­ка и арк­ти­че­ской зоны Север­ной Аме­ри­ки. Сре­ди этих язы­ков наи­бо­лее извест­на чукот­ско-кам­чат­ская язы­ко­вая груп­па. Она объ­еди­ня­ет чукот­ский, коряк­ский, алю­тор­ский и керекский языки.

В нача­ле 1930‑х годов были изу­че­ны образ­цы пик­то­гра­фи­че­ских запи­сей чукот­ско­го язы­ка. При­мер­ная дати­ров­ка это­го памят­ни­ка — 1927–1929 годы. Авто­ром пик­то­гра­фи­че­ско­го пись­ма был чук­ча-пас­тух Тыне­виль. Пись­мен­ные сви­де­тель­ства, подоб­ные этим, более не зафик­си­ро­ва­ны. Гра­фи­че­ским образ­цом тако­го пись­ма послу­жи­ли рус­ский и англий­ский алфа­ви­ты, а так­же тор­го­вые мар­ки на рос­сий­ских и аме­ри­кан­ских това­рах. Если судить по сохра­нив­шим­ся над­пи­сям на дос­ках, костях, мор­жо­вых клы­ках и кон­фет­ных обёрт­ках, Тыне­виль совер­шен­ство­вал своё пись­мо, но за пре­де­ла­ми его семьи оно так и не нашло при­ме­не­ния. При­чи­ной это­го ста­ло как недо­ве­рие сосе­дей к изоб­ре­те­нию Тыне­ви­ля, так и нача­ло рас­про­стра­не­ния офи­ци­аль­но­го чукот­ско­го алфа­ви­та*.

В 1931 году для чукот­ско­го, коряк­ско­го и эски­мос­ско­го язы­ков была впер­вые созда­на пись­мен­ность. Она исполь­зо­ва­ла латин­скую гра­фи­ку. В 1936–1937 годах эти язы­ки были пере­ве­де­ны на рус­скую систе­му пись­ма. По дан­ным пере­пи­си 2010 года, палео­ази­ат­ски­ми язы­ка­ми в Рос­сии вла­де­ет менее 15 тысяч человек.

Пись­ме­на Тыне­ви­ля. 1927–1929 годы

Сто­ит отме­тить, что чаще все­го все реше­ния по при­ня­тию того или ино­го алфа­ви­та на тер­ри­то­рии малых наро­дов СССР окон­ча­тель­но при­ни­ма­лись кол­ле­ги­аль­но. На кон­фе­рен­ции соби­ра­лись пре­по­да­ва­те­ли, поэты, писа­те­ли и линг­ви­сты, кото­рые рас­смат­ри­ва­ли вари­ан­ты алфа­ви­тов, состав­лен­ных экс­пе­ри­мен­таль­но. Алфа­ви­ты, создан­ные в пери­од 1920–1930‑х годов — не заслу­га одно­го чело­ве­ка, а поиск, кото­рый был необ­хо­дим боль­шо­му чис­лу людей. Толь­ко носи­те­ли язы­ка при­ни­ма­ли окон­ча­тель­ный вари­ант пись­мен­но­сти, ведь им пред­сто­я­ло учить имен­но этот алфа­вит и впредь учить­ся по нему.

Бурят­ская шко­ла. 1940 год

Поделиться