Таджики на фронтах Великой Отечественной войны

Когда Гер­ма­ния в июне 1941 года веро­лом­но напа­ла на нашу Роди­ну, народ­ное хозяй­ство всех рес­пуб­лик экс­трен­но пере­ве­ли на воен­ные рель­сы и сот­ни тысяч граж­дан пошли на фронт доб­ро­воль­ца­ми. Конеч­но, Таджик­ская ССР не ста­ла исклю­че­ни­ем. Все помыс­лы и думы таджи­ки­стан­цев были направ­ле­ны на един­ствен­ную цель — как мож­но боль­ше помочь сра­жа­ю­щей­ся Родине. Всё это яви­лось наи­бо­лее памят­ным и геро­и­че­ским собы­ти­ем в исто­рии граж­дан этой стра­ны, участ­во­вав­ших в боях на пере­до­вой линии фрон­та в Крас­ной армии и боров­ших­ся за побе­ду в тылу.

Дан­ный мате­ри­ал под­го­то­вил Хур­шед Худое­ро­вич Юсуф­бе­ков — автор более 50 исто­ри­че­ских ста­тей в рус­ско­языч­ной «Вики­пе­дии». Спе­ци­аль­но для VATNIKSTAN он рас­кры­ва­ет неиз­вест­ные стра­ни­цы исто­рии и рас­ска­зы­ва­ет о вкла­де таджи­ки­стан­цев в побе­ду в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне, а так­же при­во­дит поимён­ный спи­сок пред­ста­ви­те­лей Таджик­ской ССР, удо­сто­ен­ных зва­ния Героя Совет­ско­го Сою­за, и их подвигов.

Трудар­мей­цы из Таджи­ки­ста­на на стро­и­тель­стве объ­ек­та на Урале

Добровольцы и труженики тыла из Таджикской ССР

В пер­вые дни Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны тыся­чи доб­ро­воль­цев со все­го Сою­за пода­ли заяв­ле­ния в воен­ко­ма­ты с прось­бой отпра­вить их на фронт доб­ро­воль­ца­ми. По всей Таджик­ской рес­пуб­ли­ке про­шли митин­ги и собра­ния, где народ заявил о готов­но­сти защи­щать Роди­ну, под­хва­тив лозунг «Всё для фрон­та, всё для победы!».

«Про­шу отпра­вить меня на фронт, — писал ком­му­нист с Пами­ра Гул­ма­мад Гулям­шо­ев, — сра­жать­ся про­тив гер­ма­но-фашист­ской бан­ды, посяг­нув­шей на нашу Роди­ну <…> Готов драть­ся до послед­ней кап­ли крови».

Гул­ма­мад Гулям­шо­ев перед отправ­кой на фронт

Рабо­чие Кан­сай­ско­го руд­ни­ка Дуба­тов и Анто­но­вич свои чув­ства выра­зи­ли так:

«Мы едем слу­жить в ряды Крас­ной Армии и будем вое­вать с фашист­ски­ми пса­ми, пока не побе­дим их, без побе­ды не вер­нём­ся обратно».

Абду­каюм Ата­бе­ков, куз­нец Лени­на­бад­ской арте­ли «Инду­стрия» заявил:

«Дав­но я меч­тал быть в рядах слав­ной Крас­ной Армии. На про­из­вод­стве я рабо­таю пять лет и все­гда был ста­ха­нов­цем. Свою Роди­ну я буду защи­щать по-стахановски».

Кол­лек­тив­но отпра­ви­лись на фронт рабо­чие Ста­ли­на­бад­ско­го заво­да име­ни Орджо­ни­кид­зе, Узбек Ход­жа­ев, Едгор Рузо­ев, Алек­сандр Бело­усов, Андрей Кли­мен­ко, Нор­мах­мад Тур­су­нов и мно­гие другие.

Сре­ди доб­ро­воль­цев, желав­ших отпра­вить­ся на фронт, было нема­ло деву­шек и жен­щин. Напри­мер, Джон­биби Кув­ва­то­ва — кол­хоз­ни­ца сель­хоз­ар­те­ли име­ни Кали­ни­на Джир­га­таль­ско­го рай­о­на писала:

«Я гото­ва в любую мину­ту встать на защи­ту сво­ей Роди­ны от фашист­ских вар­ва­ров, поэто­му про­шу зачис­лить меня доб­ро­воль­цем в ряды Крас­ной Армии».

К кон­цу 1941 года таких пат­ри­о­ти­че­ских заяв­ле­ний по Таджи­ки­ста­ну насчи­ты­ва­лось око­ло шести тысяч.

Моби­ли­за­ция рабо­чих в армию поста­ви­ла под угро­зу мно­гие пред­при­я­тия: ост­ро не хва­та­ло высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных сотруд­ни­ков, нача­лись пере­бои с сырьём и топ­ли­вом. Труд­но­сти воз­ник­ли и с транс­пор­том — боль­шая часть машин и дорож­ной тех­ни­ки, ранее обслу­жи­вав­шей народ­ное хозяй­ство, пере­да­ли дей­ству­ю­щей армии. В тяжё­лые дни на тру­до­вую вах­ту овла­дев муж­ски­ми про­фес­си­я­ми, вста­ли жен­щи­ны. Они заме­ни­ли на про­из­вод­стве мужей, сыно­вей, бра­тьев, ушед­ших на фронт. Толь­ко в июле — авгу­сте 1941 года на шах­ты Шура­ба при­шли осва­и­вать нелёг­кие про­фес­сии несколь­ко десят­ков жен­щин-домо­хо­зя­ек, а на неф­те­про­мыс­лах «КИМ» 50 жен­щин овла­де­ли спе­ци­аль­но­стя­ми опе­ра­то­ров неф­те­до­бы­чи, тока­рей, сле­са­рей и дру­гих про­фес­сий. Более поло­ви­ны рабо­че­го соста­ва рес­пуб­ли­ки уже к осе­ни 1941 года состав­ля­ли женщины.

Под­рост­ки и моло­дёжь тоже при­хо­дят рабо­тать на пред­при­я­тия. Они состав­ля­ли 70–80% всех рабо­чих, у кото­рых про­бу­ди­лись чув­ства пат­ри­о­тиз­ма и созна­ние дол­га. Их гото­ви­ли в уско­рен­ном режи­ме на крат­ко­сроч­ных кур­сах. Что­бы повы­сить ква­ли­фи­ка­цию, граж­дане про­хо­ди­ли шко­лы фаб­рич­но-завод­ско­го обу­че­ния для про­мыш­лен­но­сти, транс­пор­та и стро­и­тель­ства, и ремес­лен­ные учи­ли­ща. За годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в Таджи­ки­стане пере­учи­лись око­ло пяти тысяч человек.

Сель­ские тру­же­ни­ки пре­одо­ле­ва­ли неслы­хан­ные труд­но­сти и само­от­вер­жен­но рабо­та­ли, даже когда рез­ко ослаб­ла мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ская база. Мно­гих кол­хоз­ни­ков при­зва­ли на фронт, что созда­ло острую нехват­ку рабо­чей силы в сёлах. Воз­ник­ла ост­рая про­бле­ма снаб­же­ния Таджи­ки­ста­на соб­ствен­ным хле­бом, так как до вой­ны часть зер­на заво­зи­лась из дру­гих реги­о­нов Совет­ско­го Сою­за. Все эти тяго­ты при­шлось выно­сить таджик­ским жен­щи­нам, детям и под­рост­кам. Роль кол­хоз­ной моло­дё­жи в годы вой­ны воз­рос­ла во всех сфе­рах сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го про­из­вод­ства. Созда­ва­лись спе­ци­аль­ные жен­ские и моло­дёж­ные фрон­то­вые бри­га­ды. Жен­щи­ны в сроч­ном поряд­ке осва­и­ва­ли про­фес­сии трак­то­ри­стов, ком­бай­нё­ров и меха­ни­за­то­ров. Чис­лен­ность жен­щин сре­ди води­те­лей сель­ско­хо­зяй­ствен­ной тех­ни­ки в годы вой­ны состав­ля­ла более 70% по рес­пуб­ли­ке. Работ­ни­ки села в исклю­чи­тель­но труд­ных усло­ви­ях пере­вы­пол­ня­ли народ­но-хозяй­ствен­ные пла­ны, бес­пе­ре­бой­но обес­пе­чи­ва­ли потреб­но­сти фрон­та и тыла в сырье и продовольствии.


Подготовка бойцов со школьной скамьи

Цен­траль­ный коми­тет КП(б) Таджи­ки­ста­на и Совет Народ­ных Комис­са­ров Таджик­ской ССР при­да­ва­ли пер­во­сте­пен­ное зна­че­ние под­го­тов­ке резер­вов для Крас­ной Армии, осо­бо акцен­ти­ро­вав вни­ма­ние на выпол­не­нии поста­нов­ле­ния Гос­ко­ми­те­та Обо­ро­ны СССР «О все­об­щем обя­за­тель­ном обу­че­нии воен­но­му делу граж­дан СССР».

В Таджи­ки­стане во Все­обу­че функ­ци­о­ни­ро­ва­ли и созда­ва­лись воен­но-спор­тив­ные круж­ки, воен­но-учеб­ные пунк­ты. Толь­ко к лету 1942 года воен­ное обу­че­ние про­шли свы­ше 170 тысяч чело­век. Одно­вре­мен­но с этим осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось рус­ско­му язы­ку. За все годы вой­ны Все­обуч дал Крас­ной Армии десят­ки тысяч доста­точ­но под­го­тов­лен­ных бой­цов из Таджик­ской рес­пуб­ли­ки. В вузах, сред­них спе­ци­аль­ных учеб­ных заве­де­ни­ях и стар­ших клас­сах обще­об­ра­зо­ва­тель­ных школ уве­ли­чи­ли коли­че­ство часов, отве­дён­ных на воен­но-физи­че­скую и воен­но-спор­тив­ную подготовку.

В рес­пуб­ли­ке пере­шли к фор­ми­ро­ва­нию воин­ских частей — резер­вов фрон­та. Таджик­скую гор­но-кава­ле­рий­скую Крас­но­зна­мён­ную диви­зию (всту­пив­шую в вой­ну как 20‑я гор­но-кава­ле­рий­ская диви­зия, а ныне 17‑я гвар­дей­ская кава­ле­рий­ская Мозыр­ская орде­на Лени­на Крас­но­зна­мён­ная орде­нов Суво­ро­ва и Куту­зо­ва диви­зия) попол­ни­ли бой­ца­ми и отпра­ви­ли на фронт. В этот же пери­од нача­ли фор­ми­ро­ва­ние 61‑й и 63‑й кава­ле­рий­ских диви­зий (в Лени­на­ба­де Таджик­ской ССР с 13 авгу­ста по 1 октяб­ря 1941 года) из допри­зыв­ни­ков и воен­но­обя­зан­ных резер­ва. Снаб­же­ние обмун­ди­ро­ва­ни­ем, сна­ря­же­ни­ем, про­до­воль­стви­ем и все­ми дру­ги­ми мате­ри­аль­ны­ми ресур­са­ми про­из­во­ди­лось за счёт бюд­же­та Таджик­ской ССР. Диви­зии ком­плек­то­ва­ли авто­мо­би­ля­ми, трак­то­ра­ми, тыся­ча­ми голов лошадей.


Герои Бреста, Битвы за Москву и Сталинграда

О подви­ге геро­ев Брест­ской кре­по­сти напи­са­но нема­ло. Но немно­гие вспо­ми­на­ют, что сре­ди защит­ни­ков кре­по­сти были и таджи­ки. Коман­дир артил­ле­рий­ско­го рас­чё­та лени­на­ба­дец Мама­д­жон Абду­ва­ли­ев пря­мой навод­кой бил по фаши­стам. В Бре­сте слу­жил пуле­мёт­чик, уро­же­нец Кани­ба­да­ма, Ако­бир Махму­дов. Он и его двое напар­ни­ков в тече­ние мно­гих часов вели непо­да­лё­ку от Брест­ской кре­по­сти бес­по­щад­ный бой с фаши­ста­ми, при­кры­вая отхо­дя­щих това­ри­щей, и погиб­ли в нерав­ной схват­ке. А так­же артил­ле­рист Абду­сат­тор Ход­жи­ба­ев, полит­рук Ахма­д­жон Саби­ров, рядо­вой Кузи Хушвах­тов, сер­жант Ходи Кин­жа­ев (буду­щий Герой Совет­ско­го Сою­за), коман­дир отдель­но­го артил­ле­рий­ско­го про­ти­во­тан­ко­во­го диви­зи­о­на из Ява­на — Б. Наза­ров, зна­ме­ни­тый снай­пер из лени­на­бад­ско­го к. Ява — Эргаш Рузи­ев, тан­кист из Октябрь­ско­го рай­о­на — Анвар Калан­да­ров, боец леген­дар­но­го под­зем­но­го гар­ни­зо­на в Аджи­муш­кай­ских каме­но­лом­нях под Кер­чью — Н. Илья­сов (где чис­ло обо­ро­няв­ших каме­но­лом­ни воен­ных и граж­дан­ских, вклю­чая жен­щин и детей, было свы­ше 12,5 тысяч чело­век) и сот­ни дру­гих наших таджикистанцев.

Ходи Иса­ба­е­вич Кинжаев

На мос­ков­ском направ­ле­нии Вер­махт сосре­до­то­чил до 75 диви­зий, вклю­чая тан­ко­вые. На защи­ту сто­ли­цы встал весь совет­ский народ. В кон­це октяб­ря 1941 года из Таджи­ки­ста­на под Моск­ву при­бы­ла Таджик­ская гор­но-кава­ле­рий­ская Крас­но­зна­мён­ная диви­зия (20‑я Крас­но­зна­мен­ная орде­на Лени­на гор­но-кава­ле­рий­ская диви­зия — гла­сит таджик­ский источ­ник), кото­рая вско­ре в соста­ве 2‑го гвар­дей­ско­го кава­ле­рий­ско­го кор­пу­са гене­ра­ла Л. М. Дова­то­ра — Героя Совет­ско­го Сою­за — полу­чи­ла бое­вое кре­ще­ние. Таджик­ская диви­зия про­ве­ла ряд успеш­ных бое­вых опе­ра­ций в бит­ве за Моск­ву, осво­бо­ди­ла мно­гие насе­лён­ные пунк­ты от немец­ких захват­чи­ков, про­де­мон­стри­ро­ва­ла при­ме­ры муже­ства и отваг. Свы­ше 150 сол­дат и офи­це­ров диви­зии полу­чи­ли бое­вые награды.

Лев Михай­ло­вич Доватор

В боях за Моск­ву нема­ло таджи­ков про­яви­ли стой­кость и воин­ское уме­ние: артил­ле­ри­сты Мухам­ма­ди Ибра­ги­мов из горо­да Ура-Тюбе (награж­дён орде­ном Лени­на), писа­тель Абду­шу­кур Пир­му­хам­ме­дов погиб в бою, Раджа­ба­ли Джа­ли­лов и дру­гие бой­цы из Таджик­ской ССР.

Пора­же­ние гер­ман­ских войск под Моск­вой ста­ло глав­ным собы­ти­ем началь­но­го эта­па вой­ны: был сорван гит­ле­ров­ский план мол­ние­нос­ной вой­ны. После это­го немец­кое коман­до­ва­ние реши­ло сме­нить направ­ле­ние глав­но­го уда­ра на лето 1942 года и взять под при­цел южный уча­сток фрон­та, в сто­ро­ну Ста­лин­гра­да и Кав­ка­за. Защит­ни­ки горо­да, вой­ны и ста­лин­град­цы в тече­ние 200 дней и ночей вели упор­ные бои, про­яв­ляя образ­цы бес­при­мер­но­го муже­ства и стой­ко­сти, обо­ро­няя укреп­лен­ную пози­цию на Волге.

В исто­рию Ста­лин­град­ской бит­вы как сим­вол выдерж­ки и отва­ги совет­ских сол­дат вошёл «Дом Пав­ло­ва», где груп­па совет­ских бой­цов во гла­ве с гвар­дии сер­жан­том Я. Ф. Пав­ло­вым 58 дней удер­жи­ва­ла дом в цен­тре горо­да. Сре­ди геро­ев сра­жал­ся и пред­ста­ви­тель таджик­ско­го наро­да Ахмад Тур­ды­ев, народ­ный комис­сар зем­ле­де­лия Таджик­ской ССР, депу­тат Вер­хов­но­го Сове­та СССР 1‑го созы­ва и Герой Совет­ско­го Союза.

В Ста­лин­град­ской бит­ве так­же окреп бое­вой дух 61‑й кава­ле­рий­ской диви­зии, сфор­ми­ро­ван­ной в Таджикистане.

5 июня 1943 года нача­лось мощ­ное наступ­ле­ние немец­ко-фашист­ских армий. Совет­ские вои­ны отра­жа­ли одну ярост­ную ата­ку за дру­гой, от гро­хо­та пушек и ляз­га гусе­ниц дро­жа­ла зем­ля. Бла­го­да­ря стой­ко­сти и геро­из­му совет­ских вои­нов немец­кое наступ­ле­ние под Кур­ском захлеб­ну­лось. 12 июля Крас­ная Армия пере­шла в контр­на­ступ­ле­ние. За 50 дней боёв под Кур­ском, фашист­ские вой­ска поте­ря­ли более полу­мил­ли­о­на сол­дат и офи­це­ров и огром­ное коли­че­ство бое­вой тех­ни­ки. В сра­же­ни­ях на Кур­ской дуге при­ме­ры муже­ства и доб­ле­сти про­яви­ли так­же вои­ны-таджи­ки. Так, бата­рея под коман­до­ва­ни­ем ст. сер­жан­та ком­со­моль­ца Х. И. Кин­жа­е­ва всту­пи­ла в бой с немец­ки­ми тан­ка­ми «тиг­ра­ми». Реде­ли ряды защит­ни­ков, ране­ный коман­дир про­дол­жал мет­ким огнём бить по фашист­ским тан­кам, наступ­ле­ние про­тив­ни­ка на этом участ­ке было оста­нов­ле­но. За муже­ство и отва­гу X. И. Кин­жа­е­ву было при­сво­е­но зва­ние Героя Совет­ско­го Союза.

С честью выпол­нил свой воин­ский долг и артил­ле­рист млад­ший сер­жант Исма­ил Хам­за­а­ли­ев. Его бата­рея несколь­ко дней отби­ва­ла ярост­ные тан­ко­вые ата­ки фаши­стов. Исма­ил, заме­нив погиб­ше­го навод­чи­ка 8 июля 1943 года, направ­лял ход боя север­нее Моло­ты­чи в Фатеж­ском рай­оне Кур­ской обла­сти, под­бил три сред­них тан­ка про­тив­ни­ка. Погиб­ли его бое­вые това­ри­щи, сам он тоже был тяже­ло ранен оскол­ком сна­ря­да навы­лет в грудь, но сво­е­го поста не поки­нул, про­дол­жал вести огонь по вра­же­ским тан­кам. Собрав послед­ние силы 10 июля 1943 года, он выка­тил уце­лев­шее ору­дие на откры­тую пози­цию и из него под­бил ещё три вра­же­ских тан­ка. Исма­и­лу Хам­за­а­ли­е­ву за про­яв­лен­ную доб­лесть было при­сво­е­но высо­кое зва­ние Героя Совет­ско­го Сою­за посмертно.

Исма­ил Хамзалиев

На фрон­тах Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны про­яв­ля­ли отва­гу и таджик­ские жен­щи­ны: лей­те­нант меди­цин­ской служ­бы Шахри Хай­да­ро­ва, Д. Рахи­мо­ва, А. Иса­е­ва, мед­сёст­ры Н. Ума­ро­ва, Р. Фазы­ло­ва, радио­тех­ник С. Али­ба­е­ва и дру­гие. Тыся­чи бой­цов Таджи­ки­ста­на участ­во­ва­ли в бес­по­щад­ных бит­вах на бере­гах Дне­пра и при его фор­си­ро­ва­нии. Два­дцать из них, в том чис­ле Б. Дав­ля­тов, А. С. Гор­де­ев, X. Касы­мов, М. И. Ново­сель­цев и Д. Азизов.

Домул­ло Азизов

Мно­гие таджи­ки были в тылу у вра­га в пар­ти­зан­ских дви­же­ни­ях, они сра­жа­лись в рядах бой­цов фран­цуз­ско­го и ита­льян­ско­го Сопро­тив­ле­ния (о чём сви­де­тель­ству­ют документы).


Вклад таджиков в победу

На фрон­тах Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны сра­жа­лись более 300 тысяч послан­цев таджик­ско­го наро­да и свы­ше 92 тысяч из них не вер­ну­лись домой. На обо­рон­ных пред­при­я­ти­ях на запад­ном и в цен­траль­ных рай­о­нах РСФСР, на Ура­ле и в Сиби­ри из рес­пуб­ли­ки было моби­ли­зо­ва­но и отправ­ле­но для рабо­ты око­ло 45 тысяч чело­век. Пра­ви­тель­ство стра­ны награ­ди­ло 56 тысяч из них орде­на­ми и меда­ля­ми, 55 ста­ли Геро­я­ми Совет­ско­го Сою­за (почти все посмерт­но), 19 — кава­ле­ра­ми орде­на Сла­вы трёх степеней.

Нико­лай Беля­ев, участ­ни­ка штур­ма Рейхс­та­га, воин 150‑й стрел­ко­вой орде­на Куту­зо­ва II сте­пе­ни Идриц­ко-Бер­лин­ской диви­зии рас­ска­зы­вал в интер­вью, что для каж­до­го воен­но­го под­раз­де­ле­ния, участ­во­вав­ше­го в боях за Бер­лин, были созда­ны осо­бые фла­ги. Никто не знал, кто пер­вым возь­мёт Рейхс­таг. Зда­ние охра­ня­ли две тыся­чи немец­ких воен­но­слу­жа­щих, кото­рые не хоте­ли усту­пать это сим­во­ли­че­ское зда­ние вра­гу. Когда под­раз­де­ле­ние Беля­е­ва при­бли­зи­лось к Рейхс­та­гу, его встре­ти­ли таджик­ские военнослужащие:

«Меня встре­ти­ли това­ри­щи-таджи­ки. Один из них, кото­рый гово­рил непло­хо на рус­ском язы­ке, гово­рит: „това­рищ лей­те­нант, а Раджаб Иша­нов сго­рел ещё не совсем уби­тый“. То есть он не мог подо­брать сло­во „ране­ный“. А вот „не совсем уби­тый“ Зна­чит, пере­бе­гая, он упал в огонь и сгорел».

Речь идёт о Раджа­бе Иша­но­ве, чьё имя в неко­то­рых исто­ри­че­ских источ­ни­ках фигу­ри­ру­ет сре­ди бой­цов, участ­во­вав­ших в боях за Бер­лин. По сло­вам Беля­е­ва, Иша­нов был комс­ор­гом роты и так­же пытал­ся вой­ти в Рейхс­таг с фла­гом в руках, но полу­чил ожо­ги при вхо­де в зда­ние и погиб.

Извест­ный писа­тель, участ­ник вой­ны Васи­лий Суб­бо­тин в сбор­ни­ке вос­по­ми­на­ний «Как кон­ча­ют­ся вой­ны» 1968 года, рас­ска­зы­ва­ет о таджи­ке по име­ни Ата Ата­ев, участ­во­вав­шем в боях за Рейхстаг:

«Ата­ку наше­го бата­льо­на воз­гла­ви­ла рота таджи­ка Ата­е­ва. Ата­ев — густо­во­ло­сый, кра­си­вый. До сих пор пом­ню я его сове­ты. Умный был офи­цер. Он все­гда учил меня и отно­сил­ся ко мне, как стар­ший брат». <…> «совет­ские сол­да­ты под коман­до­ва­ни­ем Ата­е­ва утром 30 апре­ля достиг­ли пло­ща­ди рядом с Рейхс­та­гом. Эти силы отно­си­лись к 16 и 17‑й кава­ле­рий­ских диви­зий Крас­ной армии», пере­чис­лен­ные диви­зии сфор­ми­ро­ва­ны и уком­плек­то­ва­ны за счет допри­зыв­ни­ков и воен­но­обя­зан­ных резер­ва в пер­вые годы вой­ны в Таджи­ки­стане, уча­стие таджи­ки­стан­цев в боях за Бер­лин было зна­чи­мым, мно­гие из кото­рых полу­чи­ли высо­кие пра­ви­тель­ствен­ные награ­ды. Сре­ди них Герой Совет­ско­го Сою­за Гор­де­ев и кава­ле­рист из Муми­на­ба­да Жуков, полу­чив­шие орде­на Оте­че­ствен­ной вой­ны 1‑й сте­пе­ни. Орде­на Оте­че­ствен­ной вой­ны 2‑й сте­пе­ни были удо­сто­е­ны ста­ли­на­бад­цы Пай­гин, Бри­лёв, Иван­ни­ков, посла­нец Куля­ба Шари­пов и Джа­ло­лов из Орджо­ни­кид­зе­а­ба­да и другие».

В ред­ких источ­ни­ках, воз­мож­но, най­ти ссыл­ку на геро­изм таджи­ки­стан­цев, участ­во­вав­ших в боях за взя­тие Бер­ли­на и Рейхс­та­га, один из таких источ­ни­ков пишет:

«Так над домом мини­стер­ства авиа­ции (Тре­тье­го рей­ха) крас­ный стяг взмет­нул­ся бла­го­да­ря муже­ству таджи­ка лей­те­нан­та Соли­джа­на Али­мо­ва и его бой­цов. 2 мая такой при­каз полу­чи­ла штур­мо­вая груп­па 1050-го стрел­ко­во­го пол­ка 301‑й стрел­ко­вой диви­зии, кото­рую воз­глав­лял комс­орг бата­льо­на Али­мов. Зада­ча ока­за­лась чрез­вы­чай­но труд­ной. Под­сту­пы к зда­нию про­стре­ли­ва­лись, вра­же­ский огонь не давал совет­ским вои­нам под­нять голо­вы. Али­мов с дву­мя бой­ца­ми корот­ки­ми пере­беж­ка­ми сумел подо­брать­ся к зда­нию, про­ник­нуть в него и уста­но­вить флаг. В схват­ке при выхо­де на кры­шу смель­ча­кам при­шлось уни­что­жить око­ло десят­ка гит­ле­ров­цев. Зна­мя ста­ло сиг­на­лом к реши­тель­но­му штур­му. Бата­льон под­нял­ся в ата­ку и захва­тил зда­ние мини­стер­ства авиа­ции. За муже­ство и отва­гу, про­яв­лен­ные в боях за Бер­лин, лей­те­нант С. Али­мов 29 июня 1945 года был награж­дён орде­ном Крас­но­го Знамени».

В 29 воен­ных эва­ко­гос­пи­та­лях, рас­по­ла­гав­ши­е­ся в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне на тер­ри­то­рии Таджик­ской ССР изле­чи­лась и вновь вер­ну­лась на фронт тыся­ча ране­ных. Руко­вод­ства, совет­ские и обще­ствен­ные орга­ни­за­ции, тру­дя­щи­е­ся Таджик­ской ССР про­яв­ля­ли осо­бую, по-ази­ат­ски чут­кую, забо­ту о ране­ных фрон­то­ви­ков, об их семьях (соглас­но мест­ным тра­ди­ци­ям), нахо­див­ших­ся в рес­пуб­ли­ке. Здесь хоро­шо забо­ти­лись о детях, эва­ку­и­ро­ван­ных из Ленин­гра­да, Моск­вы и дру­гих при­фрон­то­вых городов.

Сотруд­ни­ки эва­ко­гос­пи­та­ля в Таджикистане

Так­же в рес­пуб­ли­ке нашли при­ют граж­дане Поль­ши, спа­сав­ши­е­ся от немец­ко-фашист­ских захват­чи­ков. В Лени­на­ба­де поля­ки созда­ли про­мыс­ло­вую артель «Поль­ский труд», где выпус­ка­ли спич­ки и дру­гие хозяй­ствен­ные това­ры, в годы вой­ны артель пре­успе­ва­ла, была одним из пере­до­вых в горо­де. После окон­ча­ния вой­ны, перед выез­дом на свою осво­бож­дён­ную роди­ну Совет­ским Сою­зом, руко­вод­ство Сою­за поль­ских пат­ри­о­тов писало:

«В тяжё­лую годи­ну вой­ны с фашист­ским зве­рем, сол­неч­ный Таджи­ки­стан про­тя­нул нам руку брат­ской помо­щи. И здесь, в счаст­ли­вой семье совет­ских народов».

В пери­од Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны было широ­ко рас­про­стра­не­но доб­ро­воль­ное все­на­род­ное дви­же­ние по сбо­ру средств для созда­ния ору­жия, бое­вой тех­ни­ки и воен­но­го сна­ря­же­ния для Крас­ной армии. В Таджи­ки­стане был раз­вёр­нут сбор средств на построй­ку колон­ны тан­ков «Кол­хоз­ник Таджи­ки­ста­на», «Мед­ра­бот­ник Таджи­ки­ста­на», «Народ­ный учи­тель», «Пром­ко­опе­ра­тор Таджи­ки­ста­на». Кол­хоз­ни­ки из Лени­на­бад­ско­го рай­о­на на свои сбе­ре­же­ния постро­и­ли артил­ле­рий­скую бата­рею. В 1944 году про­во­дил­ся сбор средств на стро­и­тель­ство эскад­ри­льи «Совет­ский Таджи­ки­стан» — собра­но более 120 мил­ли­он рублей.

Заслу­га тру­же­ни­ков тыла Таджи­ки­ста­на в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны высо­ко оце­не­но Роди­ной, награж­де­ны 102 тысяч тру­же­ни­ков меда­ля­ми «За доб­лест­ный труд в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941–1945 гг.» и око­ло 1000 дру­гих геро­ев тыла, удо­сто­и­лись высо­ких пра­ви­тель­ствен­ных наград.

В зда­нии в пери­од Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны раз­ме­щал­ся эва­ко­гос­пи­таль №4451
Памят­ная дос­ка на стене Гости­ни­цы «Вахш» гла­сит: «В этом зда­нии в пери­од Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны 1941–1945 гг. раз­ме­щал­ся эва­ко­гос­пи­таль № 4451 в кото­ром вос­ста­нав­ли­ва­ли своё здо­ро­вье ране­ные сол­да­ты и офи­це­ры Совет­ской Армии (Крас­ной Армии)»

Первый таджикский генерал Мастибек Ташмухамедов

Масти­бек Таш­му­ха­ме­дов, слу­жив­ший с авгу­ста 1941 года в Крас­ной армии, ст. инструк­то­ром полит­от­де­ла 389‑й стр. диви­зии, сфор­ми­ро­ван­ной в Таш­кен­те. С апре­ля 1942 по апрель 1943 года — заме­сти­тель началь­ни­ка полит­от­де­ла 389‑й стрел­ко­вой диви­зии. С апре­ля 1943 года и до окон­ча­ния вой­ны — зам. коман­ди­ра 545 стр. Крас­но­зна­мён­ный орде­нов Бог­да­на Хмель­ниц­ко­го и Алек­сандра Нев­ско­го полк 389‑й стр. диви­зии по полит­ча­сти. Участ­во­вал в Бит­ве за Кав­каз, осво­бож­де­нии Чече­но-Ингу­ше­тии, Север­ной Осе­тии, Кабар­ди­но-Бал­ка­рии, Став­ро­поль­ско­го и Крас­но­дар­ско­го края с выхо­дом к Азов­ско­му морю, про­ры­ве «Голу­бой линии», в осво­бож­де­нии Тама­ни, Жито­мир­ско-Бер­ди­чев­ской опе­ра­ции, Львов­ско-Сан­до­мир­ской опе­ра­ции, Вис­ло-Одер­ской опе­ра­ции, Нижне-Силез­ской насту­па­тель­ной опе­ра­ции, Бер­лин­ской насту­па­тель­ной опе­ра­ции, Праж­ской операции.

Масти­бек Дав­ля­то­вич Ташмухамедов

После вой­ны слу­жил в Тур­ке­стан­ском Воен­ном Окру­ге, был воен­ным комис­са­ром Таджик­ской СССР с 1957 по 1970 год, гене­рал-май­ор с 1962 года (пер­вый гене­рал из таджи­ков), награж­дён дву­мя орде­на­ми Крас­но­го Зна­ме­ни, тре­мя орде­на­ми Оте­че­ствен­ной вой­ны 1‑й и 2‑й сте­пе­ней, тре­мя орде­на­ми Крас­ной Звез­ды, орде­ном «Знак Почё­та», меда­лью «За отва­гу» и меда­лью «За бое­вые заслуги».


Рахматов Шариф

Кур­сант Воен­но-поли­ти­че­ской ака­де­мии им. Лени­на в Москве Рах­ма­тов Шариф в декаб­ре 1941 года был направ­лен в Таджик­скую ССР полит­ру­ком эскад­ро­на МВС при 104‑й отд. кава­ле­рий­ской диви­зии в Ста­ли­на­ба­де — с июня 1941 по сен­тябрь 1942 года. Слу­жил стар­шим полит­ру­ком, заме­сти­те­лем коман­ди­ра и коман­ди­ром пуле­мёт­ной роты 3 бата­льо­на 122-го Гв. стр. пол­ка 41‑й Гв. стр. див. 4‑го гв. стр. кор­пу­са в соста­ве 1‑й Гвар­дей­ской армии Юго-Запад­но­го фрон­та с сен­тяб­ря по декабрь 1942 года.

Шариф Рах­ма­тов

Участ­во­вал в боях в рай­оне сред­не­го тече­ния Дона, про­тив нем­цев и ита­льян­цев с 7 нояб­ря 1942 по 29 декаб­ря 1942 года в долж­но­сти полит­ру­ка роты 41 Гв. СД 2 Гв. Армии. 16 декаб­ря 1942 года, будучи полит­ру­ком пуле­мёт­ной роты в соста­ве 41 Гв. СД, под­дер­жи­вая стрел­ко­вые под­раз­де­ле­ния про­рвав силь­но укреп­лён­ную обо­ро­ну вра­гов вбли­зи рай­цен­тра Ниж­няя Мамо­нов­ка Воро­неж­ской обла­сти. После про­ры­ва пре­сле­дуя про­тив­ни­ка занял Богу­чар, Воро­неж­ской обла­сти, круп­ные насе­лён­ные пунк­ты Твер­до­хле­бо­ва, Тан­ко­во и другие.

22 декаб­ря 1942 года рота стан­ко­вых пуле­мё­тов под его руко­вод­ством в рай­оне Черт­ко­во Ростов­ской обла­сти уни­что­жи­ла тан­ко­вый десант нем­цев на шести тан­ках. Когда при осво­бож­де­нии Черт­ко­во был ранен коман­дир 7‑й стр. роты, Рах­ма­тов взял коман­до­ва­ние на себя, где был тяже­ло ранен в пра­вую ногу, поте­рял левую ногу и отмо­ро­зил паль­цы на обе­их руках. До июля 1943 года был в гос­пи­та­ле, а до декаб­ря 1943 года — в отпус­ке. После был демо­би­ли­зо­ван по инва­лид­но­сти вто­рой груп­пы и снят с воен­но­го учёта.

По воз­вра­ще­нию на род­ной Памир рабо­тал вто­рым сек­ре­та­рём Гор­но-Бадах­шан­ско­го обко­ма ВКП(б) с декаб­ря 1943 по ноябрь 1947 года. Поз­же стал пред­се­да­те­лем обл­ис­пол­ко­ма ГБАО (1947 — 1949 гг.) и зам. пред­се­да­те­ля Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Сове­та Таджик­ской ССР (1947 — 1957 гг.).

Награж­дён орде­ном Оте­че­ствен­ной вой­ны I сте­пе­ни, пятью орде­на­ми Тру­до­во­го Крас­но­го Зна­ме­ни, орде­ном Крас­ной Звезды:

«В боях под ст. Черт­ко­во (29 декаб­ря 1942 года) про­явил муже­ство и отва­гу перед пре­вос­хо­дя­щи­ми сила­ми про­тив­ни­ка, повёл свою роту в ата­ку и ворвал­ся в перед­ний край обо­ро­ны про­тив­ни­ка, уни­что­жив при этом огнём из ППШ до 10 немец­ких сол­дат, гра­на­той вывел из строя один стан­ко­вый пулемёт».

А так­же орде­ном «Знак Почё­та» за стро­и­тель­ство Боль­шо­го Памир­ско­го трак­та им. Ста­ли­на, меда­лью «За отва­гу»; «За побе­ду над Гер­ма­ни­ей в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941–1945 гг.»; «За доб­лест­ный труд в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне 1941–1945 гг.»; Почёт­ной гра­мо­той Пре­зи­ди­у­ма Вер­хов­но­го Сове­та Таджик­ской ССР. Умер 4 фев­ра­ля 1970 года.


Сабзали Одинаев

В зва­нии рядо­во­го в соста­ве 57 армии Саб­за­ли Оди­на­ев (посла­нец Пами­ра) боль­ше меся­ца участ­во­вал в бое­вых дей­стви­ях на пере­до­вой линии фрон­та в Ста­лин­град­ской бит­ве. В сен­тяб­ре 1943 года участ­во­вал в Бел­го­род­ско-Харь­ков­ской опе­ра­ции, был ранен 20 сен­тяб­ря 1943 года. С нояб­ря 1943 года слу­жил при запас­ной части и в заград­от­ря­де, с апре­ля 1944 года в соста­ве 226‑й Глу­хов­ско-Киев­ской Крас­но­зна­мён­ной орде­на Суво­ро­ва диви­зии 985 стрел­ко­во­го пол­ка кур­сант учеб­ной роты, с июля 1944 года — сер­жант. В соста­ве 11-го стрел­ко­во­го При­кар­пат­ско­го Крас­но­зна­мён­но­го кор­пу­са 18 армии 4‑го Укра­ин­ско­го фрон­та — коман­дир отде­ле­ния, затем пом­ком­взво­да. 15 октяб­ря 1944 года в ходе Восточ­но-Кар­пат­ской опе­ра­ции был тяжё­ло ранен в селе Прус:

«… ампут. культ. с/з пра­вой голе­ни …ранен в бою 15.10.1944 при защи­те СССР …комис­со­ван по ст. 65 гр. II … негод­ным к в/сл вовсе со сня­ти­ем с уче­та, про­те­зом и обу­вью снаб­жен»; «по пово­ду трав­ма­ти­че­ско­го ири­до­цик­ли­та (после оско­лоч­но­го ране­ния) пра­во­го гла­за 23/VIII опе­ри­ро­ван, уда­лён глаз».

Саб­за­ли Одинаев

Награж­дён орде­ном Оте­че­ствен­ной вой­ны I сте­пе­ни и II сте­пе­ни; орде­ном Крас­ной Звез­ды за осво­бож­де­ние Закар­па­тья и меда­лью «За отвагу».


Домулло Азизов

Домул­ло Ази­зов — участ­ник осво­бож­де­ния Бела­ру­си, коман­дир пуле­мёт­но­го рас­чё­та 120-го стрел­ко­во­го пол­ка 69‑й стрел­ко­вой диви­зии 65‑й армии Цен­траль­но­го фрон­та, Герой Совет­ско­го Сою­за (1943), млад­ший сер­жант. Погиб в боях на Лоев­ском плац­дар­ме 24 октяб­ря 1943 года. Похо­ро­нен в брат­ской моги­ле в деревне Новая Бор­щёв­ка Лоев­ско­го рай­о­на Гомель­ской области.

Урумбек Якибов

Участ­ник Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны, коман­дир рас­чё­та мино­мёт­ной роты 248-го стрел­ко­во­го пол­ка 31‑й стрел­ко­вой диви­зии 46‑й армии Степ­но­го фрон­та, Герой Совет­ско­го Сою­за (1944 год).

Урум­бек Якибов

Сафар Амиршоев

На зем­лях При­бал­ти­ки про­яви­ли себя Сафар Амир­шо­ев — коман­дир ору­дия 213-го гвар­дей­ско­го гау­бич­но­го артил­ле­рий­ско­го пол­ка 8‑й гвар­дей­ской гау­бич­ной артил­ле­рий­ской бри­га­ды 3‑й гвар­дей­ской артил­ле­рий­ской диви­зии про­ры­ва, 5‑го артил­ле­рий­ско­го кор­пу­са про­ры­ва 5‑й армии 3‑го Бело­рус­ско­го фрон­та. Герой Совет­ско­го Сою­за (25 сен­тяб­ря 1944 года, посмерт­но), стар­ший сер­жант гвардии.


Пётр Вернидуб

Пётр Вер­ни­дуб — коман­дир огне­во­го взво­да 270-го отде­ле­ния истре­би­тель­но­го про­ти­во­тан­ко­во­го диви­зи­о­на 144‑й стрел­ко­вой диви­зии 5‑й армии 3‑го Бело­рус­ско­го фрон­та, Герой Совет­ско­го Сою­за, лей­те­нант. За сво­бо­ду чехо­сло­вац­ко­го наро­да отда­ли жизнь Эргаш Шари­пов, Ами­ра­ли Саид­бе­ков. Всем им было при­сво­е­но зва­ние Героя Совет­ско­го Союза.

Пётр Дани­ло­вич Вернидуб

В 1944 году участ­во­вал в тяжё­лых улич­ных боях за Виль­нюс, в упор рас­стре­ли­вал огне­вые сред­ства про­тив­ни­ка, 11 июля 1944 года, будучи в окру­же­нии нем­цев, повёл рас­чёт в руко­паш­ную, лич­но убил трёх сол­дат, на сле­ду­ю­щий день во вре­мя раз­вед­ки ново­го рай­о­на рас­стре­лял трёх фаши­стов, осталь­ных заста­вил отсту­пать. Позд­нее при отхо­де про­тив­ни­ка сво­и­ми ору­ди­я­ми пере­го­ро­дил путь отхо­да, разору­жил и взял в плен свы­ше трёх­сот фаши­стов. В боях за Виль­нюс взво­дом уни­что­жил восемь тан­ков и само­ход­ных ору­дий, четы­ре про­ти­во­тан­ко­вые пуш­ки, восемь машин с гру­за­ми, 23 огне­вые точ­ки, рас­стре­лял до двух взво­дов сол­дат. Лей­те­нант погиб в Восточ­ной Прус­сии близ горо­да Штал­лу­пен­нен. Был похо­ро­нен сна­ча­ла на месте гибе­ли, поз­же его моги­ла пере­не­се­на в посё­лок Пер­во­май­ское Несте­ров­ско­го рай­о­на Кали­нин­град­ской области.


Поимённый список представителей Таджикской ССР, удостоенных звания Героя Советского Союза

Ази­зов Домул­ло — участ­ник осво­бож­де­ния Бело­рус­сии, отли­чил­ся при фор­си­ро­ва­нии Дне­пра в рай­оне Лоев­ском, в 1943 году в соста­ве десант­ной груп­пы в чис­ле пер­вых пере­пра­вил­ся через реку, лик­ви­ди­ро­вал рас­чёт стан­ко­во­го пуле­мё­та, уни­что­жил груп­пу авто­мат­чи­ков про­тив­ни­ка. Закре­пив­шись во вра­же­ской тран­шее, его отде­ле­ние отби­ло три ярост­ные контр­ата­ки и помог­ло ата­ку­ю­щим частям закре­пить­ся на заня­том плацдарме.

Амир­шо­ев Сафар отли­чил­ся в июне 1944 года, пер­вым раз­вер­нул гау­би­цу, под­бив голов­ной танк, про­рвав­шей­ся колон­ны про­тив­ни­ка в бит­ве у насе­лён­но­го пунк­та Жеж­ма­ряй Кай­шя­дор­ско­го рай­о­на Литов­ской ССР, полу­чил два ране­ния, перед смер­тью под­бил ещё два тан­ка. За образ­цо­вое выпол­не­ние бое­вых зада­ний посмерт­но удо­сто­ен зва­ния Героя Совет­ско­го Сою­за, меда­ли «Золо­тая Звез­да» и орде­на Лени­на. Похо­ро­нен в брат­ской моги­ле в Жеж­ма­ряе. Его имя носят ули­цы в Душан­бе, Куля­бе и селе Дахан.

Андре­ев Васи­лий пуле­мёт­ным рас­чё­том отра­зил четы­ре вра­же­ских контр­ата­ки в апре­ле 1945 года. Полу­чив тяжё­лое ране­ние, про­дол­жал сра­жать­ся, спо­соб­ство­вал захва­ту в плен до 140 нем­це. Полу­чил зва­ние Героя Совет­ско­го Сою­за, орден Лени­на и медаль «Золо­тая Звез­да». Умер в 1974 году, похо­ро­нен на пра­во­слав­ном клад­би­ще Душанбе.

Ани­кин Нико­лай в октяб­ре 1943 года в соста­ве сво­е­го взво­да пере­пра­вил­ся через реку Днепр южнее Кие­ва, раз­ми­ни­ро­вав про­хо­ды в мин­ных полях, под­полз к немец­кой тран­шее, и забро­сал её гра­на­та­ми, уни­что­жил 17 сол­дат. Под шкваль­ным огнём за ночь пере­пра­вил на дру­гой берег 183 совет­ских сол­да­та, что помог­ло сохра­нить плац­дарм, удо­сто­ен зва­ния Героя Совет­ско­го Сою­за, орде­на Лени­на и меда­ли «Золо­тая Звез­да». Скон­чал­ся в 1997 году в Коро­лё­ве Мос­ков­ской области.

Ахма­дов Фатхул­ло отли­чил­ся при осво­бож­де­нии Бело­рус­ско­го Поле­сья в 1944 году, на одной из пози­ций у дерев­ни Бесед­ки, при­ла­див обыч­ное коле­со от теле­ги к дере­ву, из про­ти­во­тан­ко­во­го ружья сумел сбить вра­же­ский «Юнкерс». У села Баг­ри­мо­ви­чи бро­не­бой­ной пулей под­бил «Тигр» в бок, поз­же под­бил штур­мо­вое ору­дие про­тив­ни­ка. Удо­сто­ен орде­на Сла­вы III сте­пе­ни. Вырыл в сне­гу длин­ный про­ход, с помо­щью кото­ро­го совет­ским бой­цам уда­лось уни­что­жить пуле­мёт и мино­мёт гит­ле­ров­цев. Во вре­мя опе­ра­ции «Баг­ра­ти­он» в 1944 году под­бил «Тигр», штур­мо­вое ору­дие, несколь­ко авто­ма­шин, уни­что­жив из пуле­мё­та мно­го гит­ле­ров­цев. В бит­ве за г. Луку его рас­чёт захва­тил ДЗОТ про­тив­ни­ка. Под Седль­це кава­ле­рий­ский взвод Сабель­ни­ко­ва попал в окру­же­ние, после тяжё­ло­го ране­ния и смер­ти коман­ди­ра и его заме­сти­те­ля, Ахме­дов при­нял коман­до­ва­ние на себя. Мень­ше, чем за пять минут мет­ки­ми выстре­ла­ми под­бил два тан­ка про­тив­ни­ка. Погиб в бою за город, успев под­бить одно вра­же­ское штур­мо­вое ору­дие и «Тиг­ра».

Бала­кин Нико­лай во вре­мя Бер­лин­ской опе­ра­ции в апре­ле 1945 года во гла­ве груп­пы бой­цов пере­пра­вил­ся через реку Шпрее и ата­кой с тыла уни­что­жил немец­кое под­раз­де­ле­ние, охра­няв­шее мост. По сточ­но­му тру­бо­про­во­ду про­ник в тыл про­тив­ни­ка, в ито­ге его рота раз­гро­ми­ла два вра­же­ских гар­ни­зо­на, захва­ти­ла в плен 68 авто­мат­чи­ков и пуле­мёт­чи­ков, был ранен, но про­дол­жал руко­во­дить боем. После вой­ны про­жи­вал в Душан­бе, скон­чал­ся в 1953 году.

Бояр­кин Васи­лий в сен­тяб­ре 1943 года в рай­оне дерев­ни Нив­ки Гомель­ской обла­сти Бело­рус­ской ССР одним из пер­вых в сво­ём под­раз­де­ле­нии пере­пра­вил­ся через реку и огнём пуле­мё­та при­кры­вал пере­пра­ву пол­ко­вых под­раз­де­ле­ний. Во вре­мя пер­вой контр­ата­ки его рас­чёт уни­что­жил и ранил око­ло 30 гит­ле­ров­цев, полу­чил ране­ние, но про­дол­жил сра­жать­ся, выпол­нив бое­вую зада­чу. Впо­след­ствии осво­бо­дил дерев­ню Вялье. Погиб в бою в декаб­ре 1943 года, похо­ро­нен в посёл­ке Кома­рин в Беларуси;

Буто­рин Вик­тор в сен­тяб­ре 1943 года, будучи два­жды ранен­ным, не поки­нул место бит­вы до пол­но­го осво­бож­де­ния села Пер­ше Трав­ня Чер­ни­гов­ской обла­сти Укра­и­ны в бит­ве за Днепр.

Буюк­ли Антон 14 авгу­ста 1945 года в рай­оне ж/д стан­ции Котон (теперь посё­лок Побе­ди­но в Смир­ны­хов­ском рай­оне Саха­лин­ской обла­сти) под­раз­де­ле­ния совет­ских войск были оста­нов­ле­ны пуле­мёт­ным огнём из дзо­та. Он пополз к нему с гра­на­той, на рас­сто­я­нии деся­ти шагов полу­чил тяжё­лое ране­ние, но нашёл в себе силы, под­нял­ся и закрыл амбра­зу­ру дзо­та. Ценой соб­ствен­ной жиз­ни он обес­пе­чил успех бое­вых дей­ствий пол­ка. На Саха­лине его моги­ла нахо­дит­ся в селе Леонидово.

Валу­хов Иван совер­шил 486 бое­вых выле­тов, из них 339 выпол­не­ны в ноч­ное вре­мя суток, зани­мал­ся бом­бар­ди­ров­кой воен­ных объ­ек­тов, скоп­ле­ний тех­ни­ки и рас­чё­тов вра­га, 147 раз достав­лял гру­зы в бло­кад­ный Ленин­град, 76 при­во­зил ору­жие и бое­при­па­сы пар­ти­за­нам, выбра­сы­вал десан­ты во вра­же­ские тылы, удо­сто­ен высо­ко­го зва­ния Героя Совет­ско­го Сою­за с вру­че­ни­ем орде­на Лени­на и меда­ли «Золо­тая Звезда».

Вла­ди­ми­ров Миха­ил участ­ник Витеб­ско-Оршан­ской, Мин­ской, Виль­нюс­ской, Кау­нас­ской и Восточ­но-Прус­ской опе­ра­ций, лик­ви­да­ции зем­ланд­ской груп­пи­ров­ки про­тив­ни­ка. Отли­чил­ся при осво­бож­де­нии Бела­ру­си и фор­си­ро­ва­нии реки Неман в 1944 году в июне при про­ры­ве вра­же­ской обо­ро­ны восточ­нее Витеб­ска. Эки­паж его само­ход­ной артил­ле­рий­ской уста­нов­ки под­бил семь тан­ков, пять ору­дий, восемь пуле­мё­тов, пять мино­мё­тов и более 300 сол­дат про­тив­ни­ка. В авгу­сте 1944 года в одном из боёв его СУ-76 была окру­же­на тан­ка­ми, одна­ко мет­ким огнем он вывел из строя четы­ре тан­ка, осталь­ные отсту­пи­ли. Несмот­ря на ране­ние про­дол­жал бой. Удо­сто­ен зва­ния Героя Совет­ско­го Сою­за, в 1997 году похо­ро­нен на Тро­е­ку­ров­ском клад­би­ще в Москве.

Гав­ри­лов Тимо­фей — участ­ник снаб­же­ния войск Севе­ро-Запад­но­го, Запад­но­го, Вол­хов­ско­го и Ленин­град­ско­го фрон­тов, бло­кад­но­го Ленин­гра­да, бом­бар­ди­ров­ки перед­не­го края обо­ро­ны фаши­стов и его тылов в рай­оне Брян­ска, Орла, Вязь­мы, Бол­хо­ва, Мги, Ново­зыб­ко­ва и Кара­че­ва, высад­ке и снаб­же­нии десан­тов в тылу вра­га. Вое­вал с окку­пан­та­ми под Ста­лин­гра­дом и Кур­ском. Как коман­дир эскад­ри­льи участ­во­вал в Брян­ской опе­ра­ции, снаб­же­нии пар­ти­зан­ско­го соеди­не­ния Сабу­ро­ва, высад­ке десан­та у Канев­ско­го леса близ Кие­ва. Совер­шил к нояб­рю 1943 года 359 бла­го­по­луч­ных бое­вых выле­тов, из них 44 выпол­не­но ночью, с посад­кой в тылу вра­га, под­го­то­вил к бое­вой рабо­те 20 моло­дых лёт­чи­ков. В янва­ре 1944 года участ­во­вал в раз­гро­ме немец­кой груп­пы армий «Север» под Ленин­гра­дом и Нов­го­ро­дом, а так­же в сня­тии бло­ка­ды. Поз­же высту­пал в Бело­рус­ской, При­бал­тий­ской стра­те­ги­че­ских и Вис­ло-Одер­ской опе­ра­ци­ях, Восточ­но-Прус­ской и Бер­лин­ской насту­па­тель­ных опе­ра­ци­ях, нано­ся бом­бо­вые уда­ры по перед­не­му краю обо­ро­ны нем­цев и их воен­ной инфра­струк­ту­ре. Погиб в 1948 году в ката­стро­фе само­лё­та ТС-62 «Аэро­фло­та» под Мин­ском, похо­ро­нен на Вагань­ков­ском клад­би­ще Москвы.

Давла­тов Бакир осе­нью 1943 года участ­во­вал в ноч­ном раз­вед­по­ис­ке в тылу про­тив­ни­ка — захва­тил води­те­ля немец­ко­го гру­зо­ви­ка. В ходе немец­кой контр­ата­ки в рай­оне Берез­но­во его пуле­мёт­ный рас­чёт уни­что­жил более 20 сол­дат и вёл огонь по ата­ко­вав­шим само­лё­там про­тив­ни­ка. Со сво­им рас­чё­том в кон­це 1943 года пере­пра­вил­ся через Днепр и пуле­мёт­ным огнём пода­вил огне­вую точ­ку нем­цев, что спо­соб­ство­ва­ло успеш­но­му про­дви­же­нию эскад­ро­на впе­рёд. В бою за дерев­ню Гал­ки уни­что­жил груп­пу сол­дат про­тив­ни­ка, удо­сто­ен зва­ния Героя Совет­ско­го Сою­за с вру­че­ни­ем орде­на Лени­на и меда­ли «Золо­тая Звез­да», в янва­ре 1944 года в бою у г. Мозырь был тяже­ло ранен и лишил­ся обе­их ног. Умер в 1982 году в Рега­ре (ныне Турсунзаде).

Саид­бе­ков Ами­ра­ли к весне 1945 года был стар­шим лей­те­нан­том, коман­до­вал ротой 325-го гвар­дей­ско­го стрел­ко­во­го пол­ка. С 29 мар­та по 4 апре­ля 1945 года рота Саид­бе­ко­ва осво­бо­ди­ла несколь­ко поль­ских насе­лён­ных пунк­тов, в ходе боёв нанес­ла вра­же­ским вой­скам боль­шие поте­ри, захва­ти­ла в плен мно­гих фаши­стов. Погиб в апре­ле в ходе немец­кой контр­ата­ки рядом с Рогу­вом и Дом­бро­вой. Похо­ро­нен в поль­ском горо­де Рыбник.

Тур­ды­ев Саид­кул, лей­те­нант, в ночь на 2 октяб­ря 1943 года в чис­ле пер­вых в бата­льоне фор­си­ро­вал Днепр у ост­ро­ва Каза­чий. Тур­ды­ев воз­гла­вил бой, заме­нив выбыв­ше­го из строя коман­ди­ра бата­льо­на на плац­дар­ме. Убит 3 октяб­ря 1943 года, похо­ро­нен Кие­ве на Бай­ко­вом клад­би­ще. Зва­ние Героя Совет­ско­го Сою­за при­сво­е­но посмерт­но, так­же медаль «Золо­тая Звез­да», орде­на Лени­на и «Знак Почёта».

Ура­зов Чутак слу­жил на фрон­те с сен­тяб­ря 1943 года. В июле 1944 года вошёл в состав раз­ве­ды­ва­тель­ной груп­пы, кото­рая отпра­ви­лась за линию фрон­та. У литов­ско­го горо­да Луд­зы совет­ские сол­да­ты, ока­зав­шись в окру­же­нии, при­ня­ли бой с пре­вос­хо­дя­щи­ми сила­ми про­тив­ни­ка. В этой бит­ве выжил толь­ко Урун­бай Абдул­ла­ев, осталь­ные чле­ны раз­вед­груп­пы, вклю­чая Ура­зо­ва, погиб­ли. По одной из вер­сий, Герой Совет­ско­го Сою­за захо­ро­нен в брат­ской моги­ле в Псков­ской области.

Хам­за­ли­ев Исма­ил, сер­жант, на безы­мян­ных высо­тах север­нее Моло­ты­чи в бою заме­нил вышед­ше­го из строя навод­чи­ка ору­дия и под­бил три тан­ка Вер­мах­та, муже­ствен­но под силь­ным мино­мёт­ным огнём про­тив­ни­ка про­дол­жал гро­мить тан­ки фаши­стов. Был тяже­ло ранен в грудь навы­лет оскол­ком сна­ря­да, но про­дол­жал вести огонь по вра­же­ским маши­нам, под­бил два тан­ка, один из кото­рых «Тигр». Умер в воен­ном гос­пи­та­ле в Клин­цах в 1943 году, захо­ро­нен на Кур­ском мемо­ри­аль­ном клад­би­ще. Посмерт­но полу­чил зва­ние Героя Совет­ско­го Союза.

Шари­пов Иргаш участ­во­вал в боях при осво­бож­де­нии Чехо­сло­ва­кии. В мар­те 1945 года при наступ­ле­ния на Бан­ска-Бист­ри­цу взвод Шари­по­ва, при­ни­мая на себя удар, огнём обес­пе­чи­вал про­дви­же­ние пехо­ты, в чис­ле пер­вых ворвал­ся в улич­ные бои, уни­что­жил свы­ше 10 огне­вых точек про­тив­ни­ка. В апре­ле 1945 года в боях за Угер­ски-Брод его взвод понёс боль­шие поте­ри, и Шари­пов сам встал за навод­чи­ка, рас­стре­ли­вая в упор насту­па­ю­щих немец­ких сол­дат. Несмот­ря на смер­тель­ное ране­ние, про­дол­жал бить, вести огонь, пока не поте­рял созна­ние. Шари­пов похо­ро­нен в г. Угер­ски Брод, в Кани­ба­да­ме в честь него назва­на улица.

Шари­фов Исмат в мар­те 1944 года под огнём про­тив­ни­ка под­полз к двум вра­же­ским стан­ко­вым пуле­мё­там, мешав­шим про­дви­же­нию взво­да, и гра­на­та­ми истре­бил их рас­чё­ты, в Ума­ни подо­рвал три вра­же­ские авто­ма­ши­ны с бое­при­па­са­ми и уни­что­жил свы­ше десят­ка гит­ле­ров­цев в ходе улич­ных боёв.

Поделиться