Мода 1965–1969 годов. Мини-юбки, кеды, брючные костюмы

Мно­гие тен­ден­ции нача­ла 1960‑х — искус­ствен­ные тка­ни, шпиль­ки, узкие брю­ки-дудоч­ки — во вто­рой поло­вине деся­ти­ле­тия оста­ва­лись в гар­де­робах тех, кто сле­дил за модой. Но 1965–1969 годы в исто­рии совет­ской моды отме­ти­лись рево­лю­ци­он­ны­ми ново­вве­де­ни­я­ми: девуш­ки нача­ли носить брю­ки и юбки-мини, Москва при­ни­ма­ет Меж­ду­на­род­ный фести­валь моды, а про­фес­сия моде­лье­ра пере­ста­ёт быть исклю­чи­тель­но жен­ской. Раз­бе­рём­ся подроб­нее в этих явле­ни­ях «фэшн»-индустрии вто­рой поло­ви­ны 1960‑х годов.


Мини и брюки: как общество быстро привыкло к новым женским образам

СССР узнал мини одно­вре­мен­но со всем миром. В 1964 году кол­лек­цию корот­ких юбок выпу­стил фран­цуз­ский дом моды Андре Кур­ре­жа, в 1965‑м — лон­дон­ский дизай­нер Мэри Куант, в 1966‑м — совет­ский моде­льер Вяче­слав Зай­цев. Моде­лье­ры точ­но уга­да­ли жела­ния поку­па­те­лей — юбки рас­про­да­ва­лись почти мгно­вен­но. Мод­ни­цы по все­му миру вдох­нов­ля­лись Жаклин Кен­не­ди, кото­рая счи­та­лась ико­ной сти­ля и регу­ляр­но появ­ля­лась в мини. В кон­це деся­ти­ле­тия такая мода ста­ла поваль­ной. Девуш­ки носи­ли юбки и пла­тье выше коле­на на 10–20 сан­ти­мет­ров. Купить корот­кую юбку в СССР было про­бле­мой, поэто­му зача­стую про­сто обре­за­ли и под­ши­ва­ли подо­лы покуп­ных изделий.

Пер­вая леди США Жаклин Кеннеди

В При­бал­ти­ке, Москве и круп­ных горо­дах к новым жен­ским обра­зом при­вык­ли быст­ро, в осталь­ной части стра­ны — чуть мед­лен­нее. Пер­вые годы в шко­лах и учи­ли­щах дли­ну юбок уче­ниц стро­гие заву­чи про­ве­ря­ли линей­кой. По соб­ствен­ной ини­ци­а­ти­ве — ника­ко­го рас­по­ря­же­ния свер­ху, разу­ме­ет­ся, не было. За черес­чур корот­кую юбку мог­ли отпра­вить домой пере­оде­вать­ся или при­гро­зить исклю­чить из ком­со­мо­ла, но не более того. Нега­тив­ное отно­ше­ние доволь­но быст­ро исчер­па­ло себя, обще­ство при­вык­ло к сме­лой длине и не удив­ля­лось ей. Напри­мер, уже в 1968 году геро­и­ня филь­ма «Семь ста­ри­ков и одна девуш­ка» в пер­вых же кад­рах появ­ля­ет­ся в мини.

Мини-юбки соче­та­ли с туф­ля­ми на шпиль­ках и обтя­ги­ва­ю­щи­ми водо­лаз­ка­ми — это уль­т­ра-мод­ный жен­ский образ кон­ца 1960‑х годов, но при­ме­рить его на себя были гото­вы самые уве­рен­ные в себе девуш­ки. Обра­зы допол­ня­ли пыш­ны­ми при­чёс­ка­ми и круп­ны­ми серьгами.

Дру­гое потря­се­ние вто­рой поло­ви­ны деся­ти­ле­тия — жен­ский брюч­ный костюм. Вооб­ще, жен­щи­на в брю­ках нико­го не мог­ла уди­вить уже в 1930‑е, при усло­вии, что они спор­тив­ные или рабо­чие. Носить же такую одеж­ду повсе­днев­но счи­та­лось вуль­гар­ным. Но кон­це 1960‑х годов жен­ские брюч­ные костю­мы появи­лись в мод­ных жур­на­лах и быст­ро заво­е­ва­ли мно­же­ство сим­па­тий. Костю­мы отли­ча­лись про­стым кро­ем: пря­мой или немно­го при­та­лен­ный жакет с боль­ши­ми метал­ли­че­ски­ми пуго­ви­ца­ми, пря­мые узкие или сво­бод­ные брюки.


Первые годы карьеры Вячеслава Зайцева

Вяче­слав Зай­цев родил­ся в 1938 году в Ива­но­во. С буду­щей про­фес­си­ей юно­ша опре­де­лил­ся доволь­но быст­ро. Сна­ча­ла он закон­чил шко­лу-семи­лет­ку, потом учил­ся на худож­ни­ка тек­стиль­но­го рисун­ка в Ива­нов­ском хими­ко-тех­но­ло­ги­че­ском тех­ни­ку­ме. Обра­зо­ва­ние про­дол­жил в Мос­ков­ском тек­стиль­ном инсти­ту­те, после окон­ча­ния кото­ро­го рабо­тал по рас­пре­де­ле­нию в под­мос­ков­ном Бабушкине.

Здесь он создал свою первую кол­лек­цию — спец­одеж­ду для работ­ниц села, функ­ци­о­наль­ную и жен­ствен­ную одно­вре­мен­но. Это были яркие тело­грей­ки, цве­та­стые плат­ки, вален­ки с вышив­кой и тесь­мой. Демон­стра­цию кол­лек­ции он пре­вра­тил в насто­я­щее шоу — моде­ли выхо­ди­ли на поди­ум при при­глу­шён­ном све­те и под музы­ку. К сожа­ле­нию, про­вер­ку мето­ди­че­ско­го отде­ла эти наря­ды не про­шли и одоб­ре­ния у руко­вод­ства инсти­ту­та не встретили.

Вяче­слав Зай­цев и попу­ляр­ная мане­кен­щи­ца, извест­ная на Запа­де как «совет­ская Софи Лорен» Реги­на Збарская

Тем не менее целе­устрем­лён­ность и новиз­на взгля­дов Зай­це­ва при­влек­ла вни­ма­ние — его при­гла­си­ли в зна­ме­ни­тый Обще­со­юз­ный дом моде­лей на Куз­нец­ком мосту. Он стал зако­но­да­те­лем мос­ков­ской моды и создал кол­лек­цию «Рос­сия», кото­рая про­из­ве­дёт фурор на Меж­ду­на­род­ном фести­ва­ле моды в 1967 году. Зай­цев про­ра­бо­тал в Доме моде­лей 13 лет.


Международный фестиваль моды — 1967

В 1967 году в Москве про­шёл Меж­ду­на­род­ный фести­валь моды. Это собы­тие ста­ло одним из самых при­ме­ча­тель­ных за деся­ти­ле­тие — здесь при­сут­ство­ва­ли пред­ста­ви­те­ли домов мод и фирм более чем из 20 стран, вклю­чая даже Фран­цию и США.

Боль­ше все­го вни­ма­ние зри­те­лей фести­ва­ля при­влек­ла кол­лек­ция «Рос­сия», а осо­бен­но одно­имён­ное пла­тье, кото­рое в прес­се ста­ло извест­но под име­нем «Крас­ный Диор». Его автор­ство дели­ли меж­ду собой Вяче­слав Зай­цев и Татья­на Осмёр­ки­на. Ярко-крас­ное пла­тье в пол с широ­ки­ми тра­пе­ци­е­вид­ны­ми рука­ва­ми, напо­ми­на­ю­щи­ми образ Царев­ны-Лебедь из сказ­ки Пуш­ки­на, с капю­шо­ном и ворот­ни­ком, укра­шен­ны­ми пай­ет­ка­ми. Зай­цев опи­сы­вал его так:

«Сво­бод­ное, нис­па­да­ю­щее пря­мы­ми склад­ка­ми, с про­стор­ны­ми рука­ва­ми пла­тье тёп­ло­го крас­но­го цве­та, допол­нен­ное огром­ной раз­ле­та­ю­щей­ся, подоб­но кры­льям, шалью, созда­ва­ло непо­вто­ри­мый образ Рос­сии с её про­сто­той и раз­до­льем, кра­со­той и своеобразием».

На поди­у­ме пла­тье демон­стри­ро­ва­ла модель Реги­на Збар­ская. Образ допол­нял­ся гео­мет­ри­че­ской стриж­кой «под пажа» с густой чёл­кой и маки­я­жем с акцен­том на гла­зах. Кон­траст­но под­ве­дён­ные веки с чёр­ны­ми стрел­ка­ми — отсыл­ка к попу­ляр­но­му филь­му 1963 года «Клео­пат­ра» с Эли­за­бет Тейлор.

В этом же 1967 году в Кана­де про­шла Все­мир­ная выстав­ка «Экс­по-67», где совет­ские моде­лье­ры Вяче­слав Зай­цев, Нел­ли Аршав­ская и Татья­на Осмёр­ки­на пред­ста­ви­ли свои кол­лек­ции. Гвоз­дём про­грамм сно­ва ста­ли рус­ские меха и пла­тье «Рос­сия».

Фести­валь широ­ко осве­щал­ся в прес­се и пози­ци­о­ни­ро­вал­ся как вну­ши­тель­ное дости­же­ние совет­ской лёг­кой про­мыш­лен­но­сти и под­твер­жде­ние меж­ду­на­род­но­го авто­ри­те­та в вопро­сах одеж­ды. Напри­мер, узко­спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ное изда­ние для про­фес­си­о­на­лов, жур­нал «Деко­ра­тив­ное искус­ство СССР» опуб­ли­ко­вал несколь­ко мате­ри­а­лов о фести­ва­ле, как поло­жи­тель­ных, так и доволь­но кри­ти­че­ских. Спе­ци­а­лист по исто­рии моды Татья­на Стри­же­но­ва написала:

«Теперь мы можем тво­рить не толь­ко о дизай­не­ре, кото­рый соот­вет­ству­ет обще­при­ня­то­му направ­ле­нию моды, но и о худож­ни­ке, созда­ю­щем такие моде­ли одеж­ды, кото­рые ярко пока­зы­ва­ют тен­ден­ции зав­траш­не­го дня».

В каче­стве под­твер­жде­ния созда­ния тен­ден­ций зав­траш­не­го дня она при­ве­ла голов­ные убо­ры «будё­нов­ки», спор­тив­ную одеж­ду с моти­ва­ми осво­е­ния кос­мо­са и раз­ра­бот­ки Вяче­сла­ва Зай­це­ва с деко­ром из древ­не­рус­ских мотивов.

Были и более скеп­ти­че­ские ком­мен­та­рии. В ста­тье В. Крюч­ко­вой и И. Голи­ко­вой есть такая цитата:

«Неко­то­рые стра­ны, в том чис­ле и Совет­ский Союз, пока­за­ли уни­каль­ные кол­лек­ции, кото­рые слу­жат, ско­рее, цели худо­же­ствен­но­го само­вы­ра­же­ния, а не мас­со­во­го про­из­вод­ства. Они не име­ют потре­би­те­ля, а толь­ко зри­те­ля, и это объ­яс­ня­ет осо­бен­ность этих моде­лей: их стрем­ле­ние к само­вы­ра­же­нию, чрез­мер­ность основ­ных линий, их почти теат­раль­ную пре­уве­ли­чен­ную броскость».

Исполь­зо­ва­ние древ­не­рус­ских моти­вов и будё­но­вок тоже не пока­за­лось им хоро­шей иде­ей. По их мне­нию, это сви­де­тель­ство­ва­ло о тен­ден­ци­ях к сти­ли­за­ции вме­сто исполь­зо­ва­ния клас­си­че­ских линий и форм. Что­бы пре­одо­леть кри­зис в совет­ской моде, авто­ры пред­ла­га­ли откры­вать новые сети оте­че­ствен­ных мага­зи­нов кон­крет­ных про­из­во­ди­те­лей одеж­ды, а так­же орга­ни­зо­вать про­из­вод­ство неболь­ших экс­пе­ри­мен­таль­ных коллекций.


«Два мяча» — любимая обувь спортсменов, космонавтов и рокеров

Кеды попа­ли в СССР в кон­це 1950‑х годов, после Все­мир­но­го фести­ва­ля моло­дё­жи и сту­ден­тов. Они ока­за­лись настоль­ко удоб­ны­ми и вос­тре­бо­ван­ны­ми, что на них момен­таль­но раз­ра­бо­та­ли ГОСТ — «Обувь спор­тив­ная рези­но­вая и рези­но­тек­стиль­ная», под номе­ром 9155–88 — и нача­ли про­из­во­дить и постав­лять в самых огром­ных объёмах.

Из ГОСТ на кеды совет­ско­го производства

Кеды нико­гда не были дефи­цит­ны­ми. Их про­из­во­ди­ли в СССР, при­во­зи­ли из Фин­лян­дии и Китая. Совет­ские кеды име­ли свет­лую или крас­но­ва­тую подош­ву с чёт­ко обо­зна­чен­ным швом. Шнур­ки все­гда были белы­ми с метал­ли­че­ски­ми нако­неч­ни­ка­ми. На внут­рен­ней сто­роне в рай­оне щико­лот­ки рас­по­ла­га­лись круг­лые нашив­ки, сти­ли­зо­ван­ные под мячи. Китай­ские кеды были сини­ми с проч­ной зелё­ной подош­вой, мысок и отдел­ка — белы­ми. На внут­рен­ней сто­роне так­же раз­ме­ща­лась эмбле­ма с дву­мя меча­ми — фут­боль­ным и бас­кет­боль­ным. Самы­ми шикар­ны­ми счи­та­лись пол­но­стью белые кеды.

Доступ­ная сто­и­мость поз­во­ля­ла поку­пать их взрос­лым и детям. Напри­мер, в 1967 году в стра­ну при­е­хал аме­ри­кан­ский репор­тёр Билл Эппри­дж, кото­рый снял здесь свой извест­ный репор­таж «Soviet Youth», и на сним­ках вид­но, что боль­шин­ство совет­ских юно­шей уже носит кеды. В кедах отме­ти­лись и Юрий Гага­рин, и впо­след­ствии Вик­тор Цой.

Кеды будут на пике попу­ляр­но­сти вплоть до 1980‑х годов, когда с пье­де­ста­ла самой удоб­ной повсе­днев­ной обу­ви их вытес­нят кроссовки.


История советской моды Виктории Мокиной
Мода «оттепели». Макияж, нейлон, шпильки
Мода 1970–1975 годов. Джинсы, водолазки, фарца

Поделиться