Музейные заметки. У революции женское лицо

Про­ти­во­ре­чи­вое, а порой даже анек­до­тич­ное состо­я­ние совре­мен­но­го жен­ско­го дви­же­ния — в лице так назы­ва­е­мо­го «феми­низ­ма тре­тьей вол­ны» — неред­ко вызы­ва­ет спо­ры о его целе­со­об­раз­но­сти. Дей­стви­тель­но, если по зако­ну все уже дав­но рав­ны, то с чем бороть­ся? Со сте­рео­ти­па­ми и пред­рас­суд­ка­ми? Сте­рео­ти­пы, как нетруд­но заме­тить, ино­гда лишь усу­губ­ля­ют­ся при сомни­тель­ных обще­ствен­ных акци­ях, кото­рые устра­и­ва­ют феминистки.

Сто­ле­тие назад ситу­а­ция была иной, и не толь­ко в сфе­ре пра­во­во­го поло­же­ния жен­щи­ны. Те же пред­рас­суд­ки тра­ди­ци­он­но­го обще­ства во мно­го раз силь­нее вли­я­ли на жизнь пред­ста­ви­тель­ниц пре­крас­но­го пола. Тем уди­ви­тель­нее, что имен­но в Рос­сии — пожа­луй, в гораз­до боль­шей мере, чем в осталь­ной Евро­пе — жен­ское дви­же­ние было в аван­гар­де обще­ствен­ной борь­бы. Как так полу­чи­лось, рас­ска­зы­ва­ет выстав­ка «Жен­щи­ны и рево­лю­ция» в петер­бург­ском Музее поли­ти­че­ской исто­рии России.


Фраг­мент выставки

Начи­на­лось всё с про­сто­го стрем­ле­ния рус­ской жен­щи­ны к зна­ни­ям. Об этом выстав­ка прак­ти­че­ски не рас­ска­зы­ва­ет, посколь­ку её основ­ная хро­но­ло­гия начи­на­ет­ся с рубе­жа XIX–XX веков. Но имен­но тогда жен­ское дви­же­ние воз­гла­ви­ли те, кто полу­чил выс­шее обра­зо­ва­ние в 1860‑е, 1870‑е, 1880‑е годы. Сво­бод­но полу­чить пол­но­цен­ную «выш­ку» мож­но было за рубе­жом: напри­мер, Анна Евре­и­но­ва ста­ла пер­вой рус­ской жен­щи­ной-юри­стом по окон­ча­нии уни­вер­си­те­та в Лейп­ци­ге. Жен­щи­ны доби­лись и откры­тия выс­ших жен­ских кур­сов в Рос­сии. Так, Анна Фило­со­фо­ва в 1870‑е была одним из ини­ци­а­то­ров созда­ния Бес­ту­жев­ских кур­сов в Петербурге.

По цен­тру — Анна Евре­и­но­ва, спра­ва от неё — Анна Фило­со­фо­ва. На боль­шой фото­гра­фии сле­ва — тоже Анна (счаст­ли­вое имя для жен­ско­го дви­же­ния!), Анна Шаба­но­ва, пер­вая жен­щи­на-педи­атр в России.

Если на Запа­де жен­ское дви­же­ние в основ­ном ассо­ци­и­ро­ва­лось с суф­ра­жист­ка­ми (от фран­цуз­ско­го «suffrage» — «изби­ра­тель­ное пра­во»), то в Рос­сии борь­ба за поли­ти­че­ские пра­ва не была исклю­чи­тель­но жен­ской пре­ро­га­ти­вой — огра­ни­чен­ны­ми пра­ва­ми в само­дер­жав­ном госу­дар­стве наде­ля­лись все без исклю­че­ния. Поэто­му заин­те­ре­со­ван­ные в поли­ти­ке жен­щи­ны до нача­ла XX века не были обособ­ле­ны от муж­чин и вли­ва­лись в общие поли­ти­че­ские про­цес­сы, в основ­ном в рево­лю­ци­он­ное дви­же­ние. Рево­лю­ци­о­нер­ки отли­ча­лись такой непри­ми­ри­мо­стью к вла­сти и ради­ка­лиз­мом, что это при­во­ди­ло окру­жав­ших их муж­чин в вос­хи­ще­ние и тре­пет — чего сто­ит, ска­жем, фигу­ра «нрав­ствен­но­го дик­та­то­ра» наро­до­воль­цев Софьи Перовской.

«Бабуш­ка рус­ской рево­лю­ции» Ека­те­ри­на Бреш­ко-Бреш­ков­ская участ­во­ва­ла ещё в «хож­де­нии в народ» в 1870‑е, тогда же была сосла­на на катор­гу. На этом поли­цей­ском сним­ке 1907 года она — уже одна из лиде­ров пар­тии эсе­ров и её Бое­вой орга­ни­за­ции, под аре­стом из-за пре­да­тель­ства Азефа.
Мария Спи­ри­до­но­ва и дру­гие чле­ны пар­тии эсе­ров на каторге.

С рубе­жа веков жен­ский вопрос полу­ча­ет всё боль­шее выра­же­ние в печат­ных изда­ни­ях. Появ­ля­ют­ся исто­ри­че­ские очер­ки жен­ско­го дви­же­ния и поли­ти­че­ская пуб­ли­ци­сти­ка, выхо­дят жен­ские кален­да­ри (спра­воч­ни­ки гос­учре­жде­ний), созда­ёт­ся спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ная жен­ская пери­о­ди­ка — не жур­на­лы мод, а имен­но соци­аль­но-поли­ти­че­ские изда­ния вро­де боль­ше­вист­ско­го жур­на­ла «Работ­ни­ца». Смяг­че­ние цен­зу­ры после Пер­вой рус­ской рево­лю­ции вызва­ло насто­я­щий бум подоб­ных изданий.

По цен­тру — «Пер­вый жен­ский кален­дарь» изда­тель­ни­цы Прас­ко­вьи Ариян.

Увле­че­ние обще­ствен­ным дви­же­ни­ем пре­иму­ще­ствен­но дво­ря­нок может вызвать подо­зре­ние, буд­то для бед­ных сло­ёв насе­ле­ния жен­ский вопрос был неак­туа­лен. На выстав­ке пред­став­ле­на бро­шю­ра РСДРП 1905 года «Жен­ская доля», из кото­рой мы пони­ма­ем, что про­бле­му равен­ства полов нель­зя назвать про­сто заба­вой обра­зо­ван­ных девушек:

«Сосед­ка вон, Анна Гав­ри­лов­на, посту­пи­ла на фаб­ри­ку; ребят ста­ру­хе какой-то на попе­че­нье отда­ёт, целый день дома её нет, как вол рабо­та­ет. Да мно­го ли тол­ку из это­го? Пла­тят ей чуть ли не втрое мень­ше, чем муж­чине, — гово­рят: „У нас от баб отбою нет, хочешь за такую цену, мило­сти про­сим, а доро­же не дожи­дай­ся“. И выхо­дит рабо­та эта — одно звание».

Соци­аль­ное поло­же­ние как жен­щин, так и муж­чин усу­гу­би­лось в годы Пер­вой миро­вой вой­ны. Имен­но с жен­ской демон­стра­ции 8 мар­та по ново­му сти­лю (23 фев­ра­ля по ста­ро­му) нача­лась Рус­ская рево­лю­ция. О том, что у рево­лю­ции было жен­ское лицо, сви­де­тель­ству­ют мно­же­ство обра­зов, появив­ших­ся после Фев­ра­ля — в них и рево­лю­ция, и новая, сво­бод­ная Рос­сия име­ли оче­вид­ную ген­дер­ную принадлежность.

Жен­ские обра­зы были частым явле­ни­ем на открыт­ках и пла­ка­тах 1917 года.
Даже в воен­ной про­па­ган­де Пер­вой миро­вой Рос­сия вос­при­ни­ма­лась как жен­щи­на — и надо отме­тить, дале­ко не пат­ри­ар­халь­но­го типа.
…И даже Интер­на­ци­о­нал, несмот­ря на муж­ской род это­го слова.

Собы­тия 1917 года зани­ма­ют цен­траль­ное место выстав­ки. Посе­ти­те­ли вос­при­ни­ма­ют рево­лю­ци­он­ную тема­ти­ку как через назва­ние и оформ­ле­ние двух насы­щен­ных залов, так и бла­го­да­ря боль­шо­му чис­лу экс­по­на­тов и «жен­ских» тем эпо­хи рево­лю­ции. Они не огра­ни­чи­ва­ют­ся исто­ри­я­ми отдель­ных жен­щин-рево­лю­ци­о­не­рок — той же Бреш­ко-Бреш­ков­ской или Алек­сан­дры Кол­лон­тай. Кста­ти, не сто­ит думать, что рево­лю­ци­о­нер­ка­ми были лишь соци­а­лист­ки — на май­ских выбо­рах в рай­он­ные думы Пет­ро­гра­да жен­щин-каде­тов в пар­тий­ных спис­ках было даже боль­ше, чем большевичек.

Само жен­ское дви­же­ние попы­та­лось вый­ти на новый уро­вень. Лига рав­но­пра­вия жен­щин участ­во­ва­ла как в мест­ных выбо­рах, так и попы­та­лась прой­ти в Учре­ди­тель­ное собра­ние. Созда­те­ли выстав­ки отме­ча­ют, что про­вал жен­ских орга­ни­за­ций в выбор­ной кам­па­нии свя­зан со сте­рео­ти­па­ми и недо­ве­ри­ем к жен­щи­нам-поли­ти­кам. Воз­мож­но, дело не столь­ко в сте­рео­ти­пах, сколь­ко в слиш­ком малом про­ме­жут­ке вре­ме­ни меж­ду рево­лю­ци­он­ным сло­мом ста­ро­го поряд­ка и баналь­ной при­выч­кой жен­щин быть и осо­зна­вать себя пол­но­прав­ны­ми гражданами.

Свер­ху — пла­кат Лиги рав­но­пра­вия жен­щин перед выбо­ра­ми в Учре­ди­тель­ное собрание.

Чаще жен­щи­ны не обособ­ля­ли себя ни от «муж­ских» пар­тий, ни от «муж­ских» про­фес­сий. К при­ме­ру, 1917 год был изве­стен исто­ри­ей «жен­ских бата­льо­нов смер­ти» — о них и отдель­но о Марии Боч­ка­рё­вой рас­ска­зы­ва­ет зна­чи­тель­ный фраг­мент выстав­ки. После Октяб­ря жен­щи­ны-воен­ные встре­ча­лись и у боль­ше­ви­ков: Лари­са Рейс­нер была комис­са­ром Гене­раль­но­го шта­ба Воен­но-мор­ско­го фло­та РСФСР, а Роза­лия Зал­кинд — печаль­но извест­ная Зем­ляч­ка — ста­ла одним из орга­ни­за­то­ров крас­но­го тер­ро­ра в Крыму.

Эман­си­па­ция не толь­ко вос­хва­ля­лась, но и ста­но­ви­лась объ­ек­том сати­ры. Кро­ме кари­ка­тур, на выстав­ке мож­но уви­деть афи­ши спек­так­лей, где обыг­ры­ва­лось изме­нив­ше­е­ся поло­же­ние жен­щи­ны в обществе.

Боль­ше­ви­ки про­дол­жи­ли поли­ти­ку уста­нов­ле­ния равен­ства. Фор­маль­ные пра­ва, одна­ко, не гаран­ти­ро­ва­ли улуч­ше­ния каче­ства жиз­ни, осо­бен­но в усло­ви­ях Граж­дан­ской вой­ны. Кро­ме это­го, «жен­ский вопрос» пони­мал­ся совет­ской вла­стью исклю­чи­тель­но в пара­диг­ме ком­му­низ­ма. Боль­шую роль в этом сыг­ра­ли так назы­ва­е­мые жен­ские отде­лы. Под кон­тро­лем пар­тии жен­от­де­лы вовле­ка­ли пред­ста­ви­тель­ниц рабо­че­го клас­са в пар­тий­ное и проф­со­юз­ное дви­же­ние, про­па­ган­ди­ро­ва­ли «новый быт».

Про­ле­тар­ское жен­ское дви­же­ние сошло на нет к кон­цу 1920‑х годов, когда жен­от­де­лы были лик­ви­ди­ро­ва­ны. Веро­ят­но, новая власть посчи­та­ла, что равен­ство муж­чин и жен­щин достиг­ну­то. «Жен­ский вопрос» объ­яви­ли закрытым.

На перед­нем плане — соло­мен­ная шляп­ка Алек­сан­дры Кол­лон­тай. На зад­нем — косын­ка мед­сест­ры А. Я. Тильтинь.

Выстав­ка «Жен­щи­ны и рево­лю­ция» рабо­та­ет с 25 октяб­ря 2017 года по 30 декаб­ря 2018 года в Госу­дар­ствен­ном музее поли­ти­че­ской исто­рии Рос­сии. Подроб­но­сти о ней читай­те на сай­те музея.

Поделиться