Бои за Каховку: главное танковое сражение Гражданской войны

В нача­ле 1920 года каза­лось, что Граж­дан­ская вой­на в евро­пей­ской части Рос­сии завер­ше­на. Наи­бо­лее опас­ный про­тив­ник моло­дой Совет­ской рес­пуб­ли­ки — вой­ска гене­ра­ла Дени­ки­на, были наго­ло­ву раз­гром­ле­ны и сбро­ше­ны в Чёр­ное море под Ново­рос­сий­ском, сам Дени­кин на англий­ском кораб­ле отра­вил­ся в эми­гра­цию. На восто­ке после окон­ча­тель­но­го пора­же­ния соб­ствен­ных войск был аре­сто­ван и рас­стре­лян Вер­хов­ный пра­ви­тель Рос­сии адми­рал Кол­чак. Летом 1920 года РККА пере­шла в мас­штаб­ное наступ­ле­ние на Запад — про­тив «пан­ской Поль­ши», осво­бо­див от поля­ков всю Бело­рус­сию и Украину.

Совет­ская кари­ка­ту­ра, посвя­щён­ная финаль­но­му аккор­ду Граж­дан­ской войны

В Москве руко­вод­ство боль­ше­ви­ков все­рьёз обсуж­да­ло воз­мож­ность про­дол­жить «побе­до­нос­ный поход» и даль­ше — в Гер­ма­нию. Вновь заго­во­ри­ли о непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти «миро­вой рево­лю­ции». Имен­но в это вре­мя на юге неожи­дан­но вновь забрез­жи­ла опас­ность. Раз­би­тые и загнан­ные на Крым­ский полу­ост­ров дени­кин­цы не толь­ко спе­ши­ли сда­вать­ся, но и, к удив­ле­нию крас­но­го коман­до­ва­ния, сами пере­шли в наступление.


Зимой 1919–1920 гг. в кри­ти­че­ском поло­же­нии раз­ва­ла белой армии и пра­ви­тель­ства, Крым стал замет­ным исклю­че­ни­ем из обще­го пра­ви­ла. Коман­ду­ю­щий крым­ским гар­ни­зо­ном гене­рал Яков Ива­но­вич Сла­щёв отбил все ата­ки крас­ных на Пере­коп и не допу­стил про­ры­ва РККА на полуостров.

Яков Сла­щёв-Крым­ский или Гене­рал Яша, как его лас­ко­во назы­ва­ли солдаты

Внут­ри само­го «ост­ро­ва Крым» (так позд­нее его назо­вёт писа­тель Васи­лий Аксё­нов, автор уто­пи­че­ско­го рома­на о госу­дар­стве белых, кото­рое в 1920 году смог­ло усто­ять и ста­ло на дол­гие годы мик­ро­ско­пи­че­ским анти­по­дом СССР) новый глав­но­ко­ман­ду­ю­щий барон Пётр Нико­ла­е­вич Вран­гель суро­вы­ми мера­ми вос­ста­но­вил армей­скую дис­ци­пли­ну, про­вёл пере­груп­пи­ров­ку сво­их войск, уста­но­вил проч­ные сно­ше­ния с Антан­той и боль­шин­ством анти­боль­ше­вист­ских пра­ви­тельств на окраинах.

Белые бой­цы в силу сво­ей малой чис­лен­но­сти были обиль­но насы­ще­ны бро­не­тех­ни­кой и авиа­ци­ей — в основ­ном англий­ски­ми бро­не­ви­ка­ми, тан­ка­ми и аэро­пла­на­ми. Создан­ная Вран­ге­лем зано­во Рус­ская армия вес­ной 1920 года нахо­ди­лась в отлич­ном так­ти­че­ском состо­я­нии. Одна­ко её стра­те­ги­че­ские пер­спек­ти­вы были весь­ма туман­ны. Оче­вид­но, что, завер­шив вой­ну с поля­ка­ми, крас­ные неиз­беж­но пере­на­пра­ви­ли бы свой натиск на Крым.

Если не уме­ни­ем, то чис­лом РККА мог­ла раз­да­вить вран­ге­лев­ские вой­ска, насчи­ты­вав­шие в сум­ме менее 100 тысяч человек.

Барон Пётр Нико­ла­е­вич Вран­гель инспек­ти­ру­ет авиа­ци­он­ный отряд Рус­ской армии. 1920 год

Воен­ной помо­щи Антан­ты к 1920 году, когда неко­то­рые евро­пей­ские стра­ны уже завя­за­ли с Моск­вой тор­го­вые отно­ше­ния, ждать не при­хо­ди­лось. Как и гаран­ти­ро­ван­ной дипло­ма­ти­че­ской защи­ты. От спо­кой­ной посте­пен­ной эва­ку­а­ции войск в Евро­пу Вран­гель тоже отка­зал­ся, не желая при­зна­вать пора­же­ния анти­боль­ше­вист­ских сил.

В сло­жив­шей­ся ситу­а­ции един­ствен­ным прак­тич­ным выхо­дом было соб­ствен­ное наступ­ле­ние, кото­рое в обста­нов­ке непро­сто­го для крас­ных лета 1920 года мог­ло спро­во­ци­ро­вать новые вос­ста­ния про­тив боль­ше­ви­ков и под­стег­нуть Поль­шу к более актив­ным действиям.

Наступ­ле­ние Рус­ской армии в Север­ном Причерноморье

В сере­дине лета 1920 года дис­ци­пли­ни­ро­ван­ные и мобиль­ные кор­пу­са белых войск неожи­дан­но для бло­ки­ро­вав­шей полу­ост­ров 13‑й Крас­ной армии вырва­лись из Кры­ма, нане­ся крас­ным частям тяжё­лое пора­же­ние. После целой серии про­иг­ран­ных столк­но­ве­ний, бое­вые соеди­не­ния крас­ных фак­ти­че­ски пере­ста­ла существовать.

Вран­ге­лев­цы раз­вер­ну­ли широ­ко­мас­штаб­ное наступ­ле­ние на север — в направ­ле­нии на Киев, стре­мясь соеди­нить­ся с поля­ка­ми, и на севе­ро-восток — на Дон, где каза­ки гото­вы были вновь вос­стать про­тив боль­ше­ви­ков. Совер­шен­но неожи­дан­ное для крас­но­го коман­до­ва­ния наступ­ле­ние белых заста­ви­ло снять часть войск с Запад­но­го фрон­та и напра­вить их на юг.

В авгу­сте 1920 года не под­дер­жан­ные дру­ги­ми соеди­не­ни­я­ми, крас­ные кор­пу­са Туха­чев­ско­го потер­пе­ли сокру­ши­тель­ное пора­же­ние на под­сту­пах к Вар­ша­ве. После это­го запад­ный фронт боль­ше­ви­ков стре­ми­тель­но пока­тил­ся назад, совет­ско-поль­ская вой­на была проиграна.

Поль­ский аги­та­ци­он­ный плакат

Одно­вре­мен­но с этим Рус­ская армия Вран­ге­ля быст­ро рва­лась на севе­ро-восток. Бро­шен­ная про­тив неё сбор­ная кон­ная груп­па крас­но­го коман­ди­ра Жло­бы была окру­же­на и раз­би­та наго­ло­ву. Вран­ге­лев­цы вышли в рай­он Донец­ко­го уголь­но­го бассейна.

Таким обра­зом, в авгу­сте 1920 года воз­ник­ла реаль­ная пер­спек­ти­ва вос­ста­нов­ле­ния сплош­но­го анти­боль­ше­вист­ско­го фрон­та на запа­де и юге России.

Крас­но­му коман­до­ва­нию при­шлось сми­рить­ся с пора­же­ни­ем в Поль­ше и теперь сосре­до­то­чить всё своё вни­ма­ние на борь­бе с Рус­ской арми­ей в Север­ном При­чер­но­мо­рье. Был создан новый — Южный фронт РККА, во гла­ве с хоро­шо заре­ко­мен­до­вав­шим себя крас­ным коман­ди­ром Фрун­зе. На юг были в сроч­ном поряд­ке пере­на­прав­ле­ны элит­ные фор­ми­ро­ва­ния РККА — Пер­вая и Вто­рая кон­ные армии, диви­зия латыш­ских стрел­ков, под­хо­ди­ли дру­гие подкрепления.

Ещё до при­бы­тия основ­ных войск ново­го фрон­та Фрун­зе пред­при­нял рис­ко­ван­ный манёвр, обе­щав­ший, впро­чем, в слу­чае успе­ха, серьёз­но изме­нить так­ти­че­скую ситу­а­цию на вран­ге­лев­ском фрон­те. Толь­ко при­быв­шие в бое­вые рас­по­ло­же­ния латыш­ские стрел­ки пере­шли Днепр к севе­ру от Пере­ко­па, в рай­оне местеч­ка Кахов­ка, создав неболь­шой плац­дарм на южном бере­гу реки. Заняв его, крас­ные при­ня­лись за систе­му эше­ло­ни­ро­ван­ной обо­ро­ны: нача­ли рыть око­пы, воз­во­дить пуле­мёт­ные точ­ки, уста­нав­ли­вать колю­чую про­во­ло­ку, — что рез­ко кон­тра­сти­ро­ва­ло с при­выч­ны­ми реа­ли­я­ми Граж­дан­ской вой­ны и боль­ше напо­ми­на­ло «окоп­ные бои» Пер­вой мировой.

Руко­во­дил созда­ни­ем мощ­но­го укре­прай­о­на быв­ший цар­ский спе­ци­а­лист, при­об­рет­ший бес­смерт­ную сла­ву впо­след­ствии в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны — Дмит­рий Михай­ло­вич Кар­бы­шев. Он, как и коман­до­ва­ние Южно­го фрон­та, пони­мал, что пре­крас­ный так­тик Вран­гель сра­зу заме­тит исхо­дя­щую от плац­дар­ма угро­зу и ата­ку­ет её сво­и­ми самы­ми мощ­ны­ми сила­ми — тан­ка­ми и авиацией.Укреплённый за неде­лю кахов­ский плац­дарм созда­вал явную угро­зу все­му даль­ней­ше­му про­дви­же­нию Рус­ской армии. Рывок из-под Кахов­ки мог при­ве­сти крас­ных непо­сред­ствен­но к Пере­ко­пу, отре­зав вран­ге­лев­цев от Кры­ма и поста­вив их в поло­же­ние окружённых.

Извест­ный воен­ный инже­нер Дмит­рий Карбышев

Имен­но поэто­му в нача­ле осе­ни Вран­гель пре­кра­тил дви­же­ние на севе­ро-восток. Рай­он Кахов­ки теперь стал местом, где реша­лась судь­ба Южно­го фрон­та и послед­не­го бело­го плац­дар­ма в евро­пей­ской России.

Интен­сив­ные бои меж­ду белы­ми, обсту­пив­ши­ми плац­дарм на левом бере­гу Дне­пра, и крас­ны­ми, стре­мив­ши­ми­ся его удер­жать и уси­лить, про­дол­жа­лись весь сен­тябрь. За это вре­мя была созда­на мощ­ная обо­ро­ни­тель­ная систе­ма из трёх линий око­пов, колю­чей про­во­ло­ки, пуле­мёт­ных точек, про­ти­во­тан­ко­вых углуб­ле­ний. Око­пы зани­ма­ли части Латыш­ской стрел­ко­вой диви­зии и элит­ной 51‑й стрел­ко­вой диви­зии Блю­хе­ра, не раз встре­чав­ши­е­ся в бою с бро­не­тех­ни­кой и не испы­ты­вав­шие перед ней пани­че­ско­го стра­ха, в отли­чие от обык­но­вен­ных крас­но­ар­мей­цев — моби­ли­зо­ван­ных вче­раш­них крестьян.

Захват вран­гель­ских тан­ков Крас­ной армии под Кахов­кой. Худож­ник Иван Вла­ди­ми­ров. 1927 год

Под Кахов­ку из Моск­вы был направ­лен с цар­ских скла­дов резерв ТАОН — тяжё­лой артил­ле­рии осо­бо­го назна­че­ния, пред­на­зна­чен­ной для обстре­ла кре­по­стей, навес­но­го и даже зенит­но­го огня. Сюда же под­хо­ди­ли отря­ды пушеч­ных бро­не­ви­ков, стя­ги­ва­лись крас­ные эскадрильи.

Со сто­ро­ны белых сюда было стя­ну­то боль­шин­ство англий­ских тан­ков MK‑V, рус­ских, англий­ских и фран­цуз­ских бро­не­ви­ков, пере­бро­ше­на авиа­ция, отбор­ная кава­ле­рия и зака­лён­ная в боях Кор­ни­лов­ская удар­ная дивизия.

Кор­ни­ло­вец на фраг­мен­те кар­ти­ны «Цар­ские пого­ны». Худож­ник Павел Рыжен­ко. 2007 год

Пред­сто­яв­шее сра­же­ние было исклю­чи­тель­ным для Граж­дан­ской вой­ны в Рос­сии не по мас­шта­бам (живой силы с обе­их сто­рон задей­ство­ва­но срав­ни­тель­но немно­го), но по харак­те­ру и насы­щен­но­сти бое­вы­ми маши­на­ми. Левый берег Дне­пра в рай­оне Кахов­ки на несколь­ко меся­цев стал напо­ми­нать собой поля кро­ва­вых битв Пер­вой миро­вой вой­ны под Вер­де­ном и Соммой.

В сере­дине октяб­ря 1920 года нача­лась раз­ра­бо­тан­ная Вран­ге­лем Пра­во­бе­реж­ная опе­ра­ция. Её целью было лик­ви­ди­ро­вать Кахов­ский плац­дарм, отбро­сить крас­ных на пра­вый берег Дне­пра, пере­пра­вить­ся туда «на их пле­чах» и, создав глу­бо­кий про­рыв фрон­та, дви­нуть­ся на север к Кие­ву. Мощ­ный укре­прай­он под Кахов­кой к тому момен­ту полу­чил зна­чи­тель­ное уси­ле­ние дипло­ма­ти­че­ским путём: на пере­го­во­рах с поля­ка­ми боль­ше­вист­ская деле­га­ция смог­ла заклю­чить уве­рен­ное пере­ми­рие. Опас­ность вой­ны на два фрон­та была сня­та. Теперь боль­шие мас­сы крас­ных войск с Запад­но­го фрон­та мог­ли быть отправ­ле­ны на юг.

Несмот­ря на это, пла­ни­ро­вав­ше­е­ся белы­ми наступ­ле­ние всё ещё пред­став­ля­ло серьёз­ную угро­зу. Вран­гель уже под нача­лом Дени­ки­на про­де­мон­стри­ро­вал своё искус­ство так­ти­ка, име­ю­ще­го стре­ми­тель­но реа­ги­ро­вать на ситу­а­цию, раз­во­ра­чи­вать и пере­бра­сы­вать вой­ска на раз­ные участ­ки фрон­та, манев­ри­ро­вать огра­ни­чен­ны­ми кон­тин­ген­та­ми и доби­вать­ся неиз­мен­но­го успе­ха. Это поз­во­ли­ло ему летом 1920 года раз­гро­мить в манёв­рен­ных столк­но­ве­ни­ях несколь­ко боль­ших групп крас­ных войск, пере­бра­сы­вав­ших­ся с запа­да и из центра.

При­том барон ста­биль­но пре­бы­вал в мень­шин­стве. То есть в целом, столк­нув­ши­е­ся под Кахов­кой про­тив­ни­ки сто­и­ли друг дру­га. Обе сто­ро­ны рас­по­ла­га­ли зна­чи­тель­ным пар­ком бое­вых машин, зна­ли, что имен­но они сыг­ра­ют реша­ю­щую роль в бою, обе были пред­став­ле­ны элит­ны­ми пехот­ны­ми и кава­ле­рий­ских частя­ми и пол­ны реши­мо­сти сражаться.

14 октяб­ря вран­ге­лев­цы нача­ли наступ­ле­ние на Кахов­ский плац­дарм сра­зу в несколь­ких направ­ле­ни­ях. Тяжё­лые бои про­дол­жа­лись до 17 октяб­ря, одна­ко уже на вто­рой день сра­же­ния его исход стал оче­ви­ден. Тща­тель­но выстра­и­вав­ша­я­ся Кар­бы­ше­вым обо­ро­ни­тель­ная систе­ма плац­дар­ма дала свои плоды.

В ходе наступ­ле­ния белая пехо­та и кава­ле­рия прак­ти­че­ски сра­зу была подав­ле­на мощ­ным пуле­мёт­но-ружей­ны­ми оче­ре­дя­ми, залег­ла, стре­мясь избе­жать боль­ших потерь, и тем самым ото­рва­лась от тан­ков и бро­не­ма­шин. Желез­ные гиган­ты оста­лись на поле боя одни. Они дви­га­лись впе­рёд, поли­вая фронт пушеч­но-пуле­мёт­ным огнём, раз­ры­вая колю­чую про­во­ло­ку и пере­ка­ты­ва­ясь через око­пы. Обык­но­вен­но такой натиск повер­гал в смя­те­ние необ­стре­лян­ную крас­ную пехо­ту и кон­ни­цу, застав­лял её бежать из сво­их рас­по­ло­же­ний, неся огром­ные поте­ри от выстре­лов пре­сле­ду­ю­щих их по откры­то­му про­стран­ству машин.

Крас­ное коман­до­ва­ние учло уро­ки мно­го­чис­лен­ных пора­же­ний и быст­ро раз­ра­бо­та­ло так­ти­ку борь­бу про­тив тан­ков. Она осно­вы­ва­лась на двух при­ё­мах: мак­си­маль­ное огра­ни­че­ние тан­кам и бро­не­ви­кам про­стран­ства для манёв­ра и выдви­же­ние про­тив них опыт­ных, мораль­но устой­чи­вых пехот­ных частей, а так­же артил­ле­рии. Под Кахов­кой 14–16 октяб­ря эти поло­же­ния были с успе­хом реализованы.

Тан­ко­вый эки­паж белых у сво­ей маши­ны. 1920 год

Про­рвав­шись через первую линию обо­ро­ны, тан­ки и бро­не­ма­ши­ны ока­за­лись в узких дефи­ле меж­ду око­па­ми и спе­ци­аль­но выры­ты­ми гигант­ски­ми яма­ми, куда мно­гие из них тут же ска­ти­лись, и были таким обра­зом забро­са­ны гра­на­та­ми или захва­че­ны. Вран­ге­лев­ские маши­ны под­верг­лись мас­си­ро­ван­но­му огню тяжё­лой артил­ле­рии, кото­рая лег­ко про­би­ва­ла насквозь их бро­ню, защи­щав­шую толь­ко от ружей­но-пуле­мёт­но­го огня. Остав­ши­е­ся маши­ны были контр­ата­ко­ва­ны более манёв­рен­ны­ми крас­ны­ми пушеч­ны­ми броневиками.

Ито­гом ошиб­ки бело­го коман­до­ва­ния, допу­стив­ше­го раз­рыв меж­ду пехо­той и под­дер­жи­ва­ю­щи­ми её маши­на­ми, стал раз­гром основ­ной части вран­ге­лев­ской бро­не­тех­ни­ки. Из 12 отправ­лен­ных в ата­ку тяжё­лых англий­ских тан­ков 10 были уни­что­же­ны или захва­че­ны, тро­фе­я­ми крас­ных ста­ли так­же семь бро­не­ви­ков. Бое­вая прак­ти­ка пока­за­ла, что тан­ки того вре­ме­ни ещё не были доста­точ­но защи­ще­ны, доста­точ­но воору­же­ны и глав­ное — доста­точ­но манёв­рен­ны, что­бы в оди­ноч­ку вести дол­гий бой про­тив раз­ных видов войск про­тив­ни­ка, пре­одо­ле­вать эше­ло­ни­ро­ван­ную оборону.

Бле­стя­щий успех вран­ге­лев­цев летом 1920 года был достиг­нут за счёт ком­би­ни­ро­ван­но­го при­ме­не­ния и бро­не­тех­ни­ки, и сопро­вож­дав­ших её элит­ной пехо­ты и кава­ле­рии. Под Кахов­кой же это пра­ви­ло манев­рен­ной вой­ны было нару­ше­но: тяжё­лая бро­не­тех­ни­ка оста­лась на поле боя одна и в этой ситу­а­ции про­де­мон­стри­ро­ва­ла ещё очень высо­кую уязвимость.

Пора­же­ние Кахов­ско­го наступ­ле­ния пред­опре­де­ли­ло судь­бу не толь­ко вран­ге­лев­ско­го наступ­ле­ния в Север­ном При­чер­но­мо­рье, но и всей Рус­ской армии. Опра­вив­шись от нажи­ма 14–17 октяб­ря, крас­ные вско­ре пере­шли из-под Кахов­ки в наступ­ле­ние, отре­зая основ­ные части белых войск от Кры­ма. Зако­но­мер­но, коман­ду­ю­щий Рус­ской арми­ей немед­лен­но свер­нул наступ­ле­ние в Донец­ком бас­сейне и лихо­ра­доч­но бро­сил­ся со сво­и­ми вой­ска­ми к Пере­ко­пу. Здесь в тяже­лей­шем столк­но­ве­нии с Пер­вой кон­ной арми­ей Буден­но­го офи­цер­ские части суме­ли про­бить кори­дор сво­им това­ри­щам в Крым.

Рус­ская армия отсту­пи­ла на полу­ост­ров в поряд­ке и сохра­нив костяк. Одна­ко теперь Вран­ге­лю не оста­ва­лось ниче­го ино­го, как доби­вать­ся дипло­ма­ти­че­ской защи­ты евро­пей­ских дер­жав, ста­рать­ся удер­жать крас­ных на Пере­ко­пе. С пора­же­ни­ем в самом меха­ни­зи­ро­ван­ном сра­же­нии Граж­дан­ской вой­ны — Кахов­ских боях, белые на юге утра­ти­ли послед­ние побед­ные пер­спек­ти­вы. Дело бли­зи­лось к эва­ку­а­ции остат­ков рус­ской армии.

Ухо­ди­ли мы из Крыма
Сре­ди дыма и огня;
Я с кор­мы всё вре­мя мимо
В сво­е­го стре­лял коня.

А он плыл, изнемогая,
За высо­кою кормой,
Всё не веря, всё не зная,
Что про­ща­ет­ся со мной.

Сколь­ко раз одной могилы
Ожи­да­ли мы в бою!
Конь всё плыл, теряя силы,
Веря в пре­дан­ность мою.

Мой ден­щик стре­лял не мимо
Покрас­не­ла чуть вода…
Ухо­дя­щий берег Крыма
Я запом­нил навсе­гда*.


Читай­те так­же наш мате­ри­ал «Жизнь „быв­ших“. Повсе­днев­ность жен­щин из при­ви­ле­ги­ро­ван­ных сло­ёв после 1917 года». 

Поделиться