Фридрих Эрмлер. Гений кинопропаганды

VATNIKSAN про­дол­жа­ет рас­ска­зы­вать о совет­ских режис­сё­рах, отме­тив­ших­ся на евро­пей­ских кино­фе­сти­ва­лях. На этот раз Алек­сандр Вели­год­ский затра­ги­ва­ет судь­бу Фри­дри­ха Эрм­ле­ра, авто­ра глав­но­го идео­ло­ги­че­ско­го филь­ма 1930‑х и обла­да­те­ля Гран-при пер­во­го Канн­ско­го кино­фе­сти­ва­ля 1946 года.


Канн­ский фести­валь на сего­дняш­ний день явля­ет­ся одним из самых пре­стиж­ных кино­фе­сти­ва­лей миро­во­го мас­шта­ба, а так­же и самым воз­раст­ным. Он берёт своё нача­ло в 1939 году. Но для того, что­бы рас­ска­зать о нём, нуж­но пере­ме­стить­ся на год рань­ше в Вене­цию. Имен­но там про­хо­дил глав­ный обще­ев­ро­пей­ский кино­фе­сти­валь 1938 года. При­суж­де­ние побе­ды филь­мам «Олим­пия» Лени Рифен­шталь и «Пилот Луча­но Сер­ра» Вит­то­рио Мус­со­ли­ни (сын Бени­то Мус­со­ли­ни, по ини­ци­а­ти­ве кото­ро­го и был создан Вене­ци­ан­ский кино­фе­сти­валь) вызва­ло боль­шой скан­дал в сре­де евро­пей­ской элиты.

Впо­след­ствии было при­ня­то реше­ние об учре­жде­нии ново­го сво­бод­но­го от поли­ти­ки кино­фе­сти­ва­ля, кото­рый дол­жен был про­хо­дить во Фран­ции. Пред­се­да­те­лем жюри назна­чи­ли Луи Люмье­ра, а сам фести­валь дол­жен был прой­ти с 1 по 20 сен­тяб­ря 1939 года в Кан­нах, одна­ко из-за нача­ла Вто­рой миро­вой вой­ны его при­шлось отло­жить на неопре­де­лён­ный срок. В ито­ге пер­вый меж­ду­на­род­ный Канн­ский кино­фе­сти­валь про­ве­ли толь­ко спу­стя семь лет.

Поми­мо даты про­ве­де­ния пер­во­го фести­ва­ля в Кан­нах, 1946 год при­ме­ча­те­лен тем, что явля­ет­ся годом нача­ла Холод­ной вой­ны и пер­вым раун­дом идео­ло­ги­че­ско­го про­ти­во­сто­я­ния СССР и США. По усло­ви­ям фести­ва­ля каж­дая из стран, име­ю­щих боль­шое кино­про­из­вод­ство, мог­ла пред­став­лять до семи пол­но­мет­раж­ных кино­кар­тин. Совет­ский Союз был пред­став­лен сле­ду­ю­щи­ми филь­ма­ми: про­де­мон­стри­ро­ван­ный на откры­тии «Бер­лин» Юлия Райз­ма­на, «Вели­кий пере­лом» Фри­дри­ха Эрм­ле­ра, «Глин­ка» и «Зоя» Лео Арн­шта­ма, «Камен­ный цве­ток» Алек­сандра Птуш­ко, «Здрав­ствуй, Москва!» Сер­гея Ютке­ви­ча и «Чело­век №217» Миха­и­ла Ромма.

Канн­ский кино­фе­сти­валь 1946 года. Постер

По ито­гам пер­во­го Канн­ско­го фести­ва­ля глав­ный приз «Гран-при» (начи­ная с 1955 года, выс­шая награ­да полу­чит назва­ние «Золо­тая паль­мо­вая ветвь») был при­суж­дён 11 филь­мам, сре­ди кото­рых был «Вели­кий пере­лом» Эрм­ле­ра. Так­же нель­зя не отме­тить зна­ко­вую побе­ду оте­че­ствен­ной кар­ти­ны «Камен­ный цве­ток» в номи­на­ции, утвер­ждён­ной по ходу фести­ва­ля — «Луч­шее исполь­зо­ва­ние цве­та». Руко­во­ди­тель совет­ской деле­га­ции Миха­ил Кала­то­зов впо­след­ствии в офи­ци­аль­ном пись­ме Андрею Жда­но­ву писал по это­му пово­ду следующее:

«Побе­да совет­ских кар­тин была преж­де все­го побе­дой совет­ских идей. Под­во­дя ито­ги фести­ва­ля в Канне, мож­но ска­зать, что фести­валь явил­ся свое­об­раз­ным плац­дар­мом борь­бы двух про­ти­во­по­лож­ных идео­ло­гий — про­грес­сив­но-демо­кра­ти­че­ской и бур­жу­аз­но-реак­ци­он­ной. Эта послед­няя стре­ми­лась уве­сти чело­ве­че­ство в область мисти­ки, кли­ни­че­ско­го пси­хо­ана­ли­за, нар­ко­ма­нии и зубо­скаль­ства, при­прав­лен­но­го пор­но­гра­фи­ей. Это была так назы­ва­е­мая раз­вле­ка­тель­ная тен­ден­ция, но по суще­ству сугу­бо пес­си­ми­сти­че­ская по сво­им настроениям».

Глав­ной осо­бен­но­стью оте­че­ствен­ных кар­тин, пред­став­лен­ных во Фран­ции в 1946 году, было стрем­ле­ние пока­зать воз­мож­ность свет­ло­го буду­ще­го и место чело­ве­ка в нём. Герои и темы, выве­ден­ные совет­ски­ми режис­сё­ра­ми на экран, были напол­не­ны жиз­не­утвер­жда­ю­щи­ми смыс­ла­ми, чего не ска­жешь о все­по­гло­ща­ю­щем отча­я­нии и безыс­ход­но­сти, встав­ши­ми в запад­ном искус­стве вто­рой поло­ви­ны ХХ века на перед­ний план.

Для режис­сё­ра Фри­дри­ха Эрм­ле­ра гран-при Канн­ско­го фести­ва­ля не было и не мог­ло быть глав­ной награ­дой, хоть он и пони­мал всю важ­ность это­го при­за для стра­ны. В какой-то сте­пе­ни это собы­тие озна­ме­но­ва­ло конец его твор­че­ско­го пути. Конеч­но, после «Вели­ко­го пере­ло­ма» будут ещё филь­мы, одна­ко будет вид­но, что луч­шее своё кино режис­сёр уже снял.

Постер филь­ма «Вели­кий перелом»

Родил­ся наш герой 1(13) мая 1898 года в одном из месте­чек Витеб­ской губер­нии в бед­ной мно­го­дет­ной еврей­ской семье, рано лишив­шей­ся кор­миль­ца. С 12 лет был вынуж­ден рабо­тать в апте­ке. Вла­ди­мир Мар­ко­вич Бре­слав (насто­я­щие имя и фами­лия режис­сё­ра) не полу­чил ника­ко­го обра­зо­ва­ния, даже началь­но­го, у него про­сто не было воз­мож­но­сти сде­лать это. С дет­ства он меч­тал стать актё­ром и, если бы не начав­ша­я­ся рево­лю­ция, то, ско­рей все­го, меч­ты бы не были вопло­ще­ны. Рево­лю­ция дала Эрм­ле­ру всё, начи­ная от псев­до­ни­ма и закан­чи­вая жиз­нью, кото­рую ему было суж­де­но прожить.

В 1923 году, после воен­ной служ­бы, Эрм­лер посту­па­ет на актё­ра в Пет­ро­град­ский инсти­тут экран­но­го искус­ства, где учит­ся в тече­ние двух лет, но не закан­чи­ва­ет инсти­тут. Как ока­за­лось, быть твор­цом экран­но­го мира куда инте­рес­ней, чем его геро­ем. Поэто­му в 1925 году Эрм­лер орга­ни­зо­вы­ва­ет кино­экс­пе­ри­мен­таль­ную мастер­скую (КЭМ), где начи­на­ет делать соб­ствен­ные фильмы.

Фри­дрих Эрм­лер в молодости

Пер­вым филь­мом Эрм­ле­ра была корот­ко­мет­раж­ка по зака­зу Ленин­град­ско­го горздрав­от­де­ла «Скар­ла­ти­на» (1924), в кото­рой нель­зя не най­ти вли­я­ние Козин­це­ва и Трау­бер­га, кото­ры­ми вос­хи­щал­ся в нача­ле сво­е­го пути моло­дой режис­сёр и шёл как бы по пятам. Но уже на съём­ках сле­ду­ю­щей кино­кар­ти­ны «Кать­ка — бумаж­ный Ранет» (1926) Эрм­лер ста­но­вит­ся на свой путь, изоб­ре­тая вме­сте с актё­ра­ми Эду­ар­дом Иоган­со­ном и Фёдо­ром Ники­ти­ным новый жанр коме­дий­ной мело­дра­мы. После это­го выхо­дят филь­мы «Париж­ский сапож­ник» (1927) и «Дом в сугро­бах» (1927), кото­рые слу­жат свое­об­раз­ным пере­хо­дом к ново­му эта­пу твор­че­ства Эрмлера.

Затем сле­ду­ет «Обло­мок импе­рии» (1929), где впер­вые в твор­че­стве режис­сё­ра воз­ни­ка­ет чело­ве­че­ский харак­тер — слож­ный, а глав­ное живой. Это пер­вый поли­ти­че­ский фильм Эрм­ле­ра, рас­ска­зан­ный гла­за­ми быв­ше­го унтер-офи­це­ра, поте­ряв­ше­го память в резуль­та­те кон­ту­зии в Пер­вой миро­вой войне и ока­зав­ше­го­ся посре­ди ново­го вре­ме­ни. Таким обра­зом, Эрм­лер пока­зы­ва­ет обнов­ле­ние стра­ны и дости­же­ния совет­ской вла­сти. Иссле­до­ва­те­ли так­же отме­ча­ют в этом филь­ме вли­я­ние Фрей­да, иде­я­ми кото­ро­го был увле­чён режис­сёр, хоть они и шли враз­рез ком­му­ни­сти­че­ской идеологии.

Фри­дрих Эрм­лер во вре­мя съё­мок филь­ма «Встреч­ный». 1932 год

Сто­ит выде­лить кар­ти­ну «Встреч­ный» (1932) о рабо­чих ленин­град­ско­го тур­бин­но­го заво­да, сня­тую сов­мест­но с Сер­ге­ем Ютке­ви­чем. Здесь Эрм­лер осва­и­ва­ет при­ё­мы музы­каль­но­го мон­та­жа. Теперь, когда в кино появ­ля­ет­ся звук, у режис­сё­ра появ­ля­ет­ся воз­мож­ность реа­ли­зо­вать идею филь­ма о Бет­хо­вене, но судь­ба и пар­тия рас­по­ря­жа­ют­ся так, что при­хо­дит­ся сни­мать дру­гой фильм.

В 1935 году на совет­ские экран выхо­дит фильм «Кре­стьяне», в кото­ром идёт речь о новой совет­ской деревне и о клас­со­вой борь­бе внут­ри неё, про­дол­жа­ю­щей­ся после рево­лю­ции. В цен­тре повест­во­ва­ния нахо­дит­ся кулак Гера­сим. Он стре­мит­ся уве­ли­чить сви­ное пого­ло­вье, дабы подо­рвать дея­тель­ность кол­хо­за. Жена Гера­си­ма, Вар­ва­ра, искренне верит в ком­му­ни­сти­че­ские идеи и меч­та­ет родить героя совет­ской вла­сти. Но, узнав о пла­нах супру­га, ста­но­вит­ся жерт­вой. После это­го раз­во­ра­чи­ва­ет­ся борь­ба Гера­си­ма про­тив началь­ни­ка полит­от­де­ла, кото­рая завер­ша­ет­ся для Гера­си­ма пора­же­ни­ем, а для чле­нов кол­хо­за — побе­дой и под­твер­жде­ни­ем вер­но­сти выбран­но­го пути.

Этот фильм не так одно­зна­чен, как кажет­ся на пер­вый взгляд. В нём мож­но уви­деть чело­ве­че­скую тра­ге­дию, соци­аль­ное оди­но­че­ство, на кото­рое обре­че­ны неко­то­рые люди эпо­хи кол­лек­ти­виз­ма. «Кре­стьяне» при­шлись по душе Иоси­фу Ста­ли­ну, и на пер­вом Мос­ков­ском меж­ду­на­род­ном фести­ва­ле 1935 года лен­та полу­чи­ла глав­ный приз.

После «Кре­стьян» Эрм­лер сни­ма­ет, навер­ное, свою глав­ную кар­ти­ну, двух­се­рий­ную кино­э­по­пею об убий­стве Киро­ва «Вели­кий граж­да­нин» (1937). В этом филь­ме режис­сёр зани­ма­ет­ся иссле­до­ва­ни­ем при­ро­ды рево­лю­ции, кото­рая рано или позд­но при­во­дит к тер­ми­до­ру. Фри­дрих Эрм­лер изу­ча­ет фено­мен бесов­ско­го в чело­ве­ке, кото­рый при­во­дит к вырож­де­нию люд­ской общ­но­сти. При­ме­ча­тель­но, что одним из свя­зу­ю­щих это­го филь­ма послу­жил роман Фёдо­ра Досто­ев­ско­го «Бесы».

Если же гово­рить о фор­ме, то «Вели­кий граж­да­нин» явля­ет­ся вер­ши­ной твор­че­ства худож­ни­ка, где мож­но най­ти общие точ­ки с филь­ма­ми Аль­фре­да Хич­ко­ка и Орсо­на Уэлл­са. Пере­смат­ри­вая этот фильм сего­дня — а сде­лать это опре­де­лён­но сто­ит — вся­кий зри­тель смо­жет открыть для себя соб­ствен­ный смысл, так как кар­ти­на эти­ми смыс­ла­ми пере­пол­не­на. И если мы загля­нем впе­рёд, то уви­дим, что после «Вели­ко­го граж­да­ни­на» осталь­ные рабо­ты Эрм­ле­ра выгля­дят вто­ро­сте­пен­ны­ми и откро­вен­но слабыми.

В 1941 году начи­на­ет­ся Вели­кая Оте­че­ствен­ная вой­на, кото­рая застав­ля­ет режис­сё­ра открыть для себя новый жанр воен­но­го кино. Таким обра­зом, в 1943 году выхо­дит один из пер­вых оте­че­ствен­ных филь­мов о войне «Она защи­ща­ет Роди­ну». На самом деле на про­тя­же­нии все­го сво­е­го твор­че­ско­го пути Эрм­лер вына­ши­вал идею филь­ма об армии и даже неод­но­крат­но заяв­лял об этом, одна­ко поли­ти­че­ская обста­нов­ка скла­ды­ва­лась иначе.

Сле­ду­ю­щим, вышед­шим уже на исхо­де вой­ны, ста­но­вит­ся фильм «Вели­кий пере­лом» (1945). Он, как и преды­ду­щий фильм режис­сё­ра, не толь­ко воен­ный, но и поли­ти­че­ский, сде­лан­ный на заказ. Но глав­ная осо­бен­ность филь­ма заклю­ча­ет­ся в дру­гом. «Вели­кий пере­лом» пред­став­ля­ет собой мас­штаб­ную кар­ти­ну, в цен­тре кото­рой — роль пол­ко­вод­ца-побе­ди­те­ля, спо­соб­но­го при­ни­мать вер­ные реше­ния в самых, на пер­вый взгляд, без­на­дёж­ных ситуациях.

Сюжет филь­ма рас­ска­зы­ва­ет о Ста­лин­град­ской бит­ве, при том, что назва­ние горо­да не упо­треб­ля­ет­ся. До мини­му­ма све­де­ны и все баталь­ные сце­ны, а вра­ги пред­став­ле­ны в лице несколь­ких плен­ных офи­це­ров. Эрм­лер пока­зы­ва­ет, как судь­ба вой­ны реша­ет­ся гене­ра­ла­ми в шта­бе, а не на поле боя, кото­рое пред­став­ле­но про­стран­ством стра­те­ги­че­ских карт. Пере­чис­лен­ное лишь под­твер­жда­ет талант режис­сё­ра, сумев­ше­го с помо­щью огра­ни­чен­ных средств изоб­ра­зить реши­мость и вели­чие той силы, что смог­ла одо­леть фашизм.

Фри­дрих Эрм­лер на кино­сту­дии «Лен­фильм». Фото Вла­ди­сла­ва Мико­ши. 1940–1941 год

Далее в твор­че­стве Фри­дри­ха Эрм­ле­ра начи­на­ет­ся спад. Исто­рия, кото­рая до это­го столь любез­но предо­став­ля­ла сюже­ты, после вой­ны утра­тит свою дина­мич­ность. Мол­ча­ние про­длит­ся пять лет, и в 1950 году режис­сёр экра­ни­зи­ру­ет пье­су Бори­са Рома­шо­ва «Вели­кая сила» про опро­вер­же­ние запад­ной тео­рии наслед­ствен­но­сти в био­ло­гии и опы­ты над выве­де­ни­ем новой поро­ды кур. Затем опять пау­за дли­ной в пять лет, в тече­ние кото­рой Эрм­лер будет тщет­но пытать­ся вопло­тить идею филь­ма о Бетховене.

В 1955 году вый­дет «Неокон­чен­ная повесть» — фильм о силе люб­ви, спо­соб­ной вер­нуть чело­ве­ка к жиз­ни. Это будет и попыт­ка само­го Эрм­ле­ра вер­нуть­ся к жиз­ни, так как кине­ма­то­граф для него с наступ­ле­ни­ем новой эпо­хи умер. Он не смо­жет най­ти себя в насту­пив­шей отте­пе­ли. Как вспо­ми­на­ли совре­мен­ни­ки, доклад Хру­щё­ва на ХХ съез­де ста­нет для него насто­я­щей тра­ге­ди­ей. В 1958 году Эрм­лер сни­мет «День пер­вый» о собы­ти­ях осе­ни 1917 года и уйдёт в доку­мен­таль­ное кино.

Послед­ним филь­мом режис­сё­ра ста­нет «Перед судом исто­рии» (1965) — интер­вью про­тив­ни­ка совет­ской вла­сти и монар­хи­ста Васи­лия Шуль­ги­на, в кото­ром он дол­жен при­знать оши­боч­ность сво­их реак­ци­он­ных идей. После это­го, каза­лось бы, мож­но реа­ли­зо­вать идею всей сво­ей жиз­ни и снять «Бет­хо­ве­на»… Но 12 июля 1967 года, не пере­жив чет­вёр­тый инфаркт, Фри­дрих Эрм­лер умрёт, оста­вив после себя несколь­ко несо­мнен­ных шедевров.


Советские режиссёры европейских фестивалей
Михаил Калатозов. Предвестник «новой волны»
Сергей Юткевич. Вечный авангардист

Поделиться