Музейные заметки. За веру и славян!

Если в сре­де исто­ри­ков-спе­ци­а­ли­стов и люби­те­лей исто­рии Рос­сии бро­сить фра­зу «восточ­ный вопрос», то она, ско­рее все­го, вызо­вет доста­точ­но оче­вид­ный смыс­ло­вой ряд: рус­ско-турец­кие вой­ны, Бал­кан­ский полу­ост­ров, Осман­ская импе­рия как «боль­ной чело­век Евро­пы», кон­флик­ты евро­пей­ских дер­жав, про­бле­ма «про­ли­вов» и выхо­да к морю, и так далее. Идея покро­ви­тель­ства пра­во­слав­ным наро­дам при этом будет счи­тать­ся лишь пово­дом и при­кры­ти­ем для реа­ли­за­ции «гео­по­ли­ти­че­ских инте­ре­сов России».

Отча­сти такая пози­ция вер­на: напри­мер, после рево­лю­ции и без вся­ко­го рели­ги­оз­но­го пово­да Совет­ский Союз про­яв­лял вни­ма­ние к ста­ту­су про­ли­вов Бос­фор и Дар­да­нел­лы, пред­ла­гая в 1945 году создать совет­ские воен­ные базы в этом рай­оне. Выстав­ка «Восточ­ный вопрос и защи­та еди­но­вер­цев» в Музее исто­рии рели­гии Санкт-Петер­бур­га как буд­то обхо­дит сто­ро­ной мод­ный сего­дня гео­по­ли­ти­че­ский дис­курс, и это хоро­шо — она поз­во­ля­ет пого­во­рить отдель­но имен­но о рели­ги­оз­ной состав­ля­ю­щей инте­ре­сов Рос­сии на Балканах.


Зал вре­мен­ной выстав­ки «Восточ­ный вопрос и защи­та единоверцев»

Рели­ги­оз­ная интер­пре­та­ция регу­ляр­ных кон­флик­тов с Осман­ской импе­ри­ей про­яв­ля­лась в исто­рии не раз. Ска­жем, инте­рес Ека­те­ри­ны II к рас­ши­ре­нию вли­я­ния Рос­сии на юге пред­по­ла­гал опе­ку пра­во­слав­ных наро­дов Бал­кан вплоть до вос­ста­нов­ле­ния Гре­че­ской импе­рии на месте Осман­ской. Об этом напом­нят неко­то­рые экс­по­на­ты, вро­де меда­ли «Побор­ни­ку пра­во­сла­вия» 1771 года, кото­рой пред­по­ла­га­лось награж­дать вои­нов-осво­бо­ди­те­лей Бал­кан и вос­став­ших гре­ков. Резуль­та­ты амби­ци­оз­ной поли­ти­ки, одна­ко, ока­за­лись зна­чи­тель­но скромнее.

Вид Иеру­са­ли­ма. Худож­ник Н. А. Коше­лев. 1890‑е годы

Новый импульс хри­сти­ан­ская рито­ри­ка полу­чи­ла уже при Нико­лае I. В то вре­мя иде­аль­ным цен­тром вли­я­ния и одно­вре­мен­но «ябло­ком раз­до­ра» на Ближ­нем Восто­ке была Свя­тая Зем­ля. Эпо­ха кре­сто­вых похо­дов оста­лась в далё­ком про­шлом, и на тер­ри­то­рии сла­бе­ю­щей Осман­ской импе­рии про­ще было раз­вер­нуть дипло­ма­ти­че­ское сопер­ни­че­ство с евро­пей­ски­ми дер­жа­ва­ми. Лишь после появ­ле­ния в Пале­стине про­те­стант­ских и като­ли­че­ских мис­си­о­не­ров импе­ра­тор Нико­лай I учре­дил Рус­скую духов­ную мис­сию в Иеру­са­ли­ме. Спо­ры меж­ду Рос­си­ей и Фран­ци­ей о пра­ве ремон­та купо­ла хра­ма Рож­де­ства Хри­сто­ва в Виф­ле­е­ме в конеч­ном ито­ге при­ве­ли к печаль­но извест­ной Крым­ской войне.

Мож­но ска­зать, имен­но здесь нача­лась Крым­ская вой­на. На кар­тине М. Н. Воро­бьё­ва «Пеще­ра Рож­де­ства Хри­сто­ва в Виф­ле­е­ме» (1836) изоб­ра­же­на пеще­ра, где родил­ся Иисус Хри­стос. Над ней и была постро­е­на бази­ли­ка Рож­де­ства Христова.

Часть выстав­ки уде­ля­ет вни­ма­ние мир­ной дея­тель­но­сти Рос­сии в Пале­стине. Кар­ти­ны и фото­гра­фии палом­ни­ков и сотруд­ни­ков духов­ной мис­сии, освя­щён­ные в Иеру­са­ли­ме ико­ны, доку­мен­ты о дея­тель­но­сти началь­ни­ка Рус­ской духов­ной мис­сии архи­манд­ри­та Анто­ни­на — сви­де­тель­ства «поли­ти­ки мяг­кой силы» за мно­го деся­ти­ле­тий до появ­ле­ния это­го термина.
Освя­ще­ние хра­ма Свя­то­го Алек­сандра Нев­ско­го в Иеру­са­ли­ме на тер­ри­то­рии Рус­ской духов­ной мис­сии. 1891 год

Вооб­ще ико­ны и рели­ги­оз­ная атри­бу­ти­ка — важ­ная состав­ля­ю­щая выстав­ки. В отли­чие от экс­по­зи­ций древ­не­рус­ско­го искус­ства Тре­тья­ков­ки и Рус­ско­го музея, они здесь пока­за­ны не в худо­же­ствен­ных или искус­ство­вед­че­ских целях. Каж­дая из них добав­ля­ет неболь­шой факт к рас­смат­ри­ва­е­мой теме. Кро­ме иеру­са­лим­ских, мы можем уви­деть ико­ны с Афо­на — бла­го­да­ря пози­ции Рос­сии мона­ше­ский ост­ров осво­бо­дил­ся от турец­ко­го вла­ды­че­ства в XIX веке. Неко­то­рые ико­ны были сви­де­те­ля­ми рус­ско-турец­ких войн. Напри­мер, ико­на Бого­ма­те­ри с Мла­ден­цем нахо­ди­лась на лин­ко­ре «Ган­гут» во вре­мя Нава­рин­ско­го сра­же­ния 1827 года, а ико­на свя­то­го Геор­гия Ново­го была пода­ре­на Измай­лов­ско­му пол­ку софий­ским мит­ро­по­ли­том Меле­ти­ем в память осво­бож­де­ния бол­гар после вой­ны 1877–1878 годов.

Сле­ва — ико­на Андрея Пер­во­зван­но­го, пре­под­не­сён­ная афон­ски­ми мона­ха­ми бро­не­нос­цу «Андрей Пер­во­зван­ный» в 1907 году. На лице­вой сто­роне мож­но про­честь бла­го­слов­ле­ние от афон­ско­го Андре­ев­ско­го скита.

Но вер­нём­ся к исто­рии войн. Три послед­них воен­ных кон­флик­та Рос­сии с Тур­ци­ей — Крым­ская вой­на, рус­ско-турец­кая 1877–1878 годов и Пер­вая миро­вая — в боль­шей сте­пе­ни, чем преды­ду­щие, были свя­за­ны с тези­сом о защи­те еди­но­вер­цев. О вой­нах в основ­ном и рас­ска­зы­ва­ют экс­по­на­ты, но не в кон­тек­сте сра­же­ний и внеш­не­по­ли­ти­че­ских спо­ров. Здесь важ­нее самые раз­ные про­яв­ле­ния рели­ги­оз­но­го фак­то­ра. Воз­мож­но, одной из при­чин его замет­но­сти ста­ла мас­со­вость войн — объ­яс­нять сол­да­там из кре­стьян и дру­гих низ­ших сосло­вий необ­хо­ди­мость вой­ны было про­ще с исполь­зо­ва­ни­ем рели­ги­оз­ной риторики.

Кар­ти­на Г. Трут­не­ва из «Рус­ско­го худо­же­ствен­но­го лист­ка» вре­мён Крым­ской вой­ны пока­зы­ва­ет зна­ко­мую в наро­де кар­ти­ну — про­во­ды опол­чен­ца на вой­ну, а так­же обмун­ди­ро­ва­ние ратника.

Лозунг «За веру и сла­вян!» сплёл воеди­но хри­сти­ан­ское и наци­о­наль­ное чув­ства. Не толь­ко еди­ный обряд, но и близ­кий язык, схо­жий образ жиз­ни, — всё это часто не нуж­да­лось в настой­чи­вой про­па­ган­де. Доста­точ­но вспом­нить, что рус­ско-турец­кую вой­ну 1877–1878 годов пра­ви­тель­ство нача­ло почти что через силу — несколь­ко меся­цев газе­ты и жур­на­лы, сла­вян­ские коми­те­ты и отдель­ные обще­ствен­ные дея­те­ли чуть ли не тол­ка­ли импе­рию к войне с целью под­держ­ки вос­став­ших на Бал­ка­нах сла­вян. В какие-то момен­ты из про­па­ган­ды свер­ху идея защи­ты веры и сла­вян ста­но­ви­лась обще­ствен­ным запро­сом снизу.

Сле­ва худож­ник Миха­ил Зичи в 1854 году — во вре­мя Крым­ской вой­ны — алле­го­ри­че­ски изоб­ра­зил Нико­лая I как покро­ви­те­ля сла­вян­ских народов.
За веру и сла­вян. Лито­гра­фия П. Н. Шара­по­ва. 1877 год

Пер­вый взгляд на пред­став­лен­ную в зале кар­ти­ну «Бого­слу­же­ние в серб­ской церк­ви» застав­ля­ет на несколь­ко секунд заду­мать­ся: а в какой стране про­ис­хо­дит изоб­ра­жён­ное дей­ствие? Толь­ко под­пись объ­яс­ня­ет, что это — не Рос­сия. Сего­дня в пуб­ли­ци­сти­ке неред­ко мож­но встре­тить рас­суж­де­ния о том, что сол­дат­ские мас­сы не хоте­ли, дескать, «вое­вать за какие-то про­ли­вы» — выстав­ка под­ска­зы­ва­ет, что за про­ли­ва­ми скры­ва­лись судь­бы род­ствен­ных наро­дов, и эти цели были вполне очевидными.

Лито­гра­фия 1854 года «Подвиг пра­пор­щи­ка Куд­ряв­це­ва» пока­зы­ва­ет, как он со сво­им отря­дом уни­что­жа­ет тур­ков, захва­тив­ших хри­сти­ан­скую церковь.

Пер­вая миро­вая начи­на­лась схо­жим обра­зом. Пово­дом к ней послу­жил оче­ред­ной кон­фликт на Бал­ка­нах, на пат­ри­о­ти­че­ских мани­фе­ста­ци­ях высту­па­ли не толь­ко в защи­ту брат­ских наро­дов, но и со ста­рым при­зы­вом поста­вить «крест на Свя­тую Софию», пус­ка­лись в ход зна­ко­мые рас­суж­де­ния о пра­во­сла­вии и «свя­щен­ной войне», и, каза­лось, обще­ство и власть вновь объ­еди­ни­лись ради бла­го­род­ной цели. Уже ско­ро затяж­ная пози­ци­он­ная вой­на и обостре­ние соци­аль­ных про­блем оста­вят в про­шлом жаж­ду защи­ты еди­но­вер­цев. С рево­лю­ци­ей и пере­крой­кой евро­пей­ской кар­ты исчез­нет и при­выч­ное пони­ма­ние восточ­но­го вопроса.
На типо­ли­то­гра­фии «Явлю­ся ему сам» (1914) изоб­ра­жён типич­ный для мно­гих евро­пей­ских госу­дарств сюжет явле­ния Бога ране­но­му и уми­ра­ю­ще­му воину.
Пла­ка­ты Пер­вой миро­вой вой­ны «Помо­ги­те Сер­бии и Чер­но­го­рии» и «Свя­щен­ная война».

Опи­сан­ная здесь выстав­ка внешне повто­ря­ет зна­ко­мые фак­ты, но при этом дела­ет акцент на рели­ги­оз­ном фак­то­ре — незна­чи­тель­ном для нас, но весь­ма важ­ном для совре­мен­ни­ков собы­тий. Её кон­цеп­ция не пред­по­ла­га­ла исполь­зо­ва­ние како­го-то осо­бо­го дизай­на, в ней нет спе­ци­фи­че­ских струк­тур­ных реше­ний или игро­вых эле­мен­тов. Тем не менее авто­ры неволь­но внес­ли неко­то­рое про­ти­во­по­став­ле­ние, кото­рое может слу­жить хоро­шим пост­скрип­ту­мом к дан­ной статье…

Под неболь­шой аркой зала напро­тив друг дру­га нахо­дят­ся две лито­гра­фии. На одной изоб­ра­же­но зна­мя Дмит­рия Дон­ско­го, послан­ное из Моск­вы в дар серб­ской армии в 1876 году, ещё до того, как сопро­тив­ле­ние сер­бов при­ве­ло к нача­лу рус­ско-турец­кой вой­ны. Дру­гая лито­гра­фия пока­зы­ва­ет про­воз­гла­ше­ние Мила­на Обре­но­ви­ча пер­вым коро­лём Сер­бии в том же году. Анно­та­ция пояс­ня­ет, что после вой­ны он занял про­ав­стрий­скую пози­цию. Ожи­да­ния и надеж­ды с одной сто­ро­ны — и намёк на их неоправ­дан­ность с дру­гой. Не в этом ли одна из глав­ных черт борь­бы Рос­сии «за веру и славян»?..


Выстав­ка «Восточ­ный вопрос и защи­та еди­но­вер­цев» рабо­та­ет с 26 июня по 2 сен­тяб­ря 2018 года в Госу­дар­ствен­ном музее исто­рии рели­гии (г. Санкт-Петер­бург, ул. Поч­тамт­ская, д. 14).

Поделиться