Юлия Солнцева. Женщина в тени мужа

После дол­го­го пере­ры­ва мы воз­об­нов­ля­ем серию очер­ков Алек­сандра Вели­год­ско­го о совет­ских режис­сё­рах, полу­чив­ших при­зна­ние на евро­пей­ских кино­фе­сти­ва­лях. В про­шлом году VATNIKSTAN рас­ска­зы­вал о таких при­ме­ча­тель­ных поста­нов­щи­ках, как Лев Арн­штам, Гри­го­рий Козин­цев, Миха­ил Ромм, и дру­гих авто­рах. Сего­дня — исто­рия Юлии Солн­це­вой, кото­рую мно­гие вос­при­ни­ма­ют все­го лишь как жену извест­но­го Алек­сандра Дов­жен­ко. А меж­ду тем она ста­ла пер­вой, да и одной из немно­гих по сей день жен­щи­ной, удо­сто­ен­ной режис­сёр­ско­го при­за в Каннах.


Извест­ный фра­зео­ло­гизм о том, что за каж­дым вели­ким муж­чи­ной сто­ит вели­кая жен­щи­на, в пол­ной мере мож­но упо­тре­бить в отно­ше­нии Юлии Солн­це­вой и Алек­сандра Дов­жен­ко. Их назы­ва­ли самой кра­си­вой парой совет­ско­го кине­ма­то­гра­фа. В тот момент, когда их судь­бы пере­сек­лись, они уже нико­гда не рас­ста­ва­лись, став одним целым, как в жиз­ни, так и в твор­че­стве. Гово­рить отдель­но о каж­дом из них невоз­мож­но, но если о Дов­жен­ко напи­са­ны сот­ни стра­ниц, то о его супру­ге извест­но немно­го, а ведь имен­но она ста­ла пер­вой жен­щи­ной-лау­ре­а­том Канн­ско­го кино­фе­сти­ва­ля, полу­чив в 1961 году приз за луч­шую режиссуру.

Алек­сандр Дов­жен­ко и Юлия Солнцева

В кино Солн­це­ва ока­за­лась не сра­зу. Сна­ча­ла она учи­лась на фило­соф­ском факуль­те­те Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та, но, решив свя­зать свою жизнь с теат­ром и кино, ста­ла сту­дент­кой Мос­ков­ско­го инсти­ту­та музы­каль­ной дра­мы, кото­рый закон­чи­ла в 1922 году. После полу­чи­ла неожи­дан­ное при­гла­ше­ние от извест­но­го на то вре­мя режис­сё­ра Яко­ва Про­та­за­но­ва на глав­ную роль в филь­ме «Аэли­та» (1924) — экра­ни­за­ции пове­сти Алек­сея Тол­сто­го. Успеш­ная игра Юлии Солн­це­вой при­нес­ла ей огром­ную попу­ляр­ность, ей про­ро­чи­ли едва ли не роль пер­вой актри­сы все­го совет­ско­го кино, одна­ко она сама оце­ни­ва­ла свой талант критически.

Сле­ду­ю­щим филь­мом был «Папи­рос­ни­ца от Мос­сель­про­ма» (1924) Юрия Желя­буж­ско­го, где Солн­це­ва смог­ла в пол­ной мере рас­крыть свой актёр­ский талант, так как роль писа­лась едва ли не спе­ци­аль­но под неё. Более успеш­но­го стар­та карье­ры слож­но пред­ста­вить, Солн­це­ва бук­валь­но поко­ри­ла серд­ца поло­ви­ны муж­чин Совет­ско­го Сою­за, далее роли посы­па­лись одна за одной, но так про­дол­жа­лось недолго.

В 1928 году, нахо­дясь в Одес­се на съём­ках филь­ма «Буря», Юлия Солн­це­ва зна­ко­мит­ся с Алек­сан­дром Дов­жен­ко. В этот момент начи­на­ет­ся совер­шен­но новый этап в жиз­ни обо­их. Сам Дов­жен­ко вспоминал:

«В Одес­се про­изо­шел пово­рот в моей жиз­ни: там я стал кине­ма­то­гра­фи­стом, там я нашёл своё при­зва­ние, там я встре­тил Солн­це­ву, кото­рая ста­ла моей женой».

На момент их встре­чи Алек­сандр Дов­жен­ко являл­ся одним из глав­ных кине­ма­то­гра­фи­стов стра­ны. Его кино­де­бю­том ста­ла коме­дия в соав­тор­стве с таким же, как он, начи­на­ю­щим режис­сё­ром, Фау­стом Лопа­тин­ским «Вася-рефор­ма­тор» (1926). Далее сле­ду­ет корот­ко­мет­раж­ная лен­та в мод­ном на тот момент жан­ре экс­цен­три­ки «Ягод­ка люб­ви» (1926). Филь­мы успе­ха не сыс­ка­ли, и сле­ду­ю­щей режис­сёр­ской рабо­той ста­но­вит­ся детек­тив­но-аван­тюр­ная кар­ти­на «Сум­ка дип­ку­рье­ра» (1927), сня­тая по чужо­му сце­на­рию. Фильм был встре­чен на ура, и по пору­че­нию руко­вод­ства режис­сёр сни­ма­ет свой пер­вый автор­ский фильм «Зве­ни­го­ра», при­уро­чен­ный к 10-летию Октябрь­ской революции.

Фото­гра­фия Алек­сандра Род­чен­ко 1930 года

После это­го Дов­жен­ко сно­ва поз­во­ле­но сни­мать кино по соб­ствен­ным сце­на­ри­ям, и в 1929 году выхо­дит «Арсе­нал», повест­ву­ю­щий о вос­ста­нии киев­ских рабо­чих одно­имён­но­го заво­да про­тив Укра­ин­ской Цен­траль­ной рады. Дан­ная кар­ти­на явля­ет­ся весь­ма пока­за­тель­ной в твор­че­ской био­гра­фии режис­сё­ра, так как во вре­мя Граж­дан­ской вой­ны он слу­жил доб­ро­воль­цем в армии УНР и участ­во­вал в штур­ме заво­да «Арсе­нал». Таким обра­зом, фильм слу­жит сво­е­го рода при­зна­ни­ем в оши­боч­но­сти сво­их поли­ти­че­ских взгля­дов про­шло­го и откры­тым при­ня­ти­ем идей ком­му­низ­ма. Но, несмот­ря на этот факт, за Дов­жен­ко чуть ли не до кон­ца жиз­ни закре­пит­ся неглас­ный штамп националиста.

Пер­вой сов­мест­ной рабо­той супру­гов ста­нет, навер­ное, самая глав­ная кар­ти­на режис­сё­ра «Зем­ля» (1930), в кото­рой Солн­це­ва сыг­ра­ла роль сест­ры Васи­лия. Здесь Дов­жен­ко изоб­ре­та­ет соб­ствен­ные пра­ви­ла кино­язы­ка, пре­не­бре­гая мон­таж­ны­ми при­ё­ма­ми Эйзен­штей­на и Пудов­ки­на. Пер­вое, что бро­са­ет­ся в гла­за, — это дол­гие круп­ные пла­ны, харак­тер­ные для режис­су­ры Дов­жен­ко. Осо­бый акцент дела­ет­ся на порт­рет­ной съём­ке, повест­во­ва­тель­ное дей­ствие на экране све­де­но к мини­му­му, а дви­га­те­лем сюже­та слу­жат титры.

Фильм был встре­чен кри­ти­кой неод­но­знач­но. На сто­роне обви­ни­те­лей высту­пи­ли Алек­сандр Фаде­ев, Все­во­лод Пудов­кин и Демьян Бед­ный, кото­рые кри­ти­ко­ва­ли фильм за невер­ное изоб­ра­же­ние кол­лек­ти­ви­за­ции и предъ­яв­ля­ли ему поли­ти­че­ские обви­не­ния. В то же вре­мя искус­ство­вед И. Анд­ро­ни­ков ото­звал­ся о филь­ме поло­жи­тель­но, срав­нив его с «Или­а­дой» Гоме­ра и «Мёрт­вы­ми душа­ми» Гого­ля. На «Зем­лю» отре­а­ги­ро­ва­ли на Запа­де: осе­нью 1930 года Дов­жен­ко отправ­ля­ет­ся в коман­ди­ров­ку по Евро­пе с автор­ской вер­си­ей филь­ма, где его при­зна­ют одной из важ­ней­ших лент в исто­рии кино.

Постер филь­ма «Зем­ля»
Юлия Солн­це­ва в роли доче­ри Опа­на­са Тру­бен­ко в филь­ме «Зем­ля»

Бли­зость с Дов­жен­ко и рабо­та с ним на одной пло­щад­ке, веро­ят­но, ока­за­ли боль­шое вли­я­ние на Солн­це­ву и на её реше­ние пере­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся из актри­сы в режис­сё­ра. В каче­стве асси­стен­та она рабо­та­ла вме­сте с мужем на съём­ках лент «Аэро­град» (1935) и «Щорс» (1939). Далее сле­ду­ет цикл доку­мен­таль­ных филь­мов, сде­лан­ных супру­га­ми сов­мест­но. Пер­вый из них — «Буко­ви­на, зем­ля Укра­ин­ская» 1939 года, повест­ву­ю­щий о при­со­еди­не­нии буко­вин­ских земель к УССР. Через год после него сле­ду­ет «Осво­бож­де­ние», сня­тый на киев­ской кино­сту­дии. Замы­сел филь­ма мож­но про­честь в началь­ном тит­ре: «Осво­бож­де­ние укра­ин­ских и бело­рус­ских земель от гнё­та поль­ских панов и вос­со­еди­не­ние наро­дов-бра­тьев в еди­ную семью».

Вско­ре начав­ша­я­ся вой­на силь­но меня­ет как жизнь стра­ны, так и жизнь наших геро­ев, но кино, тем не менее, оста­ёт­ся. Дов­жен­ко рабо­та­ет на фрон­те воен­ным кор­ре­спон­ден­том, в резуль­та­те чего на экра­нах появ­ля­ет­ся доку­мен­таль­ная кар­ти­на «Бит­ва за нашу Совет­скую Укра­и­ну» (1943). Фильм про­из­вёл зна­чи­тель­ный пере­во­рот в совет­ском доку­мен­таль­ном кино, зри­те­ли впер­вые услы­ша­ли живые голо­са участ­ни­ков исто­ри­че­ских собы­тий. Сто­ит ска­зать, что Дов­жен­ко все­гда стре­мил­ся рас­ши­рить рам­ки жан­ра доку­мен­та­ли­сти­ки и доба­вить в него свой автор­ский почерк. Запад­ные кри­ти­ки бла­го­склон­но отзы­ва­лись об этой кар­тине Дов­жен­ко и Солн­це­вой, а во Фран­ции показ «Бит­вы за Совет­скую Укра­и­ну» за три неде­ли собрал рекорд­ные на то вре­мя сбо­ры. В аме­ри­кан­ской прес­се после пока­за лен­ты писа­ли следующее:

«Исто­рия экра­на не зна­ет ниче­го похо­же­го на пока­зан­ные сце­ны осво­бож­де­ния Харь­ко­ва и Кие­ва. Мёрт­вый Харь­ков мед­лен­но ожи­ва­ет, по мере того, как уце­лев­шие жите­ли, изго­ло­дав­ши­е­ся, объ­ятые ужа­сом, выхо­дят из под­ва­лов и с ужа­сом гово­рят о звер­ствах фашистов».

В 1945 году на экра­ны выхо­дит сле­ду­ю­щая доку­мен­таль­ная кар­ти­на, так­же посвя­щён­ная воен­ным дей­стви­ям на Укра­ине — «Побе­да на Пра­во­бе­реж­ной Укра­ине». Нова­тор­ство этой кино­лен­ты заклю­ча­лось в исполь­зо­ва­нии режис­сё­ра­ми вра­же­ской хро­ни­ки, кото­рая в резуль­та­те мон­та­жа и голо­са дик­то­ра при­об­ре­та­ла про­ти­во­по­лож­ный смысл.

Постер филь­ма «Бит­ва за нашу Совет­скую Украину»

Пер­вой после­во­ен­ной рабо­той Дов­жен­ко и Солн­це­вой ста­но­вит­ся «Мичу­рин» (1948) — бай­о­пик о жиз­ни и твор­че­стве рус­ско­го био­ло­га Ива­на Мичу­ри­на. Фильм делал­ся стро­го по зака­зу пар­тий­ной вер­хуш­ки, и в ито­ге из пер­во­на­чаль­но заду­ман­ной поэ­мы о пре­об­ра­зо­ва­те­ле при­ро­ды полу­чи­лось сухое изло­же­ние фак­тов и пропаганда.

После неудач­но­го «Мичу­ри­на» супру­ги пред­при­ни­ма­ют новую попыт­ку вер­нуть­ся в боль­шое кино и сни­ма­ют ещё один про­па­ган­дист­ский фильм «Про­щай, Аме­ри­ка!» (1951). Кино повест­ву­ет о поли­ти­че­ской пере­беж­чи­це Анне Бэд­форд, про­то­ти­пом кото­рой ста­ла Ана­бел­ла Бюкар, напи­сав­шая кни­гу «Прав­да об аме­ри­кан­ских дипло­ма­тах», кото­рая, в свою оче­редь, лег­ла в осно­ву сюже­та. Съём­ки «Про­щай, Аме­ри­ка!» выпа­ли на самый непло­до­твор­ный год «мало­кар­ти­нья», когда в СССР все­го было сня­то 9 кар­тин. В этот год вышли филь­мы «Белин­ский» Козин­це­ва, «Прже­валь­ский» Ютке­ви­ча, «Кава­лер золо­той звез­ды» Райз­ма­на, кото­рые зани­ма­ют не самое выда­ю­ще­е­ся место в филь­мо­гра­фи­ях авто­ров. В ито­ге неза­кон­чен­ной кино­лен­те Дов­жен­ко и Солн­це­вой была уго­то­ва­на судь­ба, схо­жая со мно­ги­ми дру­ги­ми филь­ма­ми того пери­о­да — лежать на полке.

Несня­тый фильм стал послед­ней режис­сёр­ской рабо­той Алек­сандра Дов­жен­ко, после это­го он ушёл в лите­ра­ту­ру и писал сце­на­рии. Спу­стя более соро­ка лет сохра­нив­ши­е­ся фраг­мен­ты кар­ти­ны уда­лось вос­ста­но­вить. Её пре­мье­ра состо­я­лась 12 янва­ря 1996 года на Бер­лин­ском кино­фе­сти­ва­ле. Боль­шин­ство кри­ти­ков вос­при­ня­ли фильм нега­тив­но по при­чине его про­па­ган­дист­ско­го характера.

Фото­гра­фия Все­во­ло­да Тара­се­ви­ча 1961 года

Неуда­чи в кино силь­но под­ко­си­ли здо­ро­вье Дов­жен­ко, 26 нояб­ря 1956 года режис­сёр умер от сер­деч­но­го при­сту­па за день перед нача­лом съё­мок новой кар­ти­ны «Поэ­ма о море», режис­сё­ром кото­рой ста­ла Юлия Солн­це­ва. Сюжет «Поэ­мы о море» рас­ска­зы­ва­ет о стро­и­тель­стве Кахов­ской ГЭС и о рас­ста­ва­нии мест­ных жите­лей с род­ны­ми места­ми. Сто­ит ска­зать, что подоб­ную тема затра­ги­ва­лась Дов­жен­ко ещё в 1932 году, когда он снял фильм «Иван», полу­чив­ший скан­даль­ную извест­ность. Поз­же, в 80‑е, тра­ги­че­скую тему про­ща­ния отоб­ра­зит Элем Кли­мов в «Про­ща­нии» (1981), сня­том по моти­вам рома­на Вален­ти­на Рас­пу­ти­на «Про­ща­ние с Матёрой».

«Поэ­ма о море» ста­ла пер­вой само­сто­я­тель­ной режис­сёр­ской рабо­той Юлии Солн­це­вой, одна­ко из-за того, что сце­на­рий был напи­сан её супру­гом, кри­ти­ки обви­ни­ли фильм во вто­рич­но­сти, при­пи­сы­вая его к автор­ству покой­но­го Дов­жен­ко. На Запа­де «Поэ­ма о море» была оце­не­на поло­жи­тель­но, и в 1962 году Солн­це­ва полу­чи­ла почёт­ный диплом Лон­дон­ско­го кинофестиваля.

За год до это­го насто­я­щее при­зна­ние при­шло к кине­ма­то­гра­фист­ке за дру­гой фильм, кото­рым ста­ла кино­по­весть «Повесть пла­мен­ных лет» (1960). В 1961 году кар­ти­на была отправ­ле­на на Канн­ский кино­фе­сти­валь вме­сте с «Каза­ка­ми» (1961) Васи­лия Про­ни­на. Фильм удо­сто­ил­ся спе­ци­аль­но­го при­за фести­ва­ля — тех­ни­че­ско­го гран-при фести­ва­ля, а Юлия Солн­це­ва взя­ла приз за луч­шую режис­су­ру. В свою оче­редь «Повесть пла­мен­ных лет» ста­ла пер­вой совет­ской лен­той, сня­той на широ­ко­фор­мат­ную плён­ку кино­си­сте­мы НИКФИ с соот­но­ше­ни­ем сто­рон 2,2:1. Несмот­ря на то, что режис­сё­ром высту­пи­ла Юлия Солн­це­ва, в загла­вии филь­ма зна­чит­ся имя Алек­сандра Дов­жен­ко, кото­рый являл­ся авто­ром сценария.

Постер филь­ма «Повесть пла­мен­ных лет»

В цен­тре повест­во­ва­ния про­стой кол­хоз­ник — побе­ди­тель в миро­вой войне Иван Орлюк. Фильм начи­на­ет­ся с отступ­ле­ния Крас­ной армии и окку­па­ции Укра­и­ны, а закан­чи­ва­ет­ся побе­дой и тор­же­ством мир­но­го вре­ме­ни. Фильм име­ет явную идео­ло­ги­че­скую окрас­ку, и по сво­ей эсте­ти­ке схож с «Паде­ни­ем Бер­ли­на» (1949) Миха­и­ла Чиа­у­ре­ли. Поэто­му с пози­ций совре­мен­но­сти вос­при­ни­мать такое кино слож­но. Хоть лен­та и была сня­та уже в пери­од отте­пе­ли, всё рав­но чув­ству­ет­ся, что сце­на­рий писал­ся в ста­лин­ское время.

Сле­ду­ю­щей кар­ти­ной Юлии Солн­це­вой ста­но­вит­ся «Зача­ро­ван­ная Дес­на» (1964), так­же сня­тая по сце­на­рию Алек­сандра Дов­жен­ко, где в пер­вой части рас­ска­зы­ва­ет­ся о дет­ских годах режис­сё­ра в чер­ни­гов­ской деревне на бере­гу Дес­ны, а во вто­рой пока­за­ны воен­ные дей­ствия по осво­бож­де­нию род­ных мест от нацист­ской армии. После Солн­це­ва сни­ма­ет ещё один фильм по сце­на­рию мужа «Неза­бы­ва­е­мое» (1967), где так­же пока­за­ны воен­ные дей­ствия на тер­ри­то­рии Укра­и­ны. Таким обра­зом, «Повесть пла­мен­ных лет», «Зача­ро­ван­ная Дес­на» и «Неза­бы­ва­е­мое» обра­зу­ют свое­об­раз­ную три­ло­гию и слу­жат худо­же­ствен­ным допол­не­ни­ем к доку­мен­таль­ным лен­там 40‑х годов.

Послед­ним филь­мом, свя­зы­вав­шим Солн­це­ву с Дов­жен­ко, стал «Золо­тые воро­та» (1969), кото­рый осно­вы­вал­ся на днев­ни­ко­вых вос­по­ми­на­ни­ях режис­сё­ра, где он делит­ся сво­им опы­том и твор­че­ски­ми пла­на­ми на буду­щее. Мож­но ска­зать, что «Золо­тые воро­та» были сво­е­го рода эпи­та­фи­ей покой­но­му режис­сё­ру, кото­ро­му Юлия Солн­це­ва посвя­ти­ла свою жизнь. В 70‑е годы вый­дет две само­сто­я­тель­ные кар­ти­ны Солн­це­вой «Такие высо­кие горы» (1974) и «Мир в трёх изме­ре­ни­ях» (1979), на сего­дняш­ний день явля­ю­щи­е­ся прак­ти­че­ски неиз­вест­ны­ми пуб­ли­ке. На этом твор­че­ская био­гра­фия нашей геро­и­ни закан­чи­ва­ет­ся. Умер­ла она 29 октяб­ря 1989 года в Москве и похо­ро­не­на на Ново­де­ви­чьем клад­би­ще рядом с мужем.

В каче­стве заклю­че­ния сто­ит ска­зать, что, несмот­ря на столь боль­шое зна­че­ние роли Юлии Солн­це­вой в совет­ском кино, она явля­ет­ся едва ли не забы­той, а её твор­че­ство вос­при­ни­ма­ет­ся лишь в кон­тек­сте с Алек­сан­дром Дов­жен­ко. В свя­зи с этим мож­но сде­лать вывод о слож­ной судь­бе жен­щи­ны, кото­рая посвя­ти­ла свою жизнь мужу, тем самым нахо­дясь в его тени. Что, в свою оче­редь, тоже подвиг.


Советские режиссёры европейских фестивалей
Иосиф Хейфиц. Ровесник советского кино
 

Поделиться