«Где партизан – там и еврей, где еврей – там и партизан»

Иссле­до­ва­те­ли Дмит­рий Жуков и Иван Ковтун спе­ци­а­ли­зи­ру­ют­ся на исто­рии кол­ла­бо­ра­ци­о­низ­ма во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. Автор­ский дуэт фоку­си­ру­ет вни­ма­ние на отвра­ти­тель­ных стра­ни­цах исто­рии — перу Жуко­ва и Ковту­на при­над­ле­жат рабо­ты о поли­ца­ях, «охот­ни­ках за пар­ти­за­на­ми» и рус­ских эсэсов­цах. Недав­но вышло допол­нен­ное пере­из­да­ние иссле­до­ва­ния об анти­се­мит­ской про­па­ган­де на окку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях во вре­мя вой­ны. Пол­ное загла­вие рабо­ты — «Цве­ты нена­ви­сти. Рус­ско­языч­ная анти­се­мит­ская про­па­ган­да на окку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях». Кни­га вышла в изда­тель­стве «Пятый Рим».

VATNIKSTAN пооб­щал­ся с исто­ри­ка­ми о вли­я­нии «белой» эми­гра­ции на идео­ло­гию НСДАП, псев­дот­роц­кист­ских радио­стан­ци­ях фашист­ской Гер­ма­нии и после­во­ен­ной судь­бе рус­ских пропагандистов-антисемитов.


— Дмит­рий и Иван, здрав­ствуй­те! Это вто­рое изда­ние ваше­го иссле­до­ва­ния. В чём прин­ци­пи­аль­ное отли­чие от пер­во­го изда­ния, кото­рое вышло в 2015 году в Ростове-на-Дону?

Дмит­рий Жуков: — После выхо­да пер­вой кни­ги мы полу­чи­ли в свой адрес мас­су откли­ков. Боль­шин­ство состав­ля­ло поло­жи­тель­ные откли­ки. Но встре­ча­лись и кри­ти­че­ские заме­ча­ния. Это спо­двиг­ло нас на то, что­бы про­дол­жить рабо­ту в архи­вах и отве­тить на воз­ник­шие вопро­сы. Мы вно­сим соот­вет­ству­ю­щие кор­рек­ти­вы в преды­ду­щие изда­ния и исправ­ля­ем допу­щен­ные ошиб­ки. Заме­тим, что от это­го не застра­хо­ван ни один иссле­до­ва­тель, серьёз­но изу­ча­ю­щий слож­ные исто­ри­че­ские про­бле­мы. Но самое глав­ное, на наш взгляд, не впа­дать в при­су­щий неко­то­рым дог­ма­тизм, когда в уго­ду соб­ствен­ным пред­став­ле­ни­ям иная точ­ка зре­ния либо не при­ни­ма­ет­ся во вни­ма­ние, либо наме­рен­но игно­ри­ру­ет­ся. Так как мы все­гда тяго­те­ли к объ­ек­тив­но­му рас­смот­ре­нию наи­бо­лее ост­рых вопро­сов, свя­зан­ных с исто­ри­ей Вто­рой миро­вой вой­ны, то кон­струк­тив­ная кри­ти­ка нас нико­гда не пуга­ла. Напро­тив, она под­тал­ки­ва­ла к даль­ней­ше­му поис­ку и бес­при­страст­но­му ана­ли­зу, выяв­ле­нию тех момен­тов, кото­рые оста­лись в тени.

Кро­ме того, вто­рое изда­ние было рас­ши­ре­но за счет вве­де­ния ново­го фак­то­ло­ги­че­ско­го мате­ри­а­ла. В част­но­сти, в науч­ный обо­рот был вве­дён ряд новых источ­ни­ков — напри­мер, мате­ри­а­лы, вышед­шие из-под руки немец­ких про­па­ган­ди­стов и их помощ­ни­ков — рус­ских кол­ла­бо­ра­ци­о­нист­ских жур­на­ли­стов, рабо­тав­ших в раз­лич­ных медий­ных струк­ту­рах Тре­тье­го рей­ха. Нако­нец, изда­ние этой кни­ги снаб­же­но мно­же­ством иллю­стра­ций. Это весь­ма важ­но, посколь­ку нам хоте­лось, что­бы чита­те­ли смог­ли сво­и­ми гла­за­ми уви­деть образ­цы анти­се­мит­ской продукции.

— Как отли­ча­лась анти­се­мит­ская про­па­ган­да на окку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях РСФСР от дру­гих реги­о­нов СССР? И в чём была осо­бен­ность в срав­не­нии с дру­ги­ми евро­пей­ски­ми странами? 

Дмит­рий Жуков: — Прак­ти­че­ски ничем не отли­ча­лась. Тем более, боль­шин­ство образ­чи­ков анти­се­ми­тиз­ма (в первую оче­редь, пери­о­ди­че­ская печать) выхо­ди­ло на рус­ском язы­ке. В окку­пи­ро­ван­ных евро­пей­ских стра­нах анти­се­мит­ская про­па­ган­да так­же про­во­ди­лась. Каких-либо суще­ствен­ных осо­бен­но­стей не было, за исклю­че­ни­ем того, что здесь нена­висть к евре­ям пре­под­но­си­лась в более «утон­чён­ной» обвёрт­ке, с учё­том вку­сов и обра­зо­ва­ния евро­пей­ской публики.

Стенд про­па­ган­ды на ули­це одно­го из окку­пи­ро­ван­ных совет­ских горо­дов. 1942 год

— Посто­ян­но исполь­зо­ва­лось поня­тие «иудо-боль­ше­визм». Боль­ше­вик был тож­де­стве­нен еврею в нацист­ской пропаганде?

Иван Ковтун: — Разу­ме­ет­ся. Но этим про­бле­ма не огра­ни­чи­ва­ет­ся. Необ­хо­ди­мо посмот­реть на неё шире. Поня­тие «жидо-боль­ши­визм» — а имен­но так оно зву­ча­ло в то вре­мя — вклю­ча­ло в себя всех вра­гов корич­не­вой импе­рии, вклю­чая потен­ци­аль­ных. Напри­мер, в 1941 году под это поня­тие попа­ли совет­ские пар­ти­за­ны. Гене­рал войск СС Эрих фон дем Бах, воен­ный пре­ступ­ник, отве­чав­ший за так назы­ва­е­мое «уми­ро­тво­ре­ние» захва­чен­ных обла­стей в тылу вер­мах­та, вывел даже целую «фор­му­лу»: «Где есть пар­ти­зан — там и еврей, и где есть еврей — там и партизан».

В осно­ве таких пред­став­ле­ний, конеч­но же, лежа­ли взгля­ды само­го Гит­ле­ра. В его пони­ма­нии вой­на про­тив СССР про­из­рас­та­ла из кон­цеп­ции потреб­но­сти в жиз­нен­ном про­стран­стве, кото­рая соче­та­ла в себе экс­пан­сию на Восток с иско­ре­не­ни­ем боль­ше­виз­ма и уни­что­же­ни­ем еврей­ства. Посколь­ку в этой кон­цеп­ции нерас­тор­жи­мо сли­лись поло­же­ния соци­ал-дар­ви­низ­ма, расист­ские аргу­мен­ты, сооб­ра­же­ния про­до­воль­ствен­но­го снаб­же­ния и прин­ци­пы сило­вой поли­ти­ки, нет смыс­ла гадать, какие из этих сооб­ра­же­ний ока­за­лись более важ­ны­ми. Для Гит­ле­ра еврей­ская власть и боль­ше­визм были иден­тич­ны. Расо­во-идео­ло­ги­че­ская вой­на на уни­что­же­ние про­тив «жидо-боль­ше­виз­ма» счи­та­лась неотъ­ем­ле­мым ком­по­нен­том Восточ­ной кам­па­нии ещё до нача­ла бое­вых действий.

Мы доста­точ­но подроб­но оста­нав­ли­ва­ем­ся на этих вопро­сах в пер­вой гла­ве наше­го иссле­до­ва­ния. Здесь ана­ли­зи­ру­ют­ся пре­ступ­ные при­ка­зы воен­но-поли­ти­че­ско­го руко­вод­ства нацист­ской Гер­ма­нии, рас­ска­зы­ва­ет­ся о целях и зада­чах «кре­сто­во­го похо­да» про­тив СССР. Что каса­ет­ся самой кон­струк­ции «жидо-боль­ше­визм», то она явля­ет­ся извест­ным кли­ше, кото­рое самым глу­бо­ким обра­зом повли­я­ло на фор­ми­ро­ва­ние спе­ци­фи­че­ской рито­ри­ки кол­ла­бо­ра­ци­о­нист­ско­го антисемитизма.

— Име­лась ли пита­тель­ная поч­ва для анти­се­мит­ской про­па­ган­ды? Был ли рас­про­стра­нён анти­се­ми­тизм в совет­ском обще­стве нака­нуне Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны?

Дмит­рий Жуков: — Без­услов­но, нацист­ская анти­се­мит­ская про­па­ган­да в годы вой­ны лег­ла на под­го­тов­лен­ную поч­ву. Архи­вы пока­зы­ва­ют, что вза­им­ные меж­эт­ни­че­ские сте­рео­ти­пы бази­ро­ва­лись как на тра­ди­ци­он­ных пред­став­ле­ни­ях, сло­жив­ших­ся на про­тя­же­нии дли­тель­но­го пери­о­да сов­мест­но­го суще­ство­ва­ния, так и на кри­те­ри­ях, кото­рые сфор­ми­ро­ва­лись уже после рево­лю­ции. В доре­во­лю­ци­он­ные годы мно­гие тра­ди­ци­он­ные пред­рас­суд­ки — рели­ги­оз­ные, этни­че­ские и соци­аль­ные — уси­ли­ва­лись под вли­я­ни­ем враж­деб­ной евре­ям цар­ской бюро­кра­тии и близ­ких к ней кон­сер­ва­тив­ных кру­гов, в том чис­ле части интел­ли­ген­ции. Новые меж­эт­ни­че­ские сте­рео­ти­пы яви­лись в зна­чи­тель­ной мере резуль­та­том быст­ро­го соци­аль­но­го про­дви­же­ния евре­ев, что ста­ло воз­мож­ным бла­го­да­ря эман­си­па­ции, даро­ван­ной рево­лю­ци­ей 1917 года. Прин­цип этни­че­ско­го равен­ства был пол­но­стью при­нят боль­ше­ви­ка­ми, и его реа­ли­за­ция лег­ла в меж­во­ен­ные годы в осно­ву совет­ской наци­о­наль­ной политики.

Вме­сте с тем тра­ди­ци­он­ные пред­рас­суд­ки в отно­ше­нии евре­ев нику­да не исчез­ли. Напри­мер, совет­ская анти­ре­ли­ги­оз­ная поли­ти­ка спо­соб­ство­ва­ла росту антие­в­рей­ских настро­е­ний. Насе­ле­ние было уве­ре­но, что в пред­взя­том отно­ше­нии вла­стей к рели­гии и в рели­ги­оз­ных пре­сле­до­ва­ни­ях осо­бую роль игра­ли евреи. Эта уве­рен­ность, заро­див­шись в пери­од изъ­я­тия цер­ков­ных цен­но­стей в нача­ле 1920‑х годов, вновь дала о себе знать в ходе кам­па­нии закры­тия куль­то­вых зда­ний в 1929 году.

Нику­да не исчез­ла вера в «пара­зи­ти­че­ский образ жиз­ни» евре­ев, про­цве­та­ю­щих за счёт осталь­но­го насе­ле­ния. Борь­ба с внут­ри­пар­тий­ной оппо­зи­ци­ей, в кото­рой вид­ные места зани­ма­ли евреи (Троц­кий, Зино­вьев, Каме­нев и дру­гие), так­же уси­ли­ва­ла меж­эт­ни­че­скую напря­жен­ность. Дис­кре­ди­та­ция оппо­зи­ци­о­не­ров в прес­се вос­при­ни­ма­лась как осво­бож­де­ние от евре­ев. Зафик­си­ро­ва­но нема­ло слу­ча­ев вза­им­но­го оскорб­ле­ния и наси­лия, полу­чив­ших рас­про­стра­не­ние в повсе­днев­ной жиз­ни. Враж­деб­ность на этни­че­ской поч­ве встре­ча­лась во всех сло­ях обще­ства, как в горо­де, так и в деревне, в том чис­ле сре­ди чле­нов пар­тии и комсомола.

Изме­не­ние наци­о­наль­ной док­три­ны в сере­дине 1930‑х годах — заме­на интер­на­ци­о­на­ли­сти­че­ской кон­цеп­ции экс­пор­та рево­лю­ции на «совет­ско-пат­ри­о­ти­че­скую» — повли­я­ло на под­ход вла­стей к про­бле­ме меж­на­ци­о­наль­ных отно­ше­ний. С 1935 года анти­се­ми­тизм фак­ти­че­ски пере­стал упо­ми­нать­ся в совет­ской печа­ти как фак­тор жиз­ни евре­ев в СССР. После нача­ла пере­го­во­ров с Гер­ма­ни­ей в мае 1939 года, под­пи­са­ния пак­та Моло­то­ва-Риббен­тро­па и втор­же­ния немец­ких и совет­ских войск на тер­ри­то­рию Поль­ши тема анти­се­ми­тиз­ма фак­ти­че­ски исчез­ла со стра­ниц совет­ской прессы.

В реаль­ной жиз­ни, одна­ко, антие­в­рей­ские про­яв­ле­ния про­дол­жа­ли суще­ство­вать, и слу­чаи, ква­ли­фи­ци­ро­вав­ши­е­ся мест­ны­ми вла­стя­ми как анти­се­ми­тизм, были не столь уж ред­ки. Неуди­ви­тель­но, что с нача­лом окку­па­ции, зата­ён­ные до вре­ме­ни предубеж­де­ния про­тив евре­ев, уве­рен­ность в суще­ство­ва­нии «еврей­ско­го заси­лья» при­об­ре­ли откры­тые и доста­точ­но мас­со­вые формы.

Облож­ка окку­па­ци­он­но­го изда­ния «Про­то­ко­лов сион­ских муд­ре­цов», глав­но­го фей­ка анти­се­ми­тиз­ма. 1943 год

— Идео­ло­ги­че­ская рабо­та велась с раз­ны­ми сло­я­ми насе­ле­ния. Кто был наи­боль­шим обра­зом под­вер­жен анти­се­мит­ской пропаганде?

Иван Ковтун: — Боль­ше все­го анти­се­мит­ской про­па­ган­де было под­вер­же­но насе­ле­ние, про­жи­вав­шее в сель­ской мест­но­сти, кре­стьяне. Вли­я­ние на них было доста­точ­но силь­ным. Неко­то­рые сте­рео­ти­пы нацист­ской про­па­ган­ды, внед­рён­ные сре­ди них в пери­од окку­па­ции, дава­ли о себе знать и после вой­ны. При­ме­ров очень мно­го. Воз­мож­но, в буду­щем это ста­нет пред­ме­том для наше­го ново­го исследования.

— На окку­пи­ро­ван­ных тер­ри­то­ри­ях нем­цам и кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стам про­ти­во­сто­я­ли пар­ти­за­ны. Писа­ли ли они что-либо по еврей­ско­му вопро­су в сво­их жур­на­лах и листовках? 

Иван Ковтун: — Нет, не писа­ли. Для совет­ской про­па­ган­ды воен­но­го вре­ме­ни — в тылу, на фрон­те и на захва­чен­ной тер­ри­то­рии — еврей­ских жертв истре­би­тель­ной поли­ти­ки окку­пан­тов не суще­ство­ва­ло. Обыч­но фак­ты целе­на­прав­лен­но­го уни­что­же­ния еврей­ско­го насе­ле­ния скры­ва­ли за обоб­ща­ю­щим эвфе­миз­мом «мир­ные совет­ские граж­дане». Одна­ко в сек­рет­ных доку­мен­тах, про­хо­див­ших по линии орга­нов гос­бе­зо­пас­но­сти СССР, сооб­ще­ния об убий­стве евре­ев встре­ча­лись. Но эти доку­мен­ты не под­ле­жа­ли оглас­ке и пред­на­зна­ча­лись толь­ко для выс­ше­го руко­вод­ства страны.

— Вы упо­ми­на­е­те немец­кие про­па­ган­дист­ские радио­стан­ции, кото­рые веща­ли от лица троц­ки­стов или «ста­рых боль­ше­ви­ков». Мог­ли бы вы рас­ска­зать об этих улов­ках? Кто гото­вил эфи­ры: быв­шие чле­ны пар­тии, пере­бе­жав­шие на сто­ро­ну Гит­ле­ра? Были в эфи­рах этих радио­стан­ций анти­се­мит­ские мотивы?

Дмит­рий Жуков: — Тако­го рода про­па­ган­да име­ла место в основ­ном в пер­вый пери­од вой­ны. В листов­ках и радио­эфи­рах это­го направ­ле­ния, есте­ствен­но, ника­ко­го анти­се­ми­тиз­ма не было и в помине. Когда наци­сты убе­ди­лись в том, что псев­дот­роц­кист­ская про­па­ган­да не име­ет суще­ствен­но­го вли­я­ния на лич­ный состав Крас­ной армии, все подоб­ные при­е­мы были быст­ро свёр­ну­ты, и в даль­ней­шем став­ка дела­лась в боль­шей сте­пе­ни на рус­ский национализм.

Одна из самых извест­ных анти­се­мит­ских листо­вок вер­мах­та. Сен­тябрь 1941 года

— В фор­ми­ро­ва­нии анти­се­мит­ской повест­ки, как вы утвер­жда­е­те, важ­ную роль сыг­ра­ла юдо­фо­бия бело­эми­гран­тов. Это была смыч­ка чер­но­со­тен­ной идео­ло­гии с немец­ким нациз­мом? Кто из бело­эми­гран­тов на ран­нем эта­пе повли­ял на анти­се­ми­тизм НСДАП? 

Дмит­рий Жуков: — В совре­мен­ной исто­рио­гра­фии, не толь­ко запад­ной, но и рос­сий­ской, это уже неоспо­ри­мый тезис. После рево­лю­ций 1917 года в Гер­ма­нию из быв­шей Рос­сий­ской импе­рии бежа­ли мно­гие тыся­чи убеж­дён­ных монар­хи­стов, чер­но­со­тен­цев, а так­же этни­че­ских нем­цев, раз­де­ляв­ших анти­се­мит­ские тези­сы (в их чис­ле — Аль­фред Розен­берг, автор «Мифа ХХ века», в 1941–1944 годах министр окку­пи­ро­ван­ных восточ­ных тер­ри­то­рий). Имен­но они воору­жи­ли наци­стов такой извест­ной антие­в­рей­ской фаль­шив­кой, как «Про­то­ко­лы сион­ских муд­ре­цов». Пере­вод на немец­кий язык осу­ще­ствил Пётр Шабель­ский-Борк. После изда­ния 1919 года «Про­то­ко­лы» были мно­го раз пере­пе­ча­та­ны в самой Гер­ма­нии и во всём мире. Сре­ди извест­ных рус­ских наци­о­на­ли­стов с наци­ста­ми актив­но сотруд­ни­ча­ли такие эми­гран­ты, как Сер­гей Табо­риц­кий, Нико­лай Мар­ков, Пётр Крас­нов. Впро­чем, послед­ний со вре­ме­нем пере­шел в каза­че-сепа­ра­тист­ский лагерь…

— Вы выде­ля­е­те три типа про­па­ган­ди­стов-анти­се­ми­тов из чис­ла рус­ских — непри­ми­ри­мых бело­эми­гран­тов, пере­беж­чи­ков, сотруд­ни­чав­ших с окку­па­ци­он­ным режи­мом, и «вла­сов­цев». В чём отли­чия вто­рой и тре­тьей кате­го­рий? «Вла­сов­цев» вы вос­при­ни­ма­е­те в каче­стве отдель­но­го движения?

Иван Ковтун: — Соб­ствен­но гово­ря, так назы­ва­е­мые «вла­сов­цы» и пред­став­ля­ют собой отдель­ную ветвь рус­ско­го кол­ла­бо­ра­ци­о­низ­ма. До осе­ни 1944 года, когда Гимм­лер раз­ре­шил плен­но­му совет­ско­му гене­ра­лу сфор­ми­ро­вать несколь­ко соеди­не­ний Воору­жён­ных сил Коми­те­та осво­бож­де­ния наро­дов Рос­сии (ВС КОНР), Вла­сов ничем не коман­до­вал, а исполь­зо­вал­ся толь­ко по линии нацист­ской про­па­ган­ды. Одна­ко надо отли­чать кол­ла­бо­ра­ци­о­ни­стов, рабо­тав­ших на «имидж» дутой фигу­ры Вла­со­ва, и тех, кто выпол­нял ана­ло­гич­ные зада­чи в дру­гих про­па­ган­дист­ских струк­ту­рах рей­ха. Вла­сов не имел ника­ко­го вли­я­ния на этих людей, так как окку­па­ци­он­ные СМИ ему не подчинялись.

— Сре­ди самых неле­пых мифов анти­се­мит­ской про­па­ган­ды был тот, что истин­ным руко­во­ди­те­лем Совет­ско­го Сою­за был Кага­но­вич, а Ста­лин был даже женат на доч­ке Кага­но­ви­ча. При этом не исполь­зо­вал­ся сюжет, соглас­но кото­ро­му сам Ста­лин был бы евре­ем. Поче­му? Учи­ты­вая ложь наци­стов, эта тема вполне мог­ла бы быть затронута.

Иван Ковтун: — Немец­ким про­па­ган­ди­стам было хоро­шо извест­но, что Ста­лин был по про­ис­хож­де­нию гру­зин. Пытать­ся сде­лать из него еврея было бы абсурд­но. К тому же подоб­ный ход про­ти­во­ре­чил нацист­ским уста­нов­кам, что гла­ва совет­ско­го госу­дар­ства явля­ет­ся «мари­о­нет­кой в руках миро­вой заку­ли­сы». Кро­ме того, образ Ста­ли­на все­гда шёл в связ­ке с пред­ста­ви­те­ля­ми из его окру­же­ния — чаще все­го, Кага­но­ви­чем, яко­бы ока­зы­вав­шем на него основ­ное вли­я­ние. Такой век­тор вос­при­я­тия обра­за обо­зна­чил лич­но Геб­бельс, при­ка­зав­ший сво­им под­чи­нён­ным обра­тить вни­ма­ние на фигу­ру Кага­но­ви­ча, назна­чен­но­го на долж­ность глав­но­го «про­вод­ни­ка миро­во­го еврей­ства» в Совет­ском Союзе.

Фото­ма­те­ри­а­лы из нацист­ской бро­шю­ры «Недо­че­ло­век», кото­рые исполь­зо­ва­лись в про­па­ган­дист­ских листовках

— Что меня пора­зи­ло боль­ше все­го — боль­шин­ство рус­ских про­па­ган­ди­стов, чьи мате­ри­а­лы вы ана­ли­зи­ру­е­те, избе­жа­ло нака­за­ния. Мно­гие осе­ли в Латин­ской Аме­ри­ке или США. Это типич­ные судь­бы для коллаборационистов?

Дмит­рий Жуков: — Смот­ря для каких. Если мы ведём речь о про­па­ган­ди­стах и лицах, рабо­тав­ших на немец­кие спец­служ­бы, то мно­гие из них суме­ли избе­жать выда­чи. Неко­то­рые про­па­ган­ди­сты были свя­за­ны с немец­кой раз­вед­кой — напри­мер, Борис Фили­стин­ский, быв­ший аген­том поле­вой жан­дар­ме­рии, а затем поли­ции без­опас­но­сти и СД (Служ­бы без­опас­но­сти СС. — Ред.). Очень мно­гие быв­шие сотруд­ни­ки про­па­ган­дист­ских струк­тур удач­но обос­но­ва­лись на радио­стан­ци­ях, вещав­ших на СССР под эги­дой «сво­бод­но­го мира» из Запад­ной Гер­ма­нии и США. Со вре­ме­нем — при­мер­но к сере­дине 1970‑х годов — от наи­бо­лее оди­оз­ных про­па­ган­ди­стов под раз­ны­ми пред­ло­га­ми избав­ля­лись. В 1986 году после гром­ко­го судеб­но­го про­цес­са был лишён граж­дан­ства США и выслан в Кана­ду быв­ший заме­сти­тель редак­то­ра орлов­ской окку­па­ци­он­ной газе­ты «Речь» Вла­ди­мир Соко­лов-Сама­рин. Основ­ную же мас­су «восточ­ных доб­ро­воль­цев», каза­ков, сол­дат и офи­це­ров КОНР («вла­сов­ско­го» орга­на поли­ти­че­ско­го руко­вод­ства. — Ред.) союз­ни­ки всё-таки пере­да­ли совет­ской стороне.

— В кни­ге поме­щён дис­клей­мер, в кото­ром гово­рит­ся о том, что цита­ты и изоб­ра­же­ния весь­ма спе­ци­фи­че­ско­го харак­те­ра исполь­зо­ва­ны в науч­ных целях и не раз­жи­га­ют наци­о­наль­ную рознь. У вас были пре­це­ден­ты, что кто-то пытал­ся обви­нить ваш науч­ный труд в экс­тре­миз­ме? Вооб­ще, насколь­ко уме­стен закон об экс­тре­миз­ме, тем более, в кон­тек­сте науч­ных исследований?

Дмит­рий Жуков: — За дол­гие годы рабо­ты мы не стал­ки­ва­лись с подоб­ны­ми веща­ми, так как вни­ма­тель­но отно­сим­ся к нашим тек­стам. В этом смыс­ле мы вполне счи­та­ем закон об экс­тре­миз­ме нуж­ным доку­мен­том. Вопро­сы воз­ни­ка­ют по дру­го­му пово­ду. Есть люди, кото­рые в силу сво­ей исто­ри­че­ской и юри­ди­че­ской без­гра­мот­но­сти дохо­дят в борь­бе с экс­тре­миз­мом до край­но­стей, а порою и вовсе — до откро­вен­но­го абсур­да! При­ди­ра­ют­ся к каким-то мело­чам и тре­бу­ют запре­тить кни­ги. При­чём авто­ры этих работ, насколь­ко нам извест­но, все­гда сто­я­ли на науч­ных пози­ци­ях и отно­сят­ся к любо­му ради­ка­лиз­му крайне отри­ца­тель­но. Тем не менее ука­зан­ная тен­ден­ция суще­ству­ет и, чего уж гре­ха таить, меша­ет исто­ри­кам спо­кой­но зани­мать­ся раз­ра­бот­кой слож­ных вопросов.

— Вы рабо­та­е­те вдво­ём. Как вы рас­пре­де­ля­е­те обя­зан­но­сти? Кто-то из вас боль­ше ори­ен­ти­ро­ван на напи­са­ние, а кто-то на рабо­ту с архивами?

Дмит­рий Жуков: — Не будем рас­кры­вать сек­ре­тов нашей «кух­ни», но ска­жем о том, что в архи­вах мы быва­ем часто и ведём серьёз­ную иссле­до­ва­тель­скую рабо­ту по инте­ре­су­ю­щим нас проблемам.

Авто­ры в радио­эфи­ре. Посе­ре­дине — Дмит­рий Жуков, спра­ва — Иван Ковтун

— Какие бы кни­ги вы назва­ли «мастри­да­ми» по тема­ти­ке анти­се­ми­тиз­ма фашист­ской Гер­ма­нии и коллаборационизма?

Иван Ковтун: — Этих книг мно­же­ство. Вопро­са­ми нацист­ской про­па­ган­ды сей­час зани­ма­ют­ся мно­гие спе­ци­а­ли­сты, и не толь­ко у нас, в Рос­сии, но и за рубе­жом. Кого эта тема силь­но вол­ну­ет, посо­ве­ту­ем озна­ко­мить­ся с рабо­та­ми немец­ких исто­ри­ков В. Вет­те, Й. Янссе­на, К. Ваши­ка, Б. Квин­керт, Ф. Фос­сле­ра. Сре­ди англо­языч­ных авто­ров, пожа­луй, мож­но поре­ко­мен­до­вать «клас­си­че­скую» рабо­ту Р. Герц­штей­на, иссле­до­ва­ния Л. Вэд­динг­тон, Д. Уци­э­ля и Д. Хер­фа. Что каса­ет­ся оте­че­ствен­ных спе­ци­а­ли­стов, то сто­ит обра­тить вни­ма­ние на моно­гра­фии и ста­тьи Б. Н. Кова­лё­ва, С. И. Фило­нен­ко и М. И. Фило­нен­ко, С. К. Бер­не­ва, Е. В. Дере­вян­ко, Д. И. Чер­ня­ко­ва, И. В. Гриб­ко­ва и А. Н. Белкова.

— Как вы счи­та­е­те, на сего­дняш­ний день про­бле­ма анти­се­ми­тиз­ма в Рос­сии изжита?

Дмит­рий Жуков: — Разу­ме­ет­ся, она не сто­ит так ост­ро, как ещё пару десят­ков лет назад. Одна­ко само это явле­ние, как пока­зы­ва­ет исто­рия, изжить до кон­ца нель­зя. Но мож­но све­сти его про­яв­ле­ния в обще­стве до опре­де­лён­но­го мини­му­ма. Для это­го необ­хо­ди­мо объ­ек­тив­ное и серьёз­ное изу­че­ние обо­зна­чен­ной темы. Воз­мож­но ли такое? Вполне. Глав­ное, что­бы у тех, кто несёт за это ответ­ствен­ность, было жела­ние посто­ян­но уде­лять это­му внимание.

Поделиться