Георгий Агабеков: любовь как повод предать родину

Геор­гий Ага­бе­ков сде­лал бле­стя­щую карье­ру в раз­вед­ке. Агент знал несколь­ко ино­стран­ных язы­ков, что поз­во­ли­ло ему занять место рези­ден­та в Стам­бу­ле и отту­да кури­ро­вать рабо­ту совет­ских раз­вед­чи­ков по все­му Ближ­не­му Восто­ку во вто­рой поло­вине 1920‑х годов. Но вне­зап­но Геор­гий Сер­ге­е­вич влю­бил­ся в юную англи­чан­ку. Ради Иза­бел он пошёл ва-банк, поста­вив на кон свою про­шлую жизнь и проиграл.


Резкий взлёт

Геор­гий Ага­бе­ков, появив­ший­ся на свет в 1895 году, на самом деле был Гевор­ком Арутю­но­вым. Хотя он родил­ся в Асха­ба­де (сей­час это Ашха­бад — сто­ли­ца Турк­ме­нии), про­ис­хо­дил буду­щий раз­вед­чик из армян­ской семьи. Его отец был куз­не­цом. По неко­то­рым дан­ным, гла­ва семей­ства зани­мал­ся кон­тра­бан­дой опи­ума, что поз­во­ля­ло доволь­но непло­хо жить. Бла­го­да­ря неза­кон­ным день­гам Арутю­нов-млад­ший смог окон­чить гим­на­зию в Таш­кен­те. Геворк гово­рил не толь­ко на рус­ском и армян­ском язы­ках, но и отлич­но вла­дел турец­ким. Линг­ви­сти­че­ские позна­ния появи­лись у него бла­го­да­ря тому, что с само­го дет­ства он рос в мно­го­на­ци­о­наль­ном обществе.

Юно­сти Геор­гия Сер­ге­е­ви­ча слож­но поза­ви­до­вать. Он застал и Первую миро­вую вой­ну, и Граж­дан­скую. Но вез­де ему уда­ва­лось про­явить себя с луч­шей сто­ро­ны. Сме­лый, хит­рый и умный армя­нин ценил­ся началь­ством. А зна­ние турец­ко­го язы­ка при­го­ди­лось ему во вре­мя миро­вой вой­ны: моло­до­го сол­да­та пере­дис­ло­ци­ро­ва­ли на Румын­ский фронт переводчиком.

Геор­гий Агабеков

Вплоть до Фев­раль­ской рево­лю­ции Геор­гий Сер­ге­е­вич не вни­кал в поли­ти­ку. Наобо­рот, он чест­но испол­нял долг и дер­жал­ся подаль­ше от людей, недо­воль­ных царём. Но 1917 год заста­вил сде­лать выбор — Геор­гий влил­ся в крас­ное движение.
Новая власть, новые воз­мож­но­сти — всё это отлич­но пони­мал ост­рый ум Ага­бе­ко­ва. Он успел поучаст­во­вать в несколь­ких боях про­тив Кол­ча­ка, всту­пил в ком­му­ни­сти­че­скую пар­тию. Каза­лось, его ждёт бле­стя­щая воен­ная карье­ра. Но судь­ба рас­по­ря­ди­лась иначе.

За моло­дым крас­но­ар­мей­цем дав­но наблю­да­ли сотруд­ни­ки ЧК. Они под­ме­ти­ли все его силь­ные сто­ро­ны и при­шли к выво­ду — надо брать. И в нача­ле 1920‑х годов чеки­сты сде­ла­ли Геор­гию Сер­ге­е­ви­чу пред­ло­же­ние, от кото­ро­го он не мог отка­зать­ся. Тогда-то он и сме­нил имя с фами­ли­ей. Таким обра­зом, агент попы­тал­ся отречь­ся от про­шлой жиз­ни, начав его с чисто­го листа.

Сна­ча­ла Ага­бе­ков зани­мал­ся рутин­ной, чер­но­вой рабо­той. Но в 1924 году его пере­ве­ли в Ино­стран­ный отдел ОГПУ. Загра­нич­ная коман­ди­ров­ка не заста­ви­ла себя дол­го ждать, и вско­ре Геор­гий Сер­ге­е­вич ока­зал­ся в Афга­ни­стане. Отту­да он отпра­вил­ся в Иран, что­бы про­во­дить аги­та­ци­он­ную рабо­ту сре­ди эми­гран­тов, поки­нув­ших Рос­сию после захва­та вла­сти боль­ше­ви­ка­ми. Ага­бе­ков бле­стя­ще про­мы­вал моз­ги. На его сче­ту было несколь­ко успеш­ных вербовок.

Через четы­ре года про­дук­тив­но­го тру­да Ага­бе­ко­ва пере­ве­ли в Моск­ву на бумаж­ную рабо­ту. Он занял высо­кую долж­ность в Ино­стран­ном отде­ле по Сред­не­му и Ближ­не­му Восто­ку. Но ста­тус не пре­льщал Геор­гия Сер­ге­е­ви­ча. Он откро­вен­но заску­чал, и началь­ство пошло ему навстре­чу — Ага­бе­ко­ва отпра­ви­ли в «поле». Теперь ему пред­сто­я­ло рабо­тать в Турции.


Роковая любовь

Геор­гий Сер­ге­е­вич ехал в Стам­бул с тяжё­лым серд­цем. Новое назна­че­ние про­из­ве­ло на него удру­ча­ю­щее впе­чат­ле­ние, и на то были вес­кие при­чи­ны. Пост глав­но­го стам­буль­ско­го рези­ден­та зани­мал небезыз­вест­ный Яков Блюм­кин. На долж­но­сти он про­дер­жал­ся все­го год — до 1929 года. Затем под него нача­ли копать. Есте­ствен­но, чеки­сты уста­но­ви­ли связь с Троц­ким. Яко­ва Гри­го­рье­ви­ча вызва­ли в Моск­ву, аре­сто­ва­ли и рас­стре­ля­ли. Осво­бо­див­ший­ся пост отда­ли Агабекову.

Геор­гий Сер­ге­е­вич знал судь­бу пред­ше­ствен­ни­ка и уже тогда он начал думать о том, как бы избе­жать уча­сти Блюмкина.

Вне­зап­но в жиз­ни раз­вед­чи­ка появи­лась девуш­ка. Кра­си­вая англи­чан­ка Иза­бел Стри­тер оше­ло­ми­ла Ага­бе­ко­ва. Он знал, что её отец — англий­ский рези­дент, но вос­при­нял это как пода­рок судь­бы. Всё вста­ло на свои места. Любовь к Стри­тер была настоль­ко силь­ной, что Ага­бе­ков решил про­ме­нять про­шлую жизнь на жизнь с англичанкой.

Но вза­им­но­сти не было. Иза­бел с опас­кой отно­си­лась к совет­ско­му аген­ту, и Ага­бе­ков пошёл на край­нюю меру — пре­да­тель­ство. В нача­ле 1930 года шпи­он при­шёл в посоль­ство Вели­ко­бри­та­нии в Стам­бу­ле и пред­ло­жил бри­тан­цам свои услу­ги. Воен­ный атта­ше с недо­ве­ри­ем отнёс­ся к совет­ско­му рези­ден­ту, но пообе­щал, что сооб­щит о нём началь­ству в Лондон.

Про­шло несколь­ко меся­цев, англи­чане на связь так и не вышли. Геор­гий Сер­ге­е­вич вновь при­шёл в посоль­ство, но полу­чил тот же ответ. На самом деле англи­чане не забы­ли о нём, наобо­рот, за раз­вед­чи­ком сле­ди­ли. Бри­тан­цы не мог­ли понять: на самом деле Ага­бе­ков захо­тел пере­мет­нуть­ся на их сто­ро­ну или же это игра совет­ских спец­служб? После чере­ды про­ве­рок в Лон­доне реши­ли риск­нуть. В мае того же 1930 года раз­вед­чик в оче­ред­ной раз при­шёл в посоль­ство, и на сей раз атта­ше попро­сил его напи­сать подроб­ную био­гра­фию с послуж­ным спис­ком. Ага­бе­ков всё сде­лал, ука­зав в кон­це, что не соби­ра­ет­ся воз­вра­щать­ся в Моск­ву по «при­чи­нам лич­но­го характера».

Для завер­ше­ния пере­го­во­ров с бри­тан­ской раз­вед­кой Ага­бе­ко­ву необ­хо­ди­мо было при­е­хать в Лон­дон и при­вез­ти некие сек­рет­ные доку­мен­ты, что­бы дока­зать свою нуж­ность. Но вне­зап­но план рух­нул. Все­му виной — Иза­бел. Неожи­дан­но девуш­ка уеха­ла в Париж. По одной вер­сии, её отцу надо­ел назой­ли­вый поклон­ник и он решил спря­тать дочь в дру­гой стране. По дру­гой — про­изо­шло сте­че­ние обсто­я­тельств. Англи­ча­ни­на про­сто пере­ве­ли во Фран­цию, куда он и уехал со сво­ей семьёй.

Отъ­езд Иза­бел стал для Ага­бе­ко­ва гро­мом сре­ди ясно­го неба. Забыв про все обя­за­тель­ства, он устре­мил­ся в Париж. Побег аген­та бри­тан­цев уди­вил, а совет­ских чеки­стов вывел из себя. В СССР появи­лась вер­сия, что его похи­ти­ли и вывез­ли в Париж силой. Но нет. Во Фран­ции Геор­гий Сер­ге­е­вич офи­ци­аль­но заявил, что явля­ет­ся пере­беж­чи­ком. Этим он наде­ял­ся дока­зать Иза­бел искрен­ность сво­их чувств — и ход сра­бо­тал. Англи­чан­ка согла­си­лась стать его женой в нояб­ре 1930 года.


НКВД наносит ответный удар

Роман­ти­ка закон­чи­лась бук­валь­но через пару меся­цев, нача­лись серые буд­ни. Посколь­ку Ага­бе­ков демон­стра­тив­но сжёг за собой все мосты, он надел­ся, что его услу­ги при­го­дят­ся если не англи­ча­нам, так фран­цу­зам. Но ни пер­вые, ни вто­рые не захо­те­ли с ним свя­зы­вать­ся. По мне­нию евро­пей­цев, риск был слиш­ком велик, посколь­ку Геор­гий Сер­ге­е­вич пока­зал себя чело­ве­ком импуль­сив­ным, аван­тюр­ным, а зна­чит, ненадёжным.

Совет­ский раз­вед­чик и исто­рик Павел Судо­пла­тов в одной из сво­их книг писал, что Ага­бе­ков нахо­дил­ся в пол­ной нище­те, и это под­толк­ну­ло его на вто­рое пре­да­тель­ство. Геор­гий Сер­ге­е­вич напи­сал кни­гу на англий­ском, в кото­рой рас­крыл несколь­ко важ­ных тайн НКВД и опуб­ли­ко­вал её в Бер­лине. А назвал он её «ОГПУ: рус­ский сек­рет­ный тер­рор». В кни­ге пере­беж­чик подроб­но рас­ска­зал о струк­ту­ре ОГПУ и о мето­дах рабо­ты. Но глав­ное заклю­ча­лось в том, что в Ага­бе­ков назы­вал фами­лии сотруд­ни­ков, рези­ден­тов и тай­ных аген­тов, рабо­тав­ших в ази­ат­ских стра­нах. Осо­бен­но он раз­от­кро­вен­ни­чал­ся в гла­ве, посвя­щён­ной Ира­ну. Он рас­крыл име­на сотен тай­ных аген­тов, рабо­тав­ших в стране на СССР. Напри­мер, отца и сына Мир­зо­е­вых, а так­же Апре­со­ва, рабо­тав­ших под при­кры­ти­ем в бри­тан­ском ген­кон­суль­стве в иран­ском горо­де Мешед. Денег Ага­бе­ков полу­чил немно­го, но стал зна­ме­ни­тым. Успех под­толк­нул его к напи­са­нию дру­гих книг: «ГПУ: Запис­ки чеки­ста» и «ЧК за работой».

Совре­мен­ное изда­ние одной из книг Агабекова

Рабо­ты Ага­бе­ко­ва про­из­ве­ли широ­кий резо­нанс. Он стал геро­ем, а отно­ше­ние СССР и Ира­на испор­ти­лись. Реак­ция была мол­ние­нос­ной: мно­гие сотруд­ни­ки раз­вед­ки СССР были аре­сто­ва­ны (фигу­ри­ро­ва­ло чис­ло в 400 чело­век) и полу­чи­ли раз­ные сро­ки тюрем­но­го заклю­че­ния, неко­то­рых рас­стре­ля­ли. Вся аген­тур­ная сеть была уни­что­же­на, а ком­му­ни­сти­че­ская пар­тия и вовсе ока­за­лась вне зако­на. Иран даже соби­рал­ся разо­рвать дипло­ма­ти­че­ские отно­ше­ния с сосе­дом, но не стал. Кон­фликт кое-как был ула­жен. Но ни о каких дру­же­ских отно­ше­ни­ях речи уже не шло.

Геор­гий Сер­ге­е­вич был на пике сла­вы. Он даже и не думал, что его поступ­ки при­ве­дут к таким послед­стви­ям. Прав­да, насла­ждать­ся попу­ляр­но­стью при­шлось уже в Брюс­се­ле, посколь­ку фран­цуз­ские вла­сти высла­ли его из сво­ей стра­ны. Дело в том, что Фран­ция не хоте­ла ухуд­ше­ния дипло­ма­ти­че­ских отно­ше­ний с СССР. Летом 1931 года быв­ше­го совет­ско­го шпи­о­на попро­си­ли поки­нуть стра­ну, и Ага­бе­ков пере­брал­ся в сосед­нюю Бельгию.

Шло вре­мя. Ага­бе­ков всё ждал звон­ка от запад­ных спец­служб, но те его игно­ри­ро­ва­ли. Не помог­ли даже гром­кие раз­об­ла­че­ния. День­ги закон­чи­лись, как и лите­ра­тур­ная дея­тель­ность (шпи­о­ну про­сто не о чем было писать). Евро­пей­цы нача­ли посте­пен­но забы­вать о пере­беж­чи­ке, но о нём пом­ни­ли совет­ские спецслужбы.
Поли­ция сры­ва­ет попыт­ку похи­ще­ния Ага­бе­ко­ва. Иллю­стра­ция из фран­цуз­ской газе­ты L’illustre du petit journal

Пер­вая попыт­ка лик­ви­ди­ро­вать пре­да­те­ля была пред­при­ня­та в 1931 году, но Ага­бе­ков сумел улиз­нуть от совет­ских аген­тов, при­быв­ших в Брюс­сель. Про­ва­ли­лась и вто­рая попыт­ка в 1934 году, когда его хоте­ли лик­ви­ди­ро­вать в румын­ском горо­де Кон­стан­ца. Геор­гий Сер­ге­е­вич пре­крас­но знал мето­ды быв­ших кол­лег, поэто­му выхо­дил побе­ди­те­лем. Но 1937 году аген­ты всё же добра­лись до него. Геор­гий Сер­ге­е­вич в тот момент уже нахо­дил­ся на краю финан­со­вой про­па­сти. В 1936 году от него ушла Иза­бел и вер­ну­лась в Англию. Най­ти рабо­ту у Ага­бе­ко­ва так и не вышло. Дове­дён­ный до отча­я­ния пере­беж­чик решил риск­нуть. Он клю­нул на удоч­ку совет­ских спец­служб и ввя­зал­ся в аван­тю­ру, свя­зан­ную с пере­про­да­жей воро­ван­ных драгоценностей.

Дра­ма­ти­че­ские собы­тия раз­вер­ну­лись где-то в рай­оне испа­но-фран­цуз­ской гра­ни­цы (точ­ное место неиз­вест­но). Опе­ра­ци­ей коман­до­вал Алек­сандр Корот­ков, чело­век, кото­рый в буду­щем воз­гла­вил всю неле­галь­ную раз­вед­ку МГБ СССР. Вме­сто дра­го­цен­но­го гру­за Ага­бе­ко­ва ждал турец­кий агент, завер­бо­ван­ный совет­ски­ми спец­служ­ба­ми. Турок убил Ага­бе­ко­ва, после чего изба­вил­ся от тела — поме­стил в боль­шой чемо­дан и сбро­сил в реку. По офи­ци­аль­ной вер­сии, оно так и не было най­де­но. А вот по мне­нию Бори­са Бажа­но­ва — лич­но­го сек­ре­та­ря Ста­ли­на, сбе­жав­ше­го во Фран­цию в 1928 году — Ага­бе­ко­ва всё же нашли спу­стя несколь­ко меся­цев на тер­ри­то­рии Испании.

Убий­ство Ага­бе­ко­ва ста­ло пер­вой опе­ра­ци­ей НКВД по лик­ви­да­ции, про­ве­дён­ной за гра­ни­цей. Этим чеки­сты пока­за­ли всем пре­да­те­лям, что за поступ­ки при­дёт­ся отвечать.


Читай­те так­же наш мате­ри­ал «Борис Бажа­нов: бежав­ший на Запад лич­ный сек­ре­тарь Сталина».

Поделиться