После рево­лю­ции 1931 года, когда был сверг­нут Аль­фон­со XXIII и к вла­сти при­шли левые, в Испа­нии были силь­ны реак­ци­он­ные силы пра­во­го тол­ка, поэто­му ещё до нача­ла вой­ны рес­пуб­ли­кан­цы при­ни­ма­ли меры про­тив мяте­жа. «Пра­вых» отстра­ня­ли от армей­ских постов, а народ­ная мили­ция рас­смат­ри­ва­лась как основ­ная воен­ная опо­ра дей­ству­ю­щей систе­мы. Вла­сти про­во­ди­ли соци­а­ли­сти­че­скую поли­ти­ку, напри­мер, земель­ную рефор­му, что дава­ло ему под­держ­ку про­ле­та­ри­а­та и кре­стьян. При­ня­тие этих мер убе­ди­ло пра­ви­тель­ство, что, даже если мятеж про­изой­дёт, его удаст­ся пода­вить в крат­чай­шие сроки.

Гит­лер и Мус­со­ли­ни виде­ли в Испан­ском мяте­же отлич­ную воз­мож­ность: полу­чив ново­го союз­ни­ка, они бы не толь­ко осла­би­ли Фран­цию, создав потен­ци­аль­ную угро­зу напа­де­ния с «тыла», но так­же и изба­ви­лись от воз­мож­но­го аван­по­ста СССР, не гово­ря уже о выхо­де к Гибрал­та­ру — важ­но­му транс­порт­но­му узлу. Поэто­му, кро­ме ору­жия и тех­ни­ки, Ита­лия и Гер­ма­ния были гото­вы предо­ста­вить рево­лю­ци­о­не­рам и люд­ские ресурсы.

Рас­ска­зы­ва­ем, как СССР помо­гал рес­пуб­ли­кан­ским силам и пытал­ся ула­дить кри­зис — дипло­ма­ти­че­ским путём и не только. 

Аги­та­ци­он­ный пла­кат рес­пуб­ли­кан­ских интербригад

В июле 1936 года с кодо­вой фра­зы «Над всей Испа­ни­ей без­об­лач­ное небо» начал­ся путч пра­вых сил. Одна­ко, совет­ское пра­ви­тель­ство не уде­ля­ло мно­го вни­ма­ния собы­ти­ям в Испа­нии. Основ­ным поли­ти­че­ским аги­та­то­ром по регу­ли­ро­ва­нию это­го вопро­са была Фран­ция: ситу­а­ция в Испа­нии напря­мую вли­я­ла на её внеш­не­по­ли­ти­че­ский статус.

Логич­ным кур­сом дей­ствий для Пари­жа была попыт­ка лока­ли­зо­вать кон­фликт, ого­ро­див его от вме­ша­тель­ства дру­гих госу­дарств. С помо­щью такой поли­ти­ки Фран­ция хоте­ла уго­дить и близ­ко­му по идео­ло­гии Совет­ско­му Сою­зу (в это вре­мя пре­мье­ром там был соци­а­лист Леон Блюм), и важ­ней­ше­му внеш­не­эко­но­ми­че­ско­му парт­нё­ру — Вели­ко­бри­та­нии, кото­рой невы­год­на была кон­фрон­та­ция с Гитлером.

Леон Блюм, пре­мьер-министр Фран­ции. 1936 год

Поэто­му 5 авгу­ста 1936 года Фран­ция высту­па­ет с пред­ло­же­ни­ем о дого­во­ре меж­ду евро­пей­ски­ми госу­дар­ства­ми о невме­ша­тель­стве в испан­ские дела. Через несколь­ко ите­ра­ций фор­му­ли­ро­вок, СССР, на усло­вии что Ита­лия и Гер­ма­ния при­со­еди­нят­ся к дого­во­ру, согла­сил­ся участ­во­вать. Таким обра­зом, 24 авгу­ста 1936 года, было заклю­че­но согла­ше­ние о невме­ша­тель­стве . Свои под­пи­си поста­ви­ли пред­ста­ви­те­ли 27 евро­пей­ских госу­дарств, кро­ме Испа­нии как объ­ек­та согла­ше­ния, и Швей­ца­рии, кото­рая не отхо­ди­ла от посту­ла­тов неуча­стия в воен­ных конфликтах.

Штаб-квар­ти­ра коми­те­та была орга­ни­зо­ва­на в Лон­доне, пред­се­да­тель­ству­ю­щим назна­чен пред­ста­ви­тель Вели­ко­бри­та­нии — лорд Пли­мут. СССР пред­став­лял пол­пред СССР в Вели­ко­бри­та­нии Иван Май­ский. Дру­гие клю­че­вые фигу­ры: посол Ита­лии в Вели­ко­бри­та­нии Дино Гран­ди, посол Гер­ман­ско­го Рей­ха в Вели­ко­бри­та­нии Иоахим фон Риббен­троп, а так­же посол Фран­ции в Вели­ко­бри­та­нии Шарль Корбен.
Коми­тет сра­зу раз­де­лил­ся на несколь­ко групп:
  • Совет­ский Союз.
  • Фашист­ский блок — Гер­ман­ский Рейх, Ита­лия, Португалия.
  • Ней­траль­ный блок запад­ных стран — осталь­ные участ­ни­ки комитета.
Иван Май­ский, пред­ста­ви­тель СССР в комитете

В коми­те­те фор­ми­ру­ют­ся два полю­са — совет­ская сто­ро­на, под­дер­жи­ва­ю­щая леги­тим­ное пра­ви­тель­ство. Фашист­ские стра­ны были на сто­роне вос­став­ших. Осталь­ные стра­ны во гла­ве с Вели­ко­бри­та­ни­ей в боль­шин­стве вопро­сов при­дер­жи­ва­лись ней­траль­ных позиций.

Ост­ров­но­му коро­лев­ству ней­тра­ли­тет был выго­ден: затя­ги­ва­ние воен­ных дей­ствий ослаб­ля­ло финан­со­вое поло­же­ние Испа­нии, что впо­след­ствии мог­ло при­ве­сти к кре­ди­то­ва­нию побе­див­шей сто­ро­ны Вели­ко­бри­та­ни­ей. Под­дер­жа­ние локаль­но­го кон­флик­та мог­ло сме­стить вни­ма­ние СССР и Гер­ма­нии с Ита­ли­ей исклю­чи­тель­но на испан­ский кон­фликт, что замед­ли­ло бы рост про­ти­во­ре­чий меж­ду державами.

Ней­тра­ли­тет дру­гих стран дик­то­вал­ся поли­ти­че­ской сла­бо­стью по срав­не­нию с глав­ны­ми участ­ни­ка­ми коми­те­та. Напри­мер, так об этом гово­рил пред­ста­ви­тель Чехо­сло­ва­кии Ян Масарик:

«Я — малень­кий чело­век в корот­ких шта­ниш­ках, кото­рый ниче­го не может. Вы — здо­ро­вен­ные пар­ни, кото­рые могут всё. Вы дерё­тесь меж­ду собой, и неиз­вест­но кто оста­нет­ся побе­ди­те­лем. Я дол­жен опа­сать­ся, что­бы боль­шие пар­ни не рас­топ­та­ли меня под ногами».

Ян Маса­рик, чехо­сло­вац­кий дипломат

7 октяб­ря в коми­те­те воз­ник серьёз­ный кон­фликт: пра­ви­тель­ство СССР обви­ни­ло Ита­лию и Гер­ма­нию в нару­ше­нии согла­ше­ния о ней­тра­ли­те­те. Коми­тет запро­сил офи­ци­аль­ных разъ­яс­не­ний у пра­ви­тельств обви­ня­е­мых стран, одна­ко послед­ние всё отри­ца­ли. Стал оче­ви­ден серьёз­ный изъ­ян в рабо­те коми­те­та — отсут­ствие соб­ствен­ных средств для про­вер­ки обвинений.

В каче­стве про­те­ста про­тив дей­ствий фашист­ско­го бло­ка СССР начал откры­тые постав­ки воору­же­ния и людей в Испа­нию: око­ло 600 чело­век воен­ных совет­чи­ков, 772 лёт­чи­ка и при­бли­зи­тель­но 260 тан­ки­стов. Коли­че­ство постав­лен­ной тех­ни­ки исчис­ля­лось тысячами.

Кено­таф совет­ским спе­ци­а­ли­стам, вое­вав­шим в Испа­нии в годы Граж­дан­ской вой­ны, откры­тый в Мад­ри­де в 1989 году

12 октяб­ря, совет­ское пра­ви­тель­ство высту­пи­ло с тре­бо­ва­ни­ем уста­но­вить кон­троль за пор­ту­галь­ски­ми пор­та­ми, через кото­рые, по их утвер­жде­нию, Гер­ма­ния и Ита­лия достав­ля­ли во Фран­кист­скую Испа­нию воен­ную тех­ни­ку и доб­ро­воль­цев. Эта инфор­ма­ция была извест­на руко­вод­ству стра­ны сове­тов из-за удач­ных дей­ствий разведки.

Анто­ниу ди Сала­зар, пре­мьер-министр Пор­ту­га­лии с 1932 по 1968 год, сим­па­ти­зи­ро­вав­ший пра­вым режимам

Пред­ло­же­ние пре­об­ра­зо­ва­лось в общий свод кон­тро­ли­ру­ю­щих мер: пред­по­ла­га­лось отпра­вить ней­траль­ные лица на мор­ские и сухо­пут­ные пути в Испа­нию, что­бы про­ве­рять гру­зы на соот­вет­ствие дей­ству­ю­щим огра­ни­че­ни­ям. Огра­ни­че­ния вынес на рас­смот­ре­ние лорд Плимут.

Одна­ко из-за раз­лич­ных про­мед­ле­ний меры, преду­смот­рен­ные про­ек­том от 24 октяб­ря, пере­ста­ли казать­ся совет­ско­му пра­ви­тель­ству доста­точ­ны­ми. Иван Май­ский счи­тал, что мно­гие стра­ны про­сто жда­ли паде­ния рес­пуб­ли­кан­цев. В свя­зи со всё нарас­та­ю­щем кон­тин­ген­том ита­льян­ских и немец­ких воен­ных в Испа­нии, 4 декаб­ря совет­ская сто­ро­на потре­бо­ва­ла рас­про­стра­нить огра­ни­че­ния на доб­ро­воль­цев в Граж­дан­ской войне.

Сто­ит отме­тить, что важ­ной частью поли­ти­ки СССР было осве­ще­ние испан­ских собы­тий в прес­се. Начи­ная с июля в «Прав­де» и «Изве­сти­ях» (чьим кор­ре­спон­ден­том был Илья Эрен­бург) часто появ­ля­ют­ся ста­тьи о дей­стви­ях фашист­ских госу­дарств в Испа­нии, а начи­ная с октяб­ря, об их нару­ше­ни­ях. «Борь­ба идёт меж­ду тру­до­вой Испа­ни­ей и фаши­ста­ми все­го мира», — писал совет­ский кор­ре­спон­дент в «Изве­сти­ях» в 1936 году.

Моло­дой Илья Эренбург

Схо­жие сооб­ще­ния посту­па­ли через совет­ские источ­ни­ки и в бри­тан­скую прес­су, что вли­я­ло на лей­бо­ри­стов, сочув­ству­ю­щих рес­пуб­ли­кан­цам, а так­же на тред-юни­о­ны, опа­сав­ши­е­ся раз­рас­та­ния кон­флик­та до все­ев­ро­пей­ско­го мас­шта­ба. Пол­пред СССР мог вос­поль­зо­вать­ся под­держ­кой локаль­ных кру­гов при сво­ей дипло­ма­ти­че­ской рабо­те в Лондоне.

Что­бы удо­вле­тво­рить тре­бо­ва­ния обо­их «лаге­рей» в 1937 году коми­тет пошёл на изме­не­ние пла­на кон­тро­ля. Под дав­ле­ни­ем совет­ской сто­ро­ны в него внес­ли пунк­ты о недо­пу­ще­нии доб­ро­воль­цев. Была пере­ра­бо­та­на систе­ма кон­тро­ля импор­та в Испа­нию. Гра­ни­цу с Фран­ци­ей раз­де­ли­ли на зоны, где нахо­ди­лись наблю­да­те­ли от стран-участ­ниц комитета.

Пор­ту­галь­ская гра­ни­ца раз­де­ля­лась на схо­жие зоны, одна­ко вме­сто наблю­да­те­лей были допу­ще­ны толь­ко под­дан­ные бри­тан­ской коро­ны, при­чём под­чи­ня­лись они бри­тан­ско­му кон­су­лу в Пор­ту­га­лии, а он отчи­ты­вал­ся перед комитетом.

Кон­троль уста­нав­ли­вал­ся и на море. Все суда стран-участ­ниц (кро­ме воен­ных), сле­ду­ю­щие в Испа­нию, долж­ны были брать на борт кон­тро­лё­ров в спе­ци­аль­но обо­зна­чен­ных пор­тах. Запре­ще­ние посыл­ки доб­ро­воль­цев всту­па­ло в силу с 21 фев­ра­ля, а пол­но­стью план всту­пал в дей­ствие в ночь с 6 на 7 марта.

«Побе­дить или уме­реть!». Пла­кат рес­пуб­ли­кан­ской пар­тии ПОУМ. 1936 год

Мор­ской кон­троль долж­ны были осу­ществ­лять суда Фран­ции, Вели­ко­бри­та­нии, Ита­лии и Гер­ма­нии. Ита­лия и Гер­ма­ния дол­го про­те­сто­ва­ли про­тив пра­ва СССР участ­во­вать в мор­ском пат­ру­ли­ро­ва­нии. Тем не менее союз это­го пра­ва добил­ся, но решил им не поль­зо­вать­ся из-за отсут­ствия мор­ских баз в зоне патрулирования.

80% рас­хо­дов на содер­жа­ние коми­те­та и осу­ществ­ле­ние при­ня­тых мер поде­ли­ли меж­ду собой СССР, Фран­ция, Вели­ко­бри­та­ния, Гер­ма­ния и Италия.

Одна­ко в назна­чен­ные сро­ки план не был при­ве­дён в дей­ствие. Пол­но­стью он зара­бо­тал лишь 5 мая 1937 года. Иван Май­ский объ­яс­ня­ет уступ­чи­вость стран фашист­ско­го бло­ка во вто­рой поло­вине вес­ны рез­кой кри­ти­кой дей­ствий войск Фран­ко со сто­ро­ны обще­ствен­но­сти после бом­бар­ди­ров­ки Гер­ни­ки 26 апреля.

Одна­ко такое пове­де­ние Ита­лии и Гер­ма­нии мож­но объ­яс­нить и успе­ха­ми войск Фран­ко в войне. В апре­ле армия Фран­ко вела тяжё­лые, но успеш­ные насту­па­тель­ные бои в Стране Бас­ков — крайне важ­ном стра­те­ги­че­ском реги­оне. В нача­ле мая из-за раз­но­гла­сий в Рес­пуб­ли­кан­ском пра­ви­тель­стве в Бар­се­лоне про­изо­шло вос­ста­ние, играв­шее на руку мятежникам.

Хотя вос­ста­ние и уда­лось пода­вить, оно при­ве­ло к пере­ста­нов­кам в испан­ском правительстве.

На засе­да­ние 31 мая не яви­лись пред­ста­ви­те­ли Гер­ма­нии и Ита­лии. В объ­яс­не­ние сво­их дей­ствий они при­сла­ли пись­мо, где сооб­щи­ли, что из-за бом­бар­ди­ров­ки рес­пуб­ли­кан­ской авиа­ци­ей немец­кие суда откры­ли огонь по укреп­лён­но­му пор­ту Альмерия.

Поз­же Риббен­троп выдви­нул тре­бо­ва­ние пере­смот­реть дого­во­рён­но­сти по кон­тро­лю мор­ских путей. Он тре­бо­вал снять мор­ское пат­ру­ли­ро­ва­ние и вме­сто это­го дать обе­им сто­ро­нам кон­флик­та пра­во ста­вить бло­ка­ду про­тив судов про­тив­ни­ка, задер­жи­вая любые суда, иду­щие к нему.

Министр ино­стран­ных дел Гер­ма­нии, Иоахим фон Риббентроп

Такой план играл на руку Фран­ко, так как к кон­цу вес­ны 1937 года он кон­тро­ли­ро­вал боль­шин­ство судов и зна­чи­тель­ное чис­ло пор­тов. Соот­вет­ствен­но, совет­ская сто­ро­на была крайне про­тив тако­го пред­ло­же­ния, так как это бы подо­рва­ло отра­бо­тан­ные спо­со­бы достав­ки воору­же­ния в республику.

Всё лето и нача­ло осе­ни Вели­ко­бри­та­ния пыта­лась пред­ста­вить план, спо­соб­ный уго­дить гер­ма­но-ита­льян­ской и совет­ской сто­роне. СССР наста­и­вал на выво­де ино­стран­ных ком­ба­тан­тов из Испа­нии и вос­ста­нов­ле­нии мор­ско­го пат­ру­ли­ро­ва­ния. Но Гер­ма­ния и Ита­лия кате­го­ри­че­ски отка­зы­ва­лись от преды­ду­ще­го поряд­ка. Новый бри­тан­ский план, по кото­ро­му было достиг­ну­то согла­ше­ние лишь в нача­ле нояб­ря, уста­нав­ли­вал поря­док выво­да ино­стран­ных войск из Испа­нии, но при этом при­ни­ма­лась фашист­ская модель мор­ской блокады.

После при­ня­тия этих дого­во­рён­но­стей коми­тет при­шёл в упа­док. Сове­ща­ния про­во­ди­лись всё реже. Ситу­а­цию на море усу­губ­ля­ли пира­ты, пре­пят­ству­ю­щие ста­биль­ным постав­кам воору­же­ния из СССР в Испан­скую Рес­пуб­ли­ку. Поло­же­ние на фрон­те ухуд­ша­лось. Совет­ские вой­ска оста­ва­лись в Испа­нии до само­го кон­ца воен­ных дей­ствий. Одна­ко неуда­чи на фрон­те про­во­ци­ро­ва­ли изме­не­ния в пра­ви­тель­стве, что пони­жа­ло и так упав­ший пре­стиж республики.

1 мар­та 1939 года совет­ский пред­ста­ви­тель был ото­зван из коми­те­та, а сам коми­тет пре­кра­тил существование.


Читай­те так­же «Леген­ды и мифы о „Голу­бой дивизии“».

Поделиться