«Мамочка, почему ты мне не пишешь?» Две истории детей репрессированных в письмах и рисунках

Сын за отца не отве­ча­ет — часто эту фра­зу при­пи­сы­ва­ют Иоси­фу Ста­ли­ну, но сего­дня мы не будем раз­би­рать­ся в её эти­мо­ло­гии. Вме­сто это­го, опи­ра­ясь на лич­ные источ­ни­ки, посмот­рим на судь­бы детей и их роди­те­лей в эпо­ху Боль­шо­го террора.

У сыно­вей и доче­рей «вра­гов наро­да» часто было два основ­ных пути: в дет­ский дом или к род­ствен­ни­кам на попе­че­ние. Сов­мест­но с архи­вом НИПЦ «Мемо­ри­ал»* мы рас­ска­жем две имен­но такие истории.

Автор выра­жа­ет при­зна­тель­ность В. В. Игру­но­ву, Б. И. Белен­ки­ну, А. Г. Козловой.


Аврора (7 лет) и Виктор (9 лет)

Папа: Эду­ард Мар­це­вич Сту­рит — заве­ду­ю­щий школь­ным отде­лом Латыш­ско­го куль­тур­но­го цен­тра «Про­ме­тей». Рас­стре­лян в 1938 году по обви­не­нию в уча­стии в тер­ро­ри­сти­че­ской орга­ни­за­ции. Реа­би­ли­ти­ро­ван 4 апре­ля 1956 года.

Мама: Кри­сти­на Янов­на Рубен — сотруд­ни­ца Латыш­ско­го куль­тур­но­го цен­тра «Про­ме­тей». Осуж­де­на в 1938 году как «член семьи измен­ни­ка роди­ны» вслед за мужем. При­го­во­ре­на к вось­ми годам заклю­че­ния в испра­ви­тель­но-тру­до­вом лаге­ре. Осво­бож­де­на из Кар­ла­га в авгу­сте 1946 года.

На момент аре­ста оста­лись дети Авро­ра семи лет и Вик­тор девя­ти лет. К аре­сту Кри­сти­на Рубен гото­ви­лась — репрес­си­ро­ва­ли почти весь Центр латыш­ской куль­ту­ры. Дети зна­ли, что попа­дут в детдом.

Пере­пис­ку в лаге­ре раз­ре­ши­ли толь­ко в 1939 году. Кри­сти­на Янов­на разыс­ки­ва­ла Авро­ру и Вик­то­ра в дет­ском доме в Одес­ской обла­сти, полу­чи­ла пер­вое пись­мо от детей и вела с ними переписку.

После осво­бож­де­ния в 1946 году, она поеха­ла в Крас­но­ар­мейск, где нахо­ди­лись её дети. Вик­тор и Авро­ра жили в рабо­чем обще­жи­тии. Встре­чу с детьми Кри­сти­на Рубен опи­са­ла так: «Без объ­я­тий, без поце­лу­ев, без радо­сти». Она оста­лась жить в жен­ском обще­жи­тии у доче­ри, неле­галь­но. Без­успеш­но иска­ла рабо­ту. С тру­дом устро­и­лась убор­щи­цей в дет­ские ясли, где рабо­та­ла до пен­сии. Кри­сти­на Янов­на умер­ла в 1983 году.

Пись­ма маме из дет­ско­го дома в Акмо­лин­ский лагерь жён измен­ни­ков Роди­ны (АЛЖИР)
Пись­ма маме из дет­ско­го дома в Акмо­лин­ский лагерь жён измен­ни­ков Роди­ны (АЛЖИР)
Пись­ма маме из дет­ско­го дома в Акмо­лин­ский лагерь жён измен­ни­ков Роди­ны (АЛЖИР)

Гена (8 лет)

Папа: Миха­ил Семё­но­вич Николь­ский — глав­ный инже­нер Доро­го­милов­ско­го хим­за­во­да, член Ака­де­мии наук. Рас­стре­лян в 1937 году по обви­не­нию в про­па­ган­де. Реа­би­ли­ти­ро­ван 5 сен­тяб­ря 1956 года.

Мама: Ксе­ния Ива­нов­на Николь­ская — маши­нист­ка управ­ле­ния дела­ми мор­ско­го фло­та. Осуж­де­на в 1937 году как «член семьи измен­ни­ка роди­ны» вслед за мужем. При­го­во­ре­на к вось­ми годам заклю­че­ния в испра­ви­тель­но-тру­до­вом лаге­ре. Уста­но­ви­ла связь с сыном в 1943 году. Осво­бож­де­на в 1946‑м.

Гене было восемь лет, когда роди­те­лей репрес­си­ро­ва­ли. Бабуш­ке уда­лось усы­но­вить вну­ка, и он пере­ехал в Ростов-на-Дону, где учил­ся и рабо­тал. До кон­ца вой­ны Ген­на­дий тру­дил­ся в автомастерских.

В 1941 году у Ксе­нии Ива­нов­ны в лаге­ре роди­лась двой­ня от три­жды на десять лет осуж­дён­но­го Ива­на Пав­ло­ви­ча Плуж­ни­ко­ва. Маль­чик умер через два года, ребён­ка похо­ро­ни­ли на «Мамоч­ки­ном клад­би­ще». В 1943 году «лагер­ный муж» Иван Плуж­ни­ков умер.

В 1946‑м Ксе­ния Николь­ская осво­бо­ди­лась и вме­сте с доче­рью Татья­ной при­е­ха­ла к мате­ри и сыну в Ростов-на-Дону. Ген­на­дий очень теп­ло отнёс­ся к сест­ре, все­гда её опе­кал и поддерживал.

В 1953 году Ген­на­дий окон­чил Киев­ский уни­вер­си­тет, в 1953–1956 годах рабо­тал на кафед­ре аст­ро­но­мии это­го уни­вер­си­те­та, в 1956–1958 годах — в Аст­ро­фи­зи­че­ском инсти­ту­те АН Казах­ской ССР. С 1958-го рабо­тал в Инсти­ту­те зем­но­го маг­не­тиз­ма, ионо­сфе­ры и рас­про­стра­не­ния радио­волн АН СССР. С 1969 года воз­глав­лял создан­ную им лабо­ра­то­рию сол­неч­ной актив­но­сти. В 1971 году стал профессором.

Татья­на полу­чи­ла выс­шее эко­но­ми­че­ское обра­зо­ва­ние в Росто­ве. Посе­ща­ла место рож­де­ния и моги­лу род­но­го бра­та. С момен­та созда­ния Ассо­ци­а­ции жертв неза­кон­ных репрес­сий в 1989 году явля­лась её коор­ди­на­то­ром по Юго-Восточ­но­му окру­гу Москвы.

Пись­ма маме из Росто­ва-на-Дону в Акмо­лин­ский лагерь жён измен­ни­ков Роди­ны (АЛЖИР)
Пись­ма маме из Росто­ва-на-Дону в Акмо­лин­ский лагерь жён измен­ни­ков Роди­ны (АЛЖИР)
Пись­ма маме из Росто­ва-на-Дону в Акмо­лин­ский лагерь жён измен­ни­ков Роди­ны (АЛЖИР)

* Лик­ви­ди­ро­ван по реше­нию суда и при­знан ино­стран­ным агентом.

Читай­те так­же «Ино­стран­ные вра­ги наро­да в годы Боль­шо­го тер­ро­ра»

Поделиться