Создатель VATNIKSTAN Сергей Лунёв ответит на вопросы в эфире Dharma Radio’37

23 мая в 20:00 в пря­мом эфи­ре интер­нет-радио Dharma Radio’37 появит­ся осно­ва­тель VATNIKSTAN Сер­гей Лунёв. Гость рас­ска­жет о про­ек­те, кни­гах, музы­ке и мно­гом другом.

Если хоти­те задать вопрос Сер­гею, отправь­те сооб­ще­ние в чат Dharma Radio’37.

Ссыл­ка на пря­мой эфир

«Октябрь 1993 года — маленькая гражданская война». Интервью с Алексеем Сочневым, автором книги «Последняя осень парламента»

В октяб­ре 1993 года про­ти­во­сто­я­ние рос­сий­ско­го пар­ла­мен­та и пре­зи­ден­та Бори­са Ель­ци­на закон­чи­лось штур­мом и рас­стре­лом Дома Сове­тов тан­ка­ми. Более 30 лет исто­ри­ки и пуб­ли­ци­сты пыта­ют­ся разо­брать­ся в этом пере­лом­ном пери­о­де оте­че­ствен­ной исто­рии, неспро­ста назван­ном «чёр­ным октябрём».

В про­шлом году изда­тель­ство directio libera выпу­сти­ло кни­гу «Конец сво­бод­ной эпо­хи. Послед­няя осень пар­ла­мен­та» жур­на­ли­ста Алек­сея Соч­не­ва. Автор сде­лал интер­вью с 13 извест­ны­ми людь­ми, кото­рые участ­во­ва­ли в собы­ти­ях октяб­ря 1993 года с раз­ных сто­рон: Алек­сан­дром Кор­жа­ко­вым, Вик­то­ром Анпи­ло­вым, Рус­ла­ном Хас­бу­ла­то­вым, Вик­то­ром Алкс­ни­сом и дру­ги­ми. Фраг­мент одно­го из них вы може­те про­чи­тать на нашем сай­те

Кол­ле­ги из directio libera пого­во­ри­ли с Алек­се­ем Соч­не­вым о вли­я­нии «чёр­но­го октяб­ря» на совре­мен­ную Рос­сию, судь­бах участ­ни­ков собы­тий, созда­нии супер­пре­зи­дент­ской рес­пуб­ли­ки и неза­кры­тых вопросах.

Алек­сей Сочнев

— Вы зада­ё­те этот вопрос всем геро­ям кни­ги, сего­дня мы тоже нач­нём с него. Как октябрь 1993-го повли­ял на вашу жизнь?

— На тот момент я был моло­дым чело­ве­ком, глу­бо­ко и силь­но это [собы­тия 1993 года] не рефлек­си­ро­вал: ска­зать, что это раз и навсе­гда изме­ни­ло моё отно­ше­ние к жиз­ни в целом, — нет. Оно ско­рее сфор­ми­ро­ва­ло во мне пони­ма­ние того, что мно­гим ста­но­вит­ся понят­но после про­чте­ния «Госу­дар­ство рево­лю­ции» или «Вин­тов­ка рож­да­ет власть». Вот тогда было ясно без вся­ких книг, что сила рож­да­ет власть. Этот алго­ритм объ­яс­нял и мно­гие даль­ней­шие поли­ти­че­ские собы­тия, что я видел в жизни. 

В то вре­мя мно­гие были увле­че­ны иде­я­ми пере­строй­ки: откры­тость, видео­ма­ра­фо­ны СССР и США, пла­стин­ки поку­па­ли, «Гор­буш­ка» цве­ла пыш­ным цве­том. Люди дума­ли: «Вот они, пере­ме­ны, насту­пи­ли, мы будем жить сей­час по-ново­му: без сол­дат с сапёр­ны­ми лопат­ка­ми на акции про­те­ста, как это было в Гру­зии, не будет наси­лия». Выбра­ли того, кто обе­щал пре­крас­ную Рос­сию буду­ще­го, а этот това­рищ подо­гнал тан­ки, и все меч­ты пре­вра­ти­лись в кро­ва­вый фарш.

Я не был оча­ро­ван Ель­ци­ным, поэто­му и кру­ше­ния надежд не почув­ство­вал, хотя Ель­ци­на под­дер­жи­вал. В октяб­ре 1993 года мы не зна­ли в подроб­но­стях, что про­изо­шло в том же «Остан­ки­но» — тогда собы­тия вокруг него на пол­ную исполь­зо­ва­ли в полит­тех­но­ло­ги­че­ском смыс­ле, как ска­за­ли бы сей­час, и жерт­вы при­пи­сы­ва­ли имен­но Вер­хов­но­му Совету. 

— В нача­ле кни­ги вы рас­ска­зы­ва­е­те о том, как, будучи вось­ми­класс­ни­ком, наблю­да­ли за штур­мом Дома Сове­тов 4 октяб­ря. Какие были ощу­ще­ния в тот момент, когда вы виде­ли или слы­ша­ли ново­сти о бло­ка­де Дома Сове­тов, о смер­ти штур­му­ю­щих «Остан­ки­но»?

— Пере­жи­вал ли я? Чест­но гово­ря, нет. Мне было очень инте­рес­но, а сочув­ствие и сопе­ре­жи­ва­ние я в себе в такой сте­пе­ни тогда ещё не выра­бо­тал. Навер­ное, боль­ше живот­ным сопе­ре­жи­вал, если они стра­да­ют. Сре­ди людей борь­ба мне каза­лась вполне есте­ствен­ной — это соот­вет­ство­ва­ло тому, что я читал в книж­ках, где пио­не­ры-герои взры­ва­ют фаши­стов. Да, там были жерт­вы, но жерт­вы есть всегда. 

Осо­зна­ние тра­ге­дии при­шло поз­же, когда начал взрос­леть. Когда тан­ки стре­ля­ли по Вер­хов­но­му Сове­ту, я был сви­де­те­лем того, как рани­ло чело­ве­ка — не ска­жу, что испу­гал­ся: до это­го толь­ко в кино такое видел. Но для себя сде­лал выво­ды: так нель­зя, силы несо­по­ста­ви­мы. Да, Дом Сове­тов защи­ща­ли воору­жён­ные люди, но про­тив них выста­ви­ли тан­ки. То же самое, что бор­ца MMA выста­вить про­тив пен­си­о­нер­ки, пусть она даже будет воору­же­на клюкой. 

— Когда вы нача­ли искать ответ на то, что про­изо­шло в октяб­ре 1993-го и почему? 

— Эта кни­га — поиск отве­тов на неза­кры­тые вопро­сы. Я стал жур­на­ли­стом, вырос, понял, что не всё чёр­но-белое, а даже, ско­рее, наобо­рот — всё раз­но­цвет­ное. Нет хоро­ших людей, нет пло­хих. Все люди пло­хие и хоро­шие одно­вре­мен­но в раз­ных обсто­я­тель­ствах, в раз­ных усло­ви­ях, кто как вли­я­ет на них: обще­ство, собы­тия, их состояние. 

Для меня было важ­но рас­крыть всю эту ситу­а­цию без новост­ной аги­та­ции, без пафо­са, без моих взгля­дов. Они там, конеч­но, могут про­сле­жи­вать­ся, но я поста­рал­ся понять мотив дей­ствий каж­дой стороны. 

Я раз­го­ва­ри­вал и с теми, кто не участ­во­вал, но интер­вью с ними не вошло в кни­гу. Афа­на­сьев, зна­ме­ни­тый тогда гла­ша­тай демо­кра­тов, автор слов про агрес­сив­но-послуш­ное боль­шин­ство, был мораль­ным авто­ри­те­том, пре­по­да­ва­те­лем, исто­ри­ком, мора­ли­стом. В собы­ти­ях октяб­ря 1993 года он не участ­во­вал: Афа­на­сьев ска­зал, что это дра­ка двух пави­а­нов, на кото­рую смот­реть и в кото­рой участ­во­вать он не хочет. Таких людей тоже было мно­го — это их выбор. 

— Поче­му интер­вью с тем же Афа­на­сье­вым не вошло в кни­гу? Если он был важ­ной фигурой…

— Поли­ти­ка дела­ет­ся 1–2 про­цен­та­ми насе­ле­ния, актив­ным мень­шин­ством — так про­ис­хо­дит в любой стране. Эта кни­га об актив­ных людях, пото­му что 1993‑й — малень­кая граж­дан­ская вой­на, когда столк­ну­лись актив­ные люди, кото­рые по-раз­но­му виде­ли раз­ви­тие стра­ны. А зачем нам гово­рить с теми, кто не захо­тел участ­во­вать? Все­гда будут те, кто сто­ит в сто­роне. Я не иссле­до­ва­тель тех, кто ниче­го не дела­ет. Про Афа­на­сье­ва мне было инте­рес­но, пото­му что он «отец» Ель­ци­на, мораль­ный авто­ри­тет: Юрий Нико­ла­е­вич про­та­щил его в поли­ти­ку и сде­лал для это­го очень много. 

Из всех, с кем было бы инте­рес­но пого­во­рить, но не уда­лось, — Гри­го­рий Явлин­ский. Думаю, он бы и не стал, всё-таки слиш­ком непри­ят­ная роль у него в тех собы­ти­ях была — хотя у него образ поли­ти­ка в белых перчатках. 

Ещё я жалею, что не сде­лал ни одно­го интер­вью с жен­щи­на­ми. Все, к кому я обра­щал­ся, были очень скром­ны, отка­за­лись давать интер­вью. После пре­зен­та­ции кни­ги со мной свя­за­лась одна жен­щи­на во ВКон­так­те: рас­ска­за­ла, что рабо­та­ла в аппа­ра­те то ли у Руц­ко­го, то ли у Хас­бу­ла­то­ва. Мы с ней дого­во­ри­лись, что встре­тим­ся и поговорим. 

Мне кажет­ся, что в кни­ге не хва­та­ет циниз­ма и нена­ви­сти, кото­рая была меж­ду сто­ро­на­ми. Все уже осты­ли на момент разговора. 

— Поче­му вы пише­те кни­гу о 1993‑м, а не о 1991 годе, когда был ГКПЧ? 

— 1991 год — то, что про­изо­шло на сло­ме СССР. Отно­си­тель­но без­бо­лез­нен­ная транс­фор­ма­ция, кото­рая поз­же обер­ну­лась для мно­гих ужас­ны­ми веща­ми, пото­му что это раз­вал стра­ны. Каким бы ни был раз­вал стра­ны, для её жите­лей это ката­стро­фа, нет дру­гих вари­ан­тов. Корот­кий про­ме­жу­ток меж­ду 1991‑м и 1993‑м — надеж­да на раз­ви­тие демо­кра­ти­че­ских реформ в стране, надеж­да, что это будет новая Рос­сия. На этой же волне при­шёл Ельцин. 

В 1991 году я ещё пре­бы­вал в дет­стве, сле­дил невни­ма­тель­но, а в 1993‑м уже актив­но инте­ре­со­вал­ся политикой. 

— Когда появи­лась идея напи­сать книгу? 

— В 2013 году воз­ник­ла идея сде­лать кни­гу о двой­ных собы­ти­ях 1991 и 1993 годов. Я тогда рабо­тал в «Рус­ской пла­не­те». Мы с Лёшей Али­ки­ным и Сер­ге­ем Про­ста­ко­вым нача­ли рабо­тать над этой сери­ей — мы раз­де­ли­лись, я брал интер­вью про 1993 год. До кон­ца не дове­ли, пото­му что нашу редак­цию разогнали. 

А эту кни­гу пред­ло­жил напи­сать Паша Нику­лин, я решил, что луч­ше все­го — дать сло­во тем, кто был непо­сред­ствен­ным участ­ни­ком собы­тий с раз­ных сто­рон. Я же буду лишь проводником. 

— Как меня­лась ваша пози­ция на собы­тия октяб­ря 1993-го в про­цес­се напи­са­ния книги?

— Кар­ти­на собы­тий соби­ра­лась моза­и­кой, нель­зя ска­зать, что моё мне­ние и виде­ние кар­ди­наль­но меня­лось после каж­до­го интер­вью. Пози­ция меня­лась в зави­си­мо­сти от воз­рас­та: до 1993 года мне был боль­ше поня­тен Кор­жа­ков, после 1993-го — Анпи­лов, потом Лимонов. 

Сей­час мой взгляд бли­же к Бор­ко — при­хо­дит пони­ма­ние цен­но­сти чело­ве­че­ской жиз­ни, поте­рян­ной чело­ве­че­ской жиз­ни. Все эти годы люди жда­ли, что ситу­а­ция изме­нит­ся: име­на погиб­ших из пеп­ла доста­нут, нака­жут винов­ных, будут сде­ла­ны выво­ды, рана затя­нет­ся. В ито­ге ниче­го это­го не было. 

Кста­ти, по пово­ду Кор­жа­ко­ва — он, навер­ное, был самым искрен­ним из всех собе­сед­ни­ков, пото­му что ему уже неко­го стес­нять­ся и нече­го скрывать. 

— Как изме­ни­лась жизнь геро­ев вашей кни­ги за послед­ние 30 лет? 

— Хас­бу­ла­тов лишил­ся воз­мож­но­сти участ­во­вать в поли­ти­ке — был запрет на феде­раль­ном уровне, это прав­да. Ушёл зани­мать­ся нау­кой, учил сту­ден­тов. После амни­стии в фев­ра­ле 1994 года он попы­тал­ся участ­во­вать в при­ми­ре­нии кон­флик­та в Чечне, но у него ниче­го не полу­чи­лось: там были те, для кого он уже не являл­ся авто­ри­те­том. Его похо­ро­ни­ли на родине [в Чечне], схо­дить на его похо­ро­ны не получилось. 

Ники­тен­ко из РНЕ и тогда был поэтом, и после. Был волон­тё­ром во вре­мя Чечен­ской, как и мно­гие из РНЕ. 

«Чёр­ный пол­ков­ник» Алкс­нис всю свою жизнь борол­ся за спра­вед­ли­вость и вос­ста­нов­ле­ние вели­чия Рос­сии, был и остал­ся совет­ским чело­ве­ком, ему был запре­щён въезд в Лат­вию — там, по-мое­му, его мама жила. Он её так и не уви­дел. Еле-еле полу­чил квар­ти­ру, был депу­та­том Гос­ду­мы и депу­та­том в Под­мос­ко­вье. Сей­час ведёт воен­ный блог, мно­го пишет про про­бле­мы в армии и про спецоперацию. 

Анпи­ло­ву и Лимо­но­ву, как и Хас­бу­ла­то­ву, путь в поли­ти­ку закры­ли. У него была попыт­ка создать ста­лин­ский блок СССР — он опе­ре­дил своё вре­мя. Тогда Ста­лин не был попу­ля­рен даже сре­ди левых, они его чура­лись. Когда Анпи­лов умер, я напи­сал некро­лог, решил взгля­нуть на его жизнь несколь­ко ина­че: для Моск­вы он сохра­нил Мав­зо­лей и часть пар­ка на Воро­бьё­вых горах, кото­рые Луж­ков пла­ни­ро­вал застроить. 

Лимо­нов тоже остал­ся в непар­ла­мент­ской поли­ти­ке. Он уже в 1993 году понял, что про­иг­ра­ли, но был рад, что «дали Ель­ци­ну по мор­де». До послед­них дней он пытал­ся пере­вер­нуть поли­ти­че­скую игру в свою сторону. 

Бор­ко как был, так и остал­ся фото­гра­фом. В 90‑х он был, как и боль­шин­ство жур­на­ли­стов, демо­кра­ти­че­ских убеж­де­ний, сей­час тоже. Он, ско­рее, иде­а­лист: «Готов уме­реть, что­бы вы ска­за­ли своё мне­ние» — это про него. 1993 год его дол­го не отпус­кал, Бор­ко издал пре­крас­ный аль­бом фото­гра­фий тех событий. 

Пар­хо­мен­ко про­дол­жил рабо­тать в жур­на­ли­сти­ке, его при­зна­ли ино­аген­том. У него взгляд на собы­тия октяб­ря 1993-го тоже не изменился. 

Сер­гей Аксё­нов был раз­но­ра­бо­чим. Потом его захва­ти­ла ради­каль­ная поли­ти­ка, он участ­во­вал с Лимо­но­вым в похо­де в Казах­стан, кото­рый наши спец­служ­би­сты назва­ли попыт­кой пере­во­ро­та в сосед­ней стране. Сидел в «Лефор­то­во», потом — сно­ва улич­ная поли­ти­ка, и теперь он рабо­та­ет журналистом.

Золо­то­рьян как был рабо­чим, так и про­ра­бо­тал всю жизнь с тех­ни­кой. Сей­час ведёт, кажет­ся, исто­ри­че­ский кру­жок в шко­ле или библиотеке. 

Про Чер­ка­со­ва все слы­ша­ли, его «Мемо­ри­ал» при­зна­ли ино­аген­том, запре­ти­ли. На меж­ду­на­род­ной арене он полу­чил Нобе­лев­скую пре­мию мира. Сей­час нахо­дит­ся за пре­де­ла­ми России.

— В фев­ра­ле состо­я­лась пре­зен­та­ция вашей кни­ги. На меро­при­я­тие при­шло, по ощу­ще­ни­ям, не мень­ше 100 чело­век. Поче­му спу­стя 30 лет у людей раз­ных воз­рас­тов есть спрос на обсуж­де­ние это­го исто­ри­че­ско­го эпизода?

— До пре­зен­та­ции я счи­тал, что эти собы­тия не инте­рес­ны: для мно­гих 1991 и 1993 годы — одно и то же, а гово­рить про исто­ки совре­мен­ной Рос­сии никто не хочет. В спро­се есть опре­де­лён­ная надеж­да: обще­ство хочет думать, ана­ли­зи­ро­вать, про­во­дить парал­ле­ли, делать выво­ды. В общем, радост­но видеть тех, кто дума­ет, где мы повер­ну­ли не там. 

Я был очень удив­лён двум вещам: было мно­го людей и не было глу­пых вопросов. 

Эво­лю­ция поли­ти­че­ско­го обще­ства состо­ит в том, что стра­на все­гда стре­мит­ся к улуч­ше­нию, а что­бы улуч­шить ситу­а­цию, нуж­но пони­мать, поче­му мно­гое устро­е­но «не так». Поче­му Дума не похо­жа на думу (как бы это­го ни хоте­лось), поче­му Совет Феде­ра­ции боль­ше похож на клуб пре­ста­ре­лых поли­ти­ков, где ниче­го не реша­ет­ся, поче­му в Обще­ствен­ной пала­те ведут­ся инте­рес­ные дис­кус­сии, кото­рые ни к чему не при­во­дят. Поче­му Счёт­ная пала­та есть, а резуль­та­ты её рабо­ты ухо­дят в стол. Поче­му есть назна­че­ния губер­на­то­ров, но нет их выбо­ров. Поче­му пар­ла­мент­ское боль­шин­ство не фор­ми­ру­ет пра­ви­тель­ство и так далее. Отве­ты на эти вопро­сы кро­ют­ся в собы­ти­ях 93-го года.

— А как собы­тия 1993 года повли­я­ли на Рос­сию настоящего? 

— Мы живём в той реаль­но­сти, кото­рая была скон­стру­и­ро­ва­на Ель­ци­ным в 1993‑м, по тем пра­ви­лам, кото­рые тогда были уста­нов­ле­ны, — в супер­пре­зи­дент­ской рес­пуб­ли­ке, где всё зави­сит от одно­го чело­ве­ка. Все рыча­ги вла­сти нахо­дят­ся у пре­зи­ден­та. Путин за рулём боль­шой маши­ны, кото­рая не может рабо­тать ина­че. Тре­бо­вать от него рево­лю­ци­он­ных дей­ствий глу­по. Он не поли­тик, а чело­век систе­мы. Охра­ня­ет систе­му, куда его поста­ви­ли, и дела­ет это прекрасно. 

Мне близ­ка мысль Бор­ко: в 1993 году вышли те же люди, что и в 1991‑м — они дума­ли, что это новые пра­ви­ла игры, кото­рые сра­бо­та­ют. Люди под­дер­жи­ва­ли пере­ме­ны, кото­рые оли­це­тво­рял Ель­цин, но спу­стя вре­мя поня­ли, что не под­дер­жи­ва­ют его дей­ствия, назна­че­ния и попра­ние Кон­сти­ту­ции: вышли на защи­ту Вер­хов­но­го Сове­та, но это не сработало. 

Я счи­таю, что един­ствен­ным насто­я­щи­ми выбо­ра­ми были выбо­ры съез­да народ­ных депу­та­тов, кото­рый разо­гна­ли в 1993‑м вме­сте с Вер­хов­ным Сове­том. Не было ника­ко­го крас­но-корич­не­во­го пар­ла­мен­та, не было ради­каль­но­го оппо­зи­ци­он­но­го пар­ла­мен­та — там сиде­ли закон­но избран­ные люди. Такая про­стая мысль. Ярлы­ки, кото­рые веша­ли на Вер­хов­ный Совет, — шелу­ха и пугал­ка, при­ду­ман­ная мои­ми кол­ле­га­ми жур­на­ли­ста­ми, что­бы создать иллю­зию объ­яс­не­ния ситу­а­ции. Нико­му не хочет­ся гово­рить о граж­дан­ской войне, а это была граж­дан­ская война. 

Есть ещё один момент, кото­рый я упу­стил и не пока­зал в кни­ге: одна из важ­ней­ших функ­ций Вер­хов­но­го Сове­та — кон­троль испол­ни­тель­ной вла­сти. Невоз­мож­но было бы при­ва­ти­зи­ро­вать круп­ные пред­при­я­тия без раз­ре­ше­ния ВС. Депу­та­ты были не про­тив при­ва­ти­за­ции, но они были за адек­ват­ные цены: что­бы, напри­мер, хле­бо­за­вод не был при­ва­ти­зи­ро­ван по цене улич­но­го ларь­ка. Или что­бы ино­стран­цы через фир­мы-про­клад­ки не мог­ли выку­пить пред­при­я­тие-кон­ку­рент и про­сто закрыть его. Может быть, к пере­ме­нам в стране люди отнес­лись бы луч­ше, если бы тако­го воров­ства не допу­сти­ла сама власть. Клю­че­вой момент, никем не был назван, я тоже его упу­стил. Кто кон­тро­ли­ро­вал про­ис­хо­дя­щее в стране? Никто.

— Когда для вас закон­чи­лась сво­бод­ная эпоха? 

— Мне не очень близ­ко оформ­ле­ние кни­ги, это такой под­рост­ко­вый излиш­ний мак­си­ма­лизм. Сво­бо­да не кон­ча­ет­ся даже в самом сыром углу лефор­тов­ской тюрь­мы, пото­му что сво­бо­да — внут­ри чело­ве­ка, он нахо­дит в ней какие-то силы вне зави­си­мо­сти от обстоятельств.

Нет, конеч­но, сво­бод­ная эпо­ха не кон­чи­лась: мы сей­час раз­го­ва­ри­ва­ем на поли­ти­че­ские темы, нас никто не вяжет, в клу­бе нам тоже дали собрать­ся и обсу­дить кни­гу. Я счи­таю, что доста­точ­но дол­го, несмот­ря на вер­ти­каль систе­мы, власть тер­пе­ла ино­гда доста­точ­но ради­каль­ные дей­ствия со сто­ро­ны людей дру­гих взглядов. 

Сей­час из-за спе­цо­пе­ра­ции сорва­ло кры­шу и бол­ты поле­те­ли: появи­лись и обыс­ки без реше­ния суда, и сро­ки серьёз­ные… Но давай­те во всём видеть хоро­шее: смерт­ной каз­ни нет, при обыс­ках не уби­ва­ют, паку­ют толь­ко «вино­ва­то­го», а не его род­ствен­ни­ков, людей уволь­ня­ют с рабо­ты, но не лиша­ют воз­мож­но­сти вооб­ще рабо­тать. Мы нахо­дим­ся в той ситу­а­ции, когда внут­ри нашей стра­ны, при таком внеш­не­по­ли­ти­че­ском дав­ле­нии, мог­ло быть гораз­до хуже. Путин тут хоро­шо удер­жи­ва­ет ситу­а­цию, хотя поры­вы чинов­ни­ков и депу­та­тов начать рубить шаш­кой напра­во и нале­во мы видим доста­точ­но серьёзные. 

Во вре­мя воен­ных кон­флик­тов вер­ти­каль вла­сти — иде­аль­ный вари­ант, что­бы сохра­нять ста­биль­ность. При­мер Укра­и­ны: из пар­ла­мент­ской рес­пуб­ли­ки пре­вра­ти­лась в супер­пре­зи­дент­скую, пото­му что это един­ствен­ная воз­мож­ность всё кру­гом ужать и заткнуть, ина­че невоз­мож­но пока­зать един­ство нации. 

— Октябрь 1993 года — что это в ито­ге было? 

— Малень­кая граж­дан­ская вой­на в отдель­но взя­том горо­де, когда обе сто­ро­ны при­ме­ни­ли силу. Был нару­шен основ­ной закон стра­ны — Кон­сти­ту­ция. Об этом заявил Кон­сти­ту­ци­он­ный суд и его гла­ва Вале­рий Зорь­кин. Это было как гром сре­ди ясно­го неба. Пред­ставь­те, если бы сей­час Кон­сти­ту­ци­он­ный суд ска­зал, что закон об ино­аген­тах — это не кон­сти­ту­ци­он­но, нуж­на кон­кре­ти­ка: кри­те­рии при­зна­ния и выхо­да из это­го спис­ка… Или что 282‑я ста­тья УК РФ «Экс­тре­мизм» не соот­вет­ству­ет Кон­сти­ту­ции, так как кри­те­рии пре­ступ­ле­ния раз­мы­ты и при жела­нии по этой ста­тье мож­но при­влечь любого.

Тогда Кон­сти­ту­ци­он­ный суд был неза­ви­си­мым, после Ель­цин ука­зал судьям их место в иерар­хии вла­сти. Мы же теперь живём и часто удив­ля­ем­ся, а поче­му так, где же спра­вед­ли­вость? А спра­вед­ли­вость погиб­ла под пуля­ми в октяб­ре 1993 года. 


Кни­гу «Конец сво­бод­ной эпо­хи. Послед­няя осень Пар­ла­мен­та» мож­но зака­зать на сай­те изда­тель­ства directio libera. 

Что­бы под­дер­жать авто­ров и редак­цию, под­пи­сы­вай­тесь на плат­ный теле­грам-канал VATNIKSTAN_vip. Там мы делим­ся экс­клю­зив­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, зна­ко­мим­ся с исто­ри­че­ски­ми источ­ни­ка­ми и обща­ем­ся в ком­мен­та­ри­ях. Сто­и­мость под­пис­ки — 500 руб­лей в месяц.

 

Читай­те так­же «Цер­ковь про­тив граж­дан­ской вой­ны. Мог ли Алек­сий II оста­но­вить бой­ню в 1993 году»

В Москве пройдёт благотворительная книжная распродажа

25–26 мая (суб­бо­та, вос­кре­се­нье) в мага­зине Primus Versus (ул. Покров­ка, д. 27, стр. 1) состо­ит­ся боль­шая бла­го­тво­ри­тель­ная книж­ная рас­про­да­жа. Десят­ки изда­тельств выста­вят тыся­чи сво­их книг сто­и­мо­стью от 50 до 500 руб­лей. Выру­чен­ные день­ги будут пере­да­ны Дане, 15-лет­не­му оси­ро­тев­ше­му сыну Еле­ны, рабо­тав­шей в изда­тель­стве «Мед­лен­ные книги».

Вы тоже може­те поучаст­во­вать в рас­про­да­же. При­но­си­те про­чи­тан­ные или ненуж­ные кни­ги из домаш­них биб­лио­тек. Ника­ких огра­ни­че­ний по году изда­ния, содер­жа­нию и состо­я­нию. Пунк­ты при­ё­ма лите­ра­ту­ры нахо­дят­ся в книж­ных мага­зи­нах и шоу­ру­мах изда­тельств, с 13 до 22 мая. Так­же кни­ги мож­но при­не­сти и на саму распродажу.

Пунк­ты при­ё­ма литературы

Книж­ные магазины:

«Арт-тран­зит» — 1‑й Щип­ков­ский пер., д. 1;
«Букаш­ки» — ул. Покров­ка, д. 45, стр. 4;
«Во весь голос» — ул. Труб­ная, д. 21, стр. 3;
«Книж­ный в клу­бе» — Покров­ский б‑р, д. 6/20, стр. 1;
«Пар­хо­мен­ко — ул. Татар­ская, д. 14;
«Пио­тров­ский» — ул. Малая Никит­ская, д. 12, стр. 12;
«Поря­док слов» — Сто­леш­ни­ков пер., д. 9, стр. 5;
«Фалан­стер» — ул. Твер­ская, д. 17;
«Хода­се­вич» — ул. Покров­ка, д. 6;
«Я люб­лю читать» — ул. Покров­ка, д. 11.

Шоу­ру­мы издательств:

«Абри­ко­букс» — Тете­рен­ский пер., д. 4, стр. 2;
«Белая воро­на» — Хох­лов­ский пер., д. 10, стр. 7;
«Лайв­бук» — ул. Боль­шая Ордын­ка, д. 13/9, стр. 1;
«Полян­д­рия» — ул. Садо­вая-Суха­рев­ская, д. 10/12.

Пырьев, Брессон и сказочные… идиоты: семь знаковых экранизаций Достоевского

У Досто­ев­ско­го бога­тей­шая исто­рия отно­ше­ний с кине­ма­то­гра­фом. Фёдор Михай­ло­вич — один из самых экра­ни­зи­ру­е­мых писа­те­лей. Пожа­луй, по коли­че­ству адап­та­ций его обго­ня­ет толь­ко Шекс­пир. Про­из­ве­де­ния по моти­вам Досто­ев­ско­го зву­ча­ли на ита­льян­ском, фран­цуз­ском, немец­ком и япон­ском язы­ках. У пер­со­на­жей рус­ско­го клас­си­ка были лица леген­дар­ных актё­ров от Мар­чел­ло Мастро­ян­ни до Жана Габе­на. Его твор­че­ством инте­ре­со­ва­лись вели­чай­шие режис­сё­ры — Луки­но Вис­кон­ти, Робер Брес­сон и Аки­ра Куро­са­ва, кото­рый неред­ко на съё­моч­ной пло­щад­ке уеди­нял­ся и читал Досто­ев­ско­го, что­бы при­ве­сти мыс­ли в порядок.

Ино­стран­ные масте­ра не пыта­лись рекон­стру­и­ро­вать в сво­их филь­мах Рос­сию, а пере­но­си­ли сюже­ты Досто­ев­ско­го в соб­ствен­ные стра­ны и совре­мен­ность. Рус­ско­языч­ные адап­та­ции, напро­тив, дол­го оста­ва­лись на поле чопор­ной костюм­ной клас­си­ки, но в 2024 году выхо­дит сери­ал «Пре­ступ­ле­ние и нака­за­ние» Вла­ди­ми­ра Мир­зо­е­ва, дей­ствие кото­ро­го пере­не­се­но в совре­мен­ный Петербург.

Рас­коль­ни­ко­ва сыг­ра­ет звез­да «Сло­ва паца­на» Иван Янков­ский, Дмит­рия Разу­ми­хи­на — Тихон Жиз­нев­ский, а в дру­гих ролях появят­ся не менее извест­ные Любовь Аксё­но­ва и Юлия Сни­гирь. Уло­жив гро­мозд­кие костю­мы в пыль­ные сун­ду­ки и при­гла­сив на роли самых акту­аль­ных селеб, Мир­зо­ев нако­нец при­об­ща­ет Досто­ев­ско­го к рос­сий­ской совре­мен­но­сти, с кото­рой у Фёдо­ра Михай­ло­ви­ча, веро­ят­нее все­го, хоро­шо сло­жат­ся отно­ше­ния. А пока Еле­на Куш­нир вспо­ми­на­ет дру­гие важ­ные экра­ни­за­ции его романов.


«Карамазовы» (2008)

Груп­па чеш­ских актё­ров отправ­ля­ет­ся в Поль­шу для поста­нов­ки «Бра­тьев Кара­ма­зо­вых» на сцене ста­ро­го заво­да, посре­ди фак­тур­ной ржав­чи­ны кото­ро­го ино­гда высту­па­ют пер­фор­ме­ры. Кто-то обсуж­да­ет по теле­фо­ну выступ­ле­ние на кор­по­ра­ти­ве, у кого-то заку­лис­ные аму­ры, душ в раз­де­вал­ке пло­хо рабо­та­ет. Поль­ская адми­ни­стра­тор­ша рас­ска­зы­ва­ет исто­рии из восточ­но­ев­ро­пей­ско­го про­шло­го, кото­рые нико­му не инте­рес­ны: «А вон там Вален­са про­из­нёс речь. Вы зна­е­те, кто такой Вален­са?» Кара­ма­зов-стар­ший (Иван Тро­ян), вос­кре­сая из мёрт­вых, исте­ри­че­ски хохо­чет, и начи­на­ет­ся спек­такль, за кото­рым при­сталь­но наблю­да­ет мест­ный слесарь.

Чеш­ский режис­сёр Петр Зелен­ка снял один из стран­ней­ших, уни­каль­ных филь­мов на све­те «Хро­ни­ки обык­но­вен­но­го безу­мия», кото­рый, в общем, никто не зна­ет, пото­му что это не Marvel или какое-нибудь скан­ди­нав­ское левац­кое депрес­сив­ное выска­зы­ва­ние про­тив капи­та­лиз­ма, кото­ро­му дали Золо­тую ветвь в Кан­нах. Очень жаль, что совре­мен­ный рос­сий­ский зри­тель намерт­во свер­нул шею на Запад (любит он его или нена­ви­дит, совер­шен­но неваж­но). Пото­му что не Вла­ди­мир Борт­ко или дру­гие рос­сий­ские режис­сё­ры, выка­чи­ва­ю­щие в сво­их поста­нов­ках послед­ние живые соки из клас­си­ки, а бра­тья-сла­вяне, поля­ки и чехи, с их чёр­ным юмо­ром и веч­ным раз­мыш­ле­ни­ем о чём-то в фор­ме кре­ста, кажет­ся, оста­лись послед­ни­ми, кто спо­со­бен обна­жить в нашей лите­ра­ту­ре бью­щий­ся нерв и рас­кра­сить новы­ми крас­ка­ми. Для это­го нуж­но немно­го аван­гар­диз­ма, раз­ва­лин соци­а­лиз­ма и то, чего в Рос­сии нет.


«Идиот» (1958)

При­е­хав­ший из-за гра­ни­цы наив­ный князь Мыш­кин (Юрий Яко­влев) ока­зы­ва­ет­ся в Петер­бур­ге и теря­ет­ся в тамош­них интри­гах. Пол­ней­шим потря­се­ни­ем для моло­до­го чело­ве­ка ста­но­вит­ся встре­ча с роко­вой кра­са­ви­цей Наста­сьей Филип­пов­ной (Юлия Бори­со­ва в дебют­ной кино­ро­ли), кото­рая живёт с одним, долж­на вый­ти за дру­го­го, любит, воз­мож­но, тре­тье­го или вовсе никого.

Неча­сто слу­ча­ет­ся, когда облас­кан­ный вла­стью, при­леж­но реа­ли­зу­ю­щий её зака­зы автор созда­ёт про­из­ве­де­ние, кото­рое не толь­ко обну­ля­ет его преды­ду­щее твор­че­ство, но и про­кла­ды­ва­ет околь­ную доро­гу к новой вехе искус­ства, кото­рое вот-вот ста­нет отте­пель­ным кине­ма­то­гра­фом. Дирек­тор «Мос­филь­ма» Иван Пырьев забыл сво­их сви­на­рок с пас­ту­ха­ми и снял, веро­ят­но, важ­ней­ший пост­ста­лин­ский фильм. По край­ней мере, кар­ти­на име­ет не мень­шее зна­че­ние, чем коме­дии Надеж­ды Коше­ве­ро­вой «Укро­ти­тель­ни­ца тиг­ров» и «Медо­вый месяц», в кото­рых на совет­ском экране впер­вые появи­лись не мону­мен­таль­ные голе­мы и кар­тон­ные мас­ки, а живые люди.

Ника­ких живых людей у Пырье­ва, разу­ме­ет­ся, нет; все его пер­со­на­жи, даже изму­чен­ный Яко­влев с серым гри­мом под огром­ны­ми безум­ны­ми гла­за­ми, — это сим­во­лы и архе­ти­пы. Раз­ря­жен­ные в опер­ный бар­хат и рас­став­лен­ные сре­ди рос­кош­ных инте­рье­ров, неви­дан­ных в совет­ском кино, они так же мало похо­жи на реаль­ных людей, как мра­мор­ные ари­сто­кра­ты Вис­кон­ти в «Лео­пар­де». Кад­ры бом­бят нас насы­щен­ным ведь­мин­ским крас­ным, как у Гойи, и кья­рос­ку­ро, как у Кара­ва­д­жо, за кото­рые Пырье­ва руга­ли кри­ти­ки, при­вык­шие к сов­хо­зам. Вот Яко­влев засты­ва­ет, как на фрес­ках, вот Бори­со­ва завы­ва­ет в теат­раль­ной мане­ре, вот за ней под­хва­ты­ва­ет снеж­ный буран на ули­цах како­го-то совер­шен­но нари­со­ван­но­го Петер­бур­га. И во всём этом бароч­ном пафо­се нако­нец боль­ше от Эйзен­штей­на, чем от Сталина.


«Преступление и наказание» (1969)

В пустой кори­дор выбе­га­ет юно­ша (Геор­гий Тара­тор­кин), в пани­ке ози­ра­ю­щий­ся по сто­ро­нам. Пока он бро­са­ет­ся куда-то впе­рёд, на экране появ­ля­ют­ся тит­ры. Когда он бегом воз­вра­ща­ет­ся назад, за кад­ром зву­чат тяже­лые вздо­хи. Он бежит, за ним гонит­ся поли­ция, а тем вре­ме­нем раз­да­ёт­ся двер­ной зво­нок, зву­чат чьи-то шаги, скре­пит тяжё­лый желез­ный замок. В пусто­те обез­лю­дев­ших кори­до­ров сви­стит ветер.

Фильм Льва Кули­джа­но­ва начи­на­ет­ся как аван­гар­дист­ский экс­пе­ри­мент, при­чём не столь­ко совет­ских 60‑х, сколь­ко миро­вых, где на фоне дви­же­ния хип­пи сни­ма­ли смыс­ло­вые гал­лю­ци­на­ции. Рас­коль­ни­ков мечет­ся на посте­ли, бро­са­ет­ся с моста в рапи­де, при­е­ха­ла мамень­ка или не при­е­ха­ла, до само­го кон­ца непо­нят­но. Поту­сто­рон­ний Пор­фи­рий Пет­ро­вич (Инно­кен­тий Смок­ту­нов­ский) кажет­ся порож­де­ни­ем вос­па­лён­но­го вооб­ра­же­ния сту­ден­та-ниц­ше­ан­ца, спя­тив­ше­го на поч­ве недо­еда­ния и свин­цо­вых мер­зо­стей рус­ской жиз­ни. Пере­ве­ди стиль­ный чёр­но-белый мини­ма­лизм пло­хой совет­ской плён­ки в цвет­ные кад­ры луч­ше­го каче­ства, и подоб­ные вещи мож­но было бы уви­деть у суме­реч­но­го Анто­ни­о­ни. Кули­джа­нов сни­ма­ет свою «три­ло­гию отчуж­де­ния», где вме­сто Мони­ки Вит­ти — Тара­тор­кин, чело­век прон­зи­тель­ной, болез­нен­ной кра­со­ты, кото­рой нет места в мире, но так и Вит­ти у запад­ных авто­ров все­гда норо­ви­ла самоистребиться.


«Четыре ночи мечтателя» (1971)

Юный худож­ник Жак (Гий­ом де Форет), бес­цель­но бро­дя по ноч­но­му мега­по­ли­су, видит обе­зу­мев­шую от горя Мар­ту (Иза­бель Вайн­гар­тен), кото­рая соби­ра­ет­ся прыг­нуть с моста Пон-Нёф. Ста­щив её на мосто­вую, он слу­ша­ет рас­сказ о быв­шем воз­люб­лен­ном девуш­ки, веро­ят­но, бро­сив­шем её. Две ночи под­ряд Жак вни­ма­ет неза­тей­ли­во­му рас­ска­зу Мар­ты, а на тре­тью ночь пони­ма­ет, что влю­бил­ся в неё.

Пере­не­ся дей­ствие пове­сти Досто­ев­ско­го «Белые ночи» из Петер­бур­га в Париж, а из 1840‑х годов — в хип­пу­ю­щие 1970‑е, Робер Брес­сон про­пел гимн совре­мен­ной город­ской роман­ти­ке. «Про­пел» на свой лад: отец кине­ма­то­гра­фи­че­ско­го мини­ма­лиз­ма, напри­мер, сла­вен тем, что нико­гда не исполь­зо­вал музы­каль­ный ряд в сво­их филь­мах, кото­рые так под­ра­жа­ют жиз­ни, что похо­жи на неё боль­ше самой жиз­ни. А в «Ночах» зву­чит созда­ю­щая настро­е­ние музы­ка — прав­да, не обыч­ный саунд­трек, а мело­дии, кото­рые испол­ня­ют на ули­цах горо­да музы­кан­ты. В мире Брес­со­на, избав­лен­ном от лиш­них подроб­но­стей, жизнь про­ста, как стре­ла, и одно­вре­мен­но абстракт­на. В реаль­но­сти не быва­ет настоль­ко чёт­ко очер­чен­ных харак­те­ров, настоль­ко силь­ных и быст­рых чувств, настоль­ко крас­ных шар­фов, какой Жак дарит Марте.

Если вду­мать­ся, не Брес­со­ну гово­рить о люб­ви. Но вот видишь кадр со ста­ка­ном воды и поло­вин­кой лимо­на в забе­га­лов­ке, над натюр­мор­том вдруг пере­пле­та­ют­ся паль­цы, и боль­ше ниче­го о люб­ви гово­рить не надо.


«Даун Хаус» (2001)

Из швей­цар­ской пси­хи­ат­ри­че­ской кли­ни­ки в Моск­ву воз­вра­ща­ет­ся иди­от (Фёдор Бон­дар­чук) в тро­га­тель­ной шапоч­ке и с бум­бок­сом на пле­че, из кото­ро­го льёт­ся ди-джей Грув. В авто­бу­се он зна­ко­мит­ся с «новым рус­ским» (сце­на­рист филь­ма Иван Охло­быст­ин), над голо­вой кото­ро­го охран­ни­ки в целях защи­ты носят бро­ни­ро­ван­ную дверь. В Москве сеет сму­ту не столь­ко в серд­цах, сколь­ко в кошель­ках интер­де­воч­ка с огнен­ным взгля­дом (Анна Бук­лов­ская). Писто­ле­ты, бан­ди­ты, геро­ин и артист Баша­ров при­ла­га­ют­ся — набор при­мет вре­ме­ни мож­но счи­тать полным.

В год пре­мье­ры филь­ма кри­ти­ки выра­зи­ли ему брезг­ли­вое пре­зре­ние, но внят­ных пре­тен­зий тво­ре­нию Рома­на Кача­но­ва предъ­явить не смог­ли — раз­ве что где-то смут­но чита­лось в их недо­воль­стве, что вот, поку­си­лись на свя­тое, гады, но никто такие сло­ва вслух не про­из­но­сит, что­бы не про­слыть ретро­гра­дом. Соб­ствен­но, чем «Даун Хаус» отли­ча­ет­ся от вышед­ше­го годом ранее «ДМБ», кото­рый те же кри­ти­ки ско­рее хва­ли­ли? Или экра­ни­за­ции «Гам­ле­та» 2000 года от аме­ри­кан­ско­го неза­ви­си­мо­го из неза­ви­си­мых Майк­ла Алме­рей­ды, где в такой же дурац­кой шапоч­ке ходил Итан Хоук?У рус­ских кине­ма­то­гра­фи­стов толь­ко рожа попро­ще и поглум­ли­вее, чем у аме­ри­кан­цев, а вме­сто холод­ных кор­по­ра­тив­ных пей­за­жей — Рос­сия, щед­рая душа, отры­ва­ю­ща­я­ся в эпо­ху без­ба­шен­но­го гла­му­ра и дико­го капи­та­лиз­ма. Ска­жи­те спа­си­бо, что кто-то ещё пом­нил о Досто­ев­ском в то вре­мя, когда в каж­дом подъ­ез­де разыг­ры­ва­лись небезын­те­рес­ные сюже­ты. А поль­за от филь­ма несо­мнен­на даже для обра­зо­ва­ния. Ска­жет наш чело­век: «Ска­зоч­ный д****** [иди­от]» и Фёдо­ра Михай­ло­ви­ча помя­нет доб­рым словом.


«Двойник» (2013)

В жёл­то-зелё­ной абсур­дист­ской анти­уто­пии живёт роб­кий юно­ша Сай­мон Джеймс (Джес­си Айзен­берг), кото­ро­го никто не может запом­нить. Кра­са­ви­ца в рус­ских пла­точ­ках Хан­на (Миа Васи­ков­ска), в кото­рую он без­молв­но влюб­лён, сколь­зит по нему рас­се­ян­ны­ми взгля­да­ми. Одна­жды началь­ник анон­си­ру­ет при­бы­тие на рабо­ту ново­го сотруд­ни­ка Джейм­са Сай­мо­на (тоже Айзен­берг), точ­ной копии глав­но­го героя, но нахаль­но­го, само­уве­рен­но­го и хариз­ма­тич­но­го. Тот быст­ро под­ми­на­ет мир под себя, и абсо­лют­но никто не заме­ча­ет меж­ду Сай­мо­ном и Джейм­сом ни малей­ше­го сходства.

Потре­бо­вал­ся спе­ци­а­лист по бри­тан­ско­му юмо­ру и звез­да кринж-коме­дии «Ком­пью­тер­щи­ки» Ричард Айо­ади, что­бы раз­гля­деть в лите­ра­ту­ре Досто­ев­ско­го не толь­ко веч­но кро­во­то­ча­щие стиг­ма­ты рус­ско­го стра­да­ния, но и чистый абсурд. Айо­ади срав­ни­ва­ет твор­че­ство Досто­ев­ско­го и Гого­ля с кринж-коме­ди­ей совре­мен­но­го коми­ка Лар­ри Дэви­да, кото­рый рас­ска­зы­ва­ет о сво­их мел­ких еже­днев­ных уни­же­ни­ях и дур­ных слу­чай­но­стях, скла­ды­вая моза­и­ку быто­вой фиг­ни в каф­ки­ан­ский кош­мар. По сло­вам режис­сё­ра, «Двой­ник» при­влёк его тем, как Досто­ев­ский берёт «что-то обыч­но пуга­ю­щее, готи­че­ское и слег­ка пре­уве­ли­чен­ное, но пре­вра­ща­ет это в нечто нор­маль­ное и повсе­днев­ное».

Чисто англий­ский Досто­ев­ский полу­чил­ся смеш­нее рус­ско­го, но Айо­ади снял не кари­ка­ту­ру на дей­стви­тель­ность, от кото­рой хочет­ся хихи­кать. Фильм мето­дич­но дово­дит нас вме­сте с Айзен­бер­гом до нерв­но­го тика. И пус­кай мы этот пост­мо­дер­низм сто раз виде­ли (в какую толь­ко упа­ков­ку ни заво­ра­чи­ва­ли клас­си­ку), жёл­то-зелё­ный свет цеп­ко дер­жит­ся в памяти.


«Бесы» (2014)

Мел­кий бес Пётр Вер­хо­вен­ский (крив­ля­ю­щий­ся Антон Шагин) пыта­ет­ся зама­нить в рево­лю­ци­он­ную ячей­ку беса покруп­нее — Нико­лая Став­ро­ги­на (крив­ля­ю­щий­ся Мак­сим Мат­ве­ев), ока­зы­ва­ю­ще­го­ся насиль­ни­ком, педо­фи­лом и на вся­кий слу­чай сыном либе­ра­ла, если кому ещё непо­нят­но, из чего дела­ют­ся рево­лю­ци­о­не­ры. Из подон­ков обще­ства выде­ля­ет­ся гото­вый поки­нуть их Иван Шатов (анге­ло­по­доб­ный в этом шоу Евге­ний Тка­чук), опре­де­лён­ный Вер­хо­вен­ским в муче­ни­ки революции.

Вла­ди­мир Хоти­нен­ко — режис­сёр кон­сер­ва­тив­ный, но после­до­ва­тель­ный. В пере­строй­ку ругал пере­строй­ку («Зер­ка­ло для героя»), в 90‑е ругал 90‑е («Мака­ров»). С нуле­вых пред­ска­зу­е­мо взял­ся рас­сле­до­вать гибель импе­рии. Если сна­ча­ла были чужие «Бесы», то к 2017 году режис­сёр при­шёл к соб­ствен­ной кон­спи­ро­ло­ги­че­ской исто­рии рево­лю­ции, види­мо, счи­тая себя духов­ным наслед­ни­ком Досто­ев­ско­го. В сери­а­ле «Демо­ны рево­лю­ции» крас­но­го демо­на Лени­на игра­ет Евге­ний Миро­нов, кото­рый у Хоти­нен­ко игра­ет Досто­ев­ско­го в сери­аль­ном бай­о­пи­ке. Вряд ли име­ни­то­му режис­сё­ру при­шло в голо­ву, как мета­и­ро­нич­но у него получилось.

Какие-либо поли­ти­че­ские взгля­ды сами по себе не поме­ха для худож­ни­ка. Досто­ев­ско­му, напри­мер, реак­ци­он­ные воз­зре­ния, анти­се­ми­тизм и чер­но­со­тен­ство с фашиз­мом в заро­ды­ше не поме­ша­ли напи­сать вели­кий роман, пер­со­на­жи кото­ро­го отча­сти вдох­но­ви­ли Вис­кон­ти на абсо­лют­но про­ти­во­по­лож­ное по духу про­из­ве­де­ние — анти­фа­шист­ский эпик «Гибель богов». Про­бле­ма для худож­ни­ка, когда он пере­ста­ёт инте­рес­но рабо­тать, как про­изо­шло с Хоти­нен­ко, кото­рый начи­нал с гро­тес­ка, абсур­да и умной фан­та­сти­ки, а закон­чил прес­ным теле­мы­лом для феде­раль­но­го кана­ла «Рос­сия». Кажет­ся, Лени Рифен­шталь так и оста­нет­ся един­ствен­ным при­ме­ром талант­ли­во сня­той пропаганды.

На гря­ду­щий сери­ал «Кли­пот» («Бесы» в совре­мен­ной Рос­сии) режис­сё­ра Сер­гея Арла­но­ва про золо­тую моло­дёжь, кото­рая зара­ба­ты­ва­ет себе ста­тью за экс­тре­мизм, боль­шой надеж­ды нет. Опи­са­ние сери­а­ла гласит:

«Юная худож­ни­ца, выпуск­ник запад­но­го вуза, акти­вист­ка и дочь губер­на­то­ра объ­еди­нят­ся, что­бы най­ти ком­про­мат на извест­ных лич­но­стей и устро­ить про­во­ка­ции. Но что если их игры зай­дут слиш­ком далеко?»

И как-то даже на Досто­ев­ско­го не хочет­ся пенять, что у режис­сё­ров не полу­ча­ет­ся ника­ко­го пере­осмыс­ле­ния в XXI веке. Для сво­е­го века роман был све­жий. Это режис­сё­ры не спо­соб­ны раз­вер­нуть свою каме­ру в буду­щее или хотя бы чуть в сто­ро­ну от силь­но­го госу­дар­ства к худо­же­ствен­но­му выска­зы­ва­нию. Так и ходят по кру­гу. Само­дер­жа­вие, пра­во­сла­вие, народ­ность. Боже, царя хра­ни. Запад­ни­че­ство — это пар­тия, гото­вая к бою про­тив наро­да. Мы все как муче­ни­ки в рай, а они про­сто сдохнут.

Что­бы под­дер­жать авто­ров и редак­цию, под­пи­сы­вай­тесь на плат­ный теле­грам-канал VATNIKSTAN_vip. Там мы делим­ся экс­клю­зив­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, зна­ко­мим­ся с исто­ри­че­ски­ми источ­ни­ка­ми и обща­ем­ся в ком­мен­та­ри­ях. Сто­и­мость под­пис­ки — 500 руб­лей в месяц.

 

Читай­те также:

— Восемь луч­ших экра­ни­за­ций Пуш­ки­на: мне­ние искусствоведа,

Луч­шие экра­ни­за­ции Бул­га­ко­ва: cумрач­ный Бала­ба­нов, чёр­ная коме­дия с Рэд­к­лиф­фом и анти­со­ци­а­ли­сти­че­ский Вайда,

Восемь мало­из­вест­ных экра­ни­за­ций Чехо­ва.

«Всё так и было»: разбор трёх фильмов о лётчиках Великой Отечественной войны

В 1980 году в Мур­ман­ской обла­сти обна­ру­жи­ли хоро­шо сохра­нив­ший­ся истре­би­тель. Как выяс­ни­лось, это был «мес­сер­шмитт» немец­ко­го пило­та Хор­ста Кар­га­ни­ко, на сче­ту кото­ро­го око­ло 60 воз­душ­ных побед. 12 авгу­ста 1942 года лёт­чик вынуж­ден­но поса­дил маши­ну и скрыл­ся от совет­ских сол­дат на лыжах. В 1983 году само­лёт заста­ви­ли послу­жить Совет­ско­му Сою­зу — сня­ли в филь­ме «Тор­пе­до­нос­цы».

«Мес­сер­шмитт» Кар­га­ни­ко стал удач­ной наход­кой для режис­сё­ра Семё­на Ара­но­ви­ча. Через несколь­ко деся­ти­ле­тий после вой­ны было слож­но най­ти истре­би­те­ли нача­ла 1940‑х годов. Кино­де­лы, сни­мав­шие филь­мы о ВОВ, при­ду­мы­ва­ли раз­ные спо­со­бы, чтоб реа­ли­стич­но пока­зать воз­душ­ные суд­на тех лет. Часто кон­суль­тан­та­ми кар­тин выступали масте­ра воз­душ­ных боёв, такие как гене­рал-лей­те­нант Вита­лий Поп­ков и гене­рал-май­ор Ана­то­лий Анпилов. 

Ответ­ствен­ный под­ход стал зало­гом успе­ха — даже будучи огра­ни­че­ны в сред­ствах и вре­ме­ни, созда­те­ли кино доби­ва­лись точ­но­сти и реа­ли­стич­но­сти. Посмот­рев такие лен­ты, вете­ра­ны вой­ны под­твер­жда­ли: «Всё так и было». А что ска­жут спе­ци­а­ли­сты? Историк-«заклёпочник» Нико­лай Побы­ва­ев про­ве­рил на соот­вет­ствие дей­стви­тель­но­сти три совет­ских филь­ма о лёт­чи­ках в Вели­кую Оте­че­ствен­ную войну.


«Хроника пикирующего бомбардировщика» (1968, реж. Наум Бирман)

Кино и фронт

«Хро­ни­ка пики­ру­ю­ще­го бом­бар­ди­ров­щи­ка» повест­ву­ет о фрон­то­вых буд­нях трёх 20-лет­них пар­ней, волею судь­бы став­ших лёт­чи­ка­ми. До вой­ны Сер­гей Архип­цев был школь­ным учи­те­лем, штур­ман Веня — музы­кан­том, а стре­лок-радист Женя Собо­лев­ский — художником.

Эки­паж вынуж­ден­но без­дель­ни­ча­ет из-за нелёт­ной пого­ды. Герои гото­вят ликёр из мали­но­во­го сиро­па и спир­то­вой гид­рав­ли­че­ской сме­си для выпус­ка шас­си, дерут­ся с капи­та­ном мед­служ­бы из-за буфет­чи­цы Кати и попа­да­ют на гаупт­вах­ту. Такой сюжет вполне соот­вет­ству­ет духу кине­ма­то­гра­фа 1960‑х годов, кото­рый стре­мил­ся пока­зать жизнь без при­вяз­ки к ком­му­ни­сти­че­ской идеологии.

«Хро­ни­ка пики­ру­ю­ще­го бом­бар­ди­ров­щи­ка» осно­ва­на на одно­имён­ной пове­сти Вла­ди­ми­ра Куни­на (Фейн­бер­га), опуб­ли­ко­ван­ной в 1966 году. Кунин знал, о чём пишет, посколь­ку сам учил­ся в авиа­ци­он­ном училище.

Раз фильм осно­ван на лите­ра­тур­ном про­из­ве­де­нии, воз­ни­ка­ет вопрос: кто послу­жил про­то­ти­па­ми глав­ных геро­ев и были ли они вооб­ще? Ответ кро­ет­ся в самом нача­ле филь­ма, когда в кад­ре появ­ля­ет­ся быто­вая аэро­дром­ная построй­ка, на кото­рой виден пла­кат: «Бом­бить так, как май­ор Анпи­лов!» Гене­рал-май­ор Ана­то­лий Анпи­лов был кон­суль­тан­том филь­ма. В Вели­кую Оте­че­ствен­ную он, как и герои филь­ма, летал на бом­бар­ди­ров­щи­ках Пе‑2, прой­дя путь от коман­ди­ра зве­на до коман­ди­ра эскад­ри­льи. С декаб­ря 1941 по август 1942 года Анпи­лов слу­жил заме­сти­те­лем коман­ди­ра 99-го бом­бар­ди­ро­воч­но­го авиа­ци­он­но­го пол­ка (поз­же — 96‑й гвардейский). 

Кадр из фильма

В этом же пол­ку вое­вал лей­те­нант Борис Быст­рых. В мар­те 1942 года эки­паж Быст­рых ата­ко­ва­ли истре­би­те­ли про­тив­ни­ка, пытав­ши­е­ся при­ну­дить его к посад­ке на сво­ём аэро­дро­ме. Быст­рых пошёл на извест­ную в воен­ной авиа­ции хит­рость: сыми­ти­ро­вал поте­рю управ­ле­ния и рез­ко спи­ки­ро­вал к зем­ле. Так он ото­рвал­ся от нем­цев, посчи­тав­ших, что само­лёт раз­бил­ся. В одном из эпи­зо­дов филь­ма отра­жён этот случай.

Быст­рых два­жды летал на раз­вед­ку вра­же­ских аэро­дро­мов — этим же зани­мал­ся и «кино­эки­паж». Одна­ко име­ют­ся и рас­хож­де­ния меж­ду био­гра­фи­ей лёт­чи­ка и сюже­том филь­ма. Пе‑2 Быст­рых под­би­ли 3 июня 1942 года при бом­бар­ди­ров­ке кара­тель­ных под­раз­де­ле­ний вер­мах­та, про­во­див­ших опе­ра­цию про­тив пар­ти­зан. Смер­тель­но ране­ный, он поса­дил само­лёт и умер, но штур­ман успел выне­сти в лес ране­но­го ради­ста. В филь­ме же лёт­чик и штур­ман обна­ру­жи­ва­ют аэро­дром, но после гибе­ли стрел­ка Собо­лев­ско­го от огня истре­би­те­лей реша­ют пожерт­во­вать собой и направ­ля­ют бом­бар­ди­ров­щик на скоп­ле­ние вра­же­ских Fw-190 на зем­ле. Искать соот­вет­ствие бес­смыс­лен­но, посколь­ку при­ме­ров само­по­жерт­во­ва­ния на войне было мно­же­ство, и не толь­ко сре­ди лётчиков.

Раз­бор матчасти

В «Хро­ни­ке» есть чёт­кое ука­за­ние на дату нача­ла филь­ма — 14 июля 1944 года. В этот день вой­ска 1‑го Бело­рус­ско­го фрон­та взя­ли Пинск, род­ной город млад­ше­го лей­те­нан­та Чер­во­нен­ко — вто­ро­сте­пен­но­го пер­со­на­жа кар­ти­ны. Взя­тие Пин­ска было частью Бело­рус­ской насту­па­тель­ной опе­ра­ции. В её про­ве­де­нии зна­чи­тель­ную роль сыг­ра­ла авиа­ция: целые пол­ки штур­мо­ви­ков и бом­бар­ди­ров­щи­ков спе­ци­аль­но выде­ля­ли для борь­бы с аэро­дро­ма­ми про­тив­ни­ка. Боль­шое зна­че­ние име­ла авиа­раз­вед­ка, кото­рая помог­ла нако­пить све­де­ния о немец­ких позициях.

В филь­ме лёт­чи­ки и их коман­до­ва­ние стал­ки­ва­ют­ся с воен­ной хит­ро­стью нем­цев, кото­рые исполь­зу­ют так­ти­ку лож­ных аэро­дро­мов, что­бы отвлечь вни­ма­ние от замас­ки­ро­ван­ных насто­я­щих. Им это уда­ёт­ся: лёт­чик Чер­во­нен­ко, выле­тев­ший на поиск истин­но­го аэро­дро­ма, фото­гра­фи­ру­ет лож­ный, после чего его из заса­ды ата­ку­ют истре­би­те­ли про­тив­ни­ка. Лей­те­нант Чер­во­нен­ко поги­ба­ет, а сажать под­би­тый само­лёт при­хо­дит­ся его штурману. 

Стро­и­тель­ство лож­ных аэро­дро­мов прак­ти­ко­ва­лось в Вели­кую Оте­че­ствен­ную по обе сто­ро­ны фрон­та. О важ­но­сти этой воен­ной хит­ро­сти гово­рит то, что инструк­ции и мето­дич­ки по дан­ной теме появи­лись в РККА ещё до вой­ны, при­чём писа­ли их с учё­том опы­та граж­дан­ской вой­ны в Испа­нии. Такой спо­соб запу­ты­ва­ния про­тив­ни­ка был доста­точ­но эффек­ти­вен: осе­нью 1943 года Люфтваф­фе сбро­си­ло на семь лож­ных аэро­дро­мов Бело­рус­сии 212 бомб весом более 18 тонн.

Let L‑200 Morava

«Хро­ни­ку» сни­ма­ли в Лит­ве на остат­ках аэро­дро­ма, кото­рый в вой­ну слу­жил базой лёт­чи­ков зна­ме­ни­то­го пол­ка «Нор­ман­дия — Неман». Роль лета­ю­щих Пе‑2 испол­ни­ли похо­жие по ком­по­нов­ке чеш­ские двух­дви­га­тель­ные само­лё­ты Let L‑200 Morava, посколь­ку лета­ю­щих экзем­пля­ров это­го пики­ру­ю­ще­го бом­бар­ди­ров­щи­ка к 1960‑м не оста­лось (несколь­ко таких само­лё­тов будут вос­ста­нов­ле­ны поз­же). Для сцен на зем­ле постро­и­ли шесть фанер­ных «Пешек» — так лас­ко­во назы­ва­ли само­лёт фрон­то­вые лёт­чи­ки, — так­же были исполь­зо­ва­ны экс­по­на­ты Музея авиа­ции в Монино.

На бор­ту «Пеш­ки» лей­те­нан­та Архип­це­ва кра­су­ет­ся нот­ный стан — так же, как и на штур­мо­ви­ке Ил‑2 совет­ско­го лёт­чи­ка Васи­лия Еме­лья­нен­ко. Поз­же такое укра­ше­ние само­лё­та поза­им­ству­ет Лео­нид Быков при съём­ке «В бой идут одни “ста­ри­ки”».

Fokke-Wulf Fw-190
Як-18

В роли «фок­ке-вуль­фов» исполь­зо­ва­ли Яки-18, рас­кра­шен­ные в немец­кий каму­фляж. Такой выбор не слу­ча­ен. И Як-18, и «фок­ке-вуль­фы» обла­да­ли общей чер­той: дви­га­те­лем воз­душ­но­го охла­жде­ния. Спе­ре­ди они выгля­де­ли похо­же за счёт тупо­го носа.

В авиа­дви­га­те­ле воз­душ­но­го охла­жде­ния бло­ки цилин­дров охла­жда­ют­ся за счёт пото­ка набе­га­ю­ще­го воз­ду­ха из-за ско­ро­сти, набран­ной само­лё­том. В дви­га­те­ле жид­кост­но­го охла­жде­ния оно дости­га­ет­ся за счёт охла­жда­ю­щей систе­мы, выстро­ен­ной вокруг бло­ков цилин­дров. Охла­жда­ю­щей жид­ко­стью в нём явля­ет­ся вода, мас­ло или антифриз.

 

Вос­при­я­тие фильма

«Хро­ни­ка пики­ру­ю­ще­го бом­бар­ди­ров­щи­ка» ста­ла пер­вой само­сто­я­тель­ной рабо­той режис­сё­ра Нау­ма Бир­ма­на. В пре­мьер­ный год кар­ти­ну посмот­ре­ли более 24 мил­ли­о­нов зри­те­лей. Несмот­ря на отсут­ствие на съём­ках насто­я­щих само­лё­тов и в целом нето­роп­ли­во­го дей­ствия, фильм запом­нил­ся игрой актё­ров, выра­жа­ю­щей про­стую мысль — вой­на заби­ра­ет луч­ших пред­ста­ви­те­лей поко­ле­ния: учи­те­лей, музы­кан­тов и художников…


«В бой идут одни “старики”» (1974, реж. Леонид Быков)

Кино и фронт

Как и «Хро­ни­ка», «В бой идут одни “ста­ри­ки”» — тоже кино о людях на войне, их пере­жи­ва­ни­ях, поте­рях и при­об­ре­те­ни­ях. Одна­ко в лен­те всё же более замет­на идео­ло­ги­че­ская линия — доста­точ­но вспом­нить сце­ну при­ня­тия лёт­чи­ков в ком­пар­тию. Одна­ко это не поме­ша­ло «Ста­ри­кам» стать по-насто­я­ще­му народ­ным фильмом.

Хотя Лео­нид Быков не углуб­ля­ет­ся в так­ти­ку и стра­те­гию, даже за пре­дель­но схе­ма­тич­ной исто­ри­ей мож­но раз­гля­деть ход реаль­ных опе­ра­ций Вели­кой Отечественной.

В нача­ле кар­ти­ны сто­ит жар­кое лето. Лёт­чик Сквор­цов упо­ми­на­ет о недав­них воз­душ­ных боях «под Поны­ря­ми» (село в Кур­ской обла­сти). По этой фра­зе и общей обста­нов­ке мож­но понять, что дело про­ис­хо­дит во вре­мя осво­бож­де­ния Укра­и­ны летом 1943 года — либо во вре­мя бит­вы за Днепр, либо неза­дол­го до Киев­ской насту­па­тель­ной опе­ра­ции в нояб­ре 1943 года (в таком слу­чае пого­да в филь­ме не соот­вет­ству­ет дей­стви­тель­но­сти). Бои за Днепр вёл 1‑й Укра­ин­ский фронт, в соста­ве кото­ро­го вое­ва­ла 2‑я воз­душ­ная армия. И вот тут реаль­ность и кино расходятся.

Истре­би­тель Ла‑5, пода­рен­ный оркест­ром Лео­ни­да Утё­со­ва 5‑му гвар­дей­ско­му истре­би­тель­но­му авиаполку
Ил‑2 Васи­лия Емельяненко

Реаль­ная «пою­щая эскад­ри­лья» нахо­ди­лась в соста­ве 5‑го гвар­дей­ско­го истре­би­тель­но­го авиа­ци­он­но­го пол­ка (гвИАП) 17‑й воз­душ­ной армии, кото­рая летом 1943 года осво­бож­да­ла Дон­басс. Два само­лё­та, вое­вав­ших в пол­ку, были пода­ре­ны оркест­ром Лео­ни­да Утё­со­ва — у одно­го из них на кор­пу­се было напи­са­но «Весё­лые ребя­та», в честь одно­имён­но­го филь­ма. В этом соеди­не­нии слу­жил ас Вита­лий Поп­ков, с кото­ро­го во мно­гом был спи­сан ком­эск (коман­дир эскад­ри­льи) Тита­рен­ко. Поп­ков высту­пил воен­ным кон­суль­тан­том филь­ма. Нот­ный стан на боку само­лё­та Тита­рен­ко был так­же взят из реаль­ной жиз­ни: подоб­ный рису­нок кра­со­вал­ся на штур­мо­ви­ке Ил‑2 Васи­лия Емельяненко.

Исто­ри­ки и кино­ве­ды до сих пор спо­рят о том, кто послу­жил про­то­ти­пом ярко­го обра­за ком­эс­ка Тита­рен­ко, в роль кото­ро­го бле­стя­ще вжил­ся Лео­нид Быков. Вре­мен­ные линии филь­ма и реаль­но­сти силь­но рас­хо­дят­ся, а осно­вой для филь­ма послу­жи­ли бесе­ды с вете­ра­на­ми и их мему­а­ры, поэто­му мож­но пред­по­ло­жить, что ком­эск — это яркий соби­ра­тель­ный образ. Одним из про­то­ти­пов стал вое­вав­ший на Куба­ни Алек­сандр Покрыш­кин, ас № 2 по коли­че­ству сби­тых после Ива­на Коже­дуба. Кста­ти, один из ведо­мых Коже­дуба как раз носил фами­лию Титоренко. 

Не исклю­че­но, что про­об­ра­зом послу­жил так­же Сер­гей Луган­ский — два­жды Герой Совет­ско­го Сою­за и автор мему­а­ров «На глу­бо­ких вира­жах», неко­то­рые эпи­зо­ды из кото­рых пере­ко­че­ва­ли в фильм. Он, как и лёт­чи­ки Иван Лавей­кин, заме­сти­тель коман­ди­ра 5 гвИАП, и Нико­лай Кита­ев, во вре­мя собы­тий филь­ма вое­ва­ли под Кие­вом. Быков внешне отда­лён­но похож на Нико­лая Кита­е­ва, поэто­му вполне воз­мож­но, что про­об­ра­зом послу­жил и он в том числе.

Сер­гей Дани­ло­вич Луган­ский (1918—1977) — совет­ский лёт­чик-ас, два­жды герой Совет­ско­го Сою­за. Родил­ся 1 октяб­ря 1918 года в горо­де Вер­ном (ныне город Алма­ты). После окон­ча­ния шко­лы в 1936 году был при­зван в армию и по ком­со­моль­ской путёв­ке попал в Орен­бург­скую воен­ную авиа­ци­он­ную шко­лу лёт­чи­ков. Участ­ник Совет­ско-фин­ской и Вели­кой Оте­че­ствен­ной войн. Вое­вал на юге СССР, Степ­ном и 2‑м Укра­ин­ском фрон­тах, осво­бож­дал Укра­и­ну и Румы­нию. После вой­ны и окон­ча­ния Ака­де­мии ВВС осва­и­вал реак­тив­ные само­лё­ты. Автор двух книг: «На глу­бо­ких вира­жах» и «Небо оста­ёт­ся чистым».

Иван Пав­ло­вич Лавей­кин (1921—1986) — совет­ский лёт­чик-ас, герой Совет­ско­го сою­за. Родил­ся 2 авгу­ста 1921 года в Смо­лен­ске. В 1938 году окон­чил шко­лу, в этом же году выпу­стил­ся из аэро­клу­ба. С 1939 года в рядах Крас­ной армии. В 1940 году окон­чил Одес­скую воен­ную авиа­ци­он­ную шко­лу пило­тов. С пер­во­го дня вой­ны был в дей­ству­ю­щей армии. Сра­жал­ся в бит­ве за Смо­ленск и Моск­ву, Ржев­ской опе­ра­ции, в Ста­лин­гра­де, осво­бож­дал Укра­и­ну. Окон­ча­ние вой­ны встре­тил в Пра­ге. В 1950 году окон­чил Ака­де­мию ВВС, пре­по­да­вал в Воен­ной ака­де­мии им. Фрунзе.

Нико­лай Тро­фи­мо­вич Кита­ев (1917—2000) — совет­ский лёт­чик-ас, герой Совет­ско­го сою­за. Родил­ся 9 (22) нояб­ря 1917 года в селе Пичу­га. После окон­ча­ния шко­лы фаб­рич­но-завод­ско­го уче­ни­че­ства (ФЗУ) рабо­тал сле­са­рем на Ста­лин­град­ском трак­тор­ном заво­де. В 1938 году окон­чил Бори­со­глеб­скую воен­ную авиа­ци­он­ную шко­лу пило­тов. Участ­во­вал в Совет­ско-фин­ской и Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­нах (участ­во­вал в бит­ве за Моск­ву, бит­ве за Кав­каз, Кур­ской бит­ве, осво­бож­дал Укра­ин­скую ССР). С 1946 года — в запа­се. Про­жи­вал в посёл­ке Белы­ни­чи Моги­лёв­ской обла­сти Белоруссии.

 

Запо­ми­на­ю­щим­ся пер­со­на­жем вышел и стар­ший лей­те­нант Алек­сан­дров — Куз­не­чик (актёр Сер­гей Ива­нов, поз­же заме­ча­тель­но сыг­рав­ший Лариоси­ка в «Днях Тур­би­ных»). Он един­ствен­ный выжи­вет из пер­вой вол­ны моло­до­го попол­не­ния. Кон­суль­тант филь­ма Вита­лий Поп­ков поз­же отме­чал, что в этом герое видел себя. В то же вре­мя в кни­ге «На глу­бо­ких вира­жах» Сер­гея Луган­ско­го есть эпи­зод, в кото­ром опи­сы­ва­ет­ся нови­чок на аэро­дро­ме Иван Мок­рый: «Шея тонень­кая, гла­за ребя­чьи. Толь­ко что из лёт­ной шко­лы» (срав­ни­те с внеш­но­стью Ива­но­ва). В пер­вый же день на фрон­те он умуд­ря­ет­ся, манев­ри­руя на само­лё­те по зем­ле, вре­зать­ся в дру­гой. Луган­ский обру­шил­ся с руга­нью на Мок­ро­го. Закон­чив раз­нос, он весь­ма уди­вил­ся, когда «огля­нув­шись через несколь­ко шагов, уви­дел, что Иван, став на чет­ве­рень­ки, ловит пилот­кой куз­не­чи­ков. Это после наго­няя то!». Наи­бо­лее веро­ят­но, что про­зви­ще лей­те­нан­та Алек­сан­дро­ва взя­то как раз отсюда. 

В кни­ге Иван Мок­рый сра­зу после это­го эпи­зо­да сби­ва­ет в бою над аэро­дро­мом два «мес­се­ра» — на зависть опыт­ным лёт­чи­кам. В кар­тине Быко­ва же во вре­мя вне­зап­ной ата­ки нем­цев «веч­ный дежур­ный» Алек­сан­дров неожи­дан­но садит­ся за штур­вал и пора­жа­ет истре­би­тель противника.

Раз­бор матчасти

В филь­ме пре­дель­но обез­ли­чен­но пока­зан про­тив­ник — асы Люфтваф­фе, фигу­ри­ру­ю­щие под назва­ни­ем «буб­но­вые». Мно­гие эскад­ры Люфтваф­фе обо­зна­ча­лись кар­точ­ны­ми мастя­ми: туз бубей исполь­зо­вал полк тяжё­лых истре­би­те­лей Messerschmitt Bf-110, с кото­ры­ми герои филь­ма не стал­ки­ва­лись. Туз чер­вей нано­сил­ся на само­лё­ты 77‑й истре­би­тель­ной эскад­ры «Херц ас», туз пик — на истре­би­те­ли 53‑й истре­би­тель­ной эскад­ры «Пик ас». Эмбле­мой 54‑й истре­би­тель­ной эскад­ры «Грюн­херц» слу­жи­ло зелё­ное серд­це, обо­зна­чав­шее одно­вре­мен­но и масть, и отсыл­ку к Тюрин­гии, «зелё­но­му серд­цу» Гер­ма­нии. Хотя воз­мож­но, что «ста­ри­ки» всё же столк­ну­лись с про­тив­ни­ком, на маши­нах кото­ро­го была эмбле­ма, отда­лён­но напо­ми­на­ю­щая буб­но­вую масть — это была 3‑я груп­па 52‑й истре­би­тель­ной эскад­ры, вое­вав­шей на Кур­ской дуге.

Эмбле­ма 53‑й истре­би­тель­ной эскад­ры на истре­би­те­ле Bf-109
Эмбле­ма 54‑й эскад­ры «Грюн­херц» на истре­би­те­ле Bf-109
Эмбле­ма 3‑й груп­пы 52‑й истре­би­тель­ной эскад­ры, напо­ми­на­ю­щая ромб или бубны

В созда­нии кар­ти­ны Лео­ни­ду Быко­ву помо­га­ло ДОСААФ, в рас­по­ря­же­нии кото­ро­го было мно­же­ство спор­тив­но-пило­таж­ных само­лё­тов Як-18П. У съё­моч­ной груп­пы их ока­за­лось четы­ре. Про­бле­ма заклю­ча­лась толь­ко в том, что Як-18П были маши­на­ми с носо­вой стой­кой шас­си, в то вре­мя как у реаль­ных истре­би­те­лей Ла‑5 и их моди­фи­ка­ций опор­ное шас­си было хво­сто­вым. Про­бле­му реши­ли ори­ги­наль­но — демон­ти­ро­ва­ли носо­вую стой­ку и заме­ни­ли на хво­сто­вое коле­со. Для луч­шей балан­си­ров­ки в хво­сте кинош­ных Ла‑5 раз­ме­сти­ли бал­ласт. Полу­чив­ши­е­ся маши­ны отлич­но пере­дви­га­лись по зем­ле в нуж­ных сце­нах, а в воз­ду­хе бои шли уже на обыч­ных Як-18. Опе­ра­тор Виталь Кон­дра­тьев вспо­ми­нал, что спе­ци­аль­но для съё­мок при­ду­мал устрой­ство, поз­во­ляв­шее сни­мать круп­ным пла­ном пря­мо во вре­мя полёта: 

«Быков моё изоб­ре­те­ние одоб­рил и тут же решил пер­вым под­нять­ся в воз­дух, что­бы испы­тать его в деле. Пилот выпи­сы­вал в небе “боч­ки” и “мёрт­вые пет­ли”, а Лео­нид Фёдо­ро­вич вклю­чал каме­ру, давил на гашет­ку и кри­чал в объ­ек­тив: “Серё­га, при­крой! Атакую!”»

Як-18 с носо­вым шас­си и Ла‑5 с хво­сто­вой стойкой

«Поме­нян­ный не гля­дя» истре­би­тель Messerschmitt Bf-109, кото­рый угнал ком­эск Тита­рен­ко, «сыг­рал» чехо­сло­вац­кий спор­тив­ный само­лёт Zlin Z‑326, сво­и­ми руб­лё­ны­ми фор­ма­ми напо­ми­нав­ший немец­кие истре­би­те­ли. Здесь есть исто­ри­че­ская прав­да — истре­би­тель Bf-109 созда­ли на базе спор­тив­но­го само­лё­та Bf-108.

Zlin-236
Messerschmitt Bf-108

Сце­на, когда Тита­рен­ко выле­за­ет из каби­ны само­лё­та весь в поту, тоже прав­ди­ва — и дело не толь­ко в бук­валь­ном смыс­ле жар­кой схват­ке в воз­ду­хе, кото­рую он толь­ко что пере­жил. Из-за осо­бен­но­стей стро­е­ния дви­га­те­ля истре­би­те­лей Ла‑5, на кото­ром вое­ва­ла эскад­ри­лья, в каби­ну посту­па­ло теп­ло от мото­ра. Недо­ста­ток уда­лось частич­но устра­нить толь­ко на сле­ду­ю­щей моде­ли — Ла‑7, кото­рые в лен­те не появ­ля­ют­ся: их при­ня­ли на воору­же­ние 15 мар­та 1944 года, после собы­тий картины.

Вос­при­я­тие фильма

В кон­це декаб­ря 1973 года состо­ял­ся закры­тый показ филь­ма в Гос­ки­но, на кото­ром при­сут­ство­ва­ли вете­ра­ны авиа­ции, в том чис­ле Алек­сандр Покрыш­кин, в то вре­мя уже мар­шал авиа­ции. На него лен­та про­из­ве­ла боль­шое впе­чат­ле­ние. Сра­зу после пока­за он с тру­дом ска­зал: «Всё так, как было…» 

Несмот­ря на высо­кую оцен­ку непо­сред­ствен­но­го участ­ни­ка собы­тий, фильм поло­жи­ли на пол­ку. Но затем лен­та про­гре­ме­ла на VII Все­со­юз­ном кино­фе­сти­ва­ле в Баку, где полу­чи­ла две пре­мии: за луч­ший фильм и луч­шее испол­не­ние муж­ской роли, а так­же спе­ци­аль­ный приз от мини­стер­ства обороны. 

Все­со­юз­ная пре­мье­ра состо­я­лась в авгу­сте 1974 года. До кон­ца года фильм посмот­ре­ли более 44 мил­ли­о­нов зри­те­лей, он занял чет­вёр­тое место в про­ка­те. Для филь­ма о войне в глу­бо­ко мир­ное вре­мя это было одно­знач­ным успехом.


Торпедоносцы (1983, реж. Семён Аранович)

Кино и фронт

Фильм режис­сё­ра Семё­на Ара­но­ви­ча осно­ван на сце­на­рии Свет­ла­ны Кар­ма­ли­ты и её мужа Алек­сея Гер­ма­на. Гер­ман исполь­зо­вал неокон­чен­ную повесть «Здрав­ствуй­те, Мария Нико­ла­ев­на» сво­е­го отца, писа­те­ля Юрия Гер­ма­на. По тем­пу повест­во­ва­ния кар­ти­на близ­ка к нето­роп­ли­во­му автор­ско­му кино, что как нель­зя луч­ше под­хо­дит для скру­пу­лёз­но­го опи­са­ния быта и бое­вых зада­ний лёт­чи­ков Север­но­го фло­та в Вели­кую Оте­че­ствен­ную войну.

Во вре­мя вой­ны Юрий Гер­ман слу­жил фрон­то­вым кор­ре­спон­ден­том при полит­управ­ле­нии Север­но­го фло­та. С ним на базе фло­та в посёл­ке Поляр­ном жил и его сын. Осно­вой для сце­на­рия послу­жи­ли лич­ные впе­чат­ле­ния от воен­ной дей­стви­тель­но­сти их обо­их, что ска­за­лось на реа­лиз­ме картины. 

Ара­но­вич тоже знал о мор­ской авиа­ции не пона­слыш­ке: в 1955 году он окон­чил в учи­ли­ще мор­ской авиа­ции, после чего 10 лет слу­жил штур­ма­ном в транс­порт­ной авиа­ции Север­но­го фло­та в Запо­ля­рье. Режис­сё­ром он стал после ава­рии самолёта.

Осо­бен­ность воен­ных дей­ствий на Севе­ре состо­я­ла в том, что мир­ная жизнь и поте­ри нахо­ди­лись по сосед­ству, так как линия фрон­та рас­по­ла­га­лась близ­ко к аэро­дро­мам и базам Север­но­го фло­та. После зада­ния лёт­чи­ки воз­вра­ща­лись в гар­ни­зон, где их жда­ли жёны и дети. Весть о поте­ре тоже быст­ро дости­га­ла род­ных, так как мож­но было наблю­дать за коли­че­ством само­лё­тов, захо­див­ших на посад­ку. Это и пока­за­но в фильме.

Андрей Баштыр­ков

Глав­ный герой «Тор­пе­до­нос­цев» — стар­ший лей­те­нант Алек­сандр Бело­бров, вер­нув­ший­ся в часть после серьёз­но­го ране­ния и кон­ту­зии. Про­то­ти­пом обра­за стал капи­тан Андрей Баштыр­ков, участ­ник вой­ны с июня 1941 года. Баштыр­ков нано­сил бом­бо­вые и тор­пед­ные уда­ры по кораб­лям и базам про­тив­ни­ка в Нор­ве­гии и Фин­лян­дии. 14 янва­ря 1943 года око­ло пор­та Вар­дё в Север­ной Нор­ве­гии он пото­пил хоро­шо охра­ня­е­мый транс­порт. Одна­ко при выхо­де из ата­ки его тор­пе­до­но­сец был под­бит зенит­ным огнём и упал в море. Обсто­я­тель­ства гибе­ли Баштыр­ко­ва име­ют мно­го обще­го с фина­лом филь­ма. Эта поте­ря была пер­вой в бое­вом сче­ту 24-го пол­ка. За потоп­лен­ный корабль Башт­ры­ко­ву и его штур­ма­ну посмерт­но при­сво­и­ли зва­ния Геро­ев Совет­ско­го союза.

Раз­бор матчасти

У «Тор­пе­до­нос­цев» мно­го обще­го с дру­гой лен­той, посвя­щён­ной тор­пед­ной авиа­ции в годы вой­ны, но вышед­шей в 1967 году, — «Места тут тихие». Глав­ный герой — штур­ман Брат­нов, раз­жа­ло­ван­ный после пле­на в штраф­ное под­раз­де­ле­ние строй­ба­та. Его слу­чай­но встре­ча­ет быв­ший сослу­жи­вец май­ор Каба­ров и под свою ответ­ствен­ность заби­ра­ет с собой на штур­ман­скую служ­бу в авиа­цию. Они долж­ны выпол­нить осо­бо важ­ное зада­ние по защи­те кон­во­ев союз­ни­ков, а так­же пре­пят­ство­вать немец­ким под­вод­ным лод­кам. В кон­це кар­ти­ны глав­ный герой гиб­нет от огня зени­ток при ата­ке на кораб­ли про­тив­ни­ка. Из все­го эки­па­жа спа­са­ет­ся толь­ко стре­лок-радист, выпрыг­нув­ший с пара­шю­том. Фина­лы лент силь­но перекликаются.

Под­ра­зу­ме­ва­ет­ся, что дей­ствие филь­ма про­ис­хо­дит на аэро­дро­ме Ваен­га. Во вре­мя вой­ны там бази­ро­вал­ся 24 мин­но-тор­пед­ный полк, сфор­ми­ро­ван­ный 9 октяб­ря 1942 года. Бое­вую рабо­ту полк начал 15 декаб­ря 1942 года. Надо заме­тить, что на Ил‑4 из соста­ва реаль­но­го пол­ка вое­ва­ла толь­ко одна эскад­ри­лья, к осталь­ным двум были при­пи­са­ны ленд­ли­зов­ские англий­ские само­лё­ты Handley Page Hampden.

Handley Page Hampden

Хотя в филь­ме офи­це­ры носят пого­ны, кото­рые на фло­те были вве­де­ны толь­ко в кон­це фев­ра­ля 1943 года, дей­ствие пра­виль­нее отне­сти к более ран­не­му вре­ме­ни, к осе­ни — зиме 1942 года. Что каса­ет­ся «огнен­но­го тара­на» ком­пол­ка Фомен­ко, то здесь кино рас­хо­дит­ся с реаль­но­стью, посколь­ку лёт­чи­ки 24-го пол­ка (позд­нее — 9‑го гвар­дей­ско­го) за всю вой­ну ни одно­го смер­тель­но­го тара­на не совер­ши­ли. Хотя тара­ны, осо­бен­но в нача­ле вой­ны, доволь­но актив­но исполь­зо­ва­ла про­па­ган­да — как сим­вол самопожертвования.

Кинош­ный Ил‑4

Основ­ным тор­пе­до­нос­цем ВВС РККА и пол­но­прав­ным геро­ем филь­ма был бом­бар­ди­ров­щик Ил‑4, спе­ци­аль­но пере­обо­ру­до­ван­ный под под­вес­ку тор­пед. К 1980‑м годам ни один само­лёт тако­го типа не уце­лел, поэто­му экзем­пляр для съё­мок соби­ра­ли из облом­ков четы­рёх машин, поте­рян­ных в ава­ри­ях над Коль­ским полу­ост­ро­вом. Носо­вую часть маши­ны с каби­ной и при­бо­ра­ми нашли под Мур­ман­ском. На макет само­лё­та поста­ви­ли дви­га­те­ли от транс­порт­ни­ка Ли‑2 (во вре­мя вой­ны фюзе­ляж Ил‑4 соби­ра­ли по тех­но­ло­гии, спе­ци­аль­но создан­ной под про­из­вод­ство это­го транс­порт­но­го само­лё­та), после чего он обрёл спо­соб­ность рулить по земле.

Уни­каль­ный «север­ный» «мес­сер­шмитт» с воздуха

В сцене, где лёт­чи­ки осмат­ри­ва­ют сби­тый «мес­сер­шмитт» на пред­мет тро­фей­но­го обо­ру­до­ва­ния, пока­зан ава­рий­но сев­ший истре­би­тель это­го типа, слу­чай­но обна­ру­жен­ный в 1980 году. На нём летал немец­кий ас Хорст Кар­га­ни­ко (на бое­вом сче­ту кото­ро­го око­ло 60 воз­душ­ных побед), 12 авгу­ста 1942 года совер­шив­ший близ озе­ра Урдо­зе­ро вынуж­ден­ную посад­ку после боя с совет­ски­ми истре­би­те­ля­ми. Немец в ито­ге выбрал­ся к сво­им на лыжах. Вид­ные в кад­ре про­бо­и­ны — реаль­ные попа­да­ния в ходе воз­душ­но­го сра­же­ния. Сто­ит ска­зать, что и вос­ста­нов­ле­ние Ил‑4, и отно­си­тель­ная целост­ность сби­то­го «мес­сер­шмит­та» ока­за­лись воз­мож­ны бла­го­да­ря кли­ма­ту Край­не­го Севе­ра, при низ­ких тем­пе­ра­ту­рах кото­ро­го хоро­шо сохра­ня­ет­ся металл.


У филь­ма «Тор­пе­до­нос­цы» была непро­стая судь­ба: худ­со­вет «Лен­филь­ма» не хотел выпус­кать кар­ти­ну в про­кат из-за тра­гич­но­го фина­ла. Тогда Ара­но­вич орга­ни­зо­вал закры­тый показ для вете­ра­нов Север­но­го фло­та. После про­смот­ра коман­дир одно­го из зве­ньев 24-го мин­но-тор­пед­но­го авиа­ци­он­но­го пол­ка Вяче­слав Пав­ло­вич Бала­шов про­из­нёс про­стую фра­зу, решив­шую судь­бу лен­ты: «Всё так и было». Это спас­ло фильм.

О двух дру­гих кар­ти­нах наше­го обзо­ра вете­ра­ны выска­зы­ва­лись либо так же, либо похо­же. Это наи­выс­шая оцен­ка тру­да режис­сё­ров, кото­рые без под­лин­ной тех­ни­ки и гром­ких спе­ц­эф­фек­тов созда­ли про­из­ве­де­ния, в пол­ной мере пере­да­ю­щие всё, что было на войне. Воз­мож­но, поэто­му филь­мы и ста­ли поис­ти­не народными.

Что­бы под­дер­жать авто­ров и редак­цию, под­пи­сы­вай­тесь на плат­ный теле­грам-канал VATNIKSTAN_vip. Там мы делим­ся экс­клю­зив­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, зна­ко­мим­ся с исто­ри­че­ски­ми источ­ни­ка­ми и обща­ем­ся в ком­мен­та­ри­ях. Сто­и­мость под­пис­ки — 500 руб­лей в месяц.

 

Читай­те так­же «Иди и смот­ри: поче­му совет­ское воен­ное кино было анти­во­ен­ным».

Открытое интервью с кураторами выставки «Москвичка. Женщины советской столицы 1920–1930‑х» в Музее Москвы

14 мая в Музее Моск­вы состо­ит­ся пуб­лич­ное интер­вью с кура­то­ра­ми выстав­ки «Моск­вич­ка. Жен­щи­ны совет­ской сто­ли­цы 1920–1930‑х»:

— Ксе­ни­ей Гусе­вой, искус­ство­ве­дом, исто­ри­ком моды и искус­ства тек­сти­ля, стар­шим науч­ным сотруд­ни­ком Музея Москвы;

— Надеж­дой Плун­гян, исто­ри­ком совет­ско­го искус­ства 1930–1960‑х годов, кан­ди­да­том искус­ство­ве­де­ния, пре­по­да­ва­те­лем НИУ ВШЭ.

Моде­ра­то­ром высту­пит глав­ный редак­тор изда­ния «Арт­гид» Мария Кравцова.

Участ­ни­ки интер­вью пого­во­рят о зада­чах и цен­но­стях выстав­ки, рабо­те с источ­ни­ка­ми и изоб­ра­зи­тель­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, свя­зи искус­ства с про­из­вод­ством и том, как эту связь сде­лать зри­мой. Они обсу­дят совре­мен­ные под­хо­ды к кура­тор­ству, воз­мож­но­сти и огра­ни­че­ния их син­те­за, а так­же рас­ска­жут, каких кура­тор­ских стра­те­гий при­дер­жи­ва­ют­ся созда­те­ли выстав­ки «Моск­вич­ка».

Когда: 14 мая, 19:00.

Где: Музей Моск­вы, Зубов­ский буль­вар, дом 2, 3‑й кор­пус (Кино­те­атр).

Вход бес­плат­ный, реги­стра­ция — по ссыл­ке.

Поликарп Кузнецов. Первый начальник постоянного Памирского отряда

Поли­карп Алек­се­е­вич Куз­не­цов — вое­на­чаль­ник, гене­рал-лей­те­нант Рус­ской импе­ра­тор­ской армии, чьи годы служ­бы при­хо­ди­лись на 1877—1917 гг. Участ­во­вал в Рус­ско-япон­ской и Пер­вой миро­вой вой­нах. Куз­не­цов был пер­вым началь­ни­ком Памир­ско­го отря­да в 1892—1893 годах. Об этом мы уже упо­ми­на­ли в мате­ри­а­ле «Памир­ский отряд и его герои на стра­же гра­ниц Рос­сий­ской импе­рии»:

«Родо­на­чаль­ни­ком пер­вых погран­по­стов и отря­дов на Пами­ре был под­пол­ков­ник Миха­ил Ефре­мо­вич Ионов. Под его коман­до­ва­ни­ем на Восточ­ном Пами­ре в пре­де­лах нынеш­ней Гор­но-Бадах­шан­ской авто­ном­ной обла­сти в 1891—1892 годах нача­лось стро­и­тель­ство поста и укреп­ле­ния у реки Мур­габ в Шад­жане (кото­рый воз­вёл капи­тан Адри­ан Сереб­рен­ни­ков), полу­чив­ше­го впо­след­ствии назва­ние „Памир­ский пост“. В нём раз­ме­сти­лась штаб-квар­ти­ра для зимов­ки отря­да, став­шая при­ютом для путе­ше­ствен­ни­ков, науч­ных иссле­до­ва­те­лей из раз­ных стран и пред­ста­ви­те­лей насе­ле­ния Восточ­но­го и Запад­но­го Пами­ра в пери­од Афган­ской окку­па­ции (Пами­ра) в 1883—1895 годах. В этом укреп­ле­нии в юртах зимо­вал пер­вый гар­ни­зон отря­да во гла­ве с началь­ни­ком Гене­раль­но­го шта­ба капи­та­ном Поли­кар­пом Алек­се­е­ви­чем Куз­не­цо­вым. Вопре­ки суро­вым усло­ви­ям, силь­ным вет­рам, моро­зам, отряд пере­нёс все лише­ния и, бла­го­по­луч­но пере­зи­мо­вав, вер­нул­ся, сме­нён­ный отря­дом под коман­до­ва­ни­ем Васи­лия Нико­ла­е­ви­ча Зайцева…»

Миха­ил Ефре­мо­вич Ионов
Адри­ан Серебренников

Куз­не­цов был искус­ным воен­ным восто­ко­ве­дом, иссле­до­ва­те­лем Пами­ра и при­па­мир­ских ханств. В 1892—1893 году он совер­шил несколь­ко реко­гнос­ци­ро­вок по Пами­ру, отчё­ты о кото­рых опуб­ли­ко­вал как науч­ные рабо­ты. В пери­од служ­бы штаб-офи­це­ром осо­бых пору­че­ний при коман­ду­ю­щем вой­ска­ми Тур­ке­стан­ско­го воен­но­го окру­га в 1898 году иссле­до­вал пути, веду­щие от Самар­кан­да в Пат­та-Гис­сар (Новый Тер­мез), через пере­вал Тах­ту-Кара­чу, а так­же уча­сток реки Аму­да­рьи меж­ду Айва­д­жем и горо­дом Сараем. 

Куз­не­цов посвя­тил Пами­ру мате­ри­а­лы «Дар­ваз. Реко­гнос­ци­ров­ка капи­та­на Гене­раль­но­го шта­ба Куз­не­цо­ва в 1893 г.» и «Дар­ваз. При­ме­ча­ния о невы­год­ной тор­гов­ле с Буха­рой, напи­сан­ные в 1730 г. Пье­ром Куки». В 1894 году в таш­кент­ской еже­не­дель­ной газе­те «Тур­ке­стан­ские ведо­мо­сти» за № 55 была опуб­ли­ко­ва­на рабо­та «Пами­ры». Поз­же «Пами­ры» были напе­ча­та­ны в «Сбор­ни­ке гео­гра­фи­че­ских, топо­гра­фи­че­ских и ста­ти­сти­че­ских мате­ри­а­лов по Азии» в Санкт-Петербурге.

Поли­карп Алек­се­е­вич Кузнецов

Мате­ри­ал под­го­то­вил Хур­шед Юсуф­бе­ков — автор более 50 исто­ри­че­ских ста­тей в рус­ско­языч­ной «Вики­пе­дии». Спе­ци­аль­но для VATNIKSTAN он про­дол­жа­ет рас­сказ о Пами­ре. Ранее мы узна­ли исто­рию отно­ше­ний Пами­ра и Рос­сий­ской импе­рии в кон­це XIX века, после о мир­ных подви­гах рус­ских вое­на­чаль­ни­ков, а так­же о служ­бе и воен­ных подви­гах Васи­лия Нико­ла­е­ви­ча Зай­це­ва. Сего­дня речь пой­дёт о служ­бе и вкла­де Поли­кар­па Алек­се­е­ви­ча Куз­не­цо­ва на Пами­ре во бла­го Рос­сий­ской импе­рии.


Краткая биография

Поли­карп Алек­се­е­вич Куз­не­цов родил­ся 25 фев­ра­ля 1860 году в горо­де Тара Тоболь­ской губер­нии Рос­сий­ской империи.

Учил­ся в Сибир­ской воен­ной гим­на­зии, посту­пил на армей­скую служ­бу в авгу­сте 1877 года, через два года окон­чил 3‑е воен­ное Алек­сан­дров­ское учи­ли­ще, рас­пре­де­лён пра­пор­щи­ком в Перов­скую кре­пост­ную артил­ле­рию. В 1885 году окон­чил Нико­ла­ев­скую ака­де­мию Гене­раль­но­го шта­ба по 2‑му разряду.

С 1885 года слу­жил в Тур­ке­стан­ском воен­ном окру­ге, был при­ко­ман­ди­ро­ван к шта­бу Тур­ке­стан­ско­го воен­но­го окру­га Рус­ской импе­ра­тор­ской армии Воору­жён­ных сил Рос­сий­ской импе­рии. С нача­ла 1889 по 1891 год — стар­ший адъ­ютант воен­ной кан­це­ля­рии Аму-Дарьин­ско­го отде­ла, после — началь­ник Ход­жент­ско­го отде­ла Фер­ган­ской обла­сти ТуркВО. В апре­ле 1891 года — капи­тан Гене­раль­но­го шта­ба. С 23 апре­ля 1891 года — стар­ший адъ­ютант шта­ба войск Фер­ган­ской области.

С 1 сен­тяб­ря 1892 по 23 сен­тяб­ря 1893 года — началь­ник пер­во­го посто­ян­но­го Памир­ско­го отря­да у реки Мур­габ. Зимо­ва­ли в юртах на уро­чи­ще Шад­жан на высо­те более 3600 мет­ров над уров­нем моря (более 400 кило­мет­ров южнее кир­гиз­ско­го горо­да Ош).

1‑й рус­ский воен­ный отряд на Памире
Памир­ский отряд. 1893 год

С 14 мар­та 1894 года — штаб-офи­цер для осо­бых пору­че­ний при коман­ду­ю­щем вой­ска­ми Тур­ке­стан­ско­го воен­но­го окру­га. В 1895 году полу­чил чин подполковника.

Рос­сий­ские офи­це­ры на Памир­ском посту. Фото Све­на Геди­на (он в цен­тре) из поезд­ки 1893—1897 годов

С сен­тяб­ря 1899 года — коман­дир 5‑го Орен­бург­ско­го каза­чье­го пол­ка, пол­ков­ник. С 25 авгу­ста 1900-го по 17 апре­ля 1904 года — началь­ник шта­ба 13‑й пехот­ной дивизии.

Участ­ник Рус­ско-япон­ской вой­ны. С апре­ля 1904 по август 1905 года — коман­дир 59-го Люб­лин­ско­го пехот­но­го пол­ка. С 18 авгу­ста 1905 года — гене­рал-май­ор, назна­чен коман­ди­ром 1‑й бри­га­ды 3‑й пехот­ной дивизии.

С 13 янва­ря 1906 года — коман­дир 1‑й бри­га­ды 15‑й пехот­ной диви­зии, с 29 янва­ря 1907 года — коман­дир 2‑й бри­га­ды 15‑й пехот­ной дивизии. 

С 21 июля 1910 года по 6 октяб­ря 1914 года — началь­ник шта­ба 8‑го армей­ско­го кор­пу­са, кото­рый участ­во­вал в Пер­вой миро­вой войне в соста­ве 8‑й армии гене­ра­ла Алек­сея Алек­се­е­ви­ча Бру­си­ло­ва. С 28 июля (10 авгу­ста) 1914 года кор­пус всту­пил в Гали­ций­скую бит­ву. С 6 октяб­ря 1914 года был коман­ду­ю­щим 31‑й пехот­ной диви­зи­ей 10-го армей­ско­го кор­пу­са Рус­ской импе­ра­тор­ской армии. Про­из­ве­дён в гене­рал-лей­те­нан­ты 13 янва­ря 1915 года. 24 октяб­ря 1915 года был назна­чен коман­ди­ром 37-го армей­ско­го кор­пу­са 12‑й армии. В кон­це янва­ря 1916 года пере­ве­дён в 13‑й армей­ский кор­пус Рус­ской армии.

Сле­ва напра­во, вто­рой — Поли­карп Кузнецов
Сле­ва напра­во, вто­рой — Поли­карп Кузнецов

9 сен­тяб­ря 1917 года был зачис­лен в резерв чинов при шта­бе Пет­ро­град­ско­го воен­но­го округа.


Награды

— Орден Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 3‑й сте­пе­ни (1890);

— Орден Свя­то­го Вла­ди­ми­ра 4‑й сте­пе­ни с меча­ми и бан­том (1894);

— Орден Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 2‑й сте­пе­ни (1896);

— Орден Свя­той Анны 2‑й сте­пе­ни (1903);

—  Золо­тое ору­жие «За храб­рость» (с 1913-го офи­ци­аль­но име­но­вал­ся Геор­ги­ев­ским ору­жи­ем, при­чис­ля­лось к орде­ну Свя­то­го Геор­гия) (1906);

— Орден Свя­то­го Вла­ди­ми­ра 3‑й сте­пе­ни с меча­ми (1906);

— Орден Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 1‑й сте­пе­ни с меча­ми (1909);

— Орден Свя­той Анны 1‑й сте­пе­ни с меча­ми (1913);

— Орден Свя­то­го Вла­ди­ми­ра 2‑й сте­пе­ни с меча­ми (1915);

— Мечи к орде­ну Свя­той Анны 1‑й сте­пе­ни (1914);

— Мечи к орде­ну Свя­то­го Ста­ни­сла­ва 1‑й сте­пе­ни (1915);

— Мечи и бант к орде­ну Свя­то­го Вла­ди­ми­ра 4‑й сте­пе­ни (1916).


Краткие сведения о семье

Поли­карп Алек­се­е­вич с женой Оль­гой Семё­нов­ной вос­пи­ты­ва­ли трёх детей.

Куз­не­цов Все­во­лод Поли­кар­по­вич, кор­ни­ло­вец — воен­но­слу­жа­щий воин­ской части рус­ской армии в Пер­вой миро­вой войне, Кор­ни­лов­ско­го удар­но­го пол­ка, впо­след­ствии в одно­имён­ных частей белых армий в годы Граж­дан­ской вой­ны в Рос­сии. Супру­га — Анна Лео­ни­дов­на Кузнецова.

Куз­не­цов Вик­тор Поли­кар­по­вич, тоже кор­ни­ло­вец. Супру­га — Лидия Алек­сан­дров­на Кузнецова.

Дочь Ири­на Поли­кар­пов­на Куз­не­цо­ва, была репрес­си­ро­ва­на в 1937 году — расстреляна.


Сочинения

Дар­воз. Реко­гнос­ци­ров­ка Ген. шт. кап. Куз­не­цо­ва в 1892 г. — Новый Мар­ге­лан: Ферг. обл. стат. ком., 1893. 175 с. РГБ;

Дар­ваз. Реко­гнос­ци­ров­ка капи­та­на Гене­раль­но­го шта­ба Куз­не­цо­ва в 1893 г. — Новый Мар­ге­лан, 1893; 

Дар­ваз. При­ме­ча­ния о невы­год­ной тор­гов­ле с Буха­ри­ей, напи­сан­ные в 1730 г. Пье­ром Куки. — Новый Мар­ге­лан, 1893; 

Пами­ры // Тур­ке­стан­ские Ведо­мо­сти, Таш­кент — 1894. — № 55, 

Сбор­ник гео­гра­фи­че­ских, топо­гра­фи­че­ских и ста­ти­сти­че­ских мате­ри­а­лов по Азии. Вып. 56: Пами­ры; Реко­гнос­ци­ров­ка путей…


Рекомендуемая литература

Вол­ков С. В. Гене­ра­ли­тет Рос­сий­ской импе­рии. Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь гене­ра­лов и адми­ра­лов от Пет­ра I до Нико­лая II. М., 2009, том. 1, с 734;

Потём­кин Е. Л. Выс­шие чины Рос­сий­ской импе­рии (22.10.1721 — 02.03.1917). Био­гра­фи­че­ский сло­варь. М., 2019, том. 2, с. 495;

Гор­лиц­кая опе­ра­ция. Сбор­ник доку­мен­тов миро­вой импе­ри­а­ли­сти­че­ской вой­ны на рус­ском фрон­те (1914—1917). М., 1941;

Залес­ский К. А. Кто был кто в Пер­вой миро­вой войне. М., 2003; 

Спи­сок стар­шим вой­ско­вым началь­ни­кам, началь­ни­кам шта­бов: окру­гов, кор­пу­сов и диви­зий и коман­ди­рам отдель­ных стро­е­вых частей. СПб. Воен­ная Типо­гра­фия. 1913;

Спи­сок Гене­раль­но­го шта­ба. Исправ­лен по 01.03.1918 // Ганин А. В. Кор­пус офи­це­ров Гене­раль­но­го шта­ба в годы Граж­дан­ской вой­ны 1917—1922 гг. М., 2010;

Исма­и­лов Э.Э. Золо­тое ору­жие с над­пи­сью: «За храб­рость». Спис­ки кава­ле­ров 1788—1913. М. 2007;

Бас­ха­нов М. К. Изве­стия Омско­го госу­дар­ствен­но­го исто­ри­ко-кра­е­вед­че­ско­го музея. 2005. № 11. С. 317—348.

Что­бы под­дер­жать авто­ров и редак­цию, под­пи­сы­вай­тесь на плат­ный теле­грам-канал VATNIKSTAN_vip. Там мы делим­ся экс­клю­зив­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, зна­ко­мим­ся с исто­ри­че­ски­ми источ­ни­ка­ми и обща­ем­ся в ком­мен­та­ри­ях. Сто­и­мость под­пис­ки — 500 руб­лей в месяц.

 

Читай­те так­же «Началь­ник Памир­ско­го отря­да Васи­лий Зай­цев»

Возвращая имена: кто занимается поиском останков солдат Великой Отечественной войны

Поисковики из Смоленска в конце 1980-х годов. Источник: histrf.ru

«На моги­лу мою ты, наверное,
не при­дёшь, да и будет ли она — могила-то?»
Из пись­ма А. Голи­ко­ва жене Антонине.
28 июня 1941 года

«Вой­на не закон­че­на, пока не похо­ро­нен послед­ний сол­дат» — эту цита­ту часто при­пи­сы­ва­ют Алек­сан­дру Суво­ро­ву. Досто­вер­но неиз­вест­но, гово­рил ли он когда-то такие сло­ва. Если сле­до­вать этой логи­ке, то ни одна вой­на так нико­гда и не закончилась.

После каж­дой кам­па­нии на полях сра­же­ний оста­ют­ся тыся­чи погиб­ших сол­дат. По раз­ным оцен­кам, на сего­дняш­ний день оста­ют­ся непо­гре­бён­ны­ми от полу­то­ра до двух мил­ли­о­нов защит­ни­ков стра­ны. Толь­ко за 2020 год поис­ко­ви­ки обна­ру­жи­ли 17 тысяч пав­ших вои­нов. Ещё с совет­ско­го вре­ме­ни в Рос­сии дей­ству­ют поис­ко­вые отря­ды, глав­ная цель кото­рых — поиск и иден­ти­фи­ка­ция остан­ков сол­дат на полях сражений.

Сей­час в офи­ци­аль­ном «Поис­ко­вом дви­же­нии Рос­сии» состо­ит 1500 отря­дов из 84 субъ­ек­тов РФ. Десят­ки тысяч людей посвя­ща­ют лич­ное вре­мя поис­ку неза­хо­ро­нен­ных бой­цов и коман­ди­ров Крас­ной армии.

Клим Шав­ри­ков рас­ска­зы­ва­ет, как появи­лось поис­ко­вое дви­же­ние в Рос­сии, поче­му энту­зи­а­сты зани­ма­ют­ся рас­коп­ка­ми и что дела­ют они дела­ют, если нахо­дят остан­ки вра­же­ских солдат.


Зарождение поискового движения

Во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны сот­ни тысяч бой­цов были похо­ро­не­ны в сти­хий­ных брат­ских моги­лах на поле боя и клад­би­щах при гос­пи­та­лях. Ино­гда сол­дат хоро­ни­ли мест­ные жите­ли, часто тела оста­ва­лись и вовсе непо­гре­бён­ны­ми. Вой­на закон­чи­лась, а послед­ний долг перед пав­ши­ми остался.

В пер­вые после­во­ен­ные деся­ти­ле­тия поис­ком неза­хо­ро­нен­ных сол­дат зани­ма­лись неси­стем­но. Во-пер­вых, это свя­за­но с тем, что вопрос о чело­ве­че­ских поте­рях в войне дол­гое вре­мя замал­чи­вал­ся. Во-вто­рых, орга­ни­за­ции поис­ко­вых отря­дов тре­бо­ва­ла серьёз­но­го финан­си­ро­ва­ния. Вла­сти не помо­га­ли поис­ко­ви­кам, но и не меша­ли. Во мно­гих шко­лах, тех­ни­ку­мах и учи­ли­щах СССР суще­ство­ва­ли отря­ды поис­ко­ви­ков-доб­ро­воль­цев. Они орга­ни­зо­вы­ва­ли экс­пе­ди­ции в сво­их реги­о­нах, созда­ва­ли музеи, состав­ля­ли кни­ги памя­ти, уха­жи­ва­ли за суще­ству­ю­щи­ми воин­ски­ми захоронениями.

Поис­ко­ви­ки из Смо­лен­ска в кон­це 1980‑х годов. Источ­ник: histrf.ru

Несмот­ря на нача­ло обшир­ной мемо­ри­а­ли­за­ции вой­ны в эпо­ху застоя, поис­ко­вые отря­ды не полу­чи­ли широ­кой цен­тра­ли­зо­ван­ной под­держ­ки. Госу­дар­ствен­ные и пар­тий­ные орга­ны помо­га­ли поис­ко­ви­кам толь­ко на мест­ном уровне. Ситу­а­ция не меня­лась до кон­ца 1980‑х годов.


Поисковики и государство

Пере­строй­ка дала старт мно­гим обще­ствен­ным ини­ци­а­ти­вам. Вес­ной 1988 года в Калу­ге про­шёл пер­вый Все­со­юз­ный сбор поис­ко­вых отря­дов, при ЦК ВЛКСМ был создан коор­ди­на­ци­он­ный совет.

I Все­со­юз­ный сбор поис­ко­вых отря­дов в Калу­ге, 1988 год. Источ­ник: рцпв.рф

Осе­нью это­го же года состо­ял­ся вто­рой сбор, а уже в 1989—1990 годах нача­лись все­со­юз­ные «Вах­ты памя­ти», в финан­си­ро­ва­нии кото­рых участ­во­ва­ло Мини­стер­ство обо­ро­ны СССР. Один из осно­ва­те­лей поис­ко­во­го дви­же­ния Миха­ил Чере­па­нов вспоминал:

«В мар­те это­го года про­шёл 1‑й Все­со­юз­ный сбор поис­ко­вых отря­дов. Навер­ное, кто-то уди­вит­ся: поче­му пер­вый? Раз­ве не было до это­го все­воз­мож­ных слё­тов крас­ных сле­до­пы­тов? В том-то и дело, что речь идёт не о тех тури­сти­че­ских груп­пах, в соста­ве кото­рых школь­ни­ки и сту­ден­ты обыч­но ездят по местам бое­вой сла­вы. На сей раз впер­вые собра­лись те, кто мно­гие годы по сво­ей ини­ци­а­ти­ве зани­мал­ся поис­ком забы­тых брат­ских могил, воз­вра­щая име­на тем, кто счи­тал­ся „про­пав­шим без вести“, кто спу­стя четы­ре деся­ти­ле­тия после вой­ны соби­рал на полях сра­же­ний остан­ки погиб­ших совет­ских вои­нов, что­бы пре­дать их земле».

Посте­пен­но госу­дар­ство вклю­ча­лось в орга­ни­за­цию поис­ко­во­го дви­же­ния, появи­лись ука­зы и даже награ­ды для поис­ко­ви­ков. В 2000‑х годах госу­дар­ство ста­ло всё боль­ше забо­тить пат­ри­о­ти­че­ское вос­пи­та­ние граж­дан, в этом кон­тек­сте чаще все­го и рас­смат­ри­ва­лась под­держ­ка поис­ко­во­го дви­же­ния. Коли­че­ство отря­дов уве­ли­чи­ва­лось, феде­раль­ные и реги­о­наль­ные вла­сти участ­во­ва­ли в их дея­тель­но­сти. Нако­нец, в 2013 году было созда­но «Поис­ко­вое дви­же­ние Рос­сии», кото­рое объ­еди­ни­ло 1500 отря­дов из 45 тысяч добровольцев.


Как происходит поиск

Поиск начи­на­ет­ся в каби­не­тах. Для опре­де­ле­ния места экс­пе­ди­ции поис­ко­ви­ки отправ­ля­ют­ся в архи­вы и биб­лио­те­ки, обща­ют­ся с исто­ри­ка­ми. Что­бы най­ти, нуж­но знать, где искать. «Каби­нет­ная» рабо­та обыч­но про­ис­хо­дит зимой. К ново­му сезо­ну опре­де­ля­ют наи­бо­лее пер­спек­тив­ные места для экс­пе­ди­ции. Пер­вые выез­ды начи­на­ют­ся в кон­це апре­ля, здесь всё зави­сит от реги­о­на. Уста­нав­ли­ва­ет­ся лагерь и начи­на­ет­ся основ­ная часть экс­пе­ди­ции. Чаще все­го такие выез­ды длят­ся от несколь­ких дней до несколь­ких недель. Всё это вре­мя поис­ко­ви­ки живут в поле­вых условиях.

Поис­ко­вый отряд «Москва» за рабо­той. Фото: А. Ско­ро­бо­гать­ко. Источ­ник: mir24.tv

С помо­щью метал­ло­ис­ка­те­лей и щупов бой­цы пыта­ют­ся обна­ру­жить арте­фак­ты вой­ны и тела пав­ших. В интер­вью пор­та­лу «E1» Оль­га из Ека­те­рин­бур­га опи­са­ла про­це­ду­ру поиска:

«Тех­но­ло­гий поис­ка две. Самая ста­рая — при помо­щи щупа. Идёшь и тычешь им в зем­лю, слу­ша­ешь. Каж­дый мате­ри­ал зву­чит по-сво­е­му. Как толь­ко услы­шал, что поч­ва ото­зва­лась незна­ко­мо — начи­на­ешь копать. Я сво­е­го пер­во­го бой­ца нашла, наткнув­шись на вале­нок. Тут важ­но уметь слы­шать щуп, при­вык­нуть к нему и знать его реак­цию. Кости зву­чат по-осо­бен­но­му, дере­во сту­чит глу­хо, металл — звон­ко. А кости — как-то средне. Вто­рая тех­но­ло­гия, это при помо­щи метал­ло­ис­ка­те­ля — он реа­ги­ру­ет на лич­ные вещи, ору­жие, дета­ли обмун­ди­ро­ва­ния. Но эта тех­но­ло­гия не вез­де рабо­та­ет. На тех же Синя­вин­ских высо­тах зем­ля настоль­ко усе­я­на оскол­ка­ми сна­ря­дов, что зве­нит абсо­лют­но всё».

За одну экс­пе­ди­цию поис­ко­ви­ки выка­пы­ва­ют десят­ки кило­мет­ров зем­ли, отры­ва­ют око­пы, тран­шеи, сти­хий­ные захо­ро­не­ния. После рас­ко­па начи­на­ет­ся насто­я­щая архео­ло­гия. Если в яме обна­ру­же­ны остан­ки, то рабо­та ста­но­вит­ся ювелирной.

Рабо­та с остан­ка­ми бой­ца. Фото: А. Ско­ро­бо­гать­ко. Источ­ник: mir24.tv

В зави­си­мо­сти от типа почв под­ня­тие остан­ков одно­го бой­ца зани­ма­ет от несколь­ких часов до суток. После это­го кости выкла­ды­ва­ют на кле­ён­ку, стро­го в ана­то­ми­че­ском поряд­ке. Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся чере­пу — по состо­я­нию зубов про­ще все­го опре­де­лить воз­раст павшего.


Право на имя

Очень кро­пот­ли­вая рабо­та начи­на­ет­ся после извле­че­ния остан­ков. Все наход­ки тща­тель­но доку­мен­ти­ру­ют, для это­го суще­ству­ет спе­ци­аль­ная про­це­ду­ра и раз­ра­бо­та­ны фор­мы. Самый слож­ный этап поис­ка — воз­вра­ще­ние име­ни. Глав­ная зада­ча поис­ко­ви­ков не про­сто най­ти остан­ки, а уста­но­вить лич­ность погибшего.

В Крас­ной армии для иден­ти­фи­ка­ции погиб­ших бой­цов суще­ство­ва­ли меда­льон — кап­су­ла с завёр­ну­той в неё бумаж­ной фор­мой, где ука­зы­ва­лась основ­ная инфор­ма­ция о бой­це. Одна­ко меда­льон не все­гда уда­ёт­ся най­ти, над­пи­си часто уже нечи­та­е­мы, а неко­то­рые сол­да­ты не запол­ня­ли инфор­ма­цию о себе. Руко­во­ди­тель мос­ков­ско­го отря­да поис­ко­ви­ков Иван Жидов объясняет:

«Мож­но най­ти сто бой­цов и ни одно­го меда­льо­на, а мож­но най­ти 20 бой­цов, и сре­ди них будет 12 меда­льо­нов, из них штук семь-восемь чита­е­мых. Опять же, дале­ко не все­гда меда­льон у бой­ца запол­нен­ный. Мно­гие сол­да­ты вери­ли в такую при­ме­ту: запол­нишь меда­льон смерт­ни­ка — тебя обя­за­тель­но убьют».

Сол­дат­ские меда­льо­ны РККА. Источ­ник: reenactstore.ru

Если меда­льон не запол­нен или над­пи­си не чита­е­мы, оста­ёт­ся ещё один спо­соб. В армии при­ня­то под­пи­сы­вать лич­ные вещи: это поз­во­ля­ет избе­жать пута­ни­цы или кра­жи. Лож­ки, фляж­ки, котел­ки, порт­си­га­ры, кисе­ты — на этих пред­ме­тах могут быть выца­ра­па­ны или выши­ты фами­лия и ини­ци­а­лы бой­ца. Если по меда­льо­ну или лич­ным вещам уста­но­вить имя не уда­лось, сол­дат, ско­рее все­го, оста­нет­ся одним из сотен тысяч неиз­вест­ных воинов.

Тор­же­ствен­ное захо­ро­не­ние 96 совет­ских сол­дат, обна­ру­жен­ных поис­ко­ви­ка­ми под Демян­ском. Источ­ник: poisk-dolina.ru

Ино­гда рас­шиф­ров­ка меда­льо­на и поиск род­ствен­ни­ков зани­ма­ют несколь­ко лет. Это обыч­но дела­ет­ся в меж­се­зо­нье — зимой. Если имя уста­нов­ле­но, поис­ко­ви­ки пыта­ют­ся най­ти род­ствен­ни­ков по всей тер­ри­то­рии быв­ше­го СССР. Пере­име­но­ва­ния горо­дов и посёл­ков, изме­не­ние гра­ниц и пере­ез­ды суще­ствен­но ослож­ня­ют зада­чу. После всех про­це­дур остан­ки бой­цов пре­да­ют зем­ле. Обыч­но это про­ис­хо­дит вес­ной, в канун Дня Победы.


Кто и почему занимается поисками

Как и мно­гие деся­ти­ле­тия назад, сего­дня поис­ко­вые отря­ды дер­жат­ся на энту­зи­а­стах. Да, уча­стие госу­дар­ства в послед­ние 20 лет уси­ли­ва­ет­ся, раз­ра­ба­ты­ва­ет­ся зако­но­да­тель­ная база, в неко­то­рых реги­о­нах отря­ды напря­мую финан­си­ру­ют­ся из мест­но­го бюд­же­та. Содер­жа­ние поис­ко­во­го отря­да затрат­но, каж­дая экс­пе­ди­ция тре­бу­ет зна­чи­тель­ных вло­же­ний. Напри­мер, в 2022 году круп­ная экс­пе­ди­ция «Тель­ма­нов­ский рубеж», в кото­рой участ­во­ва­ло 90 поис­ко­ви­ков, обо­шлась в три мил­ли­о­на руб­лей. Конеч­но, менее мас­штаб­ные и дли­тель­ные экс­пе­ди­ции сто­ят дешев­ле, но сум­ма все­гда шести­знач­ная. Боль­шин­ство отря­дов суще­ству­ют пол­но­стью или подав­ля­ю­щей частью на лич­ные день­ги участников.

Если попы­тать­ся создать порт­рет сред­не­го рос­сий­ско­го поис­ко­ви­ка, то мы уви­дим муж­чи­ну стар­ше 40 лет. Жен­щи­ны участ­ву­ют в поис­ках немно­го реже. Моло­дых людей в отря­дах мало: боль­шое коли­че­ство моло­дё­жи свой­ствен­но уни­вер­си­тет­ским отря­дам, после учё­бы немно­гие свя­зы­ва­ют жизнь с поиском.

Обыч­но отря­ды не при­ни­ма­ют участ­ни­ков млад­ше 18 лет. Если и есть исклю­че­ния, то это дети, кото­рые отправ­ля­ют­ся в экс­пе­ди­цию с роди­те­ля­ми. Зар­пла­ты чле­ны отря­дов за свою дея­тель­ность не полу­ча­ют. Как выра­зи­лась одна из поис­ко­ви­ков, помо­гав­ших писать этот текст:

«Ини­ци­а­ти­ва до сих пор в боль­шей мере при­над­ле­жит пат­ри­о­тич­но настро­ен­ным людям».

Про­фес­си­о­наль­ный состав бой­цов отря­дов доволь­но раз­ный. Здесь есть люби­те­ли воен­ной исто­рии, быв­шие и дей­ству­ю­щие воен­ные, сотруд­ни­ки МЧС, пен­си­о­не­ры, пре­по­да­ва­те­ли, учи­те­ля и пред­ста­ви­те­ли мно­гих дру­гих спе­ци­аль­но­стей. Всех объ­еди­ня­ет одно — жела­ние вос­ста­но­вить пра­во бой­цов на имя и погре­бе­ние. Ири­на из отря­да «Два бере­га» (Каре­лия) на вопрос о сво­ём глав­ном моти­ве отве­ти­ла так:

«Пат­ри­о­тизм. Если из десят­ков най­ден­ных остан­ков удаст­ся рас­по­знать хотя бы одно­го — это эмо­ции ни с чем несрав­ни­мые, чув­ство удовлетворения».


Свои и чужие

В экс­пе­ди­ци­ях неред­ко нахо­дят остан­ки бой­цов армий про­тив­ни­ка: нем­цев, фин­нов, румы­нов, вен­гров, ита­льян­цев. Зача­стую невоз­мож­но опре­де­лить, чьи почти истлев­шие кости извле­че­ны из зем­ли. Обыч­но при­над­леж­ность опре­де­ля­ют по вещам, меда­льо­нам или бое­при­па­сам в под­сум­ках. Остан­ки сол­дат про­тив­ни­ка под­ни­ма­ют из зем­ли, но даль­ней­шая про­це­ду­ра отличается.

Участ­ни­ца уже упо­мя­ну­то­го отря­да «Два бере­га» поде­ли­лась такой исто­ри­ей. В 2023 году в Каре­лии обна­ру­жи­ли тела 15 фин­ских сол­дат. Поис­ко­ви­ки не уста­нав­ли­ва­ют лич­но­сти бой­цов про­тив­ни­ка, но пере­да­ют их на роди­ну. Так и в сен­тяб­ре 2023 года остан­ки, обна­ру­жен­ные у посёл­ка Уома, пере­да­ли поис­ко­ви­ку из Фин­лян­дии Исмо Мик­ко­не­ну. Их похо­ро­ни­ли на родине.

Отряд «Два бере­га» пере­да­ёт остан­ки фин­ских бой­цов Исмо Мик­ко­не­ну. Источ­ник: vk.com

В неко­то­рых реги­о­нах, где про­хо­ди­ли бои, суще­ству­ют немец­кие орга­ни­за­ции, они пере­за­хо­ра­ни­ва­ют сво­их вои­нов. В таком слу­чае остан­ки сол­дат Вер­мах­та скла­ды­ва­ют отдель­но, а потом пере­да­ют пред­ста­ви­те­лям этих орга­ни­за­ции для поис­ка род­ствен­ни­ков и захоронения.


Будущее поискового движения

Поис­ко­вое дви­же­ние пере­жи­ва­ет рас­цвет, оно объ­еди­ня­ет тыся­чи людей. В каж­дом реги­оне Рос­сии дей­ству­ет несколь­ко отря­дов, в неко­то­рых — десят­ки. Круп­ные отря­ды, свя­зан­ные с госу­дар­ством, полу­ча­ют гран­ты и допол­ни­тель­ное финан­си­ро­ва­ние, созда­ют­ся новые музеи и захоронения.

Ста­нут ли эти поис­ки когда-то ненуж­ны­ми? На этот вопрос поис­ко­ви­ки отве­ча­ют уве­рен­но: нет. Под­нять всех сол­дат невоз­мож­но. На полях быв­ших сра­же­ний до сих пор поко­ят­ся остан­ки мил­ли­о­нов бой­цов Крас­ной армии. День, когда будет похо­ро­нен послед­ний сол­дат той вой­ны, похо­же, не наста­нет никогда.

Что­бы под­дер­жать авто­ров и редак­цию, под­пи­сы­вай­тесь на плат­ный теле­грам-канал VATNIKSTAN_vip. Там мы делим­ся экс­клю­зив­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, зна­ко­мим­ся с исто­ри­че­ски­ми источ­ни­ка­ми и обща­ем­ся в ком­мен­та­ри­ях. Сто­и­мость под­пис­ки — 500 руб­лей в месяц.

 

Читай­те так­же «„Вели­кий тру­же­ник вой­ны“. Интер­вью с внуч­кой руко­во­ди­те­ля тыла Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны гене­ра­ла армии Андрея Хру­лё­ва».

«Великий труженик войны». Интервью с внучкой руководителя тыла Великой Отечественной войны генерала армии Андрея Хрулёва

Гене­рал армии Андрей Васи­лье­вич Хру­лёв — совет­ский воен­ный и госу­дар­ствен­ный дея­тель, руко­во­ди­тель Тыла Крас­ной армии в 1941—1951 годах и нар­ком путей сооб­ще­ния в 1942 — 1943 годах. Во вре­мя вой­ны Андрей Васи­лье­вич регу­ляр­но выез­жал в дей­ству­ю­щую армию. Иосиф Ста­лин дер­жал под лич­ным кон­тро­лем вопро­сы мате­ри­аль­но-тех­ни­че­ско­го обес­пе­че­ния армии — за годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны Андрей Васи­лье­вич, соглас­но жур­на­лу посе­ще­ний, 113 раз бывал в Крем­лёв­ском каби­не­те Ста­ли­на. Сорат­ни­ки харак­те­ри­зо­ва­ли Хру­лё­ва как вели­ко­го тру­же­ни­ка и масте­ра нахо­дить выход из труд­ных ситуаций.

Андрей Васи­лье­вич Хрулёв

В пред­две­рии празд­но­ва­ния 9 Мая нам уда­лось пооб­щать­ся с Ири­ной Юрьев­ной Хру­лё­вой, внуч­кой Андрея Васи­лье­ви­ча. Ири­на Юрьев­на — исто­рик, доцент исто­ри­че­ско­го факуль­те­та МГУ им. М. В. Ломо­но­со­ва, иссле­до­ва­тель и прак­тик сохра­не­ния исто­ри­че­ской памяти. 

9 мая в Музее Побе­ды Ири­на Юрьев­на про­чтёт лек­цию «Гене­рал армии А. В. Хру­лёв — под­лин­ный пол­ко­во­дец и вели­кий тру­же­ник вой­ны, без кото­ро­го и не было бы этой вели­кой Побе­ды». Нача­ло в 15:00. Подроб­но­сти мож­но узнать на сай­те музея.


— В чём, на ваш взгляд, глав­ная заслу­га Хрулёва?

— Одной из глав­ных заслуг Андрея Васи­лье­ви­ча Хру­лё­ва, «вели­ко­го тру­же­ни­ка вой­ны» (по выра­же­нию Ста­ли­на), явля­ет­ся созда­ние обнов­лён­ной служ­бы Тыла в пери­од Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. При её орга­ни­за­ции был кри­ти­че­ски пере­осмыс­лен опыт Пер­вой миро­вой и Зим­ней войн. Глав­ная про­бле­ма состо­я­ла в том, что уси­лия раз­лич­ных служб тыла были раз­роз­не­ны: напри­мер, Глав­ное интен­дант­ское управ­ле­ние под­чи­ня­лось пер­во­му заме­сти­те­лю НКО Будён­но­му, управ­ле­ние устрой­ства тыла, воен­ных сооб­ще­ний, горю­че-сма­зоч­ных мате­ри­а­лов, авто­до­рож­ный отдел — началь­ни­ку Гене­раль­но­го шта­ба Жуко­ву, в под­чи­не­нии НКВД нахо­ди­лось Глав­ное управ­ле­ние стро­и­тель­ства аэро­дро­мов и управ­ле­ние шос­сей­ных дорог. Не была орга­ни­зо­ва­на систе­ма спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­но­го лече­ния ране­ных, не раз­ра­бо­та­ны прин­ци­пы пла­ни­ро­ва­ния снабжения.

Зада­чи руко­вод­ства не отдель­ны­ми направ­ле­ни­я­ми (финан­сы, стро­и­тель­ство), а всей рабо­той тыла потре­бо­ва­ла от Хру­лё­ва серьёз­ной тео­ре­ти­че­ской про­ра­бот­ки. Его под­чи­нён­ные вспо­ми­на­ли, что Андрей Васи­лье­вич «сра­зу же по окон­ча­нии фин­ских собы­тий при­сту­пил к глу­бо­ко­му изу­че­нию тео­рии орга­ни­за­ции тыла и снаб­же­ния, посвя­щая это­му каж­дую мину­ту». В его каби­нет регу­ляр­но при­но­си­ли кни­ги из Ленин­ской биб­лио­те­ки, в основ­ном доре­во­лю­ци­он­ные, посвя­щён­ные это­му вопросу. 

Нема­лую роль в раз­ра­бот­ке новой кон­цеп­ции тыла сыг­ра­ли бесе­ды Хру­лё­ва с Кон­стан­ти­ном Ефи­мо­ви­чем Горец­ким, глав­ным интен­дан­том цар­ской армии в 1917 году. По запро­су Андрея Васи­лье­ви­ча Раз­ве­ды­ва­тель­ное управ­ле­ние Гене­раль­но­го шта­ба под­го­то­ви­ло в декаб­ре 1940 года справ­ку о состо­я­нии интен­дант­ской служ­бы во Фран­ции во вре­мя вой­ны 1939—1940 годов. Ана­ло­гич­ные справ­ки гото­ви­лись и в отно­ше­нии систе­мы снаб­же­ния Вели­ко­бри­та­нии и США. Ана­ли­зи­ро­вал­ся и опыт вермахта.

К кон­цу июля 1941 года Хру­лёв, изло­жив свои идеи неко­то­рым чле­нам ГКО, пред­ста­вил про­ект реше­ния об орга­ни­за­ции тыла РККА на воен­ное вре­мя — там были пере­чис­ле­ны неот­лож­ные меры, направ­лен­ные на рез­кое улуч­ше­ние рабо­ты тыла Крас­ной армии. 28 июля 1941 года было при­ня­то поста­нов­ле­ние ГКО, а 1 авгу­ста вышел при­каз нар­ко­ма обо­ро­ны № 0257, в кото­рых учре­жда­лось Глав­ное управ­ле­ние тыла во гла­ве с началь­ни­ком тыла Крас­ной армии. Сте­пень цен­тра­ли­за­ции в орга­ни­за­ции тыла ВС была самой высо­кой в мире, что соот­вет­ство­ва­ло усло­ви­ям воен­но­го времени. 

Андрей Васи­лье­вич, в зва­нии гене­рал-лей­те­нан­та, был назна­чен началь­ни­ком тыла Крас­ной армии и заме­сти­те­лем нар­ко­ма обо­ро­ны. У это­го пла­на пона­ча­лу было нема­ло про­тив­ни­ков («меж­ду орга­на­ми снаб­же­ния и Гене­раль­ным шта­бом всё вре­мя шла борь­ба за руко­вод­ство дея­тель­но­стью по снаб­же­нию армии»), кото­рые не пред­став­ля­ли себе весь мас­штаб задач тыло­во­го обес­пе­че­ния в новой войне: «Такое упро­щён­ное пред­став­ле­ние об обес­пе­че­нии армии нанес­ло в пер­вый пери­од вой­ны колос­саль­ный ущерб. Каков бы ни был объ­ём всех мате­ри­аль­ных ресур­сов, кото­рые долж­на полу­чить армия, он дол­жен нахо­дить­ся под неослаб­ным вни­ма­ни­ем одно­го силь­но­го орга­на, и толь­ко тогда будет обес­пе­чен поря­док». По мне­нию Андрея Васи­лье­ви­ча, «Ста­лин не пото­му при­нял наше пред­ло­же­ние по созда­нию строй­ной орга­ни­за­ции орга­нов тыла, что он был убеж­дён в нашей право­те. Нет. Он видел, что там пло­хо, а зна­чит, надо попро­бо­вать новое».

Исто­ри­ки под­счи­та­ли, что за вой­ну Хру­лёв 113 раз побы­вал в каби­не­те Ста­ли­на в Крем­ле. Чаще при­гла­ша­лись толь­ко началь­ни­ки Гене­раль­но­го шта­ба Алек­сандр Михай­ло­вич Васи­лев­ский (202 раза) и Алек­сей Инно­кен­тье­вич Анто­нов (258 раз), а так­же пер­вый заме­сти­тель Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го Геор­гий Кон­стан­ти­но­вич Жуков (127 раз). Высо­кий уро­вень дове­рия Вер­хов­но­го глав­но­ко­ман­ду­ю­ще­го к мне­нию Андрея Васи­лье­ви­ча в вопро­сах тыло­во­го обес­пе­че­ния и рабо­ты транс­порт­ной сфе­ры иллю­стри­ру­ет тот факт, что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство про­ек­тов поста­нов­ле­ний ГКО, пред­став­лен­ных Хру­лё­вым, были зави­зи­ро­ва­ны под­пи­сью Ста­ли­на и поло­же­ния и фор­му­ли­ров­ки Андрея Васи­лье­ви­ча вклю­че­ны в поста­нов­ле­ния ГКО прак­ти­че­ски без изменений. 

«Ста­лин все­гда уде­лял исклю­чи­тель­но боль­шое вни­ма­ние вопро­сам мате­ри­аль­но­го обес­пе­че­ния армии, осо­бен­но в пер­вый пери­од вой­ны. Неустан­ной забо­той Ста­ли­на было обес­пе­че­ние армии про­до­воль­стви­ем, обмун­ди­ро­ва­ни­ем, горю­че-сма­зоч­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, бое­при­па­са­ми, пуш­ка­ми, тан­ка­ми и дру­ги­ми вида­ми бое­во­го иму­ще­ства. Чув­ство­ва­лось, что Ста­лин это дело очень любил и, надо ска­зать откро­вен­но, хоро­шо его знал».

Из жур­на­ла посе­ще­ний Крем­лёв­ско­го каби­не­та Сталина

В неопуб­ли­ко­ван­ных мему­а­рах Хру­лёв отме­чал, что Ста­лин «не рас­смат­ри­вал дело обес­пе­че­ния армии как какую-то снаб­жен­че­скую функ­цию, а он рас­це­ни­вал это, как опе­ра­тив­ную воен­ную дея­тель­ность. <…> В 1943 году Ста­лин позво­нил мне и сооб­щил, что Госу­дар­ствен­ный Коми­тет Обо­ро­ны решил награ­дить Вас орде­ном Суво­ро­ва I сте­пе­ни, но Моло­тов к награж­де­нию этим орде­ном дал непра­виль­ную реля­цию, кото­рая, по его заяв­ле­нию, состо­я­ла в том, что я награж­да­юсь орде­ном Суво­ро­ва за хоро­шее снаб­же­ние армии. Он тут же заявил, что нет, это непра­виль­но, Вы не снаб­же­нец, а Вы — воен­ный работ­ник, кото­рый сво­ей дея­тель­но­стью спо­соб­ству­ет успе­хам нашей армии, и тут же пред­ло­жил мне свя­зать­ся с Моло­то­вым и дать дру­гую, более под­хо­дя­щую реля­цию для оцен­ки моей дея­тель­но­сти».

Миха­ил Кали­нин награж­да­ет Андрея Хру­лё­ва вто­рым орде­ном Суво­ро­ва I сте­пе­ни. 1944 год

1 авгу­ста 1941 года вышел при­каз нар­ко­ма обо­ро­ны, учре­ждав­ший Глав­ное управ­ле­ние тыла во гла­ве с началь­ни­ком тыла Крас­ной армии. Эта дата отныне отме­ча­ет­ся в нашей стране как День Тыла. Назна­чен­ный началь­ни­ком тыла Крас­ной армии и заме­сти­те­лем нар­ко­ма обо­ро­ны Хру­лёв смог создать сла­жен­ную и рабо­то­спо­соб­ную струк­ту­ру. Андрей Васи­лье­вич участ­во­вал в раз­ра­бот­ке всех воен­ных операций. 

Хру­лёв выпол­нял огром­ный объ­ём рабо­ты по нала­жи­ва­нию бес­пе­ре­бой­но­го снаб­же­ния Крас­ной армии всем необ­хо­ди­мым в чрез­вы­чай­ных усло­ви­ях воен­но­го вре­ме­ни (поте­ря важ­ней­ших про­мыш­лен­ных реги­о­нов, уни­что­же­ние или захват про­тив­ни­ком боль­шо­го коли­че­ства воен­ных скла­дов в запад­ных рай­о­нах стра­ны, эва­ку­а­ция пред­при­я­тий, раз­рыв хозяй­ствен­ных связей).

— Выез­жал ли Андрей Васи­лье­вич на фронт?

— Да, Хру­лёв часто выез­жал в рай­о­ны бое­вых дей­ствий, что­бы свое­вре­мен­но решить тыло­вые про­бле­мы и озна­ко­мить­ся с опе­ра­тив­но-тыло­вой обста­нов­кой. Он посе­щал воин­ские части пер­вых эше­ло­нов, тыло­вых частей и учре­жде­ний, про­ве­рял снаб­же­ние бое­при­па­са­ми и горю­чим, орга­ни­за­цию пита­ния, обес­пе­чен­ность вои­нов веща­ми и дру­гим иму­ще­ством, ока­за­ние меди­цин­ской помо­щи ране­ным и боль­ным, вете­ри­нар­ную помощь живот­ным. Так, напри­мер, гене­рал-май­ор интен­дант­ской служ­бы (с сен­тяб­ря 1943 года — гене­рал-лей­те­нант) Нико­лай Алек­сан­дро­вич Анти­пен­ко вспо­ми­нал о сво­ём визи­те в штаб Цен­траль­но­го фрон­та в мар­те 1943 года: 

«…с тру­дом пре­одо­лев боль­ше кило­мет­ра непро­лаз­ной гря­зи, я разыс­кал домик, в кото­ром рас­по­ла­гал­ся К. К. Рокос­сов­ский; в этот момент там нахо­дил­ся и А. В. Хру­лёв».

Андрей Васи­лье­вич Хру­лёв на фронте

Тыл Воору­жён­ных сил под руко­вод­ством Андрея Васи­лье­ви­ча выпол­нил колос­саль­ный объ­ём работ не толь­ко по мате­ри­аль­но­му, но и по транс­порт­но­му, тех­ни­че­ско­му, инже­нер­но-аэро­дром­но­му, меди­цин­ско­му, финан­со­во­му, тор­го­во-быто­во­му и дру­гим видам обес­пе­че­ния войск. 

«Исполь­зуя дости­же­ния оте­че­ствен­ной про­мыш­лен­но­сти и сель­ско­го хозяй­ства, Тыл Воору­жён­ных Сил СССР в ходе Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны и даль­не­во­сточ­ной кам­па­нии при­нял и доста­вил непо­сред­ствен­но к бое­вым поряд­кам войск огром­ное коли­че­ство воору­же­ния, бое­вой и дру­гой тех­ни­ки, бое­при­па­сов, горю­че­го, про­до­воль­ствия, фура­жа и дру­гих мате­ри­аль­ных средств. В ходе вой­ны было израс­хо­до­ва­но более 10 млн т бое­при­па­сов, свы­ше 16 млн т горю­че­го, более 30 млн штук (око­ло 700 тыс. т) авиа­ци­он­ных бомб, око­ло 40 млн т про­до­воль­ствия, десят­ки мил­ли­о­нов ком­плек­тов обмун­ди­ро­ва­ния и обу­ви. Всё это достав­ля­лось в вой­ска неред­ко под огнём про­тив­ни­ка. Объ­ём воин­ских пере­во­зок за всю вой­ну для Воору­жён­ных Сил соста­вил око­ло 20 млн ваго­нов воин­ских гру­зов, в том чис­ле око­ло 10 млн — с вой­ска­ми и 10 млн — с воору­же­ни­ем и дру­ги­ми мате­ри­аль­ны­ми сред­ства­ми, что экви­ва­лент­но почти 300 млн т гру­зов. Еже­днев­но отгру­жа­лось 284 поез­да с вой­ска­ми и воен­ны­ми гру­за­ми. Общий объ­ём пере­во­зок, выпол­нен­ных авто­мо­биль­ным транс­пор­том в ходе опе­ра­ций Вели­кой Оте­че­ствен­ной, соста­вил 625 млн т гру­зов (39 млн ваго­нов). Общий про­бег авто­мо­биль­но­го транс­пор­та за годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны соста­вил 2 млрд 530 млн км, что озна­ча­ет свы­ше 63 тыс. раз обо­гнуть эква­тор нашей пла­не­ты. Сила­ми и сред­ства­ми ремонт­но-вос­ста­но­ви­тель­ных орга­нов Крас­ной Армии было вос­ста­нов­ле­но более 1 млн 640 тыс. артил­ле­рий­ских систем. Про­из­ве­де­но свы­ше 429 тыс. ремон­тов тан­ков и САУ, око­ло 2 млн толь­ко сред­них и капи­таль­ных ремон­тов авто­мо­би­лей» (Бул­га­ков Д. В. Пат­ри­арх Тыла. К 130-летию со дня рож­де­ния гене­ра­ла армии Андрея Васи­лье­ви­ча Хру­лё­ва // МТО ВС РФ. 2022. № 9. С. 10–11).

— Хру­лёв был нар­ко­мом путей сооб­ще­ний в самый кри­ти­че­ский пери­од вой­ны. Рас­ска­жи­те о его дея­тель­но­сти на этом посту.

— Андрей Васи­лье­вич внёс зна­чи­тель­ный вклад в совер­шен­ство­ва­ние рабо­ты желез­но­до­рож­но­го транс­пор­та: одно­вре­мен­но с огром­ной рабо­той по руко­вод­ству тылом Хру­лёв в 1942—1943 годах про­вёл мас­штаб­ную реор­га­ни­за­цию желез­но­до­рож­но­го транс­пор­та, при­чём в усло­ви­ях поте­ри почти поло­ви­ны желез­но­до­рож­ной сети стра­ны, сокра­ще­ния сред­не­су­точ­ной погруз­ки в два с лиш­ним раза, нехват­ки топ­ли­ва, элек­тро­энер­гии, пар­ка товар­ных ваго­нов и так далее.

Сопро­во­ди­тель­ное пись­мо к доклад­ной запис­ке Ста­ли­ну и про­ек­ту поста­нов­ле­ния ГКО

Андрей Васи­лье­вич вывел транс­порт­ную отрасль из кол­лап­са. Уда­лось решить про­бле­му зато­ров на желез­ных доро­гах: созда­ва­лись спе­ци­аль­ные манёв­рен­ные паро­воз­ные колон­ны по 30 машин в каж­дой (из нако­пив­ших­ся в резер­ве сотен паро­во­зов). Лич­ный состав колон­ны паро­во­зов осо­бо­го резер­ва НКПС зачис­лял­ся на доволь­ствие в воин­ских частях, был одет в воен­ную фор­му. Имен­но эти колон­ны в крат­чай­шие сро­ки бук­валь­но «рас­та­щи­ли» забив­шие желез­но­до­рож­ные арте­рии стра­ны соста­вы. Вари­ант реше­ния про­бле­мы, осу­ществ­лен­ный Хру­лё­вым, ока­зал­ся настоль­ко эффек­тив­ным, что его исполь­зо­ва­ли до само­го окон­ча­ния вой­ны. В резуль­та­те были сфор­ми­ро­ва­ны 86 спе­ци­аль­ных колонн осо­бо­го резер­ва НКПС, состо­я­щие из 1940 паровозов.

Под руко­вод­ством Хру­лё­ва был вве­дён новый гра­фик дви­же­ния поез­дов, кото­рый соста­ви­ли с учё­том опы­та рабо­ты желез­ных дорог во вре­мя вой­ны. При­ме­ня­лась марш­ру­ти­за­ция пере­во­зок; появи­лись жёст­кие вре­мен­ные интер­ва­лы по раз­груз­ке товар­ных составов.

Для реше­ния про­блем с топ­ли­вом, воз­ник­ши­ми после окку­па­ции Дон­бас­са, ста­ли исполь­зо­вать уголь из Куз­бас­са, Вор­ку­ты, Кара­ган­ды и даже под­мос­ков­ный бурый. Были при­ня­ты меры по раз­ви­тию уголь­ной отрас­ли стра­ны. После кон­суль­та­ций с маши­ни­ста­ми Мос­ков­ско­го узла Хру­лёв издал при­каз о пре­ми­ро­ва­нии паро­воз­ных бри­гад за отоп­ле­ние локо­мо­ти­вов под­мос­ков­ным углём, раз­вер­ну­лось дви­же­ние за эко­но­мию топлива.

Для оздо­ров­ле­ния паро­воз­но­го пар­ка стра­ны при­ни­ма­лись меры по улуч­ше­нию экс­плу­а­та­ции и про­дле­нию сро­ка служ­бы паровозов.

Вви­ду пере­гру­жен­но­сти мос­ков­ско­го транс­порт­но­го узла Андрей Васи­лье­вич ещё в самом нача­ле вой­ны «пред­ло­жил Ста­ли­ну постро­ить боль­шое мос­ков­ское желез­но­до­рож­ное коль­цо», кото­рое «соеди­ни­ло все желез­ные доро­ги, под­хо­дя­щие к Москве»

Нако­нец, Хру­лёв высту­пил ини­ци­а­то­ром уско­рен­но­го стро­и­тель­ства несколь­ких желез­ных дорог, преж­де все­го линии Киз­ляр — Аст­ра­хань, сыг­рав­шей клю­че­вую роль при пере­брос­ке войск под Ста­лин­град. Стро­и­тель­ство пути Киз­ляр — Аст­ра­хань — при­мер стра­те­ги­че­ско­го мыш­ле­ния Андрея Васи­лье­ви­ча, пред­ви­де­ния наступ­ле­ния нем­цев на Север­ный Кавказ.

Один из глав­ных ито­гов рабо­ты Хру­лё­ва на посту гла­вы НКПС состо­ял в замет­ном улуч­ше­нии опла­ты тру­да желез­но­до­рож­ни­ков, усло­вий тру­да, уве­ли­че­ния про­до­воль­ствен­но­го пай­ка и премирования.

Под руко­вод­ством Хру­лё­ва Тыл Крас­ной армии и НКПС функ­ци­о­ни­ро­ва­ли как хоро­шо отла­жен­ный меха­низм. При нём уда­лось усо­вер­шен­ство­вать рабо­ту желез­ных дорог как в орга­ни­за­ци­он­ном, так и в тех­ни­че­ском и тех­но­ло­ги­че­ском отно­ше­ни­ях, суще­ствен­но воз­рос­ла эффек­тив­ность рабо­ты транс­пор­та, что внес­ло зна­чи­мый вклад в дело Победы.

— Во вре­мя Вели­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны (соглас­но «Поло­же­нию об управ­ле­нии Тылом Крас­ной Армии») Глав­ное воен­но-сани­тар­ное управ­ле­ние нахо­ди­лось в непо­сред­ствен­ном под­чи­не­нии заме­сти­те­ля нар­ко­ма обо­ро­ны — началь­ни­ка Глав­но­го управ­ле­ния Тыла Крас­ной Армии Хру­лё­ва. Какие дости­же­ния были у Андрея Васи­лье­ви­ча на этом посту?

— Оче­вид­но, что ни один из зна­чи­мых вопро­сов меди­цин­ско­го обес­пе­че­ния войск не решал­ся без его ведо­ма. В веде­нии Хру­лё­ва нахо­ди­лись вопро­сы эва­ку­а­ции ране­ных и боль­ных, а так­же пере­ме­ще­ния гос­пи­та­лей, что было акту­аль­но в нача­ле вой­ны, когда Крас­ная армия отсту­па­ла. Ситу­а­ция ослож­ня­лась ката­стро­фи­че­ским дефи­ци­том желез­но­до­рож­ных ваго­нов и пере­гру­жен­но­стью путей эва­ку­а­ции. Одна­ко даже в тяже­лей­ших усло­ви­ях к кон­цу 1941 года уда­лось пере­ба­зи­ро­вать в тыл стра­ны гос­пи­та­ли общей вме­сти­тель­но­стью более чем 365 тысяч коек. 

По реше­нию Хру­лё­ва для эва­ку­а­ции шести мос­ков­ских хими­ко-фар­ма­цев­ти­че­ских заво­дов выде­ли­ли 220 ваго­нов. Но поез­да тре­бо­ва­лись и для эва­ку­а­ции ране­ных в тыл стра­ны — толь­ко за 1942 году коли­че­ство посто­ян­ных воен­но-сани­тар­ных поез­дов уве­ли­чи­лось почти в три раза: со 100 до 297. Парал­лель­но сфор­ми­ро­ва­ли 134 вре­мен­ных воен­но-сани­тар­ных поез­да, 286 воен­но-сани­тар­ных лету­чек. Для эва­ку­а­ции ране­ных по воде пере­обо­ру­до­ва­ли 97 судов. 

Зная о про­бле­мах эва­ку­а­ции ране­ных в тыл, в 1942 году Хру­лёв нала­дил выпуск сани­тар­ных само­лё­тов. К янва­рю 1945 года в инте­ре­сах меди­цин­ской служ­бы Крас­ной армии дей­ство­ва­ло 15 отдель­ных сани­тар­ных пол­ков авиа­ции (ОСАП) и 9 авиа­ци­он­ных сани­тар­ных эскад­ри­лий Граж­дан­ско­го воз­душ­но­го фло­та (АЭС ГВФ), насчи­ты­ва­ю­щих 652 сани­тар­ных само­лё­та. Толь­ко на Запад­ном фрон­те за всю вой­ну сани­тар­ная авиа­ция пере­вез­ла более 34 тысяч ране­ных, 27 тысяч кило­грам­мов меди­цин­ско­го иму­ще­ства и 10 тысяч лит­ров кро­ви. Бла­го­да­ря под­держ­ке Андрея Васи­лье­ви­ча вышло поста­нов­ле­ние ГКО о фор­ми­ро­ва­нии боль­шо­го чис­ла про­ти­во­эпи­де­ми­че­ских частей и учре­жде­ний. Таким обра­зом в армии не было допу­ще­но мас­со­вых вспы­шек инфек­ци­он­ных заболеваний.

— Где Хру­лёв встре­тил День Победы?

— 9 мая 1945 года в пять часов утра Андрей Васи­лье­вич выле­тел в Бер­лин с самой бла­го­род­ной из воз­мож­ных мис­сий — накор­мить повер­жен­ную сто­ли­цу Гер­ма­нии и нала­дить нор­маль­ную жизнь лежа­ще­го в руи­нах горо­да: вос­ста­но­вить рабо­ту водо­про­во­да, кана­ли­за­ции, элек­тро­стан­ций. Три мил­ли­о­на жите­лей, в основ­ном жен­щи­ны, дети, ста­ри­ки и сот­ни тысяч так назы­ва­е­мых остар­бай­те­ров — насиль­но угнан­ных в Гер­ма­нию работ­ни­ков — пря­та­лись в под­ва­лах раз­ру­шен­ных налё­та­ми авиа­ции домов и пере­пол­нен­ных бом­бо­убе­жи­щах. Несколь­ко остав­ших­ся в Бер­лине гос­пи­та­лей были настоль­ко пере­пол­не­ны, что Хру­лёв сра­зу же взял эту про­бле­му под лич­ный кон­троль. В счи­та­ные дни нала­ди­ли пол­но­цен­ное снаб­же­ние горо­да про­до­воль­стви­ем. Поле­вые кух­ни, раз­да­вав­шие горя­чее пита­ние жите­лям Бер­ли­на, спас­ли мно­гих горо­жан от голода. 

— Какие основ­ные чер­ты Андрея Васи­лье­ви­ча вы може­те выделить?

— Искрен­нее, сер­деч­ное вни­ма­ние к людям, их про­бле­мам выли­ва­лось в спо­соб­ность Хру­лё­ва преду­смот­реть мель­чай­шие дета­ли тыло­во­го обес­пе­че­ния войск. 

Андрей Васи­лье­вич осо­бен­но забо­тил­ся о поло­же­нии жен­щин на войне. Он ввёл долж­ность помощ­ни­ка глав­но­го интен­дан­та Крас­ной армии по жен­ско­му обмун­ди­ро­ва­нию и при­гла­сил на эту рабо­ту А. К. Оси­ну — дирек­то­ра одной из круп­ней­ших швей­ных фаб­рик Моск­вы, кото­рая была одно­вре­мен­но жен­ским кон­суль­тан­том и для дру­гих служб армии. 2 авгу­ста 1942 года Хру­лёв под­пи­сал при­каз № 244 «О выда­че неку­ря­щим жен­щи­нам шоко­ла­да или кон­фет вза­мен табач­но­го доволь­ствия», а 11 апре­ля 1943 года — при­каз об уве­ли­че­нии нор­мы выда­чи мыла женщинам-военнослужащим.

Андрей Васи­лье­вич обла­дал фено­ме­наль­ной памя­тью. Годы спу­стя он мог по памя­ти назвать коли­че­ство тонн раз­лич­ных гру­зов — напри­мер, видов про­до­воль­ствия, достав­лен­ных в бло­кад­ный Ленин­град, или коли­че­ство ваго­нов, задей­ство­ван­ных в пере­брос­ке войск и тех­ни­ки от Ста­лин­гра­да к Кур­ску. Хру­лё­ва невоз­мож­но было застать врас­плох вопро­сом о точ­ных циф­рах поста­вок в армию: в крем­лёв­ском каби­не­те Ста­ли­на не раз его пыта­лись «под­ло­вить» — и каж­дый раз с циф­ра­ми теку­щих поста­вок Андрей Васи­лье­вич опро­вер­гал оппонентов. 

В вопро­сах тыло­во­го обес­пе­че­ния Ста­лин неиз­мен­но при­слу­ши­вал­ся к мне­нию Хру­лё­ва. Хре­сто­ма­тий­ной ста­ла исто­рия при­ё­ма в Крем­ле 25 мая 1945 года в честь коман­ду­ю­щих вой­ска­ми Крас­ной армии. Когда участ­ни­ки встре­чи фото­гра­фи­ро­ва­лись в Геор­ги­ев­ском зале Крем­ля, Андрей Васи­лье­вич соби­рал­ся занять место во вто­ром или тре­тьем ряду — соглас­но суб­ор­ди­на­ции и по гене­раль­ско­му чину. Но Ста­лин лич­но уса­дил Андрея Васи­лье­ви­ча в пер­вом ряду, сре­ди мар­ша­лов, заявив пол­ко­вод­цам, сто­яв­шим рядом: 

«Без тру­да это­го гене­ра­ла в тылу не было бы и ваших побед на полях сражений!»

Тор­же­ствен­ный при­ём в честь Побе­ды. 1945 год. Тре­тий спра­ва от Ста­ли­на — Андрей Васи­лье­вич Хрулёв
Что­бы под­дер­жать авто­ров и редак­цию, под­пи­сы­вай­тесь на плат­ный теле­грам-канал VATNIKSTAN_vip. Там мы делим­ся экс­клю­зив­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, зна­ко­мим­ся с исто­ри­че­ски­ми источ­ни­ка­ми и обща­ем­ся в ком­мен­та­ри­ях. Сто­и­мость под­пис­ки — 500 руб­лей в месяц.

 

Читай­те так­же «Ста­ни­слав Юдин: „Из опы­та вой­ны мы чер­па­ем те выво­ды, к кото­рым готовы“».

«Революционное кривописание». Большевистская реформа русской орфографии

В XIX веке ходи­ла такая байка:

«Одна­жды импе­ра­тор Нико­лай I, встре­тив­шись на ули­це с Гре­чем [созда­те­лем посо­бий по грам­ма­ти­ке], спро­сил его:

— Ска­жи­те, пожа­луй­ста, Греч: к чему слу­жит в рус­ской азбу­ке бук­ва “ять”?

— Она слу­жит, Ваше Вели­че­ство, как знак отли­чия гра­мот­ных от негра­мот­ных, — отве­тил Греч не задумавшись».

Рефор­му рус­ской орфо­гра­фии 1917—1918 годов часто оши­боч­но при­пи­сы­ва­ют боль­ше­ви­кам: яко­бы рево­лю­ци­о­не­ры реши­тель­но отбро­си­ли уста­рев­шие «яти» и «еры», что­бы от цар­ской Рос­сии не оста­лось и сле­да даже в пись­мен­но­сти. В дей­стви­тель­но­сти пере­ход на новое пра­во­пи­са­ние гото­ви­ли задол­го до рево­лю­ции и по совсем дру­гим при­чи­нам. Тем не менее оцен­ка рефор­мы у совре­мен­ни­ков во мно­гом опре­де­ля­лась их отно­ше­ни­ем к ком­му­ни­стам, а не соб­ствен­ны­ми пред­став­ле­ни­я­ми о пра­виль­ном письме. 

Рас­ска­зы­ва­ем, что пред­ше­ство­ва­ло рефор­ме рус­ской пись­мен­но­сти, как и зачем боль­ше­ви­ки боро­лись с бук­ва­ми и что обо всём этом дума­ли писа­те­ли и языковеды.

Текст под­го­то­ви­ли наши дру­зья из исто­ри­че­ско­го медиа «БЛИК».


Долгая история и быстрый переход

В нача­ле XVIII века Пётр I попы­тал­ся упро­стить рус­скую пись­мен­ность. Исклю­чив вити­е­ва­тые начер­та­ния преж­не­го шриф­та, он ввёл так назы­ва­е­мый граж­дан­ский шрифт для изда­ния свет­ских тек­стов. Так­же Пётр I изба­вил­ся от девя­ти букв, часть из кото­рых име­ли гре­че­ское про­ис­хож­де­ние, — они дуб­ли­ро­ва­ли дру­гие бук­вы. Импе­ра­тор хотел лати­ни­зи­ро­вать алфа­вит и при­бли­зить к запад­но­ев­ро­пей­ским аналогам.

Рус­ский граж­дан­ский шрифт 1707 года

Изме­не­ни­ям сопро­тив­ля­лась цер­ковь, во мно­гом пото­му что рефор­ма услож­ня­ла чте­ние духов­ной лите­ра­ту­ры. Под дав­ле­ни­ем свя­щен­но­слу­жи­те­лей при­шлось вер­нуть бук­ву «ижи­ца».

Ижи­ца

В XVIII и XIX веках вво­ди­лись и дру­гие мало­зна­чи­тель­ные изме­не­ния, но боль­шая рефор­ма назре­ла к нача­лу XX века. В 1904 году была созва­на Орфо­гра­фи­че­ская комис­сия язы­ко­ве­дов для упро­ще­ния рус­ско­го пись­ма. К 1912 году учё­ные пред­ло­жи­ли про­ект рефор­ми­ро­ва­ния рус­ской пись­мен­но­сти, но в цар­скую эпо­ху он не всту­пил в силу.

Кари­ка­ту­ра на тему раз­ра­ба­ты­вав­шей­ся рефор­мы в при­ло­же­нии к «Петер­бург­ской газе­те» от 18 апре­ля 1904 года. Источ­ник

К лету 1917 года министр про­све­ще­ния Вре­мен­но­го пра­ви­тель­ства Алек­сандр Мануй­лов разо­слал на места цир­ку­ля­ры о посте­пен­ном пере­хо­де на новую орфо­гра­фию. Одна­ко уже в кон­це 1917 года вышло два декре­та, под­пи­сан­ных нар­ко­мом про­све­ще­ния Ана­то­ли­ем Луна­чар­ским, в кото­рых тре­бо­ва­лось «в крат­чай­ший срок осу­ще­ствить пере­ход к ново­му пра­во­пи­са­нию». Фило­лог Вла­ди­мир Лопа­тин писал: 

«После Октябрь­ской рево­лю­ции боль­ше­ви­ки, опе­ра­тив­но вос­поль­зо­вав­шись гото­вым про­ек­том, немед­лен­но и повсе­мест­но вве­ли новую орфо­гра­фию сво­и­ми рево­лю­ци­он­ны­ми декретами». 

Всем пра­ви­тель­ствен­ным и госу­дар­ствен­ным изда­ни­ям пору­ча­лось с 1 (14) янва­ря 1918 года «печа­тать­ся соглас­но ново­му пра­во­пи­са­нию», а шко­лам — обу­чать обнов­лён­ной гра­мо­те. Уже к октяб­рю 1918 года на новую пись­мен­ность пере­шли все пра­ви­тель­ствен­ные изда­ния стра­ны — напри­мер, газе­ты «Прав­да» и «Изве­стия». 

Во вто­ром декре­те пря­мо ука­за­но, что рефор­му раз­ра­бо­тал народ­ный комис­са­ри­ат про­све­ще­ния. Ско­рее все­го, имен­но это закре­пи­ло миф о том, что изме­не­ние пись­мен­но­сти — боль­ше­вист­ский про­ект. Инте­рес­но, что в комис­сию по раз­ра­бот­ке рефор­мы вхо­дил линг­вист и сла­вист Алек­сей Собо­лев­ский — чер­но­со­те­нец, кото­рый после рево­лю­ции под­дер­жи­вал боль­ше­ви­ков (голо­со­вал за них на выбо­рах в Учре­ди­тель­ное собрание). 

Поз­же, в 1930 году, Луна­чар­ский написал: 

«Потреб­ность или созна­ние необ­хо­ди­мо­сти облег­чить неле­пый, отяг­чён­ный вся­ки­ми исто­ри­че­ски­ми пере­жит­ка­ми доре­во­лю­ци­он­ный алфа­вит воз­ни­ка­ла у всех мало-маль­ски куль­тур­ных людей». 

Там же он цити­ро­вал Ленина: 

«​​Если мы сей­час не вве­дём необ­хо­ди­мой рефор­мы — это будет очень пло­хо, ибо и в этом, как и в вве­де­нии, напри­мер, мет­ри­че­ской систе­мы и гри­го­ри­ан­ско­го кален­да­ря мы долж­ны сей­час же при­знать отме­ну раз­ных остат­ков ста­ри­ны. <…> Про­тив ака­де­ми­че­ской орфо­гра­фии, пред­ла­га­е­мой комис­си­ей авто­ри­тет­ных учё­ных, никто не посме­ет ска­зать ни сло­ва, как никто не посме­ет воз­ра­жать про­тив вве­де­ния календаря». 

Эта цита­та пока­зы­ва­ет, что боль­ше­ви­кам, ско­рее все­го, нуж­на была рефор­ма орфо­гра­фии для допол­ни­тель­ной дистан­ции от цар­ской России.


Новая орфо­гра­фия

Комис­сия, раз­ра­бо­тав­шая про­ект, назы­ва­ла его целью:

— облег­чить усво­е­ние рус­ской грамоты, 

— повы­сить уро­вень образования, 

— осво­бо­дить шко­лы от тра­ты вре­ме­ни и тру­да на изу­че­ние пра­вил правописания.

Исклю­чи­ли неко­то­рые бук­вы. Из алфа­ви­та исчез­ли бук­вы Ѣ («ять»), Ѳ («фита»), І («и деся­те­рич­ное») — вме­сто них долж­ны были теперь исполь­зо­вать­ся, соот­вет­ствен­но, Е, Ф, И. Бук­ва Ѵ («ижи­ца») и так выхо­ди­ла из упо­треб­ле­ния, но с рефор­мой окон­ча­тель­но исчез­ла из алфавита.

Огра­ни­чи­ли исполь­зо­ва­ние твёр­до­го зна­ка. Его пере­ста­ли исполь­зо­вать на кон­це слов и состав­ных частей слож­ных слов, но сохра­ни­ли в каче­стве раз­де­ли­тель­но­го знака.

Изме­ни­ли пра­ви­ло напи­са­ния при­ста­вок. Окон­ча­ние при­ста­вок теперь соот­вет­ство­ва­ло пер­вой бук­ве кор­ня: без­сон­ни­ца бес­сон­ни­ца.

Изме­ни­ли пра­во­пи­са­ние окон­ча­ний. Окон­ча­ние «-аго» и «-яго» заме­ня­лось на «-его», «-ого» (каж­да­го → каж­до­го, синя­го → сине­го). Окон­ча­ния «-ыя», «-ія» — на «-ые», «-ие» (новыя → новые, рус­скія → рус­ские).

Доре­фор­мен­ная орфо­гра­фия была запу­тан­ной. Упо­треб­ле­ние букв Ѳ или Ф, I или И зача­стую зави­се­ло от кон­крет­но­го кор­ня или поло­же­ния бук­вы в сло­ве. Но самые боль­шие труд­но­сти вызы­ва­ли пра­ви­ла исполь­зо­ва­ния Ѣ вме­сто Е. Уче­ни­кам учи­ли наизусть око­ло 130 кор­ней, в кото­рых исполь­зо­вал­ся «ять». Но даже это не озна­ча­ло, что во всех обра­зо­ван­ных от кор­ня сло­вах будет оди­на­ко­вое напи­са­ние. В двух сло­вах Ѣ писал­ся вме­сто нынеш­ней И: «они» и «одни» в слу­чае жен­ско­го рода. Были осо­бые пра­ви­ла исполь­зо­ва­ния «ятя» в при­став­ках, суф­фик­сах и окон­ча­ни­ях и мно­гие дру­гие сложности. 

Мне­мо­ни­че­ское сти­хо­тво­ре­ние для запо­ми­на­ния кор­ней с «ятем» 

Бѣлый, блѣд­ный, бѣд­ный бѣсъ
Убѣ­жалъ голод­ный въ лѣсъ.
Лѣшимъ по лѣсу онъ бѣгалъ,
Рѣдь­кой съ хрѣ­номъ пообѣдалъ
И за горь­кій тотъ обѣдъ
Далъ обѣтъ надѣлать бѣдъ.

Вѣдай, братъ, что клѣть и клѣтка,
Рѣше­то, рѣшет­ка, сѣтка,
Вѣжа и желѣзо съ ять, —
Такъ и надоб­но писать.

Наши вѣки и рѣсницы
Защи­ща­ютъ глазъ зѣницы,
Вѣки жму­ритъ цѣлый вѣкъ
Ночью каж­дый человѣкъ…

Вѣтеръ вѣт­ки поломалъ,
Нѣмецъ вѣни­ки связалъ,
Свѣ­силъ вѣр­но при промѣнѣ,
За двѣ грив­ны про­далъ въ Вѣнѣ.

Днѣ­пръ и Днѣстръ, какъ всѣмъ извѣстно,
Двѣ рѣки въ сосѣд­ствѣ тѣсномъ,
Дѣлитъ обла­сти ихъ Бугъ,
Рѣжетъ съ сѣве­ра на югъ.

Кто тамъ гнѣв­но свирѣпѣетъ?
Крѣп­ко сѣто­вать такъ смѣетъ?
Надо мир­но споръ рѣшить
И другъ дру­га убѣдить…

Пти­чьи гнѣз­да грѣхъ зорить,
Грѣхъ напрас­но хлѣбъ сорить,
Надъ калѣкой грѣхъ смѣяться,
Надъ увѣч­нымъ издѣваться…

 


Проведение реформы

Боль­ше­ви­ки и в этом направ­ле­нии дей­ство­ва­ли рево­лю­ци­он­но. Напри­мер, изы­ма­ли из типо­гра­фий все лите­ры с Ъ, хотя, соглас­но декре­ту, твёр­дый знак в каче­стве раз­де­ли­те­ля не упразд­нял­ся. Воз­ник­ла пута­ни­ца, и типо­гра­фии ино­гда вме­сто твёр­до­го зна­ка исполь­зо­ва­ли апо­строф как сим­вол, озна­ча­ю­щий пау­зу или про­пуск зву­ка во мно­гих дру­гих язы­ках. Отсю­да появи­лись напи­са­ния вро­де «под’ём», «с’езд» — тако­вые встре­ча­ют­ся и сегодня. 

Соглас­но декре­там, «при про­ве­де­нии рефор­мы не может быть допу­ще­но при­ну­ди­тель­но­го пере­уче­ния тех, кто уже усво­ил пра­ви­ла преж­не­го пра­во­пи­са­ния». Одна­ко это ука­за­ние оста­лось лишь на бума­ге. Из-за моно­по­лии боль­ше­ви­ков на печать уже с кон­ца 1920‑х годов даже ста­рые про­из­ве­де­ния не выпус­ка­лись в преж­ней орфо­гра­фии, все доку­мен­ты тоже созда­ва­лись в новой пись­мен­но­сти. К сере­дине XX века пра­ви­ла пись­ма ста­ли абсо­лют­ным стандартом.


Усложнение или упрощение?

В Граж­дан­скую вой­ну ста­рая орфо­гра­фия ста­ла сим­во­лом сопро­тив­ле­ния боль­ше­ви­кам. Фило­ло­ги­че­ский смысл ото­шёл на вто­рой план, а рефор­му мно­гие вос­при­ни­ма­ли как «боль­ше­виц­кий про­из­вол», «рево­лю­ци­он­ное кри­во­пи­са­ние» и «насиль­ствен­ное упро­ще­ние язы­ка». Имен­но поэто­му боль­шин­ство изда­ний, печа­тав­ших­ся на кон­тро­ли­ру­е­мых белы­ми тер­ри­то­ри­ях, а затем и в эми­гра­ции, про­дол­жа­ли писать по-старому. 

Бело­гвар­дей­ский пла­кат «Отче­го вы не в армии?» с доре­фор­мен­ной орфо­гра­фи­ей. Неиз­вест­ный худож­ник. 1919 год

Твор­че­ская интел­ли­ген­ция, не сим­па­ти­зи­ру­ю­щая боль­ше­ви­кам, тоже нега­тив­но отнес­лась к рефор­ме. Зина­и­да Гип­пи­ус писа­ла в днев­ни­ках о «сле­пой, иска­жа­ю­щей дух рус­ско­го язы­ка орфо­гра­фии». Вла­ди­мир Набо­ков вос­хва­лял «ять»: 

О, сколь­ко пре­ле­сти родной

в их сме­хе, кра­соч­но­сти мёртвой,

в округ­лых зна­ках, бук­ве ять,

подоб­ной цер­ков­ке старинной!

Как, на чуж­бине, в час пустынный

всё это боль­но вспоминать!

Алек­сандр Блок возмущался: 

«Я под­ни­маю вопрос об орфо­гра­фии. Глав­ное моё воз­ра­же­ние — что она отно­сит­ся к тех­ни­ке твор­че­ства, в кото­рую госу­дар­ство не долж­но вмешиваться». 

До орфо­гра­фи­че­ской рефор­мы два зна­че­ния сло­ва «мир» име­ли раз­ное напи­са­ние: отсут­ствие вой­ны — «миръ», а зем­ной шар, все­лен­ная — «мiръ». Назва­ние рома­на Тол­сто­го мы обыч­но пони­ма­ем пра­виль­но, пото­му что он назы­вал­ся «Вой­на и миръ». В 1916 году Мая­ков­ский напи­сал поэ­му «Вой­на и мiръ», про­ти­во­по­став­ляя назва­ние тру­ду Тол­сто­го, но после рефор­мы назва­ния совпали. 

Духо­вен­ство, как и в слу­чае с пет­ров­ской рефор­мой, высту­па­ло про­тив любых изме­не­ний пись­мен­но­сти, пото­му что они услож­ня­ли пони­ма­ние рели­ги­оз­ных тек­стов на ста­ро­сла­вян­ском язы­ке. Поз­же архи­епи­скоп Авер­кий (Тау­шев) писал: 

«Гра­мо­ту дала нам наша св. Пра­во­слав­ная Цер­ковь, и пото­му недо­пу­сти­мо, поми­мо Церк­ви, решать вопро­сы орфо­гра­фии, про­из­воль­но при­зна­вая те или дру­гие бук­вы наше­го алфа­ви­та “уста­рев­ши­ми” и “ненуж­ны­ми”». 

Но после при­хо­да боль­ше­ви­ков к вла­сти у церк­ви появи­лись про­бле­мы посерьёзнее. 

Суе­вер­ные сто­рон­ни­ки доре­во­лю­ци­он­ной орфо­гра­фии были в ужа­се от при­став­ки «бес-». Избе­га­ние при­став­ки, кото­рая яко­бы «сла­вит бесов» встре­ча­ет­ся и сей­час, напри­мер в теле­грам-кана­лах монархистов: 

«Сре­ди мона­хов Кие­во-Печер­ской Лав­ры, уве­рен, есть истин­но-веру­ю­щие Пра­во­слав­ные люди. Но не они, с тру­дом ковер­кая рус­скую речь, кля­нут­ся иудею-нар­ко­ма­ну Зелен­ско­му „в люб­ви и вер­но­сти”, без­смыс­лен­но и жал­ко пре­умно­жая ранее обре­тён­ный мно­го­лет­ний позор и ста­тус “заслу­жен­ных пре­да­те­лей Пра­во­сла­вия и Рус­ско­го народа”».

Рефор­ма орфо­гра­фии и вправ­ду сокра­ти­ла чис­ло пра­вил, не опи­ра­ю­щих­ся на про­из­но­ше­ние слов, а тек­сты ста­ли коро­че, что при­во­ди­ло к неко­то­рой эко­но­мии бума­ги. Напри­мер, уже упо­мя­ну­тый роман «Вой­на и мир» сокра­тил­ся на 70 стра­ниц после исклю­че­ния твёр­до­го зна­ка. Мно­гие писа­те­ли были недо­воль­ны этим фак­том, пото­му что часто им пла­ти­ли за объ­ём, а орфо­гра­фи­че­ские изме­не­ния сокра­ща­ли его на несколь­ко процентов.

Неко­то­рые язы­ко­ве­ды отме­ча­ли и то, что оста­лись «сле­пые зоны» и места­ми даже «пара­док­саль­ное услож­не­ние в каче­стве упро­ще­ния». Напри­мер, изме­не­ние пра­вил напи­са­ния при­ста­вок при­ве­ло, как писал фило­лог Суво­ров­ский, к появ­ле­нию «оче­вид­но, под дей­стви­ем ана­ло­гии, таких напи­са­ний, как блис­кий, фран­цус­ский, бес­гра­мот­ный, про­цесс идёт глуб­же, в сто­ро­ну быто­во­го уста­нов­ле­ния пись­ма по про­из­но­ше­нию вооб­ще всех пред­ло­гов-при­ста­вок в зде­лать, зда­ча, пот­тя­нуть»

Так­же в доре­фор­мен­ной орфо­гра­фии напи­са­ния твёр­до­го и мяг­ко­го зна­ков после шипя­щих (ключъ и печь) «вос­при­ни­ма­лись имен­но как услов­но-грам­ма­ти­че­ская при­ме­та», а «в новой орфо­гра­фии, в быто­вом её вос­при­я­тии… в напи­са­ни­ях дочь, мощь [мяг­кий] знак стал вос­при­ни­мать­ся как обо­зна­че­ние мяг­ких “ч” и “щ”… это, по ана­ло­гии, потя­ну­ло за собой уча­ще­ние таких напи­са­ний, как ночь­ка, конечь­но, мощь­ный, тучь, рощь и т. д.» (Суво­ров­ский, жур­нал «На путях к новой шко­ле», 1927 год, №12).

Мно­гие упре­ка­ли рефор­му в неза­кон­чен­но­сти. Её «поло­вин­ча­тость неод­но­крат­но назы­ва­лась «”фев­раль­ской рево­лю­ци­ей” в нашем правописании». 

«Не под­ле­жит теперь ника­ко­му сомне­нию, что рефор­ма пра­во­пи­са­ния рус­ско­го язы­ка 1917 г. не дове­де­на до кон­ца. Эта рефор­ма не упро­сти­ла пра­во­пи­са­ния до пре­дель­ной воз­мож­но­сти. Мно­гие жупе­лы орфо­гра­фии [оди­оз­ные пра­ви­ла] ока­за­лись целы­ми, про­дол­жая тира­нить уча­щих­ся школ всех типов и сту­пе­ней… Поло­вин­ча­тость… недо­де­лан­ность её при­ве­ли к тому, что рефор­ма 1917 г. ни в коей мере не удо­вле­тво­ри­ла ни пере­до­вое учи­тель­ство, ни работ­ни­ков печати». 

Про «поло­вин­ча­тость» и «что-то фев­раль­ское» писал и сам Луна­чар­ский, ссы­ла­ясь на реко­мен­да­ции Ленина: 

«…вво­ди­те её (новую орфо­гра­фию) поско­рее. А в буду­щем мож­но занять­ся, собрав для это­го авто­ри­тет­ные силы, и раз­ра­бот­кой вопро­сов лати­ни­за­ции. В более спо­кой­ное вре­мя, когда мы окреп­нем, всё это пред­ста­вит собой незна­чи­тель­ные труд­но­сти».

Сто­ит отме­тить, что в 1920‑е годы боль­ше­ви­ки про­ве­ли успеш­ную кам­па­нию по сокра­ще­нию без­гра­мот­но­сти. Соглас­но пере­пи­си 1897 года, про­цент гра­мот­ных людей от 9 до 49 лет состав­лял 29,6%, в 1926 году — уже 60,9%, а в 1939‑м заяв­ля­лась гра­мот­ность 89,7% людей. Часто этот резуль­тат свя­зы­ва­ют имен­но с рефор­мой орфо­гра­фии. Напри­мер, совет­ский линг­вист Абрам Шапи­ро напря­мую назы­ва­ет декре­ты при­чи­ной лик­ви­да­ции безграмотности: 

«Рефор­ма пра­во­пи­са­ния, декре­ти­ро­ван­ная и про­ве­дён­ная в жизнь совет­ским пра­ви­тель­ством… устра­ни­ла наи­боль­шие труд­но­сти… про­тив кото­рых еди­но­душ­но в тече­ние все­го почти XIX века вела борь­бу вся про­грес­сив­ная рус­ская общественность». 

Сер­гей Обнор­ский, язы­ко­вед и участ­ник орфо­гра­фи­че­ских комис­сий после рево­лю­ции, писал: 

«Рефор­ма 1918 года была под­лин­ной рефор­мой, и её зна­че­ние гро­мад­но… поло­же­ния рефор­мы были тща­тель­но под­го­тов­ле­ны и про­ду­ма­ны и объ­ек­тив­но явля­ют­ся со всех точек зре­ния поло­же­ни­я­ми неуязвимыми». 

В то же вре­мя опыт школ гра­мо­ты, создан­ных Все­рос­сий­ской чрез­вы­чай­ной комис­си­ей по лик­ви­да­ции без­гра­мот­но­сти, пока­зал, что «овла­де­ние даже рефор­ми­ро­ван­ной орфо­гра­фи­ей свя­за­но с гро­мад­ны­ми труд­но­стя­ми», и это созда­ло серьёз­ные пре­пят­ствия «тем­пам лик­ви­да­ции неграмотности».

Пла­кат, посвя­щён­ный лик­бе­зу. Алек­сандр Зелен­ский. 1920 год

Совре­мен­ни­ки весь­ма по-раз­но­му вос­при­ня­ли рефор­му рус­ской орфо­гра­фии. Мно­гие сомне­ва­лись, что новые пра­ви­ла пись­мен­но­сти при­жи­вут­ся. Один из участ­ни­ков комис­сии по раз­ра­бот­ке рефор­мы, язы­ко­вед Иван Боду­эн де Кур­те­нэ, писал, что люди могут руко­вод­ство­вать­ся самы­ми раз­ны­ми моти­ва­ми при выбо­ре напи­са­ния слов, а «отсут­ствие бук­вы “ъ” в кон­це писан­ных рус­ских слов, или т. н. „писа­ние без еров“ („безъерье“) дей­ству­ет на свое­об­раз­ных “пат­ри­о­тов” как крас­ная тряп­ка на быка»

Так или ина­че, имен­но боль­ше­вист­ские после­ре­во­лю­ци­он­ные декре­ты закре­пи­ли рус­скую орфо­гра­фию такой, какой мы её зна­ем сей­час. Слож­но ска­зать, что ста­ло при­чи­ной это­му: высо­кое, как утвер­жда­ют неко­то­рые учё­ные, каче­ство рефор­мы или отсут­ствие аль­тер­на­ти­вы. Но с тех пор пра­ви­ла пись­мен­но­сти зна­чи­тель­но не менялись. 

Что­бы под­дер­жать авто­ров и редак­цию, под­пи­сы­вай­тесь на плат­ный теле­грам-канал VATNIKSTAN_vip. Там мы делим­ся экс­клю­зив­ны­ми мате­ри­а­ла­ми, зна­ко­мим­ся с исто­ри­че­ски­ми источ­ни­ка­ми и обща­ем­ся в ком­мен­та­ри­ях. Сто­и­мость под­пис­ки — 500 руб­лей в месяц.

 

Под­пи­сы­вай­тесь на медиа «БЛИК» — вас ждут инте­рес­ные мате­ри­а­лы по миро­вой истории.

ДК «Исток» приглашает на бесплатные лекции и кинопоказ на ВДНХ

Мероприятия о русских культурных традициях.

Музей «Гараж» и «Электротеатр Станиславский» приглашают на «Прогулки» по киноандерграунду 1980‑х годов

Серия встреч с режиссёром Борисом Юханановым. Кинопоказы, семинары, обсуждения.

Создатель VATNIKSTAN Сергей Лунёв ответит на вопросы в эфире Dharma Radio’37

Сергей расскажет о работе проекта и ответит на вопросы слушателей.

В Москве пройдёт благотворительная книжная распродажа

Деньги пойдут на помощь семье работницы издательства «Медленные книги».