Эми­гра­ция пер­вой вол­ны, вызван­ная рево­лю­ци­ей 1917 года, назы­ва­ет­ся так­же сослов­ной или белой. Ари­сто­кра­ты, вынуж­ден­ные бежать из стра­ны, отли­ча­лись более или менее еди­ны­ми поли­ти­че­ски­ми взгля­да­ми. Мно­гие из них меч­та­ли о воз­вра­ще­нии ста­рой, импер­ской России.

Были сре­ди них и те, кто про­по­ве­до­вал так назы­ва­е­мый нео­мо­нар­хизм — само­дер­жа­вие ново­го фор­ма­та, сим­би­оз с совет­ским стро­ем. О пар­тии моло­дых роман­ти­ков, исто­рия кото­рой так дра­ма­тич­на, что напо­ми­на­ет разыг­ры­ва­е­мый на сцене спек­такль — в нашем новом материале.


Глава первая, партийная. «Молодая Россия»

Мла­до­рос­сы в Бер­лине в 1932 году.
Вни­зу в цен­тре — гла­ва дви­же­ния Алек­сандр Казем-Бек.
Край­ний спра­ва — «поли­ти­че­ский сек­ре­тарь» дви­же­ния князь Сер­гей Оболенский.

Дви­же­ние мла­до­рос­сов или «Моло­дой Рос­сии», как ясно из назва­ния, опи­ра­лось на моло­дёжь. В пер­вые годы суще­ство­ва­ния эми­гра­ции моло­дое поко­ле­ние ста­ло про­яв­лять недо­воль­ство ста­рой гвар­ди­ей — теми, кто участ­во­вал в Граж­дан­ской войне и обще­ствен­но-поли­ти­че­ской жиз­ни доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии. «Бизо­ны», по мне­нию моло­дых, про­иг­ра­ли стра­ну, меч­та­ли о воз­вра­те в про­шлое и не мог­ли пред­ло­жить ниче­го ново­го. В 1923 году в Мюн­хене «съезд пред­ста­ви­те­лей орга­ни­за­ций наци­о­наль­но-мыс­ля­щей рус­ской моло­дё­жи» заявил:

Дом наш сго­рел дотла. Мы зано­во постро­им его све­жи­ми, юны­ми силами.

Так 29 орга­ни­за­ций чис­лен­но­стью в четы­ре тыся­чи чело­век объ­еди­ни­лись в Союз «Моло­дая Рос­сия». Его основ­ной целью было «брат­ское спло­че­ние всех пре­дан­ных Рос­сии моло­дых сил». Вско­ре дви­же­ние ста­ло назы­вать­ся Сою­зом мла­до­рос­сов, а с 1935 года — Мла­до­рос­ской пар­ти­ей. Мест­ные под­раз­де­ле­ния мла­до­рос­сов посте­пен­но появи­лись, навер­ное, в каж­дой стране, где была рус­ская эми­гра­ция — от Фин­лян­дии и Гре­ции до Бра­зи­лии и Ирана.

Сле­ва — жетон сто­рон­ни­ка Сою­за и Пар­тии мла­до­рос­сов.
Спра­ва — зна­чок чле­на Сою­за младороссов.

В его рядах мож­но най­ти лиц, неиз­вест­ных ранее в Рос­сии в силу сво­е­го воз­рас­та, но часто род­ствен­ных извест­ным обще­ствен­ным дея­те­лям: внук Льва Тол­сто­го, сын худож­ни­ка Ива­на Били­би­на, сын цар­ско­го мини­стра зем­ле­де­лия Алек­сандра Кри­во­ше­и­на, сын осно­ва­те­ля ска­ут­ско­го дви­же­ния в Рос­сии Оле­га Пан­тю­хо­ва и даже сын бале­ри­ны Матиль­ды Кше­син­ской. Сла­ву отца — уезд­но­го пред­во­ди­те­ля дво­рян­ства и бан­ки­ра Льва Казем-Бека — пере­плю­нул раз­ве что его сын, основ­ной идео­лог и гла­ва дви­же­ния младороссов.


Глава вторая, созвучная. Глава

Отряд ска­у­тов при Цар­ско­сель­ском реаль­ном учи­ли­ще. Фото 1917 года.
Край­ний сле­ва сто­ит моло­дой Саша Казем-Бек.

Алек­сандр Льво­вич Казем-Бек про­ис­хо­дил из знат­ной семьи, гене­а­ло­гия кото­рой вос­хо­ди­ла к пер­сид­ским шахам. В 1917 году, на момент рево­лю­ции, Казем-Беку было все­го лишь 15 лет, но тра­ге­дию стра­ны он вос­при­нял как лич­ную дра­му, о чём неод­но­крат­но выска­зы­вал­ся позд­нее в поле­ми­ке со Стру­ве. Лидер мла­до­рос­сов со свой­ствен­ным ему пафо­сом повест­во­ва­ния писал о революции:

В ту памят­ную зиму мы ушли из запу­ган­ных семей, из закрыв­ших­ся школ, из рас­пав­ших­ся воин­ских частей и собра­лись на далё­ких окра­и­нах в глу­хих сте­пях. Кровь уча­щей­ся Рос­сии сме­ша­лась тогда с кро­вью рус­ско­го каза­че­ства, с кро­вью луч­шей части рус­ско­го офи­цер­ства. Потом мы рас­се­я­лись по зем­но­му шару, как пыль человеческая…

Мыс­ли­тель и ора­тор Казем-Бек все­гда под­чер­ки­вал в сво­их пуб­ли­ци­сти­че­ских текстах непре­рыв­ность борь­бы за Рос­сию — про­шлую и буду­щую. Его био­гра­фию слож­но отде­лить от судь­бы Мла­до­рос­ской пар­тии, несмот­ря на то, что она пре­кра­ти­ла своё суще­ство­ва­ние задол­го до его соб­ствен­ной кон­чи­ны. Казем-Бек лич­но редак­ти­ро­вал почти все жур­на­лы дви­же­ния, боль­шин­ство мла­до­рос­ских идей при­над­ле­жит его перу.

Лозун­ги мла­до­рос­сов на пер­вой поло­се их газе­ты «Мла­до­рос­ская искра».

В отли­чие от эми­грант­ских объ­еди­не­ний, глав­ной целью кото­рых было воз­вра­ще­ние Оте­че­ства в его преж­нем виде, сло­жив­ше­е­ся вокруг Казем-Бека обще­ство пре­вы­ше все­го ста­ви­ло инте­ре­сы Рос­сии. По-види­мо­му, ни кон­так­ты с наци­ста­ми, ни совет­ская аген­ту­ра не смог­ли это­го изме­нить. В роман­ти­зи­ро­ван­ном и упро­щён­ном виде про­грам­ма Казем-Бека зву­чит выдерж­кой из его статьи: 

Мы рус­ские пат­ри­о­ты, не ста­ли­ни­сты и не реак­ци­о­не­ры, мы, про­сто жела­ю­щие того, что­бы наша Роди­на была сво­бод­ной и вели­кой, мы зна­ем сего­дня, где наше место.

Совре­мен­ни­ки вспо­ми­на­ли, что пуб­лич­ные докла­ды Казем-Бека соби­ра­ли тыся­чи слу­ша­те­лей. Об их фор­ма­те писали:

…десят­ка два мла­до­рос­сов выстра­и­ва­лись на эст­ра­де шерен­гой и при его появ­ле­нии, под­няв пра­вую руку рим­ским при­вет­стви­ем, скан­ди­ро­ва­ли: «Гла­ва! Гла­ва! Глава!».

По этим вос­по­ми­на­ни­ям неслож­но оце­нить сте­пень лич­ной попу­ляр­но­сти Казем-Бека и его идей. Впро­чем, у Гла­вы, как это ни стран­но, пар­тий­ный зна­чок имел все­го лишь вто­рой номер. Зна­чок №1 носил Вла­ди­мир Кирил­ло­вич, сын вели­ко­го кня­зя Кирил­ла Вла­ди­ми­ро­ви­ча — «Импе­ра­то­ра Всероссийского».


Глава третья, специфическая. Монархизм

Вели­кий князь Кирилл Вла­ди­ми­ро­вич (спра­ва) со сво­ей семьёй в кон­це 1920‑х годов.

Кирилл Вла­ди­ми­ро­вич — дво­ю­род­ный брат Нико­лая II, вто­рой сын вели­ко­го кня­зя Вла­ди­ми­ра Алек­сан­дро­ви­ча. Во вре­мя Фев­раль­ской рево­лю­ции пер­вым из импе­ра­тор­ской семьи заявил о под­держ­ке Госу­дар­ствен­ной Думы. Разу­ме­ет­ся, это реше­ние было нега­тив­но вос­при­ня­то домом Рома­но­вых. Алек­сандра Фёдо­ров­на писала:

…отвра­ти­тель­но себя ведёт, хотя и при­тво­ря­ет­ся, что ста­ра­ет­ся для монар­ха и родины.

Уже в эми­гра­ции Кирилл Вла­ди­ми­ро­вич будет мно­го и часто гово­рить о том, что думал тогда един­ствен­но о поряд­ке в сто­ли­це, о бла­ге наро­да, о сохра­не­нии Рос­сии ценой малых жертв. Пред­ста­ви­те­ли Рома­но­вых эти­ми оправ­да­ни­я­ми не удо­вле­тво­рят­ся: когда Кирилл Вла­ди­ми­ро­вич объ­явит себя импе­ра­то­ром, часть Рома­но­вых во гла­ве со вдов­ству­ю­щей импе­ра­три­цей Мари­ей Фёдо­ров­ной высту­пит про­тив его мани­фе­ста, аргу­мен­ти­руя свою пози­цию тем, что на рос­сий­ском пре­сто­ле не место предателю.


В филь­ме «Госу­дар­ствен­ная гра­ни­ца. Восточ­ный рубеж» пока­за­но засе­да­ние хар­бин­ской орга­ни­за­ции мла­до­рос­сов (смот­реть с 6:20). Здесь допу­ще­на ошиб­ка — мла­до­рос­сы под­дер­жи­ва­ли Кирил­ла Вла­ди­ми­ро­ви­ча, а не его оппо­нен­та в борь­бе за пре­стол Нико­лая Николаевича.

Поли­ти­че­ский строй, о кото­ром меч­та­ли мла­до­рос­сы, умест­нее все­го укла­ды­ва­ет­ся в кон­цеп­цию нео­мо­нар­хиз­ма. По их мне­нию, монар­хия — един­ствен­но леги­тим­ная фор­ма прав­ле­ния, кото­рая при этом вполне гар­мо­нич­но может соче­тать­ся с совет­ским стро­ем, дав­шим Рос­сии импульс раз­ви­тия. Кирилл Вла­ди­ми­ро­вич после вступ­ле­ния в пар­тию писал:

Не отвер­гая совет­ской систе­мы народ­но­го пред­ста­ви­тель­ства, я обес­пе­чу сво­бод­ное избра­ние в Сове­ты пред­ста­ви­те­лей всех хозяй­ствен­ных и про­из­вод­ствен­ных сло­ёв населения.

Неиз­вест­но, дей­стви­тель­но ли Кирилл Вла­ди­ми­ро­вич вдох­но­вил­ся кон­цеп­ци­ей нео­мо­нар­хиз­ма или ему в прин­ци­пе нра­ви­лось всё, что мог­ло при­ве­сти к пре­сто­лу. «Импе­ра­тор» до самой смер­ти в 1938 году верил, что ком­му­низм изжи­вёт себя, а народ­ное опол­че­ние пода­рит Рос­сии вели­кое буду­щее. В любом слу­чае в лозун­ге мла­до­рос­сов «Царь и Сове­ты» место Царя отво­ди­лось ему.


Глава четвёртая, советская. Царь и Советы

Сле­ва — спор­тив­ный зна­чок для кад­ро­вых чле­нов Сою­за мла­до­рос­сов.
Спра­ва — зна­чок кан­ди­да­та в чле­ны Пар­тии младороссов.

Отда­лён­но идея соче­та­ния монар­хии и Сове­тов напо­ми­на­ло сла­вя­но­филь­ское «царю — власть, наро­ду — мне­ние». Так что Сове­ты мог­ли казать­ся ана­ло­гом зем­ско­го мест­но­го само­управ­ле­ния, и искать здесь при­вер­жен­но­сти соци­а­лизм не сле­ду­ет. Кро­ме это­го, неболь­шое наро­до­вла­стие мог­ло бы стать про­ти­во­яди­ем от «адми­ни­стра­тив­но­го чудо­ви­ща» бюро­кра­тии. Сам лозунг «Царь и Сове­ты» не был создан мла­до­рос­са­ми, а в раз­ных вари­а­ци­ях появ­лял­ся в сре­де рус­ской интел­ли­ген­ции ещё за несколь­ко лет до появ­ле­ния движения.

Одна­ко исто­рия наде­ли­ла эту фор­му­лу и дру­гим зна­че­ни­ем. Посте­пен­но мла­до­рос­сы всё боль­ше и боль­ше про­ни­ка­лись сим­па­ти­ей к совет­ско­му строю. Они не отка­зы­ва­лись от сво­их монар­хи­че­ских и наци­о­на­ли­сти­че­ских убеж­де­ний, но, гля­дя на успе­хи госу­дар­ствен­но­го и эко­но­ми­че­ско­го стро­и­тель­ства в СССР, дела­ли пред­по­ло­же­ние о «наци­о­наль­ном», «импер­ском» пере­рож­де­нии совет­ской Рос­сии. В 1930‑е годы в прес­се мла­до­рос­сов мож­но было встре­тить такие утверждения:

Наверх под­ни­ма­ют­ся всё в боль­шем коли­че­стве люди наро­да. Они несут с собой боль­шой — у одних ещё не осо­знан­ный, у дру­гих уже осо­знан­ный — наци­о­на­лизм. Наци­о­на­лиз­мом явля­ет­ся окон­ча­тель­но побе­див­шая там идея «соци­а­лиз­ма в одной стране». Наци­о­на­лизм — инду­стри­а­ли­за­ция, наци­о­на­лизм — всё чаще зву­ча­щее утвер­жде­ние: у нас есть оте­че­ство — и мы будем его защищать.

Видя в Совет­ском Сою­зе дви­же­ние к наци­о­на­лиз­му, мла­до­рос­сы воль­но и неволь­но сами дви­га­лись в сто­ро­ну Сове­тов. Их газе­та с харак­тер­ным назва­ни­ем «Мла­до­рос­ская искра» пуб­ли­ко­ва­ла утвер­жде­ния, в кото­рых с тру­дом мож­но уви­деть что-то монархическое:

Союз мла­до­рос­сов после дли­тель­ных и напря­жён­ных уси­лий пре­вра­ща­ет­ся во вто­рую совет­скую пар­тию, зани­ма­ю­щую поло­же­ние рево­лю­ци­он­ной оппо­зи­ции в отно­ше­нии пар­тии правящей.


Глава пятая, противоречивая. Младороссы и фашизм

Вели­кий князь Дмит­рий Пав­ло­вич — дру­гой вид­ный Рома­нов-мла­до­росс и при этом важ­ный спон­сор дви­же­ния — на собра­нии Париж­ско­го оча­га Сою­за в 1927 году.

Соче­та­ние тра­ди­ци­о­на­лиз­ма, наци­о­на­лиз­ма, анти­ком­му­низ­ма, а так­же стрем­ле­ния опе­реть­ся на мас­сы неиз­беж­но тол­ка­ло мла­до­рос­сов к изу­че­нию опы­та фашист­ской Ита­лии, — отсю­да и под­ра­жа­ние ита­льян­ским фаши­стам. Сто­ит пони­мать, что до при­хо­да наци­стов к вла­сти «фашизм» ещё не ассо­ци­и­ро­вал­ся с расиз­мом, вой­ной и конц­ла­ге­ря­ми. Для моло­дых наци­о­на­ли­стов рус­ской эми­гра­ции фашизм казал­ся доста­точ­но про­грес­сив­ным явле­ни­ем, и через инте­рес к нему про­шли мно­гие эми­гран­ты. Иван Соло­не­вич даже назы­вал фашизм «новым евангелием».

Сход­ство отдель­ных эле­мен­тов идео­ло­гии, прав­да, не при­ве­ло к тому, что мла­до­рос­сы ста­ли «рус­ски­ми фаши­ста­ми», хотя в их пуб­ли­ка­ци­ях очень часто фено­мен ита­льян­ско­го фашиз­ма пре­под­но­сил­ся в поло­жи­тель­ном клю­че. Казем-Бек даже несколь­ко раз встре­чал­ся с Бени­то Мус­со­ли­ни (по это­му пово­ду впо­след­ствии ходи­ли слу­хи, буд­то «гла­ва» мла­до­рос­сов — шпи­он совет­ской раз­вед­ки). Гораз­до важ­нее для мла­до­рос­сов было само ощу­ще­ние наци­о­наль­но­го воз­рож­де­ния — воз­рож­де­ния, кото­рое они так хоте­ли уви­деть в сво­ей стране. Сло­во Казем-Беку:

Ита­лия не захо­те­ла быть музе­ем. Не захо­те­ла быть клад­би­щем. Не захо­те­ла быть «стра­ной про­шло­го». И она пошла в бой за буду­щее. Поэто­му воз­ник фашизм… У фашиз­ма не было док­три­ны. Он взял у всех док­трин то, что мог­ло быть полез­но, при­год­но воз­рож­дав­шей­ся Ита­лии. В фашиз­ме отра­зи­лись самые про­ти­во­ре­чи­вые фило­соф­ские систе­мы, самые про­ти­во­по­лож­ные теории.

Заме­ча­ние о про­ти­во­ре­чи­во­сти идей вполне спра­вед­ли­во отно­сит­ся и к дви­же­нию мла­до­рос­сов. Воз­мож­но, в этой цита­те Казем-Бек в боль­шей сте­пе­ни харак­те­ри­зо­вал не фаши­стов, а само­го себя?..


Глава шестая, нелицеприятная. Младороссы и нацизм

Участ­ни­ки трёх­сто­рон­ней кон­фе­рен­ции в Бер­лине в 1933 году.
В цен­тре под дву­гла­вым орлом сидят лидер Рос­сий­ско­го наци­о­нал-соци­а­ли­сти­че­ско­го дви­же­ния Павел Бер­мондт-Ава­лов, спра­ва от него — Казем-Бек.

В 1933 году Адольф Гит­лер стал рейхс­канц­ле­ром Гер­ма­нии и НСДАП полу­чи­ла отно­си­тель­ное боль­шин­ство в пар­ла­мен­те. Тогда же в Бер­лине Казем-Бек от лица мла­до­рос­сов под­пи­сал акт о сотруд­ни­че­стве со Все­рос­сий­ской фашист­ской пар­ти­ей и Рос­сий­ским наци­о­нал-соци­а­ли­сти­че­ским дви­же­ни­ем. Эти две орга­ни­за­ции не скры­ва­ли сво­их нацист­ских и анти­се­мит­ских взгля­дов, но в тот момент мла­до­рос­сы ещё не при­да­ва­ли это­му зна­че­ния. Анти­ком­му­низм казал­ся более важ­ной повест­кой дня.

Уже ско­ро осо­бая тен­ден­ция наци­о­нал-соци­а­ли­сти­че­ско­го кур­са Гер­ма­нии ста­ла оче­вид­ной, и «Моло­дая Рос­сия» поспе­ши­ла откре­стить­ся от это­го направ­ле­ния. Гене­раль­ный сек­ре­тарь дви­же­ния мла­до­рос­сов Кирилл Ели­та-Вильч­ков­ский в 1935 году харак­те­ри­зо­вал нацизм таким образом:

Он воз­вёл физи­че­ский при­знак кро­ви в выс­шую цен­ность, расо­вые свой­ства — в мери­ло эти­ки, мора­ли, даже рели­ги­оз­ной жиз­ни. Хри­сти­ан­ско­му иде­а­лиз­му и всем иска­ни­ям соци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти фашиз­ма и ком­му­низ­ма он про­ти­во­по­став­ля­ет расо­вый эго­изм. Ита­льян­ские фаши­сты не даром назы­ва­ют его «сата­нин­ским фашиз­мом», «фашиз­мом наизнанку».

При­ня­тие при­ся­ги мла­до­рос­сом. Сле­ва — Алек­сандр Казем-Бек. Фото 1936 года.

С года­ми непри­я­тие нациз­ма толь­ко рос­ло, и в прес­се дви­же­ния даже появ­ля­лись заяв­ле­ния, что Мус­со­ли­ни, под­дер­жав­ший поли­ти­ку Гит­ле­ра, уже не может счи­тать­ся насто­я­щим фаши­стом — послед­ни­ми фаши­ста­ми оста­ют­ся толь­ко сами мла­до­рос­сы. В мае 1939 года Казем-Бек пишет свой зна­ме­ни­тый «Ответ Адоль­фу Гитлеру»:

Рус­ские могут ска­зать Гер­ма­нии и ее вождю… меча пер­вые не обна­жим, но на взмах ваше­го меча — уж не обес­судь­те — отве­тим не толь­ко кре­по­стью щита, но и разя­щей мощью Рус­ско­го меча.

Окон­ча­тель­ная кон­фрон­та­ция мла­до­рос­сов с нациз­мом про­изо­шла уже в годы Вто­рой миро­вой вой­ны. Летом 1940 года Казем-Бека нена­дол­го аре­сто­ва­ли окку­па­ци­он­ные вла­сти Пари­жа, но ему уда­лось бежать в США. Там он высту­пал в каче­стве пла­мен­но­го патриота-«оборонца». В это же вре­мя сот­ни мла­до­рос­сов, остав­ших­ся во Фран­ции, вли­лись в дви­же­ние Сопро­тив­ле­ния. Упо­мя­ну­тый выше Ели­та-Вильч­ков­ский вме­сте с кня­зем Сер­ге­ем Обо­лен­ским даже воз­глав­лял пире­ней­ский пар­ти­зан­ский отряд.

Ели­та-Вильч­ков­ский и Обо­лен­ский со све­жим номе­ром «Мла­до­рос­ской искры». Мюн­стер, 1932 год.

Глава седьмая, иерархическая. Разделяй и властвуй

Эклек­ти­кой отли­ча­лась не толь­ко идео­ло­гия, но и весь­ма запу­тан­ная орга­ни­за­ци­он­ная струк­ту­ра дви­же­ния мла­до­рос­сов. Их под­раз­де­ле­ния мог­ли назы­вать­ся ячей­ка­ми, бри­га­да­ми, пред­ста­ви­тель­ства­ми, зве­нья­ми, оча­га­ми, рай­о­на­ми, подрайонами…

Отдель­но фор­ми­ро­ва­лись жен­ские, спор­тив­ные и иные груп­пы: Жен­ский союз содей­ствия мла­до­рос­ско­му дви­же­нию, Мла­до­рос­ский сту­ден­че­ский союз, Моло­дёж­ный спор­тив­ный союз, Каза­чий центр мла­до­рос­сов, и так далее. В Сирии и Ливане была созда­на осо­бая Ассо­ци­а­ция рус­ских асси­рий­цев. Вооб­ще дви­же­ние от само­го лиде­ра до рядо­вых чле­нов отли­ча­лось пёст­рым наци­о­наль­ным соста­вом — нам непро­сто это понять с совре­мен­ным поня­ти­ем наци­о­на­лиз­ма.
В цен­тре — Нина Кри­во­ше­и­на, осно­ва­тель­ни­ца «жен­ской сек­ции» дви­же­ния младороссов.
Мла­до­рос­ская спорт­груп­па в лет­нем лагере.

Во Фран­ции в 1937 году появи­лось «Объ­еди­не­ние 1279», полу­чив­шее назва­ние от номе­ра цир­ку­ляр­но­го пись­ма Казем-Бека. В пись­ме декла­ри­ро­ва­лись прин­ци­пы стро­гой пар­тий­ной (орден­ской) дис­ци­пли­ны, и объ­еди­не­ние ста­ра­лось им сле­до­вать. Вооб­ще орден­ская систе­ма выстра­и­ва­лась внут­ри дви­же­ния парал­лель­но с пар­тий­ной, и таким обра­зом в 1930‑е годы одно­вре­мен­но суще­ство­ва­ло и Дви­же­ние, и Пар­тия, и Орден младороссов.

Кро­ме жур­на­ла «Мла­до­росс», дви­же­ние выпус­ка­ло две газе­ты. Их назва­ния — «Мла­до­рос­ская искра» и «Бод­рость!» (имен­но так, с вос­кли­ца­тель­ным зна­ком) — так­же добав­ля­ли ори­ги­наль­но­сти это­му и без того немно­го экс­цен­трич­но­му эми­грант­ско­му движению.


Глава восьмая, возвращенческая. Смерть движения и смерть Главы

Нача­ло кра­ха мла­до­рос­ской пар­тии часто свя­зы­ва­ют с инци­ден­том 1937 года, когда про­тив­ни­ки дви­же­ния высле­ди­ли Казем-Бека во вре­мя встре­чи с совет­ским дипло­ма­том, гене­ра­лом Алек­се­ем Игна­тье­вым. Эти обви­не­ния пали на бла­го­дат­ную поч­ву упрё­ков в излиш­ней лояль­но­сти к СССР. Дове­рие к пар­тии, и без того неустой­чи­вое, было подо­рва­но окон­ча­тель­но. Мла­до­рос­ская пар­тия само­рас­пу­сти­лась в 1939 году в Пари­же после запре­та фран­цуз­ско­го пра­ви­тель­ства, но отдель­ные груп­пы в дру­гих стра­нах суще­ство­ва­ли немно­го дольше.

Казем-Бек после воз­вра­ще­ния на Роди­ну в мос­ков­ской гости­ни­це «Наци­о­наль». Фото 1957 года.

В 1956 году Гла­ва, кото­ро­го когда-то дав­но при­вет­ство­ва­ли вски­ну­той рукой, вер­нул­ся в Совет­ский Союз. В 1957‑м в «Прав­де» вышла его ста­тья с откро­вен­ным рас­ска­зом о дол­гом пути воз­вра­ще­ния на Роди­ну. Казем-Бек в ней писал:

Я рад, что вырвал­ся из аме­ри­кан­ско­го «рая», я счаст­лив, что народ и пра­ви­тель­ство мне верит, и я могу посвя­тить оста­ток дней сво­их слу­же­нию сво­ей стране, иду­щей по исто­ри­че­ско­му пути и стро­я­щей свет­лое буду­щее для все­го человечества.

Может быть, Алек­сандр Льво­вич дей­стви­тель­но был совет­ским аген­том. Может быть, эту про­то­коль­ную вещь его напи­сать заста­ви­ли, как застав­ля­ли писать дру­гих «воз­вра­щен­цев» — Шуль­ги­на или Устря­ло­ва. А может быть — и этот вари­ант в роман­ти­че­ском рус­ле раз­ви­тия мла­до­рос­сов кажет­ся куда более при­вле­ка­тель­ным — он всю жизнь стре­мил­ся серд­цем к Рос­сии и нашел в себе силы при­нять её любой.

Алек­сандр Казем-Бек по воз­вра­ще­нию на Роди­ну рабо­тал стар­шим кон­суль­тан­том Отде­ла внеш­них цер­ков­ных сно­ше­ний Рус­ской пра­во­слав­ной церк­ви, в дей­стви­тель­но­сти пытал­ся добить­ся вза­и­мо­дей­ствия церк­вей, мно­го писал о «един­стве и все­лен­ско­сти Церк­ви Хри­сто­вой». До поли­ти­че­ски обос­но­ван­ной само­изо­ля­ции РПЦ от все­го осталь­но­го хри­сти­ан­ско­го мира Казем-Бека мно­го цити­ро­ва­ли, изу­ча­ли в семи­на­ри­ях, посвя­ща­ли ему вече­ра. В совре­мен­ных поли­ти­че­ских реа­ли­ях его тяга к кос­мо­по­ли­тиз­му, разу­ме­ет­ся, не нахо­дит офи­ци­аль­ной поддержки.

Моги­ла Казем-Бека в Пере­дел­ки­но под Москвой.

Лидер Мла­до­рос­ской пар­тии, талант­ли­вый ора­тор и пуб­ли­цист, Алек­сандр Казем-Бек умер в 1977 году. Он на 60 лет пере­жил рево­лю­цию, поста­вив­шую его на путь поли­ти­че­ской борь­бы, и почти на 40 лет — рас­пад дви­же­ния, кото­рое под­дер­жи­ва­ло его на этом пути.


Глава девятая, последняя. Занимательные флаги

За два года до смер­ти Казем-Беку уда­лось поехать во Фран­цию с раз­ре­ше­ния совет­ско­го пра­ви­тель­ства, что­бы встре­тить­ся с детьми в Кан­нах. Во вре­мя этой поезд­ки быв­ший Гла­ва заехал к ста­ро­му дру­гу, вла­дев­ше­му особ­ня­ком в Сан-Тро­пе. Встре­чая Казем-Бека, тот выве­сил на кры­ше дома мла­до­рос­ский штан­дарт. Гри­фон из гер­ба дома Рома­но­вых на трёх­цвет­ном фоне импе­ра­тор­ско­го фла­га: чёр­ный, жёл­тый, белый.

Долж­но быть, пуб­лич­но, в каче­стве сим­во­ла пар­тии, этот штан­дарт видел мир в послед­ний раз — мла­до­рос­сы не оста­ви­ли после себя наслед­ни­ков. Но в том или ином виде их идеи живут до сих пор, пото­му что глав­ная из них — любовь к сво­ей стране вопре­ки обсто­я­тель­ствам и цве­ту поли­ти­че­ских режи­мов — не име­ет сро­ка давности.

Поделиться