Топ‑5 произведений советского самиздата

Исто­рия совет­ской лите­ра­ту­ры ассо­ци­и­ру­ет­ся с жёст­кой цен­зу­рой, кото­рая застав­ля­ла писа­те­лей искать аль­тер­на­тив­ный спо­соб пуб­ли­ка­ции про­из­ве­де­ний. Им стал сам­из­дат — осо­бый вари­ант рас­про­стра­не­ния непод­цен­зур­ных тек­стов — пере­пи­сан­ные от руки или запи­сан­ные на маг­ни­то­фон рома­ны, сти­хо­тво­ре­ния, пове­сти или песни.

Назва­ние «сам­из­дат» появи­лось в сере­дине 1940‑х гг. бла­го­да­ря поэту Нико­лаю Глаз­ко­ву. Он состав­лял маши­но­пис­ные сбор­ни­ки сво­их сти­хо­тво­ре­ний и дарил дру­зьям с под­пи­сью на титу­ле «Сам себя издат». Замет­ным явле­ни­ем куль­тур­ной жиз­ни сам­из­дат ста­но­вит­ся во вто­рой поло­вине 1950‑х годов, с нача­лом Оттепели.

Наря­ду с сам­из­да­том, суще­ство­ва­ло такое явле­ние как «там­из­дат» — кни­ги, издан­ные на Запа­де. Ино­гда их копи­ро­ва­ли и рас­про­стра­ня­ли уже в сам­из­да­те. И наобо­рот, быто­вав­шие в сам­из­да­те про­из­ве­де­ния затем изда­ва­лись за границей.

Мы пого­во­рим о пяти рома­нах, кото­рые рас­про­стра­ня­лись в сам­из­да­те — исто­ри­ях их созда­ния, авто­рах, при­чи­нах запре­та на офи­ци­аль­ную печать и вре­ме­ни выхо­да в нашей стране.


«Доктор Живаго», Борис Пастернак

Борис Лео­ни­до­вич Пастер­нак рабо­тал над этим про­из­ве­де­ни­ем почти десять лет — с 1945 года по 1956 год. Роман рас­ска­зы­ва­ет исто­рию жиз­ни ода­рён­но­го поэта и вра­ча Юрия Жива­го. В юном воз­расте герой оста­ёт­ся сиро­той, его вос­пи­ты­ва­ют при­ём­ные роди­те­ли Гро­ме­ко. Юрий попа­да­ет в кру­го­во­рот исто­ри­че­ских собы­тий: Пер­вая миро­вая вой­на, рево­лю­ция, Граж­дан­ская вой­на. На фоне мас­штаб­ных потря­се­ний раз­во­ра­чи­ва­ет­ся лич­ная дра­ма героя: встре­ча с Ларой, раз­рыв отно­ше­ний с женой Тоней, попыт­ки обре­сти сча­стье с Ларой.

В кулу­а­рах Пер­во­го Все­со­юз­но­го съез­да совет­ских писа­те­лей. 17 авгу­ста — 1 сен­тяб­ря 1934 года. Спра­ва — Борис Пастернак

По мне­нию Миха­и­ла Голуб­ко­ва, «Док­тор Жива­го» — это утвер­жде­ние пра­ва лич­но­сти на суве­ре­ни­тет вне зави­си­мо­сти от того, кто или что на него поку­ша­ет­ся: дру­гой ли чело­век, госу­дар­ство, рево­лю­ция. Дело в том, что с 1860‑х годов рус­ская лите­ра­ту­ра была про­ни­за­на пафо­сом обще­ствен­но­го слу­же­ния. «Нату­раль­ная шко­ла», «реаль­ная кри­ти­ка», некра­сов­ский «Совре­мен­ник», рома­ны Чер­ны­шев­ско­го и кри­ти­че­ские ста­тьи Писа­ре­ва утвер­жда­ли идею обще­ствен­но­го слу­же­ния в каче­стве пер­вей­ше­го дол­га лич­но­сти. Совет­ский реа­ли­сти­че­ский роман с радо­стью вос­при­нял эту идею — «Как зака­ля­лась сталь» Ост­ров­ско­го и «Вре­мя, впе­рёд!» Ката­е­ва под­твер­жда­ют эту мысль. Этот же пафос обще­ствен­но­го слу­же­ния выра­жен в горь­ков­ском эпосе.

Уни­каль­ность рома­на Пастер­на­ка в том, что он едва ли не един­ствен­ный в рус­ской реа­ли­сти­че­ской лите­ра­ту­ре XX века высту­пил про­тив. В «Док­то­ре Жива­го» заяв­лен пафос обще­ствен­но­го неслу­же­ния. Он утвер­жда­ет пра­во чело­ве­ка остать­ся самим собой, отверг­нув выбор меж­ду крас­ны­ми и белы­ми, ибо абсо­лют­ной прав­ды нет ни на той, ни на дру­гой сто­роне. Исто­рия XX века мыс­лит­ся Пастер­на­ком как раз­ру­ши­тель­ное нача­ло. Поэто­му сюжет рома­на состав­ля­ют посто­ян­ные и без­успеш­ные попыт­ки героя спря­тать­ся от страш­ной и жесто­кой эпо­хи, най­ти для себя и сво­ей семьи нишу, в кото­рой мож­но избе­жать наси­лия исто­рии и обре­сти сча­стье обы­ден­но­сти жизни.

Борис Пастер­нак

Борис Пастер­нак вес­ной 1956 года рас­сы­ла­ет руко­пись по редак­ци­ям лите­ра­тур­но-худо­же­ствен­ных жур­на­лов: «Новый мир», «Зна­мя» и в аль­ма­нах «Лите­ра­тур­ная Москва». Не наде­ясь на пуб­ли­ка­цию в СССР, Пастер­нак реша­ет­ся пере­дать руко­пись на Запад. В сен­тяб­ре 1956 года Пастер­нак полу­чил ответ из жур­на­ла «Новый мир»:

«Как люди, сто­я­щие на пози­ции, пря­мо про­ти­во­по­лож­ной Вашей, мы, есте­ствен­но, счи­та­ем, что о пуб­ли­ка­ции Ваше­го рома­на на стра­ни­цах жур­на­ла „Новый мир“ не может быть и речи… Воз­вра­ща­ем Вам руко­пись рома­на „Док­тор Живаго“».

В 1957 году роман опуб­ли­ко­вал ита­льян­ский изда­тель Джан­джа­ко­мо Фель­три­нел­ли в Милане. Уже в сле­ду­ю­щем году Пастер­на­ку при­суж­да­ют Нобе­лев­скую пре­мию «за зна­чи­тель­ные дости­же­ния в совре­мен­ной лири­че­ской поэ­зии, а так­же за про­дол­же­ние тра­ди­ций вели­ко­го рус­ско­го эпи­че­ско­го романа».

При­суж­де­ние пре­мии ста­ло при­чи­ной трав­ли авто­ра — его исклю­чи­ли из Сою­за писа­те­лей в октяб­ре 1958 года. В кон­це октяб­ря Пастер­нак отка­зал­ся от Нобе­лев­ской пре­мии, напи­сав теле­грам­му в Сток­гольм и объ­яс­нив реше­ние тем, что при­суж­де­ние награ­ды не будет соот­вет­ство­вать его поло­же­нию в стране, в кото­рой он живёт.

В СССР роман опуб­ли­ко­ва­ли в Пере­строй­ку лишь в 1988 году. Роман стал пер­вым ярким явле­ни­ем там­из­да­та, так как впер­вые был опуб­ли­ко­ван на Запа­де, а отту­да попал в самиздат.


«Раковый корпус», Александр Солженицын

Повесть «Рако­вый кор­пус» напи­са­на с 1963 по 1967 год. Дей­ствие про­ис­хо­дит в боль­нич­ном кор­пу­се для людей, стра­да­ю­щих раком. В цен­тре повест­во­ва­ния судь­ба шести оби­та­те­лей пала­ты: фрон­то­ви­ка, при­го­во­рён­но­го к веч­ной ссыл­ке; ста­ли­ни­ста-донос­чи­ка; школь­ни­ка, меч­та­ю­ще­го о про­дол­же­нии учё­бы; моло­до­го учё­но­го, рабо­та­ю­ще­го над новы­ми откры­ти­я­ми; биб­лио­те­ка­ря — быв­ше­го науч­но­го дея­те­ля и стро­и­те­ля, заду­мав­ше­го­ся о нрав­ствен­но­сти. Они раз­го­ва­ри­ва­ют о болез­ни и смер­ти, спо­рят об идео­ло­гии, раз­мыш­ля­ют о внут­рен­нем мире каж­до­го из них.

Алек­сандр Сол­же­ни­цын на похо­ро­нах Алек­сандра Твар­дов­ско­го. 1971 год

Судь­ба раз­бра­сы­ва­ет быв­ших това­ри­щей по пала­те: одних выпи­сы­ва­ют «с улуч­ше­ни­я­ми», кого-то пере­во­дят в дру­гую пала­ту, тре­тьих выпи­сы­ва­ют умирать.

В пове­сти отра­же­на не толь­ко суро­вая реаль­ность вре­ме­ни, но и ужа­са­ю­щая и прав­ди­вая реаль­ность чело­ве­че­ской жиз­ни, вися­щей на волоске.

Повесть при­ня­ли к пуб­ли­ка­ции в «Новом мире», с авто­ром заклю­чи­ли дого­вор. Но несмот­ря на неод­но­крат­ные попыт­ки глав­но­го редак­то­ра, Алек­сандра Твар­дов­ско­го, опуб­ли­ко­вать ее на стра­ни­цах «Ново­го мир» «Рако­вый кор­пус» так и не вышло. Повесть актив­но рас­про­стра­ня­лась в сам­из­да­те. В 1968 году «Рако­вый кор­пус» опуб­ли­ко­ва­ли на Запа­де в изда­тель­стве «The Bodley Head». В СССР в офи­ци­аль­ной печа­ти повесть вышла в свет лишь в 1990 году.


«Софья Петровна» («Опустелый дом»), Лидия Чуковская

Лидия Кор­не­ев­на Чуков­ская напи­са­ла этот роман в 1939 году, бук­валь­но за несколь­ко недель. В цен­тре сюже­та — судь­ба Софьи Пет­ров­ны, кото­рая вос­пи­ты­ва­ет един­ствен­но­го сына как поря­доч­но­го и рабо­тя­ще­го граж­да­ни­на. Она уве­ре­на, что если ты такой, то тебе ниче­го не страш­но. Но в ито­ге сына аре­сто­вы­ва­ют. Софья Пет­ров­на до послед­не­го наде­ет­ся, что про­изо­шла ошиб­ка, кото­рую непре­мен­но испра­вят, и посте­пен­но схо­дит с ума.

Лидия Чуков­ская

Кни­га рас­ска­зы­ва­ет о разо­ча­ро­вав­шей­ся жен­щине, кото­рая отка­зы­ва­ет­ся при­ни­мать окру­жа­ю­щий тер­рор, и чья жизнь раз­ру­ше­на бес­по­щад­но­стью «ежов­щи­ны». Руко­пись сохра­ни­ли дру­зья Лидии Чуков­ской и рас­про­стра­ня­ли в самиздате.

Труд был опуб­ли­ко­ван за рубе­жом под назва­ни­ем «Опу­сте­лый дом» в 1965 году, а в СССР — толь­ко в 1988 году.


«Зияющие высоты», Александр Зиновьев

Замы­сел сати­ри­че­ско­го рома­на «Зия­ю­щие высо­ты» о совет­ской дей­стви­тель­но­сти воз­ник у фило­со­фа Алек­сандра Алек­сан­дро­ви­ча Зино­вье­ва после праж­ских собы­тий. Роман он напи­сал быст­ро: начал летом 1974 года, а уже к нача­лу 1975 года основ­ная часть рома­на была закончена.

Алек­сандр Зиновьев

В цен­тре сюже­та жите­ли вымыш­лен­но­го горо­да Ибан­ска, кото­рые носят одну и ту же фами­лию Иба­нов и раз­ли­ча­ют­ся толь­ко про­зви­ща­ми. Их «жизнь» — это совер­ше­ние исто­ри­че­ских меро­при­я­тий. Гла­ва Ибан­ска — это Заве­ду­ю­щий (Заи­бан), он так­же вождь Бра­тии. Бра­тия — пра­вя­щая пар­тия. В Ибан­ске вымыш­лен­ный обще­ствен­ный строй — «социзм» — дол­жен перей­ти в пер­спек­ти­ве в пол­ный «социзм» или «псизм». В тек­сте при­сут­ству­ют аллю­зии на Отте­пель — «эпо­ха Хряка».

Про­из­ве­де­ние напо­ми­на­ет анти­уто­пии «Мы» Евге­ния Замя­ти­на и «1984» Джор­джа Оруэлла.

Впер­вые роман был опуб­ли­ко­ван в 1976 году в Швей­ца­рии. В СССР кни­га рас­про­стра­ня­лась в сам­из­да­те. После пуб­ли­ка­ции на Запа­де Зино­вье­ва уво­ли­ли из Инсти­ту­та фило­со­фии, исклю­чи­ли из КПСС, лиши­ли всех зва­ний и наград. В 1978 году после выхо­да в свет сле­ду­ю­щей кни­ги — «Свет­лое буду­щее» — Зино­вье­ва вме­сте с семьёй высла­ли из стра­ны и лиши­ли совет­ско­го гражданства.

В СССР «Зия­ю­щие высо­ты» впер­вые были изда­ны в 1991 году.


«Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», Владимир Войнович

Роман-анек­дот Вла­ди­ми­ра Нико­ла­е­ви­ча Вой­но­ви­ча напи­сан в пери­од с 1963 по 1969 год. Кни­га «Жизнь и необы­чай­ные при­клю­че­ния сол­да­та Ива­на Чон­ки­на» — это пер­вая часть три­ло­гии — и она полу­чи­ла наи­боль­шую извест­ность. Вто­рая часть — «Пре­тен­дент на пре­стол» — была опуб­ли­ко­ва­на в 1979 году. Тре­тья часть, «Пере­ме­щён­ное лицо», вышла толь­ко в 2007 году.

Вла­ди­мир Войнович

В романе рас­ска­зы­ва­ет­ся о при­клю­че­ни­ях само­от­вер­жен­но­го сол­да­та Ива­на Чон­ки­на. Воен­ный само­лёт У‑2 совер­ша­ет вынуж­ден­ную посад­ку непо­да­лё­ку от воин­ской части Чон­ки­на, в деревне Крас­ное. Глав­но­го героя назна­ча­ют часо­вым у воен­но­го само­лё­та. Начи­на­ет­ся вой­на, и о Чон­кине забы­ва­ют. Он оста­ёт­ся жить в деревне, сожи­тель­ству­ет с поч­та­льон­шей Нюрой и уха­жи­ва­ет за их малень­ким хозяйством.

Иван видит фан­та­сти­че­ские сны. Напри­мер, как с ним за одним сто­лом сидят не люди, а сви­ньи, застав­ля­ю­щие Ива­на сме­ять­ся нату­раль­нее и не быть шпи­о­ном. Глав­ным блю­дом ужи­на была голо­ва Ста­ли­на с труб­кой в зубах. Чон­кин абсурд­но рев­ну­ет Нюру к каба­ну и берёт в плен сотруд­ни­ков НКВД.

Роман рас­про­стра­нял­ся в сам­из­да­те, в 1975 году его опуб­ли­ко­ва­ли на Запа­де. Впер­вые отрыв­ки из «Жиз­ни…» в офи­ци­аль­ной печа­ти появи­лись толь­ко в 1988 году.


Читай­те так­же, какие хиты Rolling Stones и дру­гих запад­ных испол­ни­те­лей не появи­лись бы без оте­че­ствен­но­го искус­ства в нашем мате­ри­а­ле «Лоли­та, Мар­га­ри­та и Иван Дени­со­вич: зару­беж­ные пес­ни, вдох­нов­лён­ные рус­ской литературой». 

Поделиться