Исследование природы Памира: от энтузиазма в Российской империи к науке в СССР

Воен­ный писа­тель нача­ла ХХ века Борис Лео­ни­до­вич Таге­ев, извест­ный под псев­до­ни­мом «Рустам-Бек», участ­ник Памир­ских похо­дов кон­ца XIX века, лето­пи­сец гене­ра­ла Миха­и­ла Ионо­ва, так писал о рус­ских воен­но-гео­гра­фи­че­ских иссле­до­ва­ни­ях Алая и Памира:

«Пер­вой заби­ла тре­во­гу и поня­ла памир­ский вопрос англий­ская прес­са и наши газе­ты нача­ли пере­пи­сы­вать ста­тьи из англий­ских источ­ни­ков, так как за неиме­ни­ем сво­е­го мате­ри­а­ла не мог­ли ниче­го ново­го сооб­щить рус­ско­му обществу».

Тем не менее рус­ские иссле­до­ва­те­ли всё же обра­ща­ли свой взор на Памир: опи­сы­ва­ли его при­ро­ду, иска­ли зако­но­мер­но­сти и рас­кры­ва­ли потен­ци­ал для сель­ско­го хозяй­ства. До рево­лю­ции систе­ма­ти­че­ских иссле­до­ва­ний не велось — ред­кие энту­зи­а­сты изу­ча­ли Памир одно­вре­мен­но с воен­ной служ­бой или дру­гой науч­ной рабо­той. Толь­ко в 1930‑е годы иссле­до­ва­ния Пами­ра ста­ли регу­ляр­ны­ми и по-насто­я­ще­му науч­ны­ми. Извест­ный орга­ни­за­тор нау­ки и науч­ных учре­жде­ний на Пами­ре ака­де­мик Худо­ёр Юсуф­бе­ко­вич Юсуф­бе­ков так писал об оте­че­ствен­ных учёных:

«Доре­во­лю­ци­он­ный пери­од иссле­до­ва­ний при­ро­ды Пами­ра свя­зан с име­на­ми зоо­ло­гов А. П Фед­чен­ко и Н. А. Север­цо­ва, гео­ло­гов И. В. Муш­ке­то­ва и Д. Л. Ива­но­ва, бота­ни­ков О. А. Фед­чен­ко, А. Э. Реге­ля, С. И. Кор­жин­ско­го, Н. И. Вави­ло­ва и др. Это были раз­роз­нен­ные экс­пе­ди­ции энту­зи­а­стов-оди­но­чек, в совет­ское же вре­мя они сме­ни­лись пла­но­мер­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми. Для изу­че­ния био­ло­ги­че­ских ресур­сов Пами­ра и его осво­е­ния в 1934 году под руко­вод­ством П. А. Бара­но­ва и И. А. Рай­ко­вой были созда­ны пер­вые науч­но-иссле­до­ва­тель­ские станции».

Дан­ный мате­ри­ал под­го­то­вил Хур­шед Худо­ё­ро­вич Юсуф­бе­ков — автор более 50 исто­ри­че­ских ста­тей в рус­ско­языч­ной «Вики­пе­дии». Спе­ци­аль­но для VATNIKSTAN он про­дол­жа­ет рас­сказ о Пами­ре. Ранее мы узна­ли исто­рию отно­ше­ний Пами­ра и Рос­сий­ской импе­рии в кон­це XIX века, а так­же мир­ных подви­гов рус­ских вое­на­чаль­ни­ков. Сего­дня речь пой­дёт о науч­ных подви­гах — рабо­те иссле­до­ва­те­лей при­ро­ды Пами­ра и их вкла­де в раз­ви­тие региона.


Дореволюционные экспедиции исследователей-энтузиастов

До Октябрь­ской рево­лю­ции иссле­до­ва­ния при­ро­ды Пами­ра пред­при­ни­ма­лись нере­гу­ляр­но, в основ­ном на доб­ро­воль­ных нача­лах. Это были раз­роз­нен­ные экс­пе­ди­ции энту­зи­а­стов-оди­но­чек: путе­ше­ствен­ни­ков, офи­це­ров сухо­пут­ных войск Рос­сий­ской импе­рии. Их участ­ни­ки впо­след­ствии ста­но­ви­лись зна­ме­ни­ты­ми учё­ны­ми в обла­сти био­ло­гии, зоо­ло­гии, гео­ло­гии и географии.

За эти­ми экс­пе­ди­ци­я­ми не сто­я­ло мас­штаб­ных замыс­лов, науч­но-иссле­до­ва­тель­ские учре­жде­ния в Рус­ском Тур­ке­стане отсут­ство­ва­ли, о созда­нии их на Пами­ре тогда речи быть не могло.


Алексей Павлович Федченко

Алек­сей Пав­ло­вич Фед­чен­ко (1844 —1873) — рус­ский путе­ше­ствен­ник, учё­ный, био­лог, гео­граф и иссле­до­ва­тель Сред­ней Азии, преж­де все­го неиз­ве­дан­но­го в науч­ном плане, таин­ствен­но­го и зага­доч­но­го для евро­пей­цев Пами­ра. Алек­сей Пав­ло­вич собрал мате­ри­ал по фло­ре, фауне, гео­гра­фии и этно­гра­фии этой обла­сти, его основ­ные тру­ды охва­ты­ва­ют область пара­зи­то­ло­гии и энтомологии.

Алек­сей Пав­ло­вич Федченко

Путе­ше­ствуя по Коканд­ско­му хан­ству в 1871 году по Алай­ской долине, он открыл Заалай­ский хре­бет и высо­чай­ший пик это­го хреб­та — Пик Кауф­ма­на. Про­дол­жить даль­ней­шие иссле­до­ва­ния Пами­ра ему не поз­во­ли­ли обстоятельства:

«Как мы мог­ли идти на несколь­ко дней в пустын­ную мест­ность (Памир), не имея запа­сов ни фура­жа, ни про­ви­ан­та! Того, что было с нами, не хва­ти­ло и на обрат­ный путь из Алая: мы два дня голодали».

К новой экс­пе­ди­ции на Памир Фед­чен­ко решил под­го­то­вить­ся, изу­чив опыт гор­ных вос­хож­де­ний в Аль­пах — но погиб там же в 1873 году, на лед­ни­ке Коль-дю-Жеань во Фран­ции. Похо­ро­нен в деревне Шамо­ни у под­но­жия Мон­бла­на. В честь Фед­чен­ко назван откры­тый в 1878 году экс­пе­ди­ци­ей Васи­лия Фёдо­ро­ви­ча Оша­ни­на Лед­ник Фед­чен­ко — самый боль­шой лед­ник на Пами­ре и самый длин­ный за пре­де­ла­ми поляр­ных реги­о­нов в мире.

Лед­ник Федченко

Николай Алексеевич Северцов

Нико­лай Алек­се­е­вич Север­цов (1827–1885) — рус­ский зоо­лог и путе­ше­ствен­ник. Будучи началь­ни­ком Фер­га­но-Памир­ской науч­ной экс­пе­ди­ции, иссле­до­вал неизу­чен­ные реги­о­ны Пами­ра (1877–1878). В 1879 году он выпу­стил в свет объ­ём­ные ста­тьи о памир­ских живот­ных и о путе­ше­стви­ях на Памир. В 1886 году издал «Оро­гра­фи­че­ский очерк Памир­ской гор­ной систе­мы» на 384 страницы.

Нико­лай Алек­се­е­вич Север­цов, порт­рет рабо­ты Тара­са Шевченко

Север­цов уста­но­вил зоо­ло­ги­че­ские обла­сти гро­мад­но­го участ­ка Сред­ней Азии, от Алтая до Пами­ра, соста­вил спис­ки видов птиц по обла­стям и про­ви­зор­ную кар­ту Пами­ро-Тянь-Шан­ской систе­мы в раз­лич­ные гео­ло­ги­че­ские эпо­хи. В иссле­до­ва­ни­ях о про­лёт­ных путях птиц он свя­зал наблю­де­ния рус­ских путе­ше­ствен­ни­ков в Сиби­ри с наблю­де­ни­я­ми англи­чан в Индии, Белуд­жи­стане и Афга­ни­стане. В 1878 году был награж­дён за иссле­до­ва­ния Тянь-Шаня меда­лью име­ни Ф. П. Лит­ке, а в 1883 году— Кон­стан­ти­нов­ской меда­лью Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства за иссле­до­ва­ния в Сред­ней Азии. Был чле­ном Мос­ков­ско­го обще­ства иссле­до­ва­те­лей природы.


Иван Васильевич Мушкетов

Иван Васи­лье­вич Муш­ке­тов (1850–1902) — рус­ский учё­ный, гео­лог и гео­граф, путе­ше­ствен­ник, про­фес­сор Петер­бург­ско­го гор­но­го инсти­ту­та, член Импе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го Гео­гра­фи­че­ско­го Обще­ства, иссле­до­ва­тель Сред­ней Азии. В 1874 и во вто­рой поло­вине 1877 года совер­шил несколь­ко путе­ше­ствий по Сред­ней Азии, иссле­до­вал Тянь-Шань и Пами­ро-Алай. Открыл круп­ные место­рож­де­ния полез­ных иско­па­е­мых, камен­но­го угля, мар­ган­це­вых, сереб­ря­ных и мед­но-свин­цо­вых руд.

Иван Васи­лье­вич Мушкетов

В пери­од под­го­тов­ки стро­и­тель­ства Сред­не­ази­ат­ской желез­ной доро­ги про­во­дил гео­ло­ги­че­ские изыс­ка­ния мест­но­сти. За иссле­до­ва­ния нагор­ной части Тур­ке­стан­ско­го края — Джун­гар­ско­го Ала­тау, Куль­д­жи и север­но­го Пами­ра, Гис­са­ра и север­ной гра­ни­цы Афга­ни­ста­на, боль­шей части Бухар­ско­го хан­ства и пес­ков Кара-Кумы и Кызыл-Кумы — награж­дён золо­той Кон­стан­ти­нов­ской меда­лью Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го общества.

Под­го­то­вил осно­ва­тель­ное науч­ное опи­са­ние рус­ско­го Тур­ке­стан­ско­го края, соста­вил его гео­ло­ги­че­скую кар­ту, за что два­жды был награж­дён Мака­ри­ев­ской пре­ми­ей за тру­ды «Гео­ло­ги­че­ское опи­са­ние Тур­ке­ста­на» и «Физи­че­ская геология».


Дмитрий Львович Иванов

Дмит­рий Льво­вич Ива­нов (1846–1924) — рус­ский учё­ный, гео­граф, гор­ный инже­нер, худож­ник. Во вре­мя учё­бы в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те был осуж­дён по делу рево­лю­ци­о­не­ра-тер­ро­ри­ста Дмит­рия Кара­ко­зо­ва. Ива­но­ва обви­ни­ли в недо­не­се­нии на рево­лю­ци­он­ное обще­ство и при­го­во­ри­ли к лише­нию прав состо­я­ния и ссыл­ке в Сибирь. Алек­сандр II заме­нил ссыл­ку воен­ной служ­бой в зва­нии рядового.

Во вре­мя служ­бы в Тур­ке­стане участ­во­вал в похо­де про­тив Бухар­ско­го хан­ства, дослу­жил­ся до пра­пор­щи­ка, был награж­дён орде­ном Свя­то­го Геор­гия 4‑й сте­пе­ни (1867–1870). Участ­во­вал в Искан­дер­куль­ской экс­пе­ди­ции (1870), в под­го­тов­ке Тур­ке­стан­ско­го отде­ла Поли­тех­ни­че­ской выстав­ки (1872). В каче­стве комис­са­ра Тур­ке­стан­ско­го отде­ла все­мир­ной выстав­ки побы­вал с дело­вой поезд­кой в Вене (1873).

Учил­ся в Санкт-Петер­бург­ском Гор­ном инсти­ту­те (1874–1878), после слу­жил в кан­це­ля­рии Тур­ке­стан­ско­го гене­рал-губер­на­то­ра чинов­ни­ком осо­бых пору­че­ний по гор­ной части (1878), про­во­дил гео­ло­ги­че­ские иссле­до­ва­ния в Самар­канд­ской, Сыр­да­рьин­ской, Фер­ган­ской, Сме­ре­чин­ской обла­стях. Участ­ник экс­пе­ди­ции И. В. Муш­ке­то­ва на Зерав­шан­ский лед­ник (1880), побы­вал с экс­пе­ди­ци­ей капи­та­на Ген­шта­ба Д. Путя­ты на Пами­ре в 1883 году. За иссле­до­ва­ния, про­ве­дён­ные в соста­ве этой экс­пе­ди­ции, был награж­дён золо­той меда­лью Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го общества.


Ольга Александровна Федченко

Оль­га Алек­сан­дров­на Фед­чен­ко (в деви­че­стве Арм­фельд, 1845–1921) — рус­ский бота­ник, член-кор­ре­спон­дент Петер­бург­ской ака­де­мии наук (с 1906 года). Жена Алек­сея Пав­ло­ви­ча Фед­чен­ко, став­шая посто­ян­ной спут­ни­цей во всех его путешествиях.

В 11 лет посту­пи­ла в Мос­ков­ский Нико­ла­ев­ский инсти­тут (1856–1864), где зани­ма­лась сбо­ром зоо­ло­ги­че­ских и бота­ни­че­ских кол­лек­ций. Лето про­во­ди­ла в Можай­ском уез­де в селе Тро­па­рё­во. Там она соста­ви­ла гер­ба­рий Можай­ско­го уез­да (1861–1862), кото­рые Кон­стан­тин Пет­ро­вич Кауф­ман — спе­ци­а­лист в обла­сти фло­ри­сти­ки — исполь­зо­вал при состав­ле­нии спра­воч­ни­ка «Мос­ков­ская флора».

Оль­га Алек­сан­дров­на Федченко

Инте­рес­ные экзем­пля­ры её энто­мо­ло­ги­че­ской кол­лек­ции вошли в «Спи­сок дву­кры­лых Мос­ков­ско­го учеб­но­го окру­га» Алек­сей Пав­ло­вич Фед­чен­ко. В 1864 году 19-лет­няя Оль­га Арм­фельд избра­на чле­ном-осно­ва­те­лем толь­ко что создан­но­го Обще­ства люби­те­лей есте­ство­зна­ния, антро­по­ло­гии и этнографии.

В 1900 году с сыном Бори­сом Алек­се­е­ви­чем Фед­чен­ко пере­еха­ла в Санкт-Петер­бург, где он стал рабо­тать в Импе­ра­тор­ском бота­ни­че­ском саду. Вме­сте с сыном в 1901 году побы­ва­ла в экс­пе­ди­ции на Пами­ре, посе­ти­ли Шугнан до гра­ни­цы вдоль реки Пяндж с Афга­ни­ста­ном, ито­гом ста­ла моно­гра­фия «Фло­ра Пами­ра». В Тур­ке­стане побы­ва­ет ещё два­жды, в 1910 и 1915 годах. В послед­ней поезд­ке ей было уже 70 лет. О Пами­ре ею напе­ча­та­ны сле­ду­ю­щие рабо­ты: «Фло­ра Пами­ра: Соб­ствен­ные иссле­до­ва­ния 1901 года и свод преды­ду­щих» 1903 года и «Рас­те­ния Пами­ра, собран­ные в 1901 году» 1904 года.


Арнольд Эдуардович Регель

Арнольд Эду­ар­до­вич Регель (1856–1917) — рус­ский денд­ро­лог, садо­вод, инже­нер-пар­ко­стро­и­тель, ланд­шафт­ный архи­тек­тор, член Импе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го Гео­гра­фи­че­ско­го Обще­ства, осно­ва­тель фир­мы «Регель и Кес­сель­ринг», зани­мав­шей­ся пла­ни­ров­кой част­ных садов.

В 1896 году опуб­ли­ко­вал труд «Изящ­ное садо­вод­ство и худо­же­ствен­ные сады», где обоб­щил и систе­ма­ти­зи­ро­вал исто­рию садо­вод­ства, а так­же раз­ра­бо­тал систе­му прак­ти­че­ских реко­мен­да­ций. О Пами­ре издал кни­гу «Поезд­ка в Кара­те­гин и Дарваз».


Сергей Иванович Коржинский

Сер­гей Ива­но­вич Кор­жин­ский (1861–1900) — рус­ский бота­ник, гене­тик-эво­лю­ци­о­нист, осно­во­по­лож­ник фито­це­но­ло­гии, автор поня­тия «раса» как основ­ной так­со­но­ми­че­ской кате­го­рии рас­те­ний (неза­ви­си­мо от Х. Де Фри­за и А. Кёл­ли­ке­ра). Обос­но­вал мута­ци­он­ную тео­рию «гете­ро­ге­не­зи­са», про­ти­во­по­ста­вив её дарвинизму.

Сер­гей Ива­но­вич Коржинский

В 35 лет (с 1896 года) он стал дей­стви­тель­ным чле­ном Петер­бург­ской ака­де­мии наук, в 37 лет дей­стви­тель­ным стат­ским совет­ни­ком, про­фес­сор кафед­ры бота­ни­ки Том­ско­го уни­вер­си­те­та. Он являл­ся одним из осно­ва­те­лей сибир­ской бота­ни­че­ской шко­лы. Читал сту­ден­там первую в исто­рии Том­ско­го уни­вер­си­те­та лек­цию «Что такое жизнь?».

В 1895 и 1897 годах путе­ше­ство­вал по Пами­ру, побы­вал в Дар­ва­зе, Рушане и Шугнане, собрал боль­шой гер­ба­рий, дал пер­вое опи­са­ние рас­ти­тель­но­сти Сред­ней Азии (1897).

Опуб­ли­ко­вал ста­тью «Новые и более ред­кие рас­те­ния, собран­ные в Тур­ке­стане летом 1895 года», где впер­вые оха­рак­те­ри­зо­вал четы­ре вида памир­ской фло­ры, най­ден­ные на Восточ­ном Пами­ре у пере­ва­ла Кызыл-Арт и у озе­ра Кара­куль. В 1898 году появи­лась его самая извест­ная рабо­та о фло­ре Пами­ра «Fragmenta florae Turkestaniae…» с опи­са­ни­я­ми семи новых видов из Запад­но­го Пами­ра, а так­же «Очерк Роша­на и Шугна­на с сель­ско­хо­зяй­ствен­ной точ­ки зрения».


Николай Иванович Вавилов

Нико­лай Ива­но­вич Вави­лов (1887–1943) — рус­ский и совет­ский учё­ный-гене­тик, бота­ник, селек­ци­о­нер, химик, гео­граф. В пери­од иран­ской экс­пе­ди­ции он при­шёл к выво­ду о зако­но­мер­но­сти наслед­ствен­ной измен­чи­во­сти, про­сле­дил транс­фор­ми­ро­ва­ния видов ржи и пше­ни­цы от Ира­на до Пами­ра, заме­тил свой­ствен­ные сход­ные изме­не­ния у видов обо­их родов, о суще­ство­ва­нии зако­но­мер­но­сти в измен­чи­во­сти род­ствен­ных видов. На Пами­ре он сде­лал вывод, что гор­ные «изо­ля­то­ры» вро­де Пами­ра слу­жат источ­ни­ка­ми-оча­га­ми зарож­де­ния куль­тур­ных рас­те­ний (1916).

Нико­лай Ива­но­вич Вавилов

Системные исследования Памира период Советского Союза

В свя­зи с раз­ви­ти­ем Тур­ке­стан­ской Совет­ской Рес­пуб­ли­ки, ростом чис­ла обра­зо­ван­ных людей из выпуск­ни­ков гим­на­зий в Таш­кен­те, Самар­кан­де, Таш­кент­ско­го реаль­но­го учи­ли­ща, учи­тель­ских семи­на­рий и дру­гих сред­них учеб­ных заве­де­ний, встал вопрос об откры­тии в Сред­ней Азии выс­ше­го учеб­но­го заведения.

В нояб­ре 1917 года в Таш­кен­те на III кра­е­вом съез­де Сове­тов Тур­ке­ста­на было при­ня­то реше­ние об откры­тии вуза. Поз­же, в фев­ра­ле 1918 года про­шло учре­ди­тель­ное собра­ние Таш­кент­ско­го обще­ства рев­ни­те­лей выс­ше­го обра­зо­ва­ния, в соста­ве Тур­ке­стан­ских отде­ле­ний Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го и тех­ни­че­ско­го обществ, Тур­ке­стан­ско­го сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го обще­ства и ряда дру­гих обществ.

В кон­це янва­ря 1920 года соглас­но ленин­ско­му декре­ту о созда­нии уни­вер­си­те­та в Сред­ней Азии, рас­по­ря­же­ни­ем Сове­та народ­ных комис­са­ров РСФСР Глав­ное сани­тар­ное управ­ле­ние в поряд­ке экс­трен­ной помо­щи предо­ста­ви­ло Турк­ГУ сани­тар­ный поезд № 159 (сня­тый с Юго-Запад­но­го фрон­та). 19 фев­ра­ля 1920 года из Моск­вы отбыл в Таш­кент 1‑й уни­вер­си­тет­ский эше­лон с рос­сий­ски­ми учё­ны­ми, про­фес­со­ра­ми, пре­по­да­ва­те­ля­ми, их семья­ми, обо­ру­до­ва­ни­ем и частью уни­вер­си­тет­ской библиотеки:

«Эти учё­ные реши­лись, что­бы спо­соб­ство­вать рас­про­стра­не­нию про­све­ще­ния и нау­ки в Тур­ке­стане. Они осно­ва­ли там свои науч­ные шко­лы и вос­пи­та­ли мно­гих спе­ци­а­ли­стов, став­ших потом извест­ны­ми учё­ны­ми, как в Узбе­ки­стане, так и за его пре­де­ла­ми. Но для нача­ла надо было под­го­то­вить сту­ден­тов, в том чис­ле из мест­но­го насе­ле­ния, для чего созда­ли раб­фак, вечер­ние кур­сы, на кото­рых обу­ча­ли рус­ско­му языку».

В 1934 году на Юго-Восто­ке Пами­ра (ГБАО) в уро­чи­ще Джа­у­шан­гоз Павел Алек­сан­дро­вич Бара­нов и Ила­рия Алек­се­ев­на Рай­ко­ва орга­ни­зо­вы­ва­ют первую био­стан­цию. Она про­су­ще­ство­ва­ла на этом месте два года. Осе­нью 1936 года её пере­ве­ли в уро­чи­ще Чечек­ты доли­ны реки Мур­габ (Восточ­ный Памир, 395 км от горо­да Ош, Кир­ги­зия) с опор­ны­ми пунк­та­ми высо­той 2860–4750 мет­ров над уров­нем моря и реор­га­ни­зо­ва­ли как посто­ян­но дей­ству­ю­щую Памир­скую био­ло­ги­че­скую станцию.

Пер­вым дирек­то­ром био­стан­ции ста­но­вит­ся сам Павел Бара­нов, про­фес­сор Сред­не­ази­ат­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та (САГУ) с 1937 по 1940 год. 1940 году око­ло горо­да Хоро­га они же орга­ни­зо­вы­ва­ют Памир­ский бота­ни­че­ский сад. Он при­гла­ша­ет на Памир в апре­ле 1940 года после­до­ва­те­ля Нико­лая Вави­ло­ва Ана­то­лия Вале­рья­но­ви­ча Гур­ско­го (1906–1967) — кото­ро­му пред­сто­я­ло воз­гла­вить орга­ни­за­цию само­го высо­ко­гор­но­го в СССР бота­ни­че­ско­го сада с 1940 по 1965 год. Зоя Ники­фо­ров­на Дон­цо­ва писала:

«Пере­до мной отчёт Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции за пер­вое полу­го­дие 1940 г. В шта­те 12 сотруд­ни­ков и одна вакан­сия <…> в штат был зачис­лен А. В. Гур­ский. Это зна­ме­на­тель­ный факт, нача­ло Памир­ско­го бота­ни­че­ско­го сада, осно­ван­но­го по ини­ци­а­ти­ве П. А. Бара­но­ва и И. А. Рай­ко­вой. Ана­то­лий Вале­рья­но­вич Гур­ский был его глав­ным созда­те­лем и дирек­то­ром в тече­ние 25 лет».

Сле­ва напра­во Ана­то­лий Гур­ский, Худо­ёр Юсуф­бе­ков, его отец Амза­ев Юсуф­бек и млад­ший брат Усайнбек

Павел Александрович Баранов

Павел Алек­сан­дро­вич Бара­нов (1892–1962) — совет­ский бота­ник, спе­ци­а­лист в обла­сти мор­фо­ло­гии рас­те­ний и исто­рик бота­ни­ки. Рабо­тал в САГУ, до 1923 года Турк­ГУ — один из его осно­ва­те­лей. В 1920‑е гг. руко­во­дил экс­пе­ди­ци­я­ми в Талас­ский Ала­тау (1921), на Запад­ный Тянь-Шань (1923–1927), в Дар­ваз (1927) и Копет­даг (1928–1929), а так­же Памир­ской экс­пе­ди­ци­ей в (1933–1943).

Руко­во­дил Цито­ло­го-ана­то­ми­че­ской лабо­ра­то­рии Все­со­юз­но­го НИИ по хлоп­ко­вод­ству, был дирек­то­ром Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции Таджик­ско­го фили­а­ла АН СССР в 1938–1940 гг. и одним из созда­те­лей Памир­ской био­стан­ции и Памир­ско­го бота­ни­че­ско­го сада.

После вой­ны, до 1952 года рабо­тал заме­сти­те­лем дирек­то­ра по науч­ной части и заве­до­вал лабо­ра­то­ри­ей мор­фо­ло­гии и ана­то­мии рас­те­ний Глав­но­го бота­ни­че­ско­го сада АН СССР. Был деле­га­том VII Меж­ду­на­род­но­го бота­ни­че­ско­го кон­грес­са в Шве­ции (1950) и VIII Кон­грес­са во Фран­ции (1954). Член Пре­зи­ди­у­ма Наци­о­наль­но­го коми­те­та совет­ских био­ло­гов в 1958 году. Участ­во­вал в созда­нии фун­да­мен­таль­ной моно­гра­фии «Фло­ра СССР».

Основ­ные его рабо­ты посвя­ще­ны про­бле­мам онто­ге­не­за и фор­мо­об­ра­зо­ва­ния рас­те­ний, ком­плекс­но­му изу­че­нию био­ло­гии хлоп­чат­ни­ка и вино­гра­да, исто­рии бота­ни­ки. Иссле­до­вал высо­ко­гор­ные рай­о­ны и их при­год­ность для зем­ле­де­лия. Изу­чал дико­рас­ту­щую и куль­тур­ную фло­ру Сред­ней Азии и Тро­пи­че­ской Африки.


Илария Алексеевна Райкова

Рай­ко­ва Ила­рия Алек­се­ев­на (1896–1981) — рус­ский и совет­ский учё­ный, био­лог, бота­ник, гео­граф, путе­ше­ствен­ник, док­тор био­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор САГУ и Таш­ГУ. Заслу­жен­ный дея­тель нау­ки Узбек­ской ССР, член-кор­ре­спон­дент АН Узбек­ской ССР с 1956 года. Почёт­ный член Рус­ско­го Бота­ни­че­ско­го обще­ства и Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства с 1970 года.

Выпуск­ни­ца био­ло­ги­че­ско­го отде­ле­ния физи­ко-мате­ма­ти­че­ско­го факуль­те­та 2‑го Пет­ро­град­ско­го уни­вер­си­те­та по спе­ци­аль­но­сти «Бота­ни­ка» в 1919 г. Изу­ча­ла рас­ти­тель­ность Аулие-Атин­ско­го уез­да Сыр­да­рьин­ской обла­сти в 1915–1916 годы. Науч­ная сотруд­ни­ца Бота­ни­че­ско­го музея АН СССР с 1919 по 1920 год.

Ила­рия Рай­ко­ва и её уче­ник ака­де­мик Худо­ёр Юсуф­бе­ков, Ташкент

В Таш­кент при­е­ха­ла по ленин­ско­му декре­ту о созда­нии уни­вер­си­те­та в Сред­ней Азии, участ­во­ва­ла в орга­ни­за­ции Турк­ГУ в 1920 году. На Пами­ре впер­вые побы­ва­ла в 1923 году в соста­ве экс­пе­ди­ции Турк­мен­ско­го отде­ла РГО, в двух экс­пе­ди­ци­ях по-Восточ­но­му и Запад­но­му Пами­ру в 1927 году, в соста­ве экс­пе­ди­ции Все­со­юз­но­го инсти­ту­та рас­те­ние­вод­ства по изу­че­нию куль­тур­ных сор­тов вино­гра­да в 1928–1929 годах.

Высту­пи­ла одним из орга­ни­за­то­ров Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции в Чечек­ты на Восточ­ном Пами­ре (так­же и Памир­ско­го бота­ни­че­ско­го сада око­ло Хоро­га) — стар­ший науч­ный сотруд­ник с 1936 года, заме­сти­тель дирек­то­ра с 1937 по 1940 год, дирек­тор Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции Таджик­ско­го фили­а­ла АН СССР с 1940–1942 гг., куда она выез­жа­ла каж­дое лето до 1965 года. В тече­ние 50 лет она еже­год­но участ­во­ва­ла в экс­пе­ди­ци­ях по Сред­ней Азии, а в 1950 году — в Мон­голь­ской экс­пе­ди­ции по вопро­сам паст­бищ­но­го хозяй­ства. Её педа­го­ги­че­ская дея­тель­ность была свя­за­на с Таш­кен­том, а науч­ная — в основ­ном с Пами­ром, там она про­ра­бо­та­ла 40 лет­них периодов.

Награж­де­на сереб­ря­ной меда­лью Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства за памир­ские экс­пе­ди­ции 1923 года (1925), брон­зо­вой меда­лью ВСХВ — за внед­ре­ние дости­же­ний науч­но-иссле­до­ва­тель­ских работ в про­из­вод­ство (1955). Основ­ные науч­ные рабо­ты посвя­ще­ны изу­че­нию рас­ти­тель­но­сти Пами­ра, были изу­че­ны рас­те­ния отдель­ных гор­ных рай­о­нов в ГБАО для исполь­зо­ва­ния в сель­ском хозяй­стве, изу­че­нию гене­ти­ки и раз­ви­тия хлоп­чат­ни­ка. Автор 82 науч­ных работ о рас­ти­тель­но­сти Сред­ней Азии, в том чис­ле 49 — о Пами­ре. Её име­нем назван пик на юго-восточ­ной части хреб­та Муз­кол (абсо­лют­ная высо­та 6233 м):

«Рай­ко­ву памир­цы назы­ва­ли „жен­щи­на в сапо­гах“ — она в шта­нах и в сапо­гах на лоша­ди объ­е­ха­ла весь Памир. Закон­чив сезон домаш­ний, лабо­ра­тор­ный и пре­по­да­ва­тель­ский, в нача­ле мая выез­жа­ла на Памир и воз­вра­ща­лась отту­да толь­ко 1 октяб­ря. Она выез­жа­ла, у неё две лоша­ди: одна вьюч­ная, дру­гая под ней. Памир — высо­чай­шие горы мира, на опре­де­лён­ной высо­те даже тра­ва не рас­тёт, это голые ска­лы, чуть ниже начи­на­ет­ся рас­ти­тель­ность. Тем­пе­ра­ту­ра такая, что на солн­це жар­ко, в тень зай­дёшь — уже мину­со­вая тем­пе­ра­ту­ра, очень рез­ко. Ноч­ле­ги тоже — соот­вет­ствен­но. Очень мно­го с собой не возь­мёшь: это горы, не гово­ря уже о лед­ни­ках, о том, что вооб­ще ника­ких троп, и так далее. Эта жен­щи­на в оди­ноч­ку за 17 лет опи­са­ла абсо­лют­но всю фло­ру, и кор­не­вую систе­му опи­са­ла, и всё соста­ви­ла, гер­ба­рий сде­ла­ла. Весь Памир — одна Рай­ко­ва, — это подвиг или не подвиг?!».


Олег Вячеславович Заленский

Олег Вяче­сла­во­вич Зален­ский (1915–1982) — совет­ский учё­ный, лау­ре­ат пре­мии име­ни К. А. Тими­ря­зе­ва (1988), физио­лог рас­те­ний, док­тор био­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор. Дирек­тор Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции Таджик­ско­го фили­а­ла АН СССР (1942–1951), веду­щий науч­ный сотруд­ник Бота­ни­че­ско­го инсти­ту­та АН СССР, лабо­рант лабо­ра­то­рии экс­пе­ри­мен­таль­ной бота­ни­ки Бота­ни­че­ско­го инсти­ту­та АН СССР.

С 1936 по 1938 год рабо­тал на опыт­ных пес­ча­но-пустын­ных стан­ци­ях Все­со­юз­но­го науч­но-иссле­до­ва­тель­ско­го инсти­ту­та рас­те­ние­вод­ства, осно­ван­ных ещё Нико­ла­ем Вави­ло­вым, сна­ча­ла в Кара-Кале, потом в Чел­ка­ре. Сотруд­ник Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции Таджик­ско­го фили­а­ла АН СССР на Восточ­ном Пами­ре с 1939 года, дирек­тор Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции Таджик­ско­го фили­а­ла АН СССР (1942–1951).

Поз­же, пере­брав­шись с Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции в Ленин­град, ста­но­вит­ся орга­ни­за­то­ром и руко­во­ди­те­лем мно­го­чис­лен­ных экс­пе­ди­ций, изу­чал фото­син­тез на Тай­мы­ре, на ост­ро­ве Вран­ге­ля, в Сиби­ри, в Сред­ней Азии, и в пустын­ных сте­пях Монголии:

«В 1940 году с помо­щью груп­пы одес­ских аль­пи­ни­стов А. В. Бле­щу­но­ва он под­нял науч­ные при­бо­ры в горы Восточ­но­го Пами­ра. Сюда же, на высо­ту 6000 мет­ров, были достав­ле­ны про­рост­ки ячме­ня и пше­ни­цы. Изу­чая, как идёт фото­син­тез в горах, учё­ный обна­ру­жил важ­ную зако­но­мер­ность: интен­сив­ность это­го про­цес­са повы­ша­лась с ростом высо­ты над уров­нем моря. <…> В те годы перед учё­ны­ми была постав­ле­на зада­ча: помочь осво­ить высо­ко­гор­ные доли­ны Пами­ра для под­соб­но­го земледелия».

Иссле­до­ва­тель­ни­ца Юдифь Львов­на Цель­ни­кер так писа­ла о нём:

«О. В. Зален­ский был очень круп­ным учё­ным, хотя не имел ника­ких офи­ци­аль­ных зва­ний. Почти всю жизнь он был кан­ди­да­том био­ло­ги­че­ских наук и док­тор­скую дис­сер­та­цию защи­тил толь­ко перед самой смер­тью (1982), нака­нуне 70-летия, да и то после настой­чи­вых тре­бо­ва­ний сотруд­ни­ков. Тем не менее, он оста­вил замет­ный след в нау­ке. <…> Во мно­гом чер­ты его харак­те­ра — живой ум, твор­че­ская ода­рён­ность, ред­кое соче­та­ние широ­кой эру­ди­ро­ван­но­сти и глу­би­ны, боль­шой инте­рес ко всем про­яв­ле­ни­ям жиз­ни, ост­ро­умие <…> Он толь­ко в малой сте­пе­ни реа­ли­зо­вал свой твор­че­ский потенциал».


Кирилл Владимирович Станюкович

Кирилл Вла­ди­ми­ро­вич Ста­ню­ко­вич (1911–1986) — совет­ский, таджик­ский учё­ный, бота­ник, гео­граф, гео­бо­та­ник, док­тор био­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сор. Заслу­жен­ный дея­тель нау­ки Таджик­ской ССР, член-кор­ре­спон­дент АН Таджик­ской ССР. Участ­ник Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны на Ленин­град­ском и 3‑м При­бал­тий­ском фрон­тах. СНС Памир­ской био­стан­ции Таджик­ско­го фили­а­ла АН СССР в 1946–1951 гг., член Все­со­юз­но­го бота­ни­че­ско­го обще­ства. Дирек­тор Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции АН Таджик­ской ССР с 1951 по 1959 год.

Под нача­лом Кирил­ла Ста­ню­ко­ви­ча созда­ны кар­ты рас­ти­тель­но­сти ряда участ­ков Восточ­но­го Пами­ра, под­ве­де­ны ито­ги мно­го­лет­не­му изу­че­нию моро­зо­устой­чи­во­сти рас­те­ний Пами­ра, завер­ше­ны рабо­ты по изу­че­нию кор­не­вых систем памир­ских рас­те­ний к 1947 году.

Спра­ва нале­во: Кирилл Ста­ню­ко­вич и Худо­ёр Юсуфбеков

Выпу­стил в свет моно­гра­фи­че­скую рабо­ту о рас­ти­тель­но­сти Восточ­но­го Пами­ра (1949), где обоб­ще­ны бога­тые мате­ри­а­лы по фито­гео­гра­фии это­го реги­о­на, опре­де­ле­но содер­жа­ние бота­ни­че­ских поя­сов, наме­че­ны пути даль­ней­ше­го изу­че­ния рас­ти­тель­но­сти Пами­ра. Руко­во­дил состав­ле­ни­ем кар­ты рас­ти­тель­но­сти уро­чи­ща Ак-Таш, южных скло­нов Вахан­ско­го хреб­та, доли­ны Токуз-Була­ка и Вер­хо­вьев Гун­та, рай­о­на Сарез­ско­го озе­ра и доли­ны Балянд-Кин­ка. Путе­ше­ствен­ник, участ­ник мно­гих экс­пе­ди­ций на Памир и Тянь-Шань, писа­тель, автор путе­вых очер­ков, науч­но-попу­ляр­ных книг и науч­ной фан­та­сти­ки (под псев­до­ни­мом К. С.).


Окмир Егишевич Агаханянц

Ага­ха­нянц Окмир Еги­ше­вич (1927–2002) — совет­ский, таджик­ский, бело­рус­ский гео­бо­та­ник, гео­граф, путе­ше­ствен­ник. Спе­ци­а­лист в обла­сти реги­о­наль­ной гео­по­ли­ти­ки и стра­те­ги­че­ской гео­гра­фии Кав­ка­за, и Цен­траль­ной Азии, док­тор гео­гра­фи­че­ских наук; про­фес­сор Бело­рус­ско­го Мин­ско­го Госу­дар­ствен­но­го педа­го­ги­че­ско­го уни­вер­си­те­та. Был чле­ном-кор­ре­спон­ден­том Меж­ду­на­род­но­го гео­гра­фи­че­ско­го союза.

Окмир Еги­ше­вич Ага­ха­нянц (спра­ва)

Про­вёл обшир­ные поле­вые иссле­до­ва­ния в горах Пами­ра во вре­мя жиз­ни и рабо­ты в Таджик­ской ССР в 1950–1960‑х гг., бла­го­да­ря чему стал одним из веду­щих экс­пер­тов в мире по про­бле­мам гео­бо­та­ни­ки, бота­ни­ки, гео­гра­фии, гео­мор­фо­ло­гии и, как част­ной про­бле­мы, — рай­о­ни­ро­ва­ния Памир­ской гор­ной систе­мы на стро­го науч­ной основе.

Являл­ся одним из круп­ней­ших спе­ци­а­ли­стов мира в обла­сти изу­че­ния Памир­ской гор­ной стра­ны, иссле­до­ва­тель Памир­ско­го озе­ра Сарез. Пред­ло­жил свою схе­му рай­о­ни­ро­ва­ния гор­ной систе­мы Памир. Напи­сал труд об исто­рии иссле­до­ва­ния при­ро­ды Памир, автор науч­ных тру­дов и попу­ляр­ных книг о Памире.
Его име­нем назван гор­ный пере­вал высо­тою 5080 мет­ров в хреб­те Южный Шугнан. В пись­ме иссле­до­ва­те­лю Алек­сан­дру Бле­щу­но­ву рассказывал:

«…Памир­ский сезон на этот раз был на ред­кость корот­ким и начи­сто лишён­ным роман­ти­ки. Вер­то­лёт забра­сы­вал меня в нуж­ное место и сни­мал в нуж­ное вре­мя, после чего сно­ва забра­сы­вал куда надо. Рабо­тал таким вот спо­со­бом по Зап. Пшар­ту, сред­не­му Мур­га­бу и на Саре­зе. Замкнул про­филь, обо­рвав­ший­ся в 1954 году, когда неудач­но закон­чил­ся наш сплав по Мур­га­бу. Хоро­шо, что тогда Гур­ский повер­нул экс­пе­ди­цию назад: на этот раз загля­нул в ту сто­ро­ну, и, если бы тогда поплы­ли, нас бы стёр­ло в кашу. Разыс­кал само­лет, раз­бив­ший­ся в 1967 г. Тогда погиб мой друг Коля Машта­лер. За 12 лет от само­лё­та мало что оста­лось. Зари­со­вал в оче­ред­ной раз тран­сект, зало­жен­ный в 1943 году на Усой­ском зали­ве Гур­ским. Он зари­со­вал эта­пы зарас­та­ния зава­ла в 1943 и 46 годах, вме­сте мы — в 1957 году, и я без него в 1975 и 1979 годах. Пять зари­со­вок за 36 лет дают кое-какое пред­став­ле­ние о ходе зарас­та­ния. Потом я разыс­кал точ­ку, с кото­рой в 1913 году сни­мал завал и озе­ро под­пол­ков­ник Шпиль­ко. Фото­гра­фия 1913 года была со мной. Сов­ме­стил все ство­ры и снял с той же точ­ки все, что сни­мал Шпиль­ко. Уро­вень озе­ра за 66 лет под­нял­ся необык­но­вен­но, но зато сам завал ока­зал­ся незыблемым».


Худоёр Юсуфбекович Юсуфбеков

Худо­ёр Юсуф­бе­ко­вич Юсуф­бе­ков (1928–1990) — совет­ский учё­ный-рас­те­ние­вод, орга­ни­за­тор нау­ки на Пами­ре, док­тор сель­ско­хо­зяй­ствен­ных наук (1969), ака­де­мик АН Таджик­ской ССР, про­фес­сор (1984), ака­де­мик-сек­ре­тарь Отде­ле­ния био­ло­ги­че­ских наук АН Таджик­ской ССР, член Пре­зи­ди­у­ма АН Таджик­ской ССР. Был рек­то­ром Таджик­ско­го сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го инсти­ту­та Мин­сель­хоза СССР и дей­стви­тель­ным чле­ном Гео­гра­фи­че­ско­го обще­ства СССР.

Худо­ёр Юсуф­бе­ков, Ташкент

Юсуф­бе­ков Худо­ёр Юсуф­бе­ко­вич являл­ся чле­ном Все­со­юз­но­го и Сред­не­ази­ат­ско­го сове­тов бота­ни­че­ских садов СССР, Сове­та «Био­ло­ги­че­ские осно­вы осво­е­ния гор­ных тер­ри­то­рий Сред­ней Азии», Сове­та по про­бле­ме «Био­ло­ги­че­ские осно­вы раци­о­наль­но­го исполь­зо­ва­ния и охра­ны рас­ти­тель­но­го мира» АН СССР, Сове­та Все­со­юз­но­го бота­ни­че­ско­го обще­ства, Коор­ди­на­ци­он­но­го сове­та Отде­ле­ния общей био­ло­гии АН СССР. Пред­се­да­тель Сове­та по коор­ди­на­ции науч­ной дея­тель­но­сти Отде­ле­ния био­ло­ги­че­ских наук АН Таджик­ской ССР.

Дирек­тор Памир­ской био­ло­ги­че­ской стан­ции АН Таджик­ской ССР с 1962 по 1969 год — в пери­од его руко­вод­ства био­стан­ция при­об­ре­ла извест­ность за пре­де­ла­ми стра­ны, а исклю­чи­тель­ные наблю­де­ния и экс­пе­ри­мен­ты полу­чи­ли высо­кую оцен­ку учё­ных Моск­вы и Ленин­гра­да, в науч­ных кру­гах США, Австра­лии, Чили, Япо­нии, где на повест­ке дня на тот пери­од исто­рии сто­я­ло осво­е­ние высокогорий.

Пред­се­да­тель Бюро Памир­ской базы, с 1980‑х годов — пред­се­да­тель Памир­ской науч­но-иссле­до­ва­тель­ской базы АН Таджик­ской ССР (1965–1990). Науч­ный дирек­тор Памир­ско­го бота­ни­че­ско­го сада (1965–1981). Пер­вый дирек­тор создан­но­го им Памир­ско­го био­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та АН Таджик­ской ССР и его науч­ный руко­во­ди­тель с 1981 по 1990 год.

Основ­ные науч­ные рабо­ты спе­ци­а­ли­ста в обла­сти био­ло­гии, гор­но­го зем­ле­де­лия, паст­би­ще­вод­ства, сбо­ра и рас­про­стра­не­ния мате­ри­а­лов по охране, вос­ста­нов­ле­нию и целе­на­прав­лен­ной рекон­струк­ции рас­ти­тель­но­сти Пами­ра посвя­ще­ны изу­че­нию и осво­е­нию био­ло­ги­че­ских ресур­сов арид­ных гор­ных и высо­ко­гор­ных тер­ри­то­рий Пами­ро-Алая — вопро­сам луго­ве­де­ния, фито­ме­ли­о­ра­ции и интро­дук­ции рас­те­ний, сель­ско­хо­зяй­ствен­но­му осво­е­нию Пами­ра и др. про­бле­мам. Иссле­до­вал и раз­ра­бо­тал диф­фе­рен­ци­ро­ван­ную по эко­ло­го-гео­гра­фи­че­ским рай­о­нам и высот­ным поя­сам систе­му улуч­ше­ния кор­мо­вых уго­дий Пами­ра и Алай­ской доли­ны, внед­рил систе­му арид­но­го кор­мо­про­из­вод­ства (1968; Улуч­ше­ние паст­бищ и сено­ко­сов Пами­ра и Алай­ской доли­ны. — Душан­бе: Дониш, 1968. — 320 с.). Пред­ло­жил мето­ды воз­де­лы­ва­ния полез­ных рас­те­ний в усло­ви­ях Пами­ра (1972). Раз­ра­бо­тал гене­раль­ный план рекон­струк­ции Памир­ско­го бота­ни­че­ско­го сада в 1970—1975 гг.


Итоги вековых исследований Памира

До рево­лю­ции науч­но-иссле­до­ва­тель­ские учре­жде­ния в Рус­ском Тур­ке­стане, в Бухар­ском эми­ра­те и на Пами­ре отсут­ство­ва­ли. Как уже было отме­че­но выше, иссле­до­ва­ния на Пами­ре про­во­ди­лись разъ­еди­нён­ны­ми экс­пе­ди­ци­я­ми энту­зи­а­стов, отдель­ны­ми путе­ше­ствен­ни­ка­ми, воен­ны­ми во вре­мя служ­бы, в основ­ном на доб­ро­воль­ных началах.

Тем не менее рус­ские учё­ные, био­ло­ги, зоо­ло­ги, гео­ло­ги и гео­гра­фы сде­ла­ли огром­ный вклад в изу­че­ние при­ро­ды, есте­ствен­ных богатств, исто­рии, куль­ту­ры и быта наро­дов Пами­ра, их име­на впи­са­ны в исто­рию нау­ки и науч­ной мыс­ли наро­дов Памира.
Слав­ные тра­ди­ции памир­цев кон­ца XIX и XX веков, в том чис­ле зало­жен­ные совет­ски­ми учё­ны­ми Пав­лом Бара­но­вым, Ила­ри­ей Рай­ко­вой, Оле­гом Зален­ским и Кирил­лом Ста­ню­ко­ви­чем, нашли достой­ное про­дол­же­ние в дея­тель­но­сти ака­де­ми­ка Худо­ё­ра Юсуфбекова.

Пер­вый науч­но-иссле­до­ва­тель­ский инсти­тут на Пами­ре уда­лось создать лишь спу­стя 100 лет, в 1969 году, когда все био­ло­ги­че­ские науч­ные учре­жде­ния Пами­ра были объ­еди­не­ны в Памир­ский био­ло­ги­че­ский инсти­тут (ПБИ), пер­вым дирек­то­ром кото­ро­го и стал Юсуф­бе­ков. В насто­я­щее вре­мя ПБИ носит имя сво­е­го основателя.

Путе­ше­ствен­ник Окмир Ага­ха­нянц 30 авгу­ста 1992 года писал:

«Вклад Худо­ё­ра в раз­ви­тие нау­ки на Пами­ре пере­оце­нить невоз­мож­но. Без него Памир­ская нау­ка до сих пор была бы в импорт­но-зача­точ­ном состоянии».

Из его же пись­ма от 26 сен­тяб­ря 1991 года:

«Бли­зит­ся груст­ная годов­щи­на со дня смер­ти ака­де­ми­ка Худо­ё­ра Юсуф­бе­ко­ва, орга­ни­за­то­ра, прак­ти­че­ски — созда­те­ля Памир­ско­го био­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та (ПБИ). Мне нет необ­хо­ди­мо­сти харак­те­ри­зо­вать Х. Юсуф­бе­ко­ва как учё­но­го и орга­ни­за­то­ра нау­ки. Его жизнь и дея­тель­ность про­те­ка­ли на моих гла­зах, а ито­ги дея­тель­но­сти нали­цо — сам инсти­тут как важ­ней­шая науч­ная струк­ту­ра на Пами­ре, напи­сан­ные им кни­ги, внед­рён­ная систе­ма арид­но­го кор­мо­про­из­вод­ства, уче­ни­ки. Худо­ер Юсуф­бе­ков, пами­рец (в науч­ном мире иссле­до­ва­те­лей Пами­ра назы­ва­ют „памир­ца­ми“), зани­ма­ет осо­бое место в исто­рии изу­че­нии Пами­ра. Им сле­ду­ет гор­дить­ся, и я гор­жусь мно­го­лет­ней друж­бой с ним. В Рос­сии, Бела­ру­си и дру­гих суве­рен­ных рес­пуб­ли­ках очень высо­ко ценят вклад Худо­е­ра Юсуф­бе­ко­ва в науку».

Карам­шо­ев Доди­ху­до, про­фес­сор и фольк­ло­рист, Заслу­жен­ный дея­тель нау­ки Рес­пуб­ли­ки Таджи­ки­стан писал:

«Худо­ёр за корот­кую жизнь успел при­вне­сти свой бес­цен­ный вклад, обо­га­тив таджик­скую нау­ку и науч­ный мир Цен­траль­ной Азии. <…> хочу осо­бо отме­тить то, что Худо­ёр Юсуф­бе­ков был ини­ци­а­то­ром и орга­ни­за­то­ром созда­ния Гума­ни­тар­но­го инсти­ту­та на Пами­ре, <…> кото­ро­му он был опло­том. <…> на всей тер­ри­то­рии Пами­ра созда­вал науч­ные струк­ту­ры-учре­жде­ния <…> настав­ле­ние Х. Ю. Юсуф­бе­ко­ва ста­ло при­чи­ной тому, что все мы <…> оста­ви­ли Душан­бе, и вот на про­тя­же­нии несколь­ких лет мы выпол­ня­ем свои слу­жеб­ные обя­зан­но­сти в Инсти­ту­те гума­ни­тар­ных наук. <…> повто­рю ещё раз, мы счи­та­ем Худо­ё­ра осно­ва­те­лем не толь­ко Памир­ско­го био­ло­ги­че­ско­го инсти­ту­та, но так­же осно­ва­те­лем, родо­на­чаль­ни­ком Инсти­ту­та гума­ни­тар­ных наук на Пами­ре. <…> счи­та­ем сво­им дол­гом всё создан­ное (на Пами­ре), осно­ван­ное Худо­ё­ром Юсуф­бе­ко­ви­чем Юсуф­бе­ко­вым сохра­нить и развивать».

Аси­мов Муха­мед Сай­фит­ди­но­вич (1920–1996), пре­зи­дент АН Таджик­ской ССР с 1965 по 1988 гг. отмечал:

«Ста­нов­ле­ние Худо­ё­ра, как извест­но­го учё­но­го, искус­но­го руко­во­ди­те­ля мно­гих науч­но-иссле­до­ва­тель­ских учре­жде­ний, выс­ше­го учеб­но­го заве­де­ния — Таджик­ско­го сель­ско­хо­зяй­ствен­но­го инсти­ту­та про­шло на моих гла­зах. Свою дея­тель­ность он начал от науч­но­го сотруд­ни­ка, кон­чая ака­де­ми­ком, пред­се­да­те­лем Памир­ско­го фили­а­ла АН Таджи­ки­ста­на. Худо­ёр все­го это­го добил­ся бла­го­да­ря сво­е­му бла­го­род­но­му харак­те­ру. Он был лич­но­стью, кото­рая вопло­ща­ла в себе и учё­но­го и чело­ве­ка, чело­ве­ка бла­го­род­но­го, учё­но­го тру­же­ни­ка, влюб­лён­но­го в нау­ку. Худо­ер явля­ет­ся частью нашей нау­ки, дости­же­ни­ем нашей нау­ки и, если мы хотим чтить память Худо­ё­ра, то мы долж­ны не толь­ко сохра­нить, но и раз­вить то, что мы имеем».

Пли­та с рельеф­ным скульп­тур­ным изоб­ра­же­ни­ем Худо­ё­ра Юсуф­бе­ко­ва на фаса­де зда­ния Памир­ско­го био­ло­ги­че­ско­го института

Читай­те так­же наш мате­ри­ал «Исто­рия раз­вед­чи­ка Кам­ба­ра Шабдолова».

Поделиться