Русско-турецкая война 1877–1878. Ликбез. «Живописные» итоги

В про­шлый раз мы рас­ска­зы­ва­ли о том, как собы­тия рус­ско-турец­кой вой­ны отра­зи­лись на обще­ствен­ной мыс­ли Рос­сий­ской импе­рии. Но кро­ме поли­ти­ков, обще­ствен­ных дея­те­лей и писа­те­лей, о войне дума­ют и люди искус­ства. И доволь­но опе­ра­тив­ным видом изоб­ра­зи­тель­но­го искус­ства на фрон­те ста­ла живо­пись — при бата­льо­нах даже нахо­ди­лись спе­ци­аль­но при­ко­ман­ди­ро­ван­ные худож­ни­ки-жур­на­ли­сты, что было нов­ше­ством для той вой­ны. Какие же выда­ю­щи­е­ся живо­пис­цы оста­ви­ли свой след в осмыс­ле­нии собы­тий на Балканах?..


Мор­ские и сухо­пут­ные бата­лии ярко опи­са­ны во мно­же­стве про­из­ве­де­ний рус­ских клас­си­ков худо­же­ствен­но­го дела. Одним из замет­ных худож­ни­ков того вре­ме­ни был Васи­лий Вере­ща­гин. Поми­мо сво­их худо­же­ствен­ных работ, автор оста­вил ещё и мно­же­ство мему­а­ров, сочи­не­ний и вос­по­ми­на­ний, где опи­сы­вал воен­ные дей­ствия не толь­ко в Евро­пе, но и в Азии — когда он был худож­ни­ком при гене­рал-губер­на­то­ре Кауф­мане с 1867 года. Вос­по­ми­на­ния «На войне в Азии и Евро­пе» весь­ма при­ме­ча­тель­ны: в тек­сте есть мно­же­ство инфор­ма­ции об опе­ра­ци­ях рус­ско-турец­кой вой­ны — пере­хо­де через Бал­ка­ны, взя­тии Адри­а­но­по­ля в 1878 году. Уде­ле­но вни­ма­ние и гене­ра­лу Миха­и­ла Ско­бе­ле­ву, с кото­рым худож­ник был зна­ком лич­но, и про­сто­му рус­ско­му солдату-крестьянину.

Васи­лий Верещагин

Вере­ща­гин писал свои рабо­ты, что­бы пока­зать, как жесто­ка и бес­смыс­лен­на война:

«В сво­их наблю­де­ни­ях жиз­ни во вре­мя моих раз­но­об­раз­ных стран­ствий по белу све­ту я был осо­бен­но пора­жён тем фак­том, что даже в наше вре­мя люди уби­ва­ют друг дру­га повсю­ду под все­воз­мож­ны­ми пред­ло­га­ми и все­воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми. Убий­ство гур­том всё ещё назы­ва­ет­ся вой­ною, а убий­ство отдель­ных лич­но­стей назы­ва­ет­ся смерт­ной каз­нью. Повсю­ду то же самое покло­не­ние гру­бой силе и та же самая непо­сле­до­ва­тель­ность… и это совер­ша­ет­ся даже в хри­сти­ан­ских стра­нах во имя того, чьё уче­ние было осно­ва­но на мире и любви».

«Шип­ка-Шей­но­во. Ско­бе­лев под Шипкой»

Отпра­вив­шись в гущу собы­тий, Вере­ща­гин хотел пока­зать буд­ни вой­ны — сра­же­ния, пере­вя­зоч­ные пунк­ты, звер­ства турок. На ревер­се моне­ты про­гля­ды­ва­лись и поро­ки цар­ско­го коман­до­ва­ния. Это осо­бо точ­но пере­да­но в кар­тине «На Шип­ке всё спо­кой­но», кото­рая была опи­са­на в про­шлой ста­тье. Вооб­ще одной из глав­ных сцен воен­ных дей­ствий в про­из­ве­де­ни­ях худож­ни­ка явля­лась обо­ро­на Шип­ки: «Зем­лян­ки на Шип­ке», «Бата­реи на Шип­ке», «На Шип­ке всё спо­кой­но», «Шип­ка-Шей­но­во». Шип­ка дей­стви­тель­но яви­лась важ­ным собы­ти­ем войны.

«Снеж­ные тран­шеи (Рус­ские пози­ции на Шип­кин­ском перевале)»
«На Шип­ке всё спокойно»

Так­же одна из клю­че­вых баталь­ных серий, создан­ных худож­ни­ком, опи­сы­ва­ет сюжет оса­ды Плев­ны: «Ата­ка» и «После ата­ки». Тяжё­лая и изну­ри­тель­ная оса­да кре­по­сти, кото­рую обо­ро­нял один из выда­ю­щих­ся турец­ких гене­ра­лов Осман-паша, при­ве­ла к гибе­ли мно­же­ства рус­ских сол­дат, и толь­ко пол­ки Ско­бе­ле­ва бра­ли турец­кие реду­ты. Три без­успеш­ные и бес­смыс­лен­ные попыт­ки взять город увен­ча­лись про­ва­лом. «Име­нин­ный пирог из начин­ки люд­ской / Брат под­но­сит дер­жав­но­му бра­ту», — таки­ми сло­ва­ми автор «Дуби­нуш­ки» Алек­сандр Оль­хин под­вёл итог кош­мар­но­му штур­му Плев­ны. Толь­ко после дол­гой оса­ды 10 декаб­ря 1877 года Осман-паша сдал крепость.

«Перед ата­кой. Под Плевной»
«Ата­ка»
«После ата­ки. Пере­вя­зоч­ный пункт под Плевной»

В полотне «Побеж­дён­ные (Пани­хи­да)» Вере­ща­гин опять пока­зы­ва­ет жесто­кость вой­ны. Вот как автор опи­сы­ва­ет кар­ти­ну, кото­рая про­из­ве­ла на него впечатление:

«Я ездил в Телиш, что­бы взгля­нуть на то место, где пали наши еге­ря. Откло­нив­шись от шос­се вле­во, я выехал на ров­ное место, покры­тое высо­кой сухой тра­вой, в кото­рой на пер­вый взгляд ниче­го не было вид­но. Пого­да была закры­тая, пас­мур­ная, непри­вет­ли­вая, и на тём­ном фоне туч две фигу­ры, ярко выри­со­вы­вав­ши­е­ся, при­вле­ка­ли моё вни­ма­ние: то были свя­щен­ник и при­чет­ник из сол­дат, совер­шав­шие… пани­хи­ду. Толь­ко подой­дя совсем близ­ко, я разо­брал, по ком совер­ша­лась пани­хи­да: в тра­ве вид­не­лось несколь­ко голов наших сол­дат, оче­вид­но отре­зан­ных тур­ка­ми; батюш­ка и при­чет­ник обра­ти­ли моё вни­ма­ние на мно­же­ство малень­ких бугор­ков, раз­бро­сан­ных кру­гом нас. Вид­но было, что тела были почти наско­ро забро­са­ны зем­лёй, толь­ко что­бы скрыть следы».

«Побеж­дён­ные (Пани­хи­да)»

В кар­тине «Побе­ди­те­ли» пока­за­но, как турец­кие сол­да­ты устро­и­ли мас­ка­рад, сняв одеж­ду с пав­ших рус­ских солдат.

«Побе­ди­те­ли»

В июне 1877 года Вере­ща­гин полу­ча­ет ране­ния не мино­нос­це «Дунай», одна­ко это поме­ша­ло авто­ру и даль­ше про­дол­жать писать и путе­ше­ство­вать по миру, наблю­дая за бое­вы­ми дей­стви­я­ми. Его жизнь обо­рва­лась уже в дру­гой печаль­ной войне Рос­сий­ской импе­рии — рус­ско-япон­ской. Он погиб 31 мар­та 1904 года вме­сте с адми­ра­лом Сте­па­ном Мака­ро­вым при под­ры­ве на мине бро­не­нос­ца «Пет­ро­пав­ловск» на внеш­нем рей­де Порт-Артура.

Читай­те так­же наш мате­ри­ал «Десять шедев­ров Васи­лия Вере­ща­ги­на».

Одна­ко не толь­ко Вере­ща­гин стал худож­ни­ком, кото­рый опи­сы­вал бата­лии рус­ско-турец­кой. Алек­сей Кив­шен­ко так­же ярко пере­да­вал воен­ные сце­ны «осво­бо­ди­тель­ной вой­ны». Самой попу­ляр­ным полот­ном авто­ра при­ня­то счи­тать кар­ти­ну «Воен­ный совет в Филях 1 сен­тяб­ря 1812 года», но и сце­ны рус­ско-турец­кой вой­ны не были им упущены.

Алек­сей Кившенко

Худож­ник создал баталь­ную серию кар­тин по пред­ло­же­нию Алек­сандра II. Для вдох­но­ве­ния автор отпра­вил­ся на места бое­вых дей­ствий — в Закав­ка­зье, Бол­га­рию и Тур­цию. Во вре­мя поезд­ки в Тур­цию у худож­ни­ка воз­ник­ли про­бле­мы в свя­зи с тем, что турец­кие вла­сти при­ня­ли Кив­шен­ко за шпи­о­на, но недо­ра­зу­ме­ние было реше­но. В ито­ге рабо­ты были завер­ше­ны уже в годы прав­ле­ния Алек­сандра III. Одной из основ­ных сцен, как и у Вере­ща­ги­на, в твор­че­стве Кив­шен­ко была бит­ва при Шип­ке-Шей­но­во. Так­же в твор­че­стве авто­ра при­сут­ству­ют сце­ны кав­каз­ско­го теат­ра бое­вых дей­ствий, сра­же­ния в Бол­га­рии и так далее.

«Сра­же­ние у Шип­ки-Шей­но­во 28 декаб­ря 1877 года»
«Взя­тие Гор­но­го Дуб­ня­ка (Гор­ни Дыб­ник) в Болгарии»
«Эпи­зод из рус­ско-турец­кой вой­ны 1877–1878 годов»
«Штурм кре­по­сти Арда­ган 5 мая 1877 года»

Так­же одним из худож­ни­ков-бата­ли­стов рус­ско-турец­кой вой­ны стал Нико­лай Дмит­ри­ев-Орен­бург­ский. Как раз в годы этой вой­ны в твор­че­стве авто­ра про­изо­шёл пере­ход к баталь­ной живо­пи­си. При­чи­ной тому стал госу­дар­ствен­ный заказ на серию кар­тин воен­ных дей­ствий. Кар­ти­ны при­нес­ли авто­ру оше­ло­ми­тель­ный успех, а за две из них («Бой на Систов­ских высо­тах кон­воя импе­ра­то­ра Алек­сандра II» и «Въезд импе­ра­то­ра в город Пло­е­ш­ти») Ака­де­мия худо­жеств при­су­ди­ла ему про­фес­сор­ское зва­ние. Его баталь­ное твор­че­ство поло­жи­тель­но отме­тил даже Верещагин.

Нико­лай Дмитриев-Оренбургский
«Захват Гри­виц­ко­го реду­та под Плевной»
«Въезд Алек­сандра II в Пло­е­ш­ти 15 июня 1877 года»
«Гене­рал М. Д. Ско­бе­лев на коне»

Одной из выда­ю­щих­ся серий авто­ра явля­ют­ся рабо­ты, свя­зан­ные с оса­дой Плев­ны. Худож­ник пока­зал оже­сто­чён­ные бои воз­ле кре­по­сти, сда­чу кре­по­сти ране­ным Османом-пашой.

«Послед­ний бой под Плев­ной 28 нояб­ря 1877 года»
«Артил­ле­рий­ский бой под Плев­ной. Бата­рея осад­ных ору­дий на Вели­ко­кня­же­ской горе»
«Пред­став­ле­ние плен­но­го Осма­на-паши Алек­сан­дру II в Плевне»

Тема­ти­ка рус­ско-турец­кой вой­ны при­сут­ству­ет и в кар­ти­нах Васи­лия Поле­но­ва. Худож­ник опи­сы­ва­ет армей­ский быт в годы вой­ны, моги­лы сол­дат, пав­ших на поле боя, и тяжё­лые усло­вия воен­но­го быта в Болгарии.

Васи­лий Поленов

Худож­ник одним из пер­вых стал доб­ро­воль­цем в 1876 году на серб­ско-чер­но­гор­ско-турец­ком фрон­те. На Бал­ка­нах он был до нояб­ря 1877 года. За уча­стие в сра­же­ни­ях награж­дён меда­лью «За храб­рость» и орде­ном «Таков­ский крест». При­ме­ча­тель­но, что Поле­нов не пока­зы­вал баталь­ные сце­ны. В годы вой­ны худож­ник писал:

«Сюже­ты чело­ве­че­ско­го изуро­до­ва­ния и смер­ти слиш­ком силь­ны в нату­ре, что­бы быть пере­да­ва­е­мы на полотне, по край­ней мере, я чув­ствую ещё в себе какой-то недо­чёт, не выхо­дит у меня того, что есть в дей­стви­тель­но­сти, там оно так ужас­но и так просто».

«Кух­ня ата­ман­ско­го пол­ка в селе Брестовец»
«Уби­тый сол­дат (близ села Меч­ка, ныне Обориште)»
«Зима в Болгарии»

Павел Кова­лев­ский — худож­ник-бата­лист, один из ярких пред­ста­ви­те­лей ака­де­миз­ма. Тема­ти­ка рус­ско-турец­кой вой­ны была затро­ну­та и в его живописи.
Павел Кова­лев­ский

Он нахо­дил­ся на теат­ре воен­ных дей­ствий рус­ской армии про­тив турок и собрал там бога­тый запас мате­ри­а­лов для после­ду­ю­щих сво­их про­из­ве­де­ний. Сре­ди извест­ных работ Бал­кан­ской кам­па­нии — кар­ти­ны «Штаб 12-го кор­пу­са в Бол­га­рии (Плен­ные тур­ки)», «12 октяб­ря 1877 года (Пере­вя­зоч­ный пункт)».

В 1878 году, после воз­вра­ще­ния с фрон­та, худож­ник посе­лил­ся в Вар­ша­ве. По эски­зам, при­ве­зён­ным с Бал­кан, Кова­лев­ский в 1880‑е годы рабо­тал над сери­ей кар­тин для Воен­ной гале­реи Зим­не­го двор­ца, сре­ди кото­рых «Сра­же­ние при реке Ломе 12 октяб­ря 1877 года», «Кава­ле­рий­ское дело у Тресте­ни­ка и Меч­ки 14 нояб­ря 1877 года», «Ноч­ной бой под Кара­га­чем 4 янва­ря 1878 года». Твор­че­ство авто­ра пока­зы­ва­ло вой­ну со всех сто­рон — это труд­ные пере­пра­вы через Дунай, стре­ми­тель­ная ата­ка рус­ской кава­ле­рии на турец­ких непри­я­те­лей, тяжё­лый бой пехо­ты, буд­ни рус­ско­го солдата.

«При­вал 140-го пехот­но­го Зарай­ско­го пол­ка 35‑й пехот­ной дивизии»
«Ата­ка рус­ской кава­ле­рии на турец­кий обоз. 1877 год»
«Гене­рал Иосиф Гур­ко на Балканах»
«Бой у Ива­но­во-Чифлик 2 октяб­ря 1877 года»
«Пере­пра­ва через Дунай»

Вой­на ока­за­ла боль­шое вли­я­ние на баталь­ную живо­пись рус­ских худож­ни­ков. При­чи­ны, поче­му кар­тин появи­лось так мно­го, име­ют­ся. Это и поли­ти­ка цариз­ма, кото­рая спон­си­ро­ва­ла худож­ни­ков, опи­сы­ва­ю­щих суро­вые буд­ни вой­ны и геро­и­че­ские сра­же­ния рус­ской армии. Так­же и сама идей­ность вой­ны, осво­бож­де­ние брат­ских наро­дов от турец­ко­го гнё­та вдох­нов­ля­ли твор­цов на новые обра­зы. В дан­ной ста­тье упо­мя­ну­ты дале­ко не все худож­ни­ки, кото­рые в сво­ём твор­че­стве затра­ги­ва­ли сюже­ты «осво­бо­ди­тель­ной вой­ны». Пред­ла­гаю ваше­му вни­ма­нию неко­то­рые из кар­тин дру­гих авторов.

«Взя­тие Лов­чи (Ловеч) 22 авгу­ста 1877 года». Худож­ник Лев Лагорио
«Вер­нул­ся». Худож­ник Илья Репин
«Дело при селе­нии Тели­ще в 1877 году». Худож­ник Вик­тор Мазуровский

Итоги русско-турецкой войны 1877–1878 годов. Ликбез
Общественные итоги
 

Поделиться